Republic: The Revolution

Republic: The Revolution

Троцкий: Ну что, Володя, по пиву, может быть? Ленин: Вы, батенька, кажется мне, на всю голову контузилися. С вами только пиво пить, ага. Опять какой-нибудь суррогат белогвардейский притащишь, и что с ним делать? Вон в прошлый раз от твоего лосьона аж полысел, а Наденька вообще-с в дамскую комнату ходить боится: как сядет, говорит-с, так уже и не встанет... Троцкий: Да что лосьон, причем здесь он! Ты чем его закусывал, помнишь?! Ленин: Неа... я вообще ни черта не помню... Троцкий: А я – помню! Но тебе – не скажу, потому что мне ковер свой жалко. Мне бы такое сказали, у меня б желудок в обратную сторону неделю работал! Ленин: Абсолютно корректно-с, знать не желаю. До сих пор в кишечном тракте ррреволюция... Троцкий: Вов! Ленин: Да? Троцкий: Вов, а давай революцию устроим, а? Ну в самом деле, все по кабакам да по бабам, а делом-то надо заняться. Предлагаю так: ты пойдешь матчасть учить, теорию всякую, а я – с народом общаться! Ленин: Идея, право, интересная-с. В ближайшее время непременно обдумаю. Троцкий: Да чего тут думать-то? Возьми добавки, и дуй в библиотеку. Билет свой читательский нигде не протерял? Ленин: Никоим образом нет, он всегда в моем нагрудном кармане. Троцкий: Иди уж. Чего-нибудь полезное вычитаешь – расскажешь.

Единственной имевшейся в наличии книгой о Революции была тоненькая брошюрка. Обложка гласила: “Шге йцлерну пхйурноа.” Рядом кусочком жевательной тянучки была прилеплена кривая ободранная бумажка с накарябанным, очевидно, переводом: “Как делать Революцию”. Золотые вензеля внизу лицевой страницы обложки гласили: “Издательство “Эликсиръ”, 1903 годъ”. Ладненько, подумал Ленин, почитаем. Где-то я про эту книженцию уже слышал-с...

Как делать Революцию. Предисловие.

“Революция – чрезвычайно неоднозначное понятие, которое не каждый способен однозначно понять. В известной степени фундаментальных исследований предмета пока не публиковалось ни одного, изредка исследовались отдельные, фрагментарные фрагменты Революции, и совсем даже не очень фундаментально. Стоит признать, что и среди опубликованных работ встречается немало интересного и просто способного вас заинтересовать.
Несомненного заинтересования заслуживает книга “Революция на Кубани”, которая повествует о жизни народа на Островке Свободы посреди подсолнечных и конопляных полей. В качестве бесплатного приложения в конце книги опубликован список русскоязычных эквивалентов слова “карррамба”, а также маленькая брошюрка – самоучитель по скручиванию настоящих кубанских сигар. Безусловно, достойны рассмотрения и несколько других научных трудов. Рассмотрим, например, <...> Толстенный том, к чтению которого вы сейчас приступите, стоил нам ударной пятилетки кропотливой и потливой работы. Надеемся, что этот труд кому-нибудь поможет достичь Самого Главного и Важного в жизни. Простите извинить, от волнения маленькую капельку волнуюсь. Денис Х, издатель и меценат”.





Как делать Революцию. Глава первая.

“Мы придумали новый язык. Он состоит из русских букв, однако есть несколько весомых отличий. Порядок букв в нем не важен: наши исследования показали, что русский является сложным в освоении языком, а Революция должна быть доступна и понятна всем. Как правило, способности большинства революционеров не уходят дальше нетвердого знания алфавита. Теперь это не проблема буквы можно писать в том порядке, в каком они вспоминаются, и не терять драгоценного времени на обдумывание каждого символа. Если какую-то буковку все же не удалось вспомнить, это также не является проблемой. Мы предусмотрели все! Теперь вы можете заменять буквы в слове на другие, по своему усмотрению, с целью придания дополнительной эмоциональной окраски или же просто так. В случае, если первоначальный смысл фразы начнет становиться утерянным, любое слово всегда можно восстановить из контекста, частично либо полностью. В случае, если восстановление документа невозможно, <...> Таким образом, реформа языка – один из наиболее семимильных шагов по направлению к достижению светлых идеалов Революции”.

Как делать Революцию. Глава вторая.

“Подобно тому как театр начинается с гардероба и уборной, настоящая Революция начинается с основания собственной Партии. Здесь очень важна неспешность и неторопливость: подобно тому как корабль плывет подобно тому как вы его назовете, успех вашей Партии в деле достижения Революции в большой мере зависит от выбора названия. Политический курс важен в гораздо меньшей степени, так как настоящий политик:
- редко понимает чего говорит
- очень редко верит в чего говорит
- никогда не делает то, что говорит
Электорат же, как правило, голосует за Партию, название которой показалось ему наиболее знакомым, либо просто понравилось. В остальных случаях электорат голосует против всех или как попало. И именно поэтому названия партий “Мне пофиг” и “Всех нафиг” запрещены законодательством как элементы нечестной предвыборной борьбы. После определения названия партии совершенно необходимо лечь поспать. Дело в том, что самые правильные решения приходят к политикам именно во сне. Прекрасная фея сна склоняется над вами и рисует пыльцой со своей волшебной палочки ваш политический курс на ближайший день на обратной стороне глазных век. Задания феи необходимо неукоснительно выполнять, в противном случае Революции не будет”.




- Но почему? – удивился Ленин. – Я, свободный гражданин, почему-то должен исполнять волю какой-то, пусть даже прекрасной, девки? – И на миг закрыл глаза, пытаясь себе это представить.
Очень зря.
- Не ори мне тут! – сказала прекрасная фея прокуренным голосом и шмякнула Ленина волшебной палочкой прямо по черепу. Астральное тело вождя поморщилось. Даже от виртуального воплощения прекрасной феи несло вполне реальным, осязаемым перегаром. Да и на вид ей было ну никак не меньше полтинника. – Книги не дураки пишут все-таки. Будешь слушать – будешь крут, иначе – капут! Я доходчиво объяснила?
- Вполне, - только и смог выговорить Ленин. И немедленно... проснулся.

Город.

Большой черный автомобиль еле слышно шуршал своими двенадцатью цилиндрами. На заднем сиденье, холодя край лба о боковое стекло, сидел Троцкий и смотрел вокруг. Родного города Екатерининска он не узнавал. Возможно, он просто был слишком трезвый.
- Эй, притормози! – крикнул он водителю. Машина остановилась.
По правую руку от них, в укромном дворике, проходил митинг. Троцкий, конечно, прекрасно знал, как это называется на самом деле, но большой указатель явственно гласил “Митинг ТАМ”. Стрелок на указателе не было. Посередине двора лежало несколько ящиков, на одном из них разместился странного вида мужчина в балахоне до пят. Нежным голосом он вещал что-то на неведомом Троцкому языке. Странное дело: хотя многие слова казались знакомыми, общий смысл разобрать было не возможно. С трудом выделилось из речи только слово “штукенция”.
Проповедника слушала группа народа десятка в два человек, многие с плакатами. Плакаты и транспаранты были, видимо, на том же самом языке. Около одного из ящиков стоял мальчик кавказского вида с единственной русскоговорящей табличкой. Надпись гласила: “Ничиво не панятно”. И чуть ниже: “Сами мы не местные”.




Троцкий огляделся по сторонам. Несмотря на все, Екатерининск был красив. Стоит признать, каким-то единством архитектурного стиля город похвастать ну никак не мог, однако каждое здание было отремонтировано как полагается, и украшено всяческими ложными колоннами и горельефами. По свежеуложенным мостовым ездили наполироленные авто, радостно сигналя. Их так же радостно крыли нецензурной бранью снующие туда-сюда пешеходы. Троцкий попытался было заговорить с парочкой, но ему посоветовали присоединиться к автомобилистам. Третья дамочка что-то буркнула по-аглицки и также пошла посвояси.
Полюбовавшись на табличку “Ногами не топтать. Штраф – десять лет” перед свежеподстриженным на западный манер газоном, Троцкий пожал плечами, отпустил водителя и отправился гулять по городу.

Как делать Революцию. Глава третья.

Книгу Ленин дочитывал, сидя в домашнем кресле.
“Революция – это очень просто”. Вождь мирового пр. хлопнул книгой, потом несколько раз – глазами. Если это очень просто, то какого же черта было писать этот фельетончик целых пять лет?
“Даже примитивно. Основным показателем успеха в борьбе за Революцию является общественное мнение. Иными словами, популярность в пользовательской среде.
Есть и несколько основных инструментов для убеждения. Собственно говоря, у каждой партии есть три основных показателя: Сила (чтобы не запутаться, выделяйте ее в своем блокноте революционера красным цветом), Влияние (синий цвет) и Деньги (желтый). Соответственно, все люди тоже делятся на три категории: пролетарии (на них наиболее эффективно воздействовать Силой), средний класс (Влияние вам поможет обрести популярность в их среде) и буржуи (этих надо просто покупать, никуда не денешься).
Расклеивая афиши, устраивая дебаты и митинги, вы повышаете мнение о себе в данном районе. Прилюдно разоблачая махинации конкурентов и организуя разного рода массовые беспорядки – снижаете их популярность в народе. Собственно говоря, для проведения Революции больше ничего не требуется. Только внимательно слушать фею.”
Ленин закрыл книгу и сладко потянулся, решив немного вздремнуть перед великим свершениями.

Вербовка

... Троцкий наткнулся на молодого парня, спешно рисовавшего непристойность на приклеенной к стене дома афише.
- Стоять, #$@, руки за голову! Ты кто?
- Я – активист студенческого движения! Занимаюсь агитационной работой.
Оценив последствия “работы”, Троцкий криво усмехнулся.
- Ладно, чем ты можешь быть полезен нашей партии?
- Я много чего делать умею! Могу рисовать на стенах лозунги политического характера! Могу раскидывать листовки! Могу опрашивать общественное мнение. Да, если нужно, запросто устрою пьяную драку.
- Если бы каждый раз, когда мы с Володей устраивали пьяную драку, нам платили по десять рублей, Революцию сейчас мы делали бы на Сейшелах!
Однако активиста на работу взяли.

Come Back

Зачем вообще строили эти дома? – удивлялся Ленин. Он уже две недели сидел склонившись над тряпичной картой города, которая обновлялась каждые пять минут. Новообразованная партия разрасталась, и сейчас у нее было вполне достаточно людей, чтобы обеспечить оперативное обновление информации. Карта и правда получилась на удивление информативной: аккуратно нарисованные районы, помеченные цветом важные объекты, приколотые булавками в нужных местах изображения своих людей и работников конкурирующих партий...
Революция вершилась здесь, в маленькой комнатке, толстые слои бархатной пыли в которой еле-еле пробивала фирменная лампочка Ильича. Ленин чертил понятные ему одному диаграммы, что-то бормотал под нос... Порой он настолько углублялся в себя, что, казалось, время начинает идти быстрее.
Каждую ночь ему являлась фея, давая новые задания, открывая новые перспективы. Надо сказать, она не отличалась особой изобретательностью: выгони конкурентов оттуда, завоюй столько-то поддержки здесь и здесь, повысь решимость того-то. Ленин стал изучать язык Революции и вроде бы начал понимать некоторые простые предложения. В город он не выходил ни разу. Не видел надобности.

Громче воды

Троцкий сидел на скамеечке возле аккуратного двухэтажного домика. На уровне его головы в горшочках на подоконнике росла чудесная герань, красная как знамя Революции. Из репродуктора на близстоящем столбе доносилась до боли знакомая мелодия. Вот стих последний звук, и интеллигентный мужской голос сказал: “Это был сэр Дуглас Дуглас”. Троцкий не выдержал. Да какой еще Дуглас?! – вскрикнул он. – Это же “Подмосковные вечера”!
- Нет, сынок, - обратился к нему дедушка из окна с геранями. – Это правда Дуглас. Композитор английский такой. А музыка классная – ну точно как наша, да?
- Ага, - промямлил Троцкий. – И как это только у них получается. Сидят в Лондоне на какой-нибудь Кэмден-стрит, а музыка – как будто только сейчас босиком по росе бежали.
- Только диктор этот... как он себя назвал? Антуаном Камольером?
- Да, похоже так, - ответил по-отечески добро дедушка.
- Ну и что, не мог себя каким-нибудь Антоном Комоловым назвать? Зачем язык родной коверкать? Вы теряете корни, господа!
- Сынок, а ты что, Революцию устраивать собрался?
- Эээ...
- Тогда слушай, что я тебе скажу...

Финита

Вечером того же трудного дня Троцкий позвонил в дверь Ленину. Тот как раз методично рвал карту на лоскуты и один за одним скармливал их камину.
- А может пойдем пиво пить, Вов? Может нафиг ее, эту Революцию? – поинтересовался Троцкий.
- Предложение-с принимаю. Революция-с не задалась...
- Ну ты тоже не передергивай, повеселились ведь...
- Пожалуй. Но могло бы быть много, много лучше, - задумчиво покачав головой, ответил Ленин.
- Но лучше пива все равно быть не могло, так? – по пути к кабаку спросил Троцкий. – Так?
- Так... – пробормотал несостоявшийся вождь и, встряхнувшись, выгреб какой-то мусор из кармана френча.
Это были несколько клочков тряпичной карты, которые тут же подхватил и унес ветер.

Рейтинг:

Геймплей: 6.8
Графика: 8.2
Звук/музыка: 9
Управление/интерфейс: 7.4
Новизна: 8.8
Оправданность ожиданий: 5.5

Общий рейтинг: 7.6
Оракул
об авторе
Пользователь пока ничего не написал о себе.
Нравится4
Комментарии (19)
  • Да играл я в эту Революцию... Только герой у меня Че Гевара был :) А вообще игруха мутная- я не разобрался еще! А статья классная! Ленин! Троцкий! :))) И главное игруху классно описывает!
  • Статья состоит из одних диалогов, что довольно забавно, но мне понравилось... Вот только скрины старые, официальные - выпущены разрабочиком!
  • Да, во избежание нападок, оговорю: все совпадения с историческими и другими личностями совершенно непреднамеренны.
  • Бла.

    Игра к железу опупенные требования представляет.

    Жутко тормозит на моей машине.
  • Игра дурацкая - говорю это как человек, знакомый с ней не понаслышке. Управление, имхо, не тянет даже на тройку.
  • статья явно лучше игрушки удалась.

    Перегруженость графикой раздражает, еще больше раздражает отсутствие паузы. время летит слишком быстро. Чтоб перейти на другую сторону улицы - час , а еще говорят о реализме.. :)
  • 2 CRAZY

    Ага, мне тоже приходилось выставлять ползунки качества в середину куда-то...
  • Игра на самом деле супер.



    2 Оракул

    Счастливый, у меня все что только мона отключенно, а остальное на минимуме.



    2 Teemon

    Если ты привык нажимать на мышку с частотой 13 кликов в одну секунду и думать во время игры только когда захотелось есть, то ето судьбы

    PS иди гамь в аркаду и экшен
  • 2 Teemon

    Республика - это серьезная политическая игра, в которую чтобы научиться толком играть нужно приложить массу усилий и мозгов! А если последних нет, то и играть стоит только в шутеры типа Will Rock: стрейф и левая кнопка мышки =)
  • Да много мозгов для такой игры надо..

    если бы там было над чем думать :))))
  • Думать и политически мыслить - совершенно разные вещи! Главное окунуться в игру с головой :)
  • н-демс ещё одни гангестры.
  • Гангстеры

    во :)
  • Люди, игруха в целом понравилась, но пока FAQ нет может кто скажет как на оппонента компромат найти? А то со всем раобрался, а с этим прям беда...
  • Игрушка классная!Я её уже прошел.Самое главное это разобраться,а потом....................
  • 2 CRAZY

    Ноблесс оближ. Шутка, конечно.
  • Спасибо за "статью" !!! Проще было бы прочитать все 12 томов В. И. Ленина. Вот и еще одна статья в которой ничего непонятно. Такое ощущение как будто статья написанна только для тех кто в Republic: The Revolution уже играл. Одним словом никакой конкретики и сплошная лирика.
  • 2 Ziggy

    Их не 12. Их много, много больше...

    Да, и не стоит все понимать буквально.
  • ИМХО, игра провалилась еще на стадии вопросов-ответов. Полный примитив! Потуги объять необъятное. Более того, по завершении "психологического теста" мой альтер-эго оказался совсем не тем, кем предполагался быть. Халтура.



    Неоправданно завышенные системные требования. 1024 мб оперативки рекомендуется - ну куда это годится для стратегии, в которой к тому же 3Д графика нужна как рыбе зонт.



    По поводу статьи: имхо, про такие псевдоглубокие игры и надо писать в иронично-саркастичном ключе, но покороче только, покороче ;)
B
i
u
Спойлер