"Миссия в принципе самоубийственная" - что думают боевые снайперы о Sniper Elite 4

В преддверии релиза Sniper Elite 4 нам удалось пообщаться с двумя представителями этой суровой профессии. Парни, согласившиеся на общение, не заканчивали спецшкол армейских подразделений. «Алексей» и «Михаил» постигали азы снайперской науки прямо на передовой. Наши герои — участники одного из военных конфликтов, вспыхнувших несколько лет назад. Теоретическую подготовку и многочасовые тренировки на полигоне им заменила учёба на поле боя.

Учитывая, что оба наших собеседника до сих пор несут службу в действующих частях, в материале отсутствуют данные, по которым можно было бы идентифицировать их личности и принадлежность к воинским подразделениям.

 

Какими особенными тактико-техническими характеристиками должен обладать снайпер — помимо хорошего зрения и умения обращаться с оружием?

Алексей: Ни одно из умений не будет лишним. Хороший рукопашник? Отлично, значит, хорошая физическая подготовка, координация, умение преодолевать страх и смотреть опасности прямо в глаза. Медицинские курсы? Вообще замечательно: и себе в случае чего поможешь, и товарищей выручишь. Изучал подрывное дело? Великолепно. Хотя снайперы обычно разминированием не занимаются, только фиксируют потенциально опасные объекты и докладывают о них профессиональным саперам, ситуации бывают разные. В общем, чем более разносторонне развитым будет будет снайпер — тем лучше и для него, и для его сослуживцев.

Михаил: Хорошее зрение, стальные нервы, сила духа, умение сосредоточиться на главном, абстрагируясь от второстепенного, крепкое здоровье и способность мыслить нестандартно. Вот, пожалуй, главные требования к хорошему снайперу, помимо умения обращаться со снайперской винтовкой.

 

Как вы бы оценили главного героя игры Sniper Elite 4, демонстрирующего отличные результаты не только в снайперской стрельбе, но и в бою на средней дистанции, рукопашных схватках, преодолении полосы препятствий и умении сражаться в одиночку с целой армией?

Алексей: Ну в целом, если это снайпер разведки ВДВ — он должен выглядеть примерно так, как вы и описали. За исключением того, чтобы сражаться в одиночку с целой армией. Снайперы для этого в принципе не предназначены. После удачного выстрела полевой снайпер быстро меняет позицию, снайпер-диверсант — как можно скорее ретируется. Потому что удачный выстрел тут же повлечёт за собой активизацию вражеских снайперов, артиллерии и миномётов. Противник-то тоже не дурак. Потенциально опасные снайперские позиции у него давно выявлены и пристреляны. Сам факт, что снайперу пришлось вступить в ближний бой, говорит о том, что он где-то допустил прокол.

Михаил: Скажу так: снайпер — это всё же не Рэмбо. У каждого свои задачи. У десантно-штурмовых подразделений — штурм укреплённых позиций противника. У разведывательно-диверсионных — проведение разведывательных рейдов и диверсий в тылу. У снайпера — ликвидация приоритетных целей и огневое прикрытие своего подразделения. Тех ребят, что делают основную работу. Так что ответ будет таким: образ снайпера в Sniper Elite 4 ОЧЕНЬ сильно приукрашен. Работа снайпера в одиночку в тылу противника — почти 100% самоубийство.

 

Какие бы ошибки и несоответствия вы бы отметили по итогам первой миссии Sniper Elite 4?

Алексей: В первую очередь бросается в глаза отсутствие маскировочного обмундирования. Если герою-снайперу предстоит действовать в каменистой полупустыне средиземноморского острова — я бы как минимум выбрал «песчаный» камуфляж. А лучше взял бы еще и дополнительный комплект для «зелёнки». Во-вторых, это остров, занятый врагом, а значит, путей отступления у снайпера фактически нет. В реальной ситуации уже после второго удачного выстрела у героя не было бы шансов выбраться живым. Гарнизон был бы поднят по тревоге, а весь периметр прочёсан с собаками. Максимум, что мог бы сделать снайпер в этом случае — убить ещё трёх-четырёх противников при задержании.

Михаил: Миссия в принципе самоубийственная. Каменистый остров, занятый врагом. Эхо от выстрела разносится на много километров вокруг, так что незаметно никого ликвидировать не получится. После первого же выстрела объявят общую тревогу, определят направление выстрела, пошлют на поиски несколько отрядов с собаками и, так или иначе, через несколько часов загонят диверсанта в угол. Призрачный вариант спастись — если на острове есть союзники из местного населения, которые могут его укрыть, а сам герой в совершенстве знает язык, и у него есть «почти настоящие» документы. Но поскольку на острове каждый житель оккупационной администрации известен наперечёт — шанс именно призрачный.  

 

Как бы вы, как профессионал, оценили выбор героем позиции для стрельбы?

Алексей: Дистанция, на которой работает герой в игре, судя по тому, что я видел, не превышает 150 метров. Это очень короткая дистанция для диверсионной атаки. В реальной жизни скорее всего просто не успеешь уйти. Это же не линия фронта, где можно выстрелить, отлежаться, а потом перейти на запасную позицию. Тут тебя будут искать с большим «шухером». Но если снайпер — расходный материал, задача которого — ликвидировать одиночную VIP-цель, чья ценность во много раз превышает ценность жизни диверсанта, а сам он готов к такому самопожертвованию, то почему бы и нет. С такой дистанции снайпер попадёт в цель с почти 100% вероятностью.

Михаил: Дистанция 200 метров. Для снайпера это ближняя дистанция. В принципе, на таком расстоянии хороший стрелок сможет уверенно снять цель и без снайперского прицела. Если бы снайпер действовал в составе диверсионной группы, которая поэтапно ликвидировала часовых и наблюдателей, продвигаясь к цели — тогда в целом, выбор позиций для стрельбы был бы удовлетворительным. Но в одиночку на ближней дистанции снимать несколько целей, проведя лишь поверхностную разведку, лично я бы не решился.

 

Сколько времени требуется для подготовки полноценного боевого снайпера?

Алексей: Если человек уже служил в армии, и у него есть боевой опыт, минимальный срок подготовки снайпера, который будет сносно выполнять свою работу и иметь положительную результативность — три-четыре месяца.

Михаил: От полугода. Но настоящим мастером без нескольких лет постоянной практики стать просто невозможно.

 

Многое ли зависит от инструктора?

Алексей: Очень многое. Если человек подходит к своему делу с душой, объясняет всё на конкретных примерах, да ещё из собственной практики, отходя от книжных «канонов» — это тебя потрясающе мотивирует. Впрочем, мне не с чем сравнивать, потому что плохих инструкторов в ходе своей службы я просто не встречал. До сих пор мне везло.

Михаил: Многое. Почти всё. Инструктор — как второй отец, на мнение и совет которого ты во всём полагаешься. Хороший инструктор способен сделать неплохого профессионала даже из человека, по своему типу не очень расположенного к снайперскому делу. Плохой инструктор — добиться отвращения к профессии и попросить рапорт о переводе. Но плохих инструкторов я пока что не встречал. Даже о них не слышал, честно говоря.

 

Какова эффективная дистанция снайперской стрельбы?

Алексей: Эффективная дистанция снайперской стрельбы там, где мы воюем, обычно не превышает 800 метров. А вообще стараемся укладывать цели на 600 метрах для большей надежности. Если человек не способен эффективно поразить цель на дистанции 400 метров — ему стоит задуматься о смене специальности.

Михаил: 600 метров. Обычно не дальше. Хотя был случай, когда достал цель в глубине вражеских линий на 800. Но там повезло с позицией на высоте.

 

Что можете сказать о снайперских винтовках, задействованных в игре Sniper Elite 4?

Алексей: Что касается снайперских винтовок — Ли-Энфилд, Kar-1898, Мосинки или американского Спрингфилда — в целом, всё это однотипные винтовки с продольно-скользящим затвором. Простые и надёжные, с довольно схожими характеристиками. Такие винтовки можно использовать и в наши дни. Но СВД и современным аналогам они, конечно, уступают. В условиях, в которых приходится работать главному герою, я бы предпочёл полуавтоматическую винтовку, вроде СВТ-40 или G-43. Объясню, почему: если приходится в одиночку работать сразу по нескольким целям, полуавтомат даёт шанс исправить допущенную ошибку или быстро снять две цели подряд. При перезарядке винтовки и повторном прицеливании снайпер теряет 3-4 секунды, которые могут оказаться роковыми.

Михаил: Английские, американские, немецкие и советские винтовки времён Второй мировой — оружие примерно одинакового класса. К сожалению, стрелять довелось только из «Мосинки». Отличное оружие: простое, надёжное и эффективное. В частности, менее, чем СВД, требовательное в постоянному уходу.

 

Как снайпер делает поправку на ветер?

Алексей: Существуют специальные приборы, помогающие определять направление и скорость ветра. Очень помогает в работе. Но когда сильный или порывистый ветер, стараемся не выходить на задание без крайней необходимости. Сделать точный выстрел в таких условиях крайне затруднительно: в цель скорее всего не попадёшь, зато выдашь позицию и можешь зазря подставить под пули не только себя, но и товарищей.

Михаил: Есть специальные приборы. Ориентироваться на собственные ощущения, конечно, можно, но лучше положиться на достижения технического прогресса. Скажу честно, без прибора я вряд ли сумел бы определить, составляет сила ветра 1,5 или 2,5 м/с, и дует ли он с севера или всё-таки с северо-востока. Ну и стрелять в сильный ветер, когда пулю сносит порой на полметра — занятие неблагодарное.

 

Расскажите об особенностях снайперской маскировки. И как, по вашему мнению, этот элемент реализован в серии Sniper Elite.

Алексей: Сейчас уже есть специальные маскхалаты для любой местности и любого времени года. Белые маски на лицо и накладки на оружие для зимы. Специальная краска на открытые части тела для лета. Термобельё, способное несколько часов сохранять тепло вашего тела или не быть обузой в жару. А вот еще пару лет назад приходилось мастерить специальную экипировку из подручных средств. Однако до сих пор сооружение маскировки «из ничего» активно отрабатывается на тренировках и остаётся одним из ключевых экзаменов, проверяющих готовность новичка. В ход идёт всё: трава, ветки, листья, колючая проволока, куски брезента и мешковины… Но самое главное, конечно — это выбор позиции для стрельбы. Такой, чтобы противнику и в голову не могло прийти то, что там может находиться снайпер. В этом плане, работа героя Sniper Elite, что называется, «с плеча» — очень нетипична для снайпера. Я бы даже сказал, неправдоподобна.

Михаил: Профессиональных секретов раскрывать не стану. Вдруг враг прочитает. Однако скажу, что хорошего снайпера может обнаружить только другой снайпер, равный или превосходящий его по классу. Были случаи, когда противник не мог обнаружить снайпера, находящегося от него на расстоянии шести метров. Маскировка — великая вещь. Если овладел этим искусством в совершенстве — считай, на 50% снайпер из тебя готов. В Sniper Elite искусству маскировки внимания уделено явно недостаточно. Но игра на то и игра.

 

Каковы принципы выбора цели?

Алексей: На большом расстоянии трудно определить звёзды на полевой форме, поэтому больше полагаешься на чутьё. В первую очередь, это, конечно же, вражеские снайперы. Во вторую, те, кто в данный момент может представлять наибольшую опасность. Например, артиллеристы, заряжающие орудие для стрельбы. В третью, вражеские офицеры. Как определить, кто офицер, если не видно знаков различия? Здесь много факторов. Как человек держится, сколько ему с виду лет, насколько он плотный и грузный (рядовые солдаты редко отличаются избыточным весом или развитой мускулатурой). Ну а в четвёртую — все, кто имел неосторожность высунуться на открытое пространство.

Михаил: В первую очередь стараешься отработать по вражеским снайперам. Они — основная цель. Потом идут офицеры, корректировщики, артиллеристы, пулемётчики, миномётчики и гранатомётчики.

 

Как относятся к снайперам братья по оружию из пехоты? Распространён стереотип, что к снайперам, выводящим противника из строя «исподтишка», даже свои относятся холодно-настороженно.

Алексей: Глупости. У нас в части такого точно нет. Никаких предрассудков, никакого изменения отношения к себе после переквалифкации из мотострелка в снайперы я не заметил. Да иначе и быть не могло. Всё-таки одно дело делаем. Да и глупо это, разделять противников на уничтоженных «почётной» очередью из АК-74 и «коварной» снайперской пулей.

Михаил: Слышал про это, но в своей жизни никогда не сталкивался. Только доброжелательное отношение и осознание того, что все мы делаем одно и то же дело. Если товарищи к тебе относятся прохладно, может быть дело не в том, что ты снайпер. Может быть, ты просто как человек не очень.

 

Играете ли вы в военные компьютерные игры, где приходится выполнять роль снайпера? Что можете сказать об их реалистичности?

Алексей: Честно сказать, не играл уже давно. Хотя раньше, ещё в школе, любил пострелять с друзьями в Counter-Strike, играл в Call of Duty. Играл в Sniper Elite. Снайперскую стрельбу на экране монитора можно сравнить с реальной жизнью очень условно. Там ты сидишь в теплой комнате, а здесь лежишь на мокрой холодной земле и пронизывающем ветру. Максимальная проблема, с которой ты можешь встретиться в игре — «блуждающий» прицел. В жизни всё иначе и на твою работу влияет куча параметров. Физическая усталость, голод, жажда, погодные условия, хочется ли тебе в туалет, сколько времени ты находишься на задании и не ослабла ли концентрация внимания, не вышла ли из строя винтовка из-за дождя или пыльной бури, нервное напряжение, поведение противника, изменение естественного освещения, состояние оружия — всё это имеет решающее значение для того, чтобы снайпер мог эффективно выполнять свою работу.

Михаил: Играл. Call of Duty, Battlefield, Medal of Honor, Sniper Elite. Настоящая война совсем не похожа на игрушечную. Даже если не брать в расчёт кучу параметров, влияющих на эффективность снайперской стрельбы, в играх за кадром остаётся главное. То, на что обычно уходит больше всего времени и сил — оборудование скрытых огневых позиций. Ну и вряд ли бы у геймеров пользовалась большим спросом игра, где, как в жизни, можно потратить несколько дней, выслеживая одну-единственную цель.

 

Какие чувства вы испытываете, когда видите, что цель поражена?

Алексей: Удовлетворение от выполненной работы. Совесть не мучает, если вы об этом.

Михаил: Удовлетворение. Но скажу, что на дистанции в 600 метров нажать на курок и выстрелить в человека психологически гораздо проще, чем сделать это в упор в ближнем бою. Гораздо проще.

Нравится18
Комментарии (8)
B
i
u
Спойлер