Дорога света, дорога тьмы - мысли о The Last of Us: Part 2

Воспоминания о The Last of Us и мысли о продолжении.

Рука Элли дрожит, но она собирает волю в кулак. Элли играет песню Through the Valley — о бесстрашии, о благостной темноте внутри, о правде, которая у каждого своя. Песня цитирует Псалом 22, но переворачивает всё с ног на голову: там, где были божественные «жезл и посох», вселяющие надежду — теперь пистолет в руке. Литературный герой песни, в отличие от Давида, автора Псалома, не собирается полагаться ни на кого кроме себя. Он слеп, он признает и принимает тьму в себе, но уверен, что благо его не покинет. Уверен, что избранный путь — правильный, и будет он жить «на этой земле во веки веков»

Из уст Элли эти строки звучат особенно страшно, если вспомнить события первой The Last of Us.

Осторожно, в тексте есть спойлеры первой части.

Долиной смертной тени

Авторы продолжения уже обмолвились, что центральной темой игры станет «ненависть, которую источает Элли» и месть. Буквально за год, отведенный под события первой игры, Элли из обычной милой девочки, пусть и никогда не знавшей жизни, какой её знаем мы, превратилась в зверя, способного на всё. А поведение зверей, как известно, диктуют правила среды обитания.

Весь мир Элли стал той самой «долиной смертной тени», полной незыблемых врагов. Её метаморфозы на том не заканчиваются — в The Last of Us: Part 2 мы, похоже, увидим превращение девочки в мстительную фурию. Остается вопрос: кто же будет объектом мести.

По канонам жанра, в The Last of Us главный враг — вовсе не зараженные, а выжившие после апокалипсиса люди.

В фильме Дэвида Бойла «28 дней спустя» герои, пытаясь выжить, наталкиваются на военных. Наконец-то безопасное место, думают они. Но затем выясняется, что военные свихнулись и решили сыграть в созидающих новый мир богов. Стоя на пепелище мира, солдаты вознамерились его восстановить — кто, если не они? А созидание, меж тем, требует жертв.

Похожая ситуация сложилась и в The Last of Us. Джоэл, потерявший родную дочь и обретший её вновь в лице Элли, идет к Цикадам, которых прозвали террористами. Говорят, они разрабатывают вакцину от грибковой инфекции, поразившей весь мир, и для этого им нужна Элли, по каким-то причинам получившая иммунитет. Там безопасно. Там — будущее.

Но Цикады, точно как военные из «28 дней спустя», решили поиграть в богов, пусть и более милосердных. Они дают Элли выбор — лечь под нож и погибнуть во имя будущего нового мира, или отказаться. Однако неизвестно, что Цикады сделали бы, ответь им Элли — нет.

Но Джоэл не желает признавать выбор девочки, которую уже принял как родную дочь. Он всё еще считает Элли ребенком, не способным принимать решения самостоятельно. Он действует эгоистично, заботясь в первую очередь о себе: устраивает Цикадам резню и спасает потерявшую сознание Элли. Открыто врет ей, говорит, что Цикады прекратили попытки создать вакцину, а в мире есть и другие люди с иммунитетом. Элли просит его поклясться. Джоэл отвечает: «Клянусь».

Одна из лучших концовок, что я когда-либо видел. Она — честная в своей отвратительности.

Не убоюсь я зла

История движется циклично. В трейлере Элли поет, по сути, о Джоэле из первой части. Это он пошел долиной смертной тени, это он слеп и не видит зла, это он полагается только на себя и свято верит, что будет жить во веки веков во благе и милости. И теперь по тому же пути, похоже, пойдет сама Элли.

Узнает ли она о лжи Джоэла? Наверняка. Правда всегда рано или поздно всплывает наружу. Станет ли Джоэл после этого врагом? Будет ли гнев мстительной фурии обращен против него? Одно ясно: вторая часть будет ещё мрачнее первой.

Раньше, даже несмотря на все те ужасные события и руины вокруг, Элли могла радоваться и позволять себе быть наивной. Вспомните её встречу с жирафами: один из самых трогательных и светлых эпизодов игры. Все остальные герои — мрачны и бессильны перед окружающей действительностью. Кто-то просто пытается дожить свои дни, кто-то — кончает с собой. Но в Элли тяга к жизни и надежда ещё есть.

Ну, то есть, была. Судя по трейлеру, надежду Элли потеряла. Теперь её главная мотивация — месть. Но что дальше? Слепая месть — как огонь. Она не очищает, она коптит дочерна. За отмщением следует пустота.

Без развития героя история — не история. Стагнация убивает. Джоэл показал свой потолок, соврав собственной названной дочери, ему развиваться некуда. Это стагнация. За ней следует только смерть и больше ничего интересного.

Теперь дело за Элли, и тут история может пойти двумя путями.

Путь первый — свет. Элли, сквозь боль и кровавую жатву, очищается и получает новую надежду. Проходя через долину смертной тени, она вновь обретает веру в «жезл и посох», начинает доверять и доверяться другим. Возможно, к этому её подтолкнет дурной пример Джоэла, и нежелание быть похожим на него.

Путь второй — тьма. Дорога по долине смертной тени выводит её к полному опустошению. Она превращается в Джоэла, который ради собственного благополучия готов врать близким людям и убивать людей, оправдывая чудовищные поступки лишь собственными желаниями. Таким образом «последняя из нас» превратится в «первую из них». И не останется больше никого.

Нравится19
Комментарии (13)
B
i
u
Спойлер