ARENA Online
подробнее об игре
  
НАВИГАЦИЯ ИГРЫ

Arena Online: Предыстория

Предыстория
Эта история начиналась много лет назад, во глубине веков, во тьме тысячелетий. Древние боги, управляющие нитями мироздания из своего великого Чертога, вдохнули жизнь в новую форму. Новорожденный мир засиял красками, наполнился солнечным светом, шепотом трав и голосами множества созданий. Но не было в том мире никого, кто мог бы оценить окружающую его красоту. И тогда, великий бог Разума предложил создать существ по образу и подобию своему, дать им волю, свободу выбора и право самим творить свою судьбу. Не всем богам пришлась по душе эта идея, но трое великих поддержали затею. Великий Воден создал варваров - наделенных даром стать могучими воинами, что превыше всего чтили доблесть и честь. Мудрая Итера - эльфов, детей природы и гармонии, чей жизненный цикл был неподвластен времени. А Страж Порядка Маэ Мирддин подарил свое стремление познавать основы мироустройства и управлять ими - магам.

Так юные дети трех божеств обрели дом на окраине молодого мира. Меж собой боги-создатели условились никогда не спускаться к своим созданиям и никогда не учить их, но бог Разума нарушил слово. Рассчитывая использовать детей Предвечных в борьбе с другими богами за единовластие, он покинул Чертог и передал юным сердцам жаждущим знаний часть собственной силы. Обретенные знания помогали освоить новые территории и технологии. Приобретенное понимание личных стремлений позволило построить общество, в котором, объединив умения каждого, они могли бы жить и развиваться дальше. Так, магами, стремящимся к познанию таинств мироздания был создан Орден Разума - школа, в которой любой мог обучиться секретам стихийной магии. Племена варваров стремящиеся к познанию и покорению мира, были объединены рукой великого воителя Антора "Каменного Клыка" - так родилось Братство Крови. Эльфы же, больше всего ценящие покой и гармонию, жили небольшими общинами, названными доменами.

Шло время. Три стороны развития и три величественных союза, ведомые богом Разума становились все сильнее. Все глубже проникали они в тайны Изначального и, наконец, наступил момент, когда прочие боги узнали о том, что было нарушено слово. Гнев их был ужасен: уничтожить Древнего Бога - таким было их решение. Но когда Вестник Богов пришел за ним, ученики встали на защиту своего Учителя. Так началась война.

История почти не сохранила хроник тех битв. Говорят, вырвавшаяся из-под контроля сила перекроила мир навсегда. Говорят, в той войне маги обратились к запретным знаниям, создав печально известную Школу Хаоса. Говорят, Бог Разума, которого называли теперь не иначе как Раш Разрушитель, обезумел, создав сотни чудовищных тварей, что заполнили собой землю. Шли дни, шли месяцы, и в один момент война переместилась далеко за пределы мира материального - в "Мир Предвечных", оставив детей творцов на время одних.

Ученики поверженного бога оказались один на один с разрушенным, изменившимся домом, в котором надо было начинать строить жизнь заново. И долгие годы понадобились им для того, чтобы вернуть хотя бы относительный покой дней минувших - вернуть, чтобы однажды обвинить друг друга во всех случившихся бедах. Ни один из старейшин расы не хотел нести на себе ответственность за то, что, послушав Бога Разума, повел свой народ на войну. Но каждый желал обвинить другого. И быть может, мудрость и пережитое позволило бы договориться вновь, разделить бремя прошлого и вместе строить будущее, если бы война не заставила Бога Разума покинуть мир Предвечных. Уставшие от долгих сражений боги хотели уничтожить и созданный ими мир, но Воден, Маэ Мирддин и Итера вступились за своих созданий, решив дать им еще один шанс. И тогда боги явили свою волю...

В мир, был прислан вестник, провозгласивший принятое решение: "За преступления перед своими создателями будет прощена только та сторона, которая докажет свое превосходство в битве и одолеет других, во имя бога ее создавшего. И мир ваш, лишь Арена в наших глазах! Да будет так!"...

Орден порядка pix.PlayGround.ru
Перо мое – ночь с синевой. Клюв мой – жатвенный серп. Глаз мой – затмение солнца.
Я вижу все. Мой взор пронзает мрак и время, мои крылья беззвучны и ветрены.
Имена мои неисчислимы.
Предвечные зовут меня Фарон. Дети Итеры знают как Кихилайна. Сыны и дочери Водена воспевают Хейма. В Ордене говорят – Фатум.
Мне же нравится называться звуком собственного голоса, которому вторят мириады черных птиц. Я – Воронграй, хранитель Судьбы, знающий то, чего боятся все.
Я вижу этот Мир. Взгляд преодолевает время, крылья превозмогают расстояние. Тень моя струится по черным от ночи травам. Там, далеко внизу, дыбятся стены Цитадели Ордена Порядка. В Башне четырех стихий горит свет…

– Сегодня, в ночь полнолуния одиннадцатого месяца одна тысяча триста первого года, мы имеем честь объявить... – первый герольд Ордена сделал паузу, чтобы набрать воздуха, и еще раз с гордостью оглядел зал.
Что-то было неправильно. Что-то настолько невероятное случилось в эту ночь, произошло настолько наглое нарушение регламента, что молодой герольд, только что вступивший в должность, никак не мог понять, что именно.
Колоссальный зал собраний Ордена, расположенный на последнем ярусе высочайшей в Цитадели Башни Четырех стихий, был погружен в тишину. Лорды Ордена – грандмастеры школ магии и боевых стилей, а также управители ремесленных гильдий – пребывали в благоговейном молчании. Согласно этикету. И все же герольд не мог продолжать.
Молчание затягивалось. С подиума, на котором стоял герольд, сложно было различить лица. Расстояние, блеклый свет (согласно традиции в Башне не использовалось магическое освещение), пестрые, пурпур и золото, одежды на алом бархате кресел – все это мешало распознать причину заминки. В растерянности герольд посмотрел на места экзархата... они были пусты! Лишь один из экзархов, хранитель портала Морана, расположился на своем месте, по обыкновению откинувшись на спинку кресла так, чтобы не было видно лица. Но главное – пустовало также место магистра Ордена!
Затянувшееся молчание было прервано голосом младшего ординара, возникшего в проеме лестницы:
– Великий Магистр будет чуть позже. Начинайте собрание.
– Мы имеем честь объявить осеннее собрание Ордена открытым. Прошу всех ординариев услышать традиционное чтение летописи Бытия.
Первый герольд покинул подиум чуть быстрее, чем того требовал этикет. Его место занял Старший летописец.

«В океане Изначального Хаоса дрейфовал обломок Порядка, на котором высился первый замок – Чертог Предвечных Владык. Имена Предвечных священны и составляют суть Бытия.
Маэ Мирддин, бог Порядка, скреплял Чертог своей силой. Его сыны и дочери, Владыки Стихий, прозваньями Огонь, Вода, Земля и Воздух, чьи имена доступны лишь посвятившим жизнь свою школе Стихий, следовали за ним.
Итера и Морриган – близнецы-богини Жизни и Смерти, две сестры, два принципа красоты, две противоположности, связанные воедино.
И Древний Дагда – бог основательного роста, повелитель всего, что растет и зеленеет.
Олассаир, бог животных, и непослушный сын его Араун, покровитель охоты и лучников.
Райда – путеводная нить, хозяйка торных дорог и потайных троп.
И Лухан – владыка Солнца, и сестра его Гильтонэ – мать звезд и Луны, установительница движения светил.
А также Родринн и Ладайя – бог и богиня кланов, хранители семьи, Владыки Поколений, чья сфера есть преемственость предков и потомков.
Неистовый витязь Воден, покровитель войны и победитель Хаоса, Страж Чертога, меч Богов, и помощницы его – крылатые Девы битвы.
Чьи сыновья: Сикеллус – Бьющий Точно в Цель, бог сражений и тайных убийств, чья сфера Ловкость; Орм, покровитель Силы; Аталлир, бог мечников и кузнецов оружия, Браннор Защитник, бог латников и создателей доспехов, и Вириен, дарующий выносливость в бою.
И Искусный Мархиль, хозяин всех форм, бог плотников, кузнецов и кожевников.
А также Фарон, Фатум Судьбоносный, чье жилище – пустынный остров, что вращался вкруг Чертога по установленной богами орбите.
И последний, прежде великий, носивший титул бога Разума, чье имя ныне – Раш Разрушитель, да будет проклято его место среди Предвечных...»

Неожиданно к монотонному голосу Летописца примешался еще один звук – размеренный звук шагов по граниту. Шаги приближались. Летописец смешался и замолчал на полуслове. Казалось, сами свечи, освещавшие собрание, на мгновение вспыхнули ярче, высветив властную фигуру, вошедшую в зал. Красноватый свет отразился от доспехов Высочайшего Экзарха, Магистра Ордена Порядка Эрики Златокудрой. Прекрасное лицо той, чья улыбка вдохновляла воинов на подвиги, ныне было мрачно. Не говоря ни слова, Магистр проследовала к своему креслу. Следом за ней вошли остальные экзархи и так же безмолвно заняли свои места.
Помолчав, Летописец Ордена продолжил традиционную церемонию.

«Предвечные боги всемогущи, но могущество их казалось ничтожным, ибо лишь песчинкой среди волн Хаоса стоял Чертог Богов. Тогда собрались боги на высочайшей горе и измыслили сотворить Мир, дабы упорядочить бурление Хаоса.
Сообща Предвечные творили Нечто, силой своей приводя Хаос к Порядку, раздвигая границы своего острова, поднимая горы, наполняя моря, создавая равнины и выпуская реки из недр Мира.
Когда же Мир был завершен, воздвигли боги на севере и востоке высочайшую гору и утвердили на ней Чертог Предвечных. И снова собрались там – взглянуть на дело рук своих. И узрели, что сотворенный Мир совершенен: все элементы его дивно пропорциональны и нет в нем Хаоса. Но все же была в нем печаль, ибо неподвижным собранием вещей предстал Мир пред Изначальными. И тогда бог Разума обратился к остальным и сказал: «Силы наши велики, да сотворим жизнь и да будет Мир населен разнообразными тварями». Не все боги согласились принять это решение, ибо многие считали, что жизнь принесет в Мир Хаос. Тогда Итера и Морриган положили свои силы на чаши весов, дабы уравновесить возможное зло, и были сотворены различные растения и звери. Итак, все, что живет, со временем увядает и гибнет...»

Магистр Ордена, внимательно слушавшая декламацию, встрепенулась от оцепенения и наклонилась к сидящему по левую руку экзарху Морана.
– Я слышала о недавней стычке в Каньоне Духов, – прошептала она, – и знаю, что дело не обошлось без вашего вмешательства. Что случилось?
– Мы ожидали отряд Братства. На эту ночь была назначена сделка – пленный эльф в обмен на сведения о перемещении войск Доминиона. Однако подлые варвары нарушили слово и атаковали.
– Исход?
– В нашу пользу, – темная фигура экзарха согнулась в приглушенном смехе. – Не знаю, зачем им был нужен тот эльф, но нам он ни к чему. На совершение сделки мы и не рассчитывали. Мы оставили им пленного и отступили без потерь, чего нельзя сказать о варварах. Я лично наложил проклятье Хаоса на их предводителя – вождя Братства Крови. Теперь ему не протянуть долго, так или иначе, смерть придет за ним...
– Вы знаете мое к вам отношение, сиятельный экзарх. Ваше увлечение школой Разрушителя омерзительно и недопустимо для нашего Ордена. Однако ваша эффективность впечатляет. Эльфы и варвары смутили наш разум речами проклятого бога, увлекли на путь предательства. Они заслуживают кары, сколь бы тяжкой она ни была.
– Это не все вести последних дней. Два дня назад варвары Братства атаковали форт Север. Ваш кузен пал в неравной битве...
– Довольно, – глаза Эрики гневно сверкнули, – давайте слушать летопись, как велит традиция.

«...И в третий раз собрались боги в Чертоге на вершине горы и взглянули на Мир. И узрели, что сотворенный Мир полон жизни и движения, но нет в нем никого, кто мог бы оценить его красоту. И тогда покровитель Разума снова обратился к богам.
«Да сотворим мы существ, подобных нам, наших детей в Мире, чтобы могли они увидеть совершенство Бытия и восславить его», – молвил бог. Многие тогда возразили против его предложения. Олассаир и Дагда возмутились, ибо посчитали, что дети будут преследовать и истреблять их творения, и многие поддержали творцов растений и животных из опасения потерять свое единоначалие над Миром. Но Воден пожелал себе помощников, чтобы сражаться с Хаосом, Итера жаждала создать детей, неподвластных смерти, а Мирддин захотел передать свое знание о мировом Порядке тем, кто сможет им воспользоваться...»

Слова летописца раздавались все отчетливее, по мере того как лорды Ордена замирали, углубившись в собственные мысли. Первый герольд, все еще стоявший в тени подиума, с удивлением огладывал зал. Молодость не позволила ему проникнуть в сердца ординариев, но даже он видел, что мысли, одолевавшие сиятельных лордов, были отнюдь не радужны.

«...Долго спорили боги в сиянии Чертогов. И тогда поднялся Фатум и сказал: «Мое слово за детей, но во избежание зла да не покинут дети места, отведенного им в Мире, и да не станет говорить к ним ни один из нас».
И все боги повторили слова Судьбоносного как клятву.
И создал Маэ Мирддин мудрую расу магов, которым передал свою жажду познания запредельных сфер Бытия, и наделил их способностью повелевать Стихиями.
Итера создала расу вечноживущих эльфов, неподвластных увяданию.
Воден же создал яростных варваров, превыше всего ценящих воинское искусство, и ярость Витязя вложил в их сердца...»

– Хватит! – звенящий сталью голос Эрики прервал повествование. – Все мы знаем, чего стоят создания Водена и Итеры, знаем, что у них на сердце. В книгу Сотворения давно пора внести ясность.
Ропот пробежал по залу, лорды Ордена в недоумении оглядывались назад, на Магистра, и переглядывались между собой.
Лицо Эрики пылало гневом, щеки зарделись, глаза сверкали сталью.
Необъявленная война унесла уже сотни жизней, а мы все листаем дряхлые фолианты. Пора взглянуть правде в лицо. Варвары и эльфы повинны в том, что мы последовали за Разрушителем, и теперь, когда Великая Битва окончена, они продолжают убивать нас.
Да будет вам известно, что маги из Башни Пророчеств только что получили послание Предвечных. Завтра в полдень я должна прибыть к Вратам Чертога.
Вестник богов будет ожидать меня, а также лидеров Братства и Доминиона. Боги наконец снизошли до изъявления своей воли. Я отправляюсь одна, согласно воле богов, но все вы знаете, чего стоят слова эльфов и варваров. Они предали нас однажды, последовав за Рашем, – они предадут снова. Мой приказ – собирайте войска, готовьте свитки перемещения, готовьтесь к бою. Если мы будем преданы еще раз, мы будем готовы драться. С эльфами ли, варварами,
Разрушителем или самими богами!
Последняя фраза магистра повисла в воздухе и, казалось, отраженная гулким эхом становилась все громче, пока в ней явственно не прорезался крик ворона, заглушающий слова. Глаза собравшихся устремились наверх, туда, где высокий сводчатый потолок зала оканчивался круглым колодцем. Звезды, сияющие в черном небе, неистово мерцали, закрываемые тенями тысяч черных птиц.
– Таково решение Магистра, – экзарх Морана покинул свое кресло, и свет свечей выхватил из тени его отмеченное заклятьем Хаоса лицо. – К худу или к добру приведет оно, неизвестно. Но да откроются ваши глаза – решение это подтвердил сам Судьбоносный Фатум!

Доминион Леса pix.PlayGround.ru
Воронграй...
Один взмах крыл уносит меня от замшелых камней Цитадели. Стремителен полет вдоль вод Гваед. Серебро луны на волнах отдает кармином, в воздухе соленый запах... Ныне, в час великого перелома судьбы, цвет воды оправдывает название – Гваед, что на языке Доминиона есть кровь.
Река лежит внизу, рассекает долину серпом друида. Здесь, на заливных лугах, дети Итеры празднуют день перелома лета. Их серебряные голоса когда-то так любили слушать суровые воины Водена. Ныне Кровавые Братья не желают слышать ничего, кроме криков умирающих и мольбы о пощаде.
Я же слышу то, что есть. Мне нельзя слышать ни меньше, ни больше, таков смысл Воронграя. Я слышу гимны богам и речи Владык Доменов леса...

Серебряная ночь, волшебство эльфов. Над поймой Гваед разлилось мерцающее зарево. Мириады младших духов парили в воздухе, испуская слабый свет, украшая небеса плавными линиями, сверкая в траве, заставляя кроны священных деревьев источать мягкое сияние.
Высокий друид в белых одеждах стоял у ствола Древа Знания, в кругу молодых воинов, впервые допущенных до ритуала. Заняв места на холмах, певчие выводили гимн Итеры, свет, испускаемый духами, то усиливался, то пропадал в такт мелодии. На расстоянии полета стрелы от Древа, заняв вершину холма, приглушенно беседовали два эльфа.
Их одеяния могли поведать многое о своих носителях. Длинные церемониальные плащи, расшитые платиной, древесные эмблемы и венки из листьев выдавали в них властителей Доменов.
Золотые волосы первого эльфа, множеством косичек рассыпавшиеся по плечам, были охвачены серебристо-желтым венцом, свидетельствовавшим о принадлежности к дому Ивы. Из-под венца виднелась повязка, он тяжело опирался на свой лук.
Второй эльф не носил оружия. Его прямые, иссиня-черные волосы свободно ниспадали на отвороты лейны – длинного одеяния эльфийских Владык. Его голову венчали листья ясеня. Лишь один эльф смотрел на Мир глазами цвета предрассветной ночи. То был Фион Намирион – Верховный Владыка Доминиона, носивший титул Старшей ветви Древа Духов.

– Ты ранен, Элессин из дома Ивы. Как это случилось?
– Девять лун тому назад, – отвечал эльф, опирающийся на лук, – я и друиды моего дома отправились в Каньон Духов, к Черному Зеркалу, святыне всех народов. Мы хотели провести обряд Прорицания. Однако Зеркало не ответило нам. Мы нашли там жертвенную кровь и кострища – все как обычно. Согласно жребию, Братство провело обряд перед нами. Но на этот раз...
– Тебе больно? Я могу исцелить тебя...
– Нет! – закрытые глаза Владыки Ивы широко распахнулись, лицо вспыхнуло гневом. – Раны тела ничто перед болью моей души! Зеркало замолчало, ибо варвары осквернили его! Жертвенная кровь, пролитая ими... была кровью нашего народа! Неслыханно! Они принесли в жертву одного из нас!
– Как ты поступил? – голос Фиона был безмятежен, но то была безмятежность природы перед бурей.
– Наши следопыты вели нас, мы настигли их у города Белого Камня. Мы устроили засаду. Стрела, выпущенная из этого лука, оборвала жизнь их Старшей ветви.
– Хорошо.
– Владыка! – Элессин склонил голову. – Листва на деревьях желтела и зеленела уже девять раз с тех пор, как Разрушитель был повержен, и все это время льется кровь. А ведь когда-то мы все жили в мире. Ты, Старшая ветвь Доминиона, единственный из Первых эльфов, кто еще остается в этом Мире, ты помнишь
Историю с самого начала. Как вышло, что народы, сражавшиеся плечом к плечу, ныне подняли острую сталь друг на друга?
Молчание было ответом. Казалось, Фион прислушивается к летящим над холмами голосам певчих.
– О Итера! Вечносияющий, всепобеждающий свет жизни. Да будет свята Колыбель... Ты знаешь, что есть Колыбель Доминиона, Элессин?
– Северо-западный остров, начало бытия трех рас. Чертоги Мира и жизни – так поют барды.
– Это было правдой. Смотри: изгиб Гваед, холмы и Древо Духов – всего этого еще не было, когда я впервые открыл глаза. Я видел Мир без теней, до первого восхода Солнца, лишь звезды сияли над Колыбелью эльфов.
Прочие Первые эльфы были рядом со мной, их свет ныне погас, но их имена всегда пребудут в моем сердце. Наша богиня даровала нам все: обетованные земли, музыку и жилища, лишь сама она, Итера, оставалась в безвестности. Воистину золотой век окружал нас, мы были невинны, словно дети. В своих странствиях мы повстречали прочие расы. Быстроживущие, ярко горящие варвары и непостижимые, мудрые маги, они были интересны нам. Я помню долгие ночи разговоров под сенью первого Древа Знания. Мы учились друг у друга, но все мы были предоставлены самим себе. Мы не знали своих создателей. И тогда однажды во время всеобщего пиршества появился он...
– Раш?
– Имя не прозвучало в тот день. Мы узрели пред собой властителя, каких не знали. Он был высок и строен, он отбрасывал двенадцать теней, руны были его следами, его голос звучал подобно биению мысли. Сила, исходившая от незнакомца, испугала нас, и мы отвергли его.
Позже мы узнали, что варвары и маги приняли его и стали называть Учителем. И да, он называл себя Раш. Он говорил о Предвечных, богах, которые создали Бытие, называя их далекими игроками, мастерами вселенской игры. И тогда, да будет проклят тот день, мы тоже пришли и стали слушать его.
– Значит, Братство и Орден первыми подпали под власть Разрушителя?
– Да, если бы не они, эльфы не стали бы слушать Раша. Но ты слишком молод, чтобы понять. С самого первого дня мы все были сиротами, – ладонь Фиона охватила камень со странной руной, нашитый на пояс лейны, – с первого дня мы ждали вестей от своих создателей. И потому Разрушителю не составило труда увлечь нас на путь предательства.
Но тогда мы еще и не помышляли о том, чтобы поднять оружие на Предвечных. Мы внимали и учились. Раш открывал столь много о нас и окружающем Мире, знания те приносили столь много плодов, что мы все потеряли голову. Мы просили больше и больше.
Вместе со знаниями приходила сила. Мы научились создавать прекрасные вещи и... оружие. В те невинные времена мы еще не понимали, зачем из наших кузниц выходят мечи и стрелы, мы просто были заворожены их красотой и сладким ароматом опасности, исходившей от их острых граней. Кроме того, Учитель передал нам знания, позволившие проникнуть в самую суть мироздания. Он научил нас высшей магии, даровал искусство создавать магическое оружие и амулеты, наделил воинов огромной силой, научил их неслыханным приемам боя.
В числе прочего Разрушитель поведал нам о богатых землях, лежащих за пределами острова Колыбели. Мы были восхищены открывшимся возможностям, мы жаждали поскорей увидеть дальние долы, скорей вдохнуть воздух нездешних мест. Тогда, воспламенив наш дух, Учитель открыл нам секрет создания свитков перемещения и мгновенных путешествий на дальние расстояния.
Старейшины трех рас не мешкали ни дня. Так быстро, как только это возможно, первые группы переселенцев отправились за пределы Колыбели. Очень скоро первые города трех рас в долинах Звенящих гор были готовы к встрече своих жителей. Постепенно расы продвигались вглубь материка. Поначалу мы селились вместе, однако в Мире нас манили различные вещи. Эльфы более любили сень лесов, магов завораживали полные рудой горы, варвары предпочитали равнины...

– Как же началась первая война? – лицо Элессина было задумчиво, он внимательно слушал Владыку Доминиона.
– Еще в самом начале Раш говорил нам о Предвечных Владыках как о всеведущих, мудрых сущностях, создавших этот Мир для нас. Когда же мы вопрошали, почему боги молчат и не оказывают нам помощи, Учитель сказал, что Предвечным наскучила эта игра и им более нет дела до бед и радостей своих детей. Так медленно и верно в наших сердцах поселилась ложь, что привела впоследствии к беде. Голоса Великих Духов предостерегали нас, но варвары и маги верили Рашу безоговорочно, и что нам оставалось делать?
Спустя сотни лун мы достигли Долины Духов, основав первый и единственный город всех трех рас – Белый Камень. Здесь мы впервые повстречали богов...

Фион снова замолк. Казалось, в его темных глазах разгорается белое пламя, черты лица осунулись и заострились. Обряд у Древа Знания подходил к концу, певчие затихли, лишь голос Мастера Ритуала доносился до Фиона и Элессина.

– Я хорошо помню тот день. Старшие ветви трех рас собрались в храме Разума в Белом Камне. Была ночь, и была гроза. Природа словно сошла с ума, вспышки молний мелькали одна за другой, раскаты грома заглушали голос Раша. Неожиданно входная дверь распахнулась – и под грохот и ослепительный свет в храм вошел вестник богов. Мы сразу поняли, кто это: сила, исходившая от него, была не так велика, как сила нашего Учителя, но она была той же природы.
Все мы пали ниц, лишь Разрушитель остался стоять. Они говорили долго и гневно, казалось, сами стены вот-вот рассыплются в прах от ярости, что звучала в их голосах. А потом вестник обнажил меч. Тогда что-то помутилось в наших головах, и лидеры рас заслонили Учителя своими телами. Был бой, прямо в зале храма, и первый Владыка Доминиона пал на ступенях святыни, а Раш лишь смеялся, глядя на все, что происходит.
Тогда-то мы впервые почувствовали опьянение силой. Сотворенные богами, мы уже сами были как боги, нам удалось сразить вестника Предначальных! Это и стало началом войны – войны, в которой единая прежде сила детей богов распалась на три части. Война эта сменила облик и продолжается до сих пор.

Голоса певчих снова взлетели к небесам, и два эльфа увидели, как, покинув круг у корней Древа, Мастер Ритуала восходит на вершину холма.
– Владыка! – произнес Мастер, приблизившись к беседующим эльфам. – Я слышал голос. Великие Духи передают тебе весть от Предвечных. Боги желают, чтобы завтра в полдень ты явился к Вратам Чертога. Один.
– Продолжай.
– Послание отправлено лидерам Доминиона, Братства и Ордена. Трое Владык соберутся, чтобы услышать волю богов. Это все.
– Ты слышал, Элессин? – обернулся Фион к своему собеседнику. – Завтра мы наконец узнаем, что уготовили нам боги. И я не верю в то, что маг и варвар явятся в одиночку. Нужно ожидать худшего. Дай мне меч!
Элессин отстегнул свой клинок от пояса.
– Сегодня тебе не придется спать. Собирай всех Владык Доменов. Пусть будут наготове...

Неожиданно порыв ветра всколыхнул ветви Древа Знания. Подобно раскату грома, крик ворона разорвал гармонию голосов эльфов. Духи в испуге отшатнулись в стороны, свет померк, и в кроне Древа расплылось пятно ночного мрака. Долгое мгновение невидимый взгляд из темноты изучал двух Владык Доминиона. Снова крик ворона, порыв ветра...
– Судьба! – рука Фиона сомкнулась на рукояти меча. – Что ж, выбор сделан, и свидетелем тому сам Кихилайн!

Братство Крови pix.PlayGround.ru


Воронграй!
Крылья ночи увлекают меня прочь от гордых Владык Доминиона, от их яростей и печалей. Судьба беспристрастна, мне нет дела до горения душ детей богов, но почему же, почему рассказ этого эльфа проник так глубоко в тайны моего естества? Не потому ли, что павший на заре Великой Битвы вестник был частицей Воронграя? Или это оттого, что итог грядущих событий неведом даже мне?
Я проношусь над самой землей, вспарываю пелену ночного тумана, пронзаю горные ущелья – небо втиснуто в острые пики вершин, будто огромное, мрачное чудовище пытается проглотить звезды.
И снова земля проваливается вниз, расступается необъятным горизонтом. Равнина подо мной прерывается берегом Западного моря. Здесь в воздухе дым: гигантские костры пылают вдоль побережья, охватывая полукольцом одну точку – пункт моего назначения...

Этой ночью Братья Крови проводили похоронный обряд. Сотни воинов разных племен собрались на берегу. Плотное полукольцо варваров окружало берег. Поминальные костры источали запах вереска и можжевельника, мятущиеся отблески пламени отражались от сотен кольчуг, алый свет выхватывал мрачные лица детей Водена.
В центре полукруга, слегка покачиваясь на волнах, возвышалась над толпой прощальная ладья. Лишь двое стояли прямо перед ней, отдалившись от воинов, – суровая и прекрасная женщина в траурных белых одеждах и совсем молодой витязь. Варвар стоял, склонив голову, его ладони были судорожно сжаты в кулаки, шкура вепря, накинутая на доспех, отражала свет костров множеством бликов. Женщина стояла, гордо вскинув голову, но, несмотря на тепло, ее руки были скрещены на плечах, словно ее сковал смертельный холод.
– Ты опоздал, Ладар Медвежья Лапа, – голос женщины был отрешенным и холодным, слово доносился издалека. – Твой отец погиб. Где ты был?
– Здесь нет моей вины, мать. По приказу Старейшин я вел своих людей в бой. Мы атаковали форт Север – укрепления Ордена – и разрушили его до основания...
– А тем временем подлая стрела эльфа настигла твоего отца в Каньоне Духов. Причудливо вьется нить судьбы.
Молодой Ладар снова склонил голову.
В это время плотная стена воинов расступилась и к ладье вышли новые люди. Женщина, выступавшая во главе процессии, была стара и согбенна так, что, казалось, ее узкое морщинистое лицо упирается прямо в землю. Ветхие шкуры ее одеяния волочились по траве, она тяжело опиралась на суковатый посох.
Следом за ней шли крепкие люди в наброшенных на головы волчих и медвежьих мордах – жрецы Водена. Завершала процессию толпа плакальщиц.
Старуха подошла к женщине и молодому варвару и остановилась, уперев посох в землю. Плакальщицы огласили воздух стенаниями, жрецы начали погребальный обряд.
– Да благословят тебя боги, старая Вёльва, – произнесла женщина. – Мой муж, надежда моего народа, оставил нас. Тебе ведомы значения рун, прошлое и будущее открыто тебе. Скажи, почему боги забрали его? Кто виноват в том, что случилось в Каньоне Духов? Маги? Эльфы? Судьба?

Долгое время старуха не отвечала. Ее рука, похожая на птичью лапу, суетливо перебирала что-то в поясном мешке. Затем ведьма протянула вперед кулак и разжала ладонь.
– Что ты видишь, Хельга из клана Крылатого Волка?
– Это руна Тур. Война.
Неожиданно ловко старая ведьма размахнулась и швырнула кость с руной в небо. Стоявшим поблизости показалось, будто небо на мгновение вспыхнуло алым светом, высветились облака, похожие на раскинувшего крылья ворона.
Глядя прямо перед собой, старуха начала что-то бормотать под нос. Ее слова, поначалу заглушаемые плачем и треском костров, становились все громче и все различимее.

– В давние времена наш народ не знал единства. Воден сотворил нас так, что превыше всего мы ценим личную доблесть. Но с началом Великой Битвы наша разрозненность обернулась против нас. Племена нашего народа не оказывали помощи друг другу и одно за другим гибли под натиском посланников богов.
Тогда поднялся с юга великий воин Антор по прозванию Каменный Клык. Доблестью, силой и мудрыми речами он увлек за собой всех вождей, и вот из блеска стали, ратных подвигов и рун родилось Братство Крови.
В те дни мы стояли плечом к плечу с пустыми в мудрости магами и мертвыми в жизни эльфами, мы шли за Учителем, что называл себя Раш. То был путь войны, для которой и рождены мы Воденом, но мы не ведали тогда, что война эта была неправедной.

Постепенно жрецы Водена стали вторить ведьме. Следуя неписаным правилам, стоящие вокруг варвары обнажили мечи и стали бить клинками по своим щитам. Под ритмичный грохот и плач старуха продолжала.

– Но наши создатели, наши враги были сильны. Воинство богов теснило нас, и даже силы Раша не было довольно, чтобы противостоять Предвечным.
Тогда маги создали Орден, который в те давние времена носил имя Учителя. Орденом Разума назывался он. В тот Орден вступали лучшие из трех рас.
Лучшие трех рас учили друг друга. Маги передали нам власть над Стихиями, с тех самых пор эта школа волшебства доступна всем. Ведомый Рашем, Орден
Разума и все воинство трех рас отбросили богов к их твердыням – замкам, что воздвигли боги из страха перед своими смертными созданиями.
Вновь и вновь бог-отступник посылал войска на штурм. Вновь и вновь лучшие воины оставались лежать под каменными стенами, а остальные возвращались ни с чем.
И тогда открылись глаза Антора, и узрел он суть того, кого называл Учителем. Ибо тень Раша расширилась до краев Мира, лицо превратилось в маску злобы, а очи горели неземной жаждой власти.
И понял вождь Братства, что не ради любви к детям богов пришел Раш, но лишь владычества над сотворенным Миром хотел он для себя, и не было ему дела до боли воинов своих.
Устрашился Антор и увел народ свой. Маги и эльфы не сразу последовали за нами.
В сагах сказано о последних годах той войны. В бессилии и гневе Раш обратился к силам Хаоса и сотворил себе новое войско. Неисчислимые полчища монстров – демонов, големов, оборотней, ящеров и гоблинов – исторг он из себя, поднял на битву души и тела павших, впустил в Мир новую школу магии. И тогда даже дети Мирддина и Итеры бежали от того, кто принял новое имя – Разрушитель.
Учитель лжи, он воздвиг темную цитадель в южных пределах и оттуда продолжал войну с богами. Сотрясалась земля, небеса наполнились огнем. Но без помощи Братства, Доминиона и Ордена Раш был обречен на поражение. Тогда боги изгнали Разрушителя далеко за пределы Мира, и снова воцарилось недолгое спокойствие.
Небо расчистилось, по-прежнему текли реки, светило солнце и пели струи дождя. Но зло, посеянное Разрушителем, дало всходы. Три расы забыли о единстве. Ревность и злоба поселились меж детьми богов. Орден Разума распался. Горько пожалели маги об утрате своего единовластия над Стихиями. С тех пор маги называют себя Орденом Порядка. Доминион удалился в свои леса, и долгое время эльфы не появлялись в Мире.
Прошли годы. Пришло время подвести итоги, восславить героев и потребовать виру с виновных. Нет и не может быть доверия между расами, острая сталь снова в бою. Знай же, Хельга: заклятие Ордена и стрела Доминиона сразили твоего мужа. Они увлекли нас с дороги Водена, они отравили наши уши ядом речей Разрушителя. Теперь они убивают нас...

Слова ведьмы перешли в невнятное бормотанье, ее слепые, белесые глаза широко открылись, глядя в пустоту перед собой. Хельга отвернулась и запрокинула голову к небу. Там, высоко в облаках, затмевая звезды, парила черная птица.
Один из жрецов выступил вперед.
– Сегодня мы провожаем в путь прямого потомка Антора – Аруна Волчьего Воя, вождя Братства Крови! – разнесся над равниной его голос.
Жрецы извлекли из-под шкур факелы и воспламенили их от поминальных костров.
– Он пал, как подобает воину. Его ладья полна трофеев, что взял он у врагов. Девы битвы парят над водами. Путь его лежит за пределы Мира, туда, где волны моря расступаются и на сияющем берегу высится золотой причал. Предки рода Волка стоят на камнях, и сам Воден встречает гостей у порога палат щитов. В пирах и состязаниях воины ждут своего часа. Настанет время, когда боги призовут избранных на последнюю битву! Слава великому Аруну! Слава богу войны!
– Слава Аруну! Слава Братству! Слава Водена! Смерть врагам! – взметнулся к небесам рев варваров.
Долго еще одетые в кольчуги и звериные шкуры варвары славили богов и героев, а Хельга молча вглядывалась в окаменевшее лицо старой Вёльвы. Долго пылала просмоленная ладья. И вот, когда воины стали расходиться, дабы начать поминальную тризну...
Мертвенная тишина погасила все звуки. Словно забыв о годах, ведьма выпрямилась, ее седые волосы окутали голову серебристым облаком. Неведомо откуда на ее плече появилась огромная черная птица, и все жрецы пали ниц. Глаза Вёльвы широко распахнулись, из груди исторгся хриплый голос:
– Внемли голосу богов, о Хельга из рода Крылатого Волка! Завтра в полдень ты придешь к Вратам Чертога, придешь одна, дабы вместе с главами Ордена Порядка и Доминиона Леса услышать волю богов и передать ее своим людям! Так хотят Предвечные!
Одним ударом крыльев ворон взвился ввысь и исчез в черном небе. Ведьма, пошатнувшись, медленно повалилась на землю. В глубоком молчании жрецы и воины смотрели на нового вождя, Ладара, решительно следующего к тотему своего племени, раздающего команды воинам. Хельга же не могла отвести взгляд от руны, черневшей на ладони мертвой ведьмы.
Норна. Судьба.

Новая эпоха pix.PlayGround.ru
Дела мои на сегодня закончены. Я возвращаюсь в Чертог Предвечных. На перьях осели роса и пыль смертного Мира, я ликую, когда ветер, что вечно обвивает гору Богов, снимает с меня ночную усталость. Я кружу вокруг стен Чертога и приземляюсь на балконе, с которого боги обычно взирают на Мир. Здесь тишина, но от слуха Воронграя не укроется ни один звук, я слышу голоса богов. Предвечные снова ведут нескончаемый диалог, начало которого – клятвопреступление Разрушителя. Снова и снова Итера, Маэ Мирддин и Воден испрашивают милости для своих детей. Снова и снова холодная Морриган требует гибели для Доминиона, Ордена и Братства. Боги снова обсуждают то, что было решено давным-давно.
Я, Воронграй, опять не участвую споре Предвечных. Воля богов определена, и я их вестник и судья. Я убираю голову под крыло и погружаюсь в тишину. Перед внутренним взором снова встают картины прошлого: сотворение Мира, клятва богов, рождение трех рас, предательство бога Разума, Великая Битва, пламя и блеск стали.
Проходит ночь, первые лучи солнца греют мои перья. Я пробуждаюсь ото сна, не мигая смотрю, как солнечный диск поднимается все выше над горизонтом. Боги в глубине Чертога смолкают. Они знают, что должно случиться.
Пора. Я взлетаю в небо...

Жаркое солнце беспощадно обрушивало лучи на каменистую пустыню. Здесь, на площадке перед началом тропы, ведущей сквозь отвесные склоны Хребта Мира прямо к Чертогу Богов, не было даже ни одного крупного валуна, отбрасывающего тень. Свет солнца вскипал на сияющих доспехах собравшихся у входа в ущелье. Эрика Златокудрая, Магистр Ордена Порядка, Фион Намирион, Владыка Доминиона Леса и Хельга из клана Крылатого Волка собрались по зову богов.
Словно невидимая стена пролегла между предводителями трех народов. Каждый вглядывался в глубокую тень ущелья, старательно не замечая остальных. И все же краем глаза каждый следил за остальными, ладони крепко сжимались на рукояти оружия. Медленно ползли минуты, напряжение, незримо повисшее в воздухе, все возрастало. Казалось, еще немного – и воздух вспыхнет яростным пламенем. И вот на пике ожидания из сумрака и тени Врат Чертога будто бы соткалась высокая, властная фигура.
Он был похож на человека, но правая сторона его узкого лица была бела как снег, левая была темна и отливала синевой. Длинные черные волосы ниспадали на странную одежду – длинную мантию, будто собранную из сотен перьев ворона. Его белая и черная руки, пальцы которых увенчивались острыми птичьими когтями, были скрещены на груди.
Губы вестника богов остались неподвижны, но слова тяжко раскатились над пустыней, рождая множественное эхо.
– Слушайте меня, смертные создания Предвечных. Последовав за богом-клятвопреступником, поверив его лжи, вы восстали против богов. Замысел Творцов и ход истории были нарушены. Не силою ли богов единственно этот Мир удерживается в океане Хаоса? Не власти ли Предвечных жаждали вы для себя? Вы все виновны, и вина ваша тяжела. Из-за вас Хаос проник в самое сердце Мира и все, что сотворили боги, оказалось на краю гибели.
Да будет вам известно, что Разрушитель не уничтожен, а лишь отступил за пределы власти Предвечных. Он копит силы, дабы однажды вернуться. И лишь очистившиеся от пятна Хаоса смогут противостоять ему. Слушайте же волю богов.
За преступления перед своими создателями будет прощена только та раса, которая докажет свое превосходство в битве и одолеет других. Вира, которую налагают на вас боги, – это души, которые вы отныне будете пожинать как трофеи. Ваши покровители все еще с вами, их посланники будут собирать виру, давая вам взамен силы, что пригодятся одному из народов в неизбежно грядущих потрясениях.
Отныне этот Мир станет ареной очистительной битвы, ареной, на которой переплавится и будет заново откован дух великого воинства богов!
Да исполнится то, что предначертано!

Так же неуловимо, как появился, вестник богов исчез в тенях ущелья. Его последние слова еще гремели в воздухе, когда Владыки Рас обернулись друг к другу.
– Ну что, бывшие союзнички, допрыгались со своим Рашем? – ослепительно улыбнулась Магистр Ордена. – Теперь мы вам все припомним…
– Слова посланника богов не имеют значения сейчас, – бросила Хельга, не обращая внимания на Эрику. – Для нас важны лишь законы Водена. Я пришла потребовать плату за моего мужа с вас обоих, и только кровь Ордена и Доминиона успокоит меня.
– Значит, крови, которую вы пролили у Зеркала, вам недостаточно? – ответил эльф. – Что же касается Раша, о прекрасная владычица, то я отлично помню, какими преданными глазами смотрели на него колдуны Ордена, когда он рассказывал о новой школе магии…

Словно змеиное шипение, в пустыне разнесся звук обнажаемой стали – три клинка скрестились в смертельном танце. В ответ на блеск оружия пространство вокруг заполыхало вспышками телепортации. Прибывшие бойцы с ходу бросались в бой, земля задрожала, сотрясаемая тысячами ног, вспарываемая могучими заклятьями…
Наступала новая эпоха Мира Арены.

P.S. Если картинки не отобразятся ,то прошу администрацию их перезалить ,как надо.

Нравится 1
Комментарии (2)
B
i
u
Спойлер

Вы уверены что хотите удалить этот комментарий?