НАВИГАЦИЯ ИГРЫ

pix.PlayGround.ru

Глава 1. Асмодиане - юным даэвам

   
В далеком прошлом Атрея была едина, в ее центре возвышалась Башня Вечности, а разделения человечества на асмодиан и элийцев не существовало. В то время племя драканов пыталось подчинить своей воле все остальные расы. Однажды они обрели крылья, превратившись в могучих драконов или, как их стали называть, балауров.

Люди охраняли Башню и сражались с балаурами, были сплочены и имели общую цель. Но это было тысячи лет назад, а время не повернуть вспять. Теперь обратная сторона земли, по которой мы ступаем ногами, — это мир других существ. После Катаклизма нам не оставили выбора, мы оказались в этом темном, холодном и бесплодном крае. Всеми силами стараясь выжить, мы изменились и все это время ждали нового шанса.

Теперь мы знаем — ни сочувствие, ни милосердие не принесут мира. Если бы тогда мы бились до конца, то Атрея не распалась бы на две части. Больше мы не совершим ошибок и будем сражаться до победы. Меня зовут Кирхен. Я стал даэвом задолго до Катаклизма и с тех пор сражаюсь, не зная покоя. Я был участником войны с балаурами, видел раскол Атреи, бился с элийцами… Я знаю, каков наш путь — путь асмодиан.

Нет прощения элийцам, по вине которых произошел Катаклизм, они должны ответить за свои деяния. Юные даэвы не ведают трагедии прошлого. Они не видят всей сути и опасности катастрофы, которая произойдет, если эфир иссякнет. Для того чтобы понять, какая опасность угрожает Асмодее, они должны знать о прошлом Катаклизме.

Глава 2. Первозданный Мир

 Изначально Атрея была райским местом. Свет Айона озарял все земли, и не было тогда холодных и темных областей. На просторных равнинах мирно пасся скот,  и бескрайние поля были засеяны злаками. В те времена люди жили в гармонии с природой, но это не значит, что они не знали забот. Уже тогда ими правили балауры, чьи сила и мощь значительно превосходили людские и с которыми и по сей день ведется война.

Находясь под гнетом драконов, люди смогли сохранить свою культуру и создать государство. Основой их жизни была вера в Айона. Из молитв, посвященных ему, рождались стихи и песни, храмовая архитектура оказывала влияние на облик жилых домов. Казалось, что мир будет вечен, но это была лишь иллюзия, созданная двуличными балаурами.

 
 
 
 

Глава 3. Пробуждение 6алауров

 В начале времен ни одна раса не могла сравниться с драканами в могуществе, и потому те правили миром. Даже дикие оборотни и краллы не могли победить их. Люди не желали подчиняться воле чужих существ. Они решили уйти и основать поселения в тех землях, где угнетатели не смогли бы их найти.

Драканы же постоянно наращивали свое влияние. Их жажда к власти и порабощению других народов, казалось, никогда не будет утолена. Они хотели стать самыми сильными существами, безостановочно совершенствуя свои магические умения и наращивая мощь. Стремление этих созданий к совершенству было настолько велико, что граничило с  безумием.

Пять самых могущественных драканов встали во главе своих сородичей. Это с0бытие и принято называть пробуждением 6алауров. Пришло время, и они задумали истребить все не покорившиеся им народы, и началась война. Драконы хотели превратить наши земли в ад, они выжигали все на своем пути, превращая плодородные равнины в бескрайние пустоши.

Краллы и оборотни, побоявшись уничтожения, вступили с балаурами в союз. Драконы были столь самонадеянны, что потребовали у Айона силу, равную его собственной. А когда бог отказал, они, ослепленные яростью и жаждой власти, собрали огромное войско и объявили войну самому Айону.

Глава 4. Тысячелетняя Война

 Когда балауры выступили против Айона, их вассалы — оборотни и краллы — беспрекословно последовали за ними. Только люди выступили на стороне бога. Айон послал на помощь людям двенадцать Слуг Вечности, а те воздвигли эфирный щит, который драконы оказались не в силах преодолеть. Каждый человек мог пройти у Слуг Вечности обучение. Их воспитанники познавали силу эфира, обретали крылья и получали вечную жизнь, сравниваясь по силе с балаурами.

  
  
 
Даэвами хотели стать многие. В их числе был и я. Моим оружием в борьбе с балаурами стали огненные стрелы и ледяные цепи, которые я создавал с помощью эфира и гримуара, дарованного мне Слугой Вечности Румиэлем. Мы верили, что можем победить драконов, однако силы сторон были почти равны. Никто не мог одержать верх, война не прекращалась...

Уже умерли мои дети, и мои внуки, и внуки моих внуков — множество поколений сменилось, а я все сражался. Не меньше тысячи лет продолжалась война людей с балаурами, решившими уничтожить Айона, а конца этому безумному кровопролитию так и не было видно.

Глава 5. Предложение Мира

 Как прекратить резню? Ответ на извечный вопрос дал Азраэль, самый ярый противник балауров. Меньше всего мы ожидали услышать от него, что с нашими заклятыми врагами надо заключить мир. Он напомнил, что причиной и целью войны было не истребление 6алауров, а защита от их агрессии.

Заявление Азраэля вызвало замешательство и среди других Слуг Вечности, и среди людей, и среди даэвов. Казалось бы: как можно говорить о мире с теми, кто желал уничтожить Айона, но многие хотели прекратить войну. Я считал, что война может закончиться только полным уничтожением одной из сторон, и отправился к Румиэлю, который сделал меня даэвом. Заходя в его дом, я услышал гневный крик.

Это был голос Асфеля. «О чем вообще думает Азраэль? Да сколько бы ни продолжалась война, как он смеет говорить о заключении мира? Чего стоят все жертвы, принесенные за тысячу лет, если мы теперь будем договариваться с этими осквернителями даров Айона?!»

Я почувствовал успокоение, услышав слова Асфеля. Значит, мир не будет заключен, если Слуги Вечности тоже против этого. Но Азраэль был непоколебим в своем решении, поэтому бросил все силы на то, чтобы убедить Сиэль, к мнению которой прислушивались остальные. В конце концов ему это удалось. Не только я, но и все легионеры были против этого мира. Мы взлетели на башню и умоляли Слуг Вечности не заключать договор. Но ничего нельзя было изменить.

Глава 6. Катаклизм

 Пришел день, который не должен был наступить, день заключения мира. Слуги Вечности сняли эфирный щит. И мы все увидели Властелинов, которые пришли  к подножию Башни Вечности без оружия и доспехов. Я хотел провалиться под землю от стыда, слезы бессильной ярости текли по моему лицу, ибо я понимал, что это не заключение мира, а наше унижение.

И я увидел, как трясутся от злости плечи других легионеров. Мы не должны были этого допустить, но мы не справились и не смогли убедить Слуг Вечности. Между тем началась церемония: двенадцать помощников Айона стояли лицом к лицу с Властелинами, произносились полагающиеся случаю речи. Вдруг один из балауров упал, и начался хаос. Когда раздались крики и вопли, предводитель драконов Фрекион стремительно взлетел в небо, а в следующее мгновение что-то ослепительно вспыхнуло.

Я почувствовал, как мир вздрогнул от мощнейшего толчка, земля затряслась, словно плод, висящий на ветке дерева, потревоженного сборщиком урожая. Под моими ногами появились трещины, на глазах превратившиеся в глубокие расселины. Со всех сторон доносились крики и стоны, земля разверзлась, казалось, будто все куда-то уплывает. Но самым ужасным было то, что Башня Вечности покрылась густой сетью разломов, на миг будто замерла, а потом со страшным грохотом разломилась посередине...

Я не мог поверить своим глазам! Наблюдая за рушащейся Башней, я погрузился в поток Эфира. Последним, что запечатлел мой взор перед тем, как сознание оставило меня, были Сиэль и Азраэль, поднимающие эфирный щит.

Глава 7. Основание Пандемониума

 Я очнулся в Альтгарде. Трудно было поверить в произошедшее. Но нам предстояло преодолеть все трудности и освоиться на новом месте. Из рассказов я узнал о случившемся Катаклизме. Когда эфирный щит вернулся, Властелины балауров бежали. Но разрушение столпа мироздания — Башни Вечности — привело к катастрофе: Атрея раскололась на две части, а все находившиеся на месте Катаклизма даэвы исчезли.

Пропали и Сиэль с Азраэлем. Как потом стало известно, они ценой собственной жизни спасли расколовшуюся планету от гибели, использовав свою сущность как скрепляющую мироздание субстанцию, а остатки потратив на перенос остальных Слуг Вечности, даэвов и людей в безопасные области.

Я очутился в северной части Атреи, которая после катастрофы оказалась навсегда закрытой для ласкового света. Все мы, даэвы и люди, попавшие сюда из благодатного края, невероятно страдали от жестокой стужи и постоянного сумрака. Вдобавок ко всему, эфир, которого было предостаточно в нашем прежнем мире, здесь почти отсутствовал.

В таких условиях многие люди и даэвы впали в отчаяние, но, к счастью, Асфель и еще четыре Слуги Вечности, которых мы стали называть покровителями, бывшие среди нас, смогли найти слова поддержки для каждого. Они же основали новый город, ставший нашей столицей, — Пандемониум.

  
  
  
 
 Мы стали понемногу меняться, приспосабливаясь к окружающему нас миру: наша кожа начала бледнеть и покрываться шерстью, а на руках и ногах отросли когти, похожие на крюки. Я понимал, что эти метаморфозы позволят мне выжить в новом суровом мире, но я не желал быть похожим на чудовище.

Глава 8. Открытие Бездны

 Много лет прошло после Катаклизма. Если не считать стычек с оборотнями, ничто не угрожало асмодианам, и люди стали забывать о войне с балаурами. Но судьба готовила для нас новое испытание. Однажды мы заметили, что осколки Башни Вечности начали светиться и подниматься в воздух, а люди, находившиеся недалеко от этих мест, бесследно исчезать.

Был установлен строгий запрет не приближаться к Башне, а аканы начали расследование, в результате которого стало известно о существовании другого пространства, сообщающегося с нашим. Многие даэвы были отправлены на исследование найденных областей. Перемещаясь с одного летающего острова на другой, они узнали о существовании Бездны, оказавшейся очень опасным местом. Проходы туда иногда внезапно затворялись, перекрывая обратный путь в наш, пусть мрачный, но уже ставший привычным мир.

  
  
 
Как безмолвный судья я должен был расследовать продолжавшиеся исчезновения и для этого отправился в Морхейм. И я увидел своими глазами тех, кто до Катаклизма были такими же, как мы, но оказались перенесены в южную часть Атреи. Они пришли через Бездну, чтобы исследовать наши земли. Их командир Дельтрас сказал мне, что они не хотят междоусобицы и потому вернутся в свои земли.

Казалось, что наш покровитель Джикел тоже не желал столкновения, но его заносчивый характер сыграл с нами злую шутку. Он потребовал, чтобы Дельтрас наслал проклятие на Неджакана. Услышав это, Дельтрас проклял Джикела, и началась страшная битва.

Глава 9. Война в Бездне

 После того как Дельтрас погиб в Морхейме, началась война с элийцами. Я не думал, что она может затянуться, так как причин для вражды у нас не было. Долгое время асмодиане и элийцы жили порознь, но разве не были мы прежде единым народом?!

Однако стало известно, что существование Бездны угрожает всей Атрее, а единственный способ не допустить гибель планеты — разрушить половину Башни, находящуюся на противоположной от нас стороне. Мы погрязли в войне, равной по размаху той, что велась некогда с балаурами.

Балауры… Одно упоминание о них заставляет мои глаза яростно сверкать, а кровь кипеть в жилах. И вот они объявились, наши вечные враги. Цель их не изменилась — завоевать Атрею и уничтожить Айона.

Глядя в прошлое, я вижу, что тысячу лет я вместе с остальными даэвами сражался с балаурами. А потом делал все от меня зависящее для восстановления Атреи и процветания Пандемониума. Все это я совершал, потому что так велел долг даэвов. Однако сделано не все. Пришло время выполнить свой долг до конца.

Нравится1
Комментарии
    B
    i
    u
    Спойлер