ArcheAge

История мира - Мелисара Риволла

 

Мстительница
Агент теней
Хозяйка «Красной точки».

Мелисара ненавидела двоих мужчин. Все детство она рисовала их лица, затем резала, топтала и рвала.

Эти мужчины забрали ее отца, мать и старших братьев.

Братья, которые были старше ее на семь и тринадцать лет, хранили сестру как зеницу ока. Если кто-то пытался сделать ей больно, они сразу же появлялись и давали обидчику отпор. Маленькая Мелисара очень хотела быть на них похожей. Братья обучались воинскому искусству, и Мелисара просилась учиться вместе с ними. Отец долго сопротивлялся, но все-таки начал учить ее фехтованию. Не мечом — кинжалом.

Затем наступил страшный день. Ее отца-генерала предали. Войска окружили особняк и убили всех, кто в нем находился - и хозяев, и слуг. Мелисара в тот день гостила у министра, отцовского друга. Ее спрятали в подвале, и там она отсиделась, пока все не закончилось.

Через два месяца она вышла наружу. Мир словно бы не изменился, но все, кого она любила, исчезли.

Не осталось ни завещания, ни могил — ничего. Ей не верилось в происходящее. Казалось, родители и братья решили ее разыграть и прячутся где-то поблизости. Она ждала, что они вот-вот появятся откуда-нибудь с криком: «Сюрприз!» — но этого не происходило. Из дома министра ее отправили в семью торговца, затем в детский приют, где все было чужим и незнакомым. Она боялась, что родители и братья станут искать ее и не найдут.

В приюте ее ждала комната на четверых: две двухъярусные койки. Мелисаре выдали две простыни, четыре комплекта одежды, плащ и две пары ботинок. Наставник, совсем еще молодой юноша, сказал:

– Теперь твое имя Сара. Забудь о прошлом. Тебя ждет новая судьба. В ней не будет места отдыху и развлечениям. От них жизнь теряет смысл. Только двигаясь вперед, можно чего-то добиться и стать достойной звания человека.

Мелисара была самой младшей среди ребят, но снисхождения для нее не делали. Все воспитанники вставали на рассвете, кололи дрова, работали по дому, готовили еду - и тренировались. Разминка, упражнения с кинжалом, ловушками и сетями, изучение ядов. Выдержать такой распорядок было нелегко, но Мелисара быстро освоилась. Выручала природная ловкость: работа с кнутом, с оружием, самые трудные физические упражнения давались ей проще, чем остальным.

К полудню черная одежда пропитывалась потом. Дети переодевались, но к вечеру и новую смену можно было выжимать. После ужина следовало перестирать всю одежду и вычистить обувь. Сон наступал мгновенно, едва голова касалась подушки. Времени на посторонние мысли не оставалось. Если Мелисаре и снились сны, они мгновенно забывались: вставать приходилось с первыми лучами солнца.

Прошло шесть лет. Мелисара полностью свыклась с новой жизнью. Теперь она уже сама помогала наставникам и, когда новички принимались хныкать и жаловаться на усталость, повторяла им то, что услышала от юноши в свой первый приютский день. Прошлое казалось далеким сном, воспоминания не вызывали никаких чувств.

С этим юношей Мелисара вскоре познакомилась и даже подружилась. Его звали Юстином, и их судьбы оказались похожи: он тоже ребенком потерял родителей. Именно поэтому он сумел найти слова, которые ей помогли.

Юстин был на тринадцать лет старше Мелисары. Как ее брат. Лицо брата понемногу забывалось, стиралось из памяти. Его вытесняло лицо Юстина. Мелисаре казалось, что они очень похожи.

Наконец пришло время первого задания.

Мелисаре было совершенно все равно, кто станет ее жертвой. Ее способности признали, она послужит общему делу — это главное. Их семерка отправилась в королевство. Она вернулась в места своего детства. Все казалось ей незнакомым. На самом деле королевство не изменилось, изменилась сама Мелисара — но девочка этого не понимала.

Она отправилась к гладиаторской арене.

Ликвидировать цель должен был другой подросток из их семерки. Мелисаре отводилась задача выманить жертву в укромное место и усыпить ее бдительность. Впрочем, при удобной возможности ей не возбранялось пустить в ход кинжал. Мелисара очень надеялась, что такая возможность возникнет.

В покои гладиаторов посторонним вход был запрещен, но Мелисара притворилась дочерью цветочника, и ее пустили. На арене цветы шли нарасхват. Их бросали под ноги бойцам, ими осыпали победителей, из них же делали венки для тех, кто отдал жизнь под крики жаждущей крови и зрелищ публики...

Зал был пуст. На мгновение Мелисара заколебалась, не подождать ли, но затем решила подняться к трибунам. Снаружи доносился разноголосый шум толпы. Внезапно он стих, а затем послышались одобрительные крики и рукоплескания, слившиеся в единый гул. Битва закончилась?

После полутемных коридоров арена показалась Мелисаре ослепительно белой. Когда глаза привыкли к свету, девочка увидела, что происходит непредвиденное.

Победитель попирал ногой оружие проигравшего. Его упавший на колени соперник был готов принять свою участь. Они не замечали, что стальные ворота, через которые на арену выпускали зверей, начали открываться. На песок выскочил разъяренный бык. Его глаза были налиты кровью, а ноздри угрожающе раздувались. От гладиаторов его отделяло всего несколько шагов. Кто-то из зрителей завижал, и победитель обернулся. Внезапно на трибуне мелькнула тень... и прыгнула прямо на спину быку.

События развивались с неимоверной быстротой. Пытаясь сбросить наездника, бык встал на дыбы. Гладиатор молниеносно бросился ему навстречу и вспорол брюхо мечом. Всадник соскользнул на песок. Бык упал и затих, но гладиатор для верности нанес ему еще один удар - в сердце. Зрители замерли... а затем раздался гром оваций. Публика решила, что перед ней разыграли красочное представление.

Но Мелисара, стоявшая у самой арены, видела, что все случилось по-настоящему. Страх и гнев на лице гладиатора были неподдельными. Он обернулся к своему загадочному спасителю и прокричал:

– Ты спятил?

Тот встал, отряхнулся и поднял голову. Он был совсем юн - немногим старше Мелисары. Ее сердце заколотилось от предчувствия. Так бывает, когда встречаешь друга на всю жизнь - или заклятого врага. В этот миг сзади прошел один из семерки и едва слышно прошептал:

– Это он.

Она не помнила, как покинула трибуны, как прошла коридор и оказалась в покоях гладиаторов. Мальчишка и победитель были уже там. Гладиатор отчитывал своего спасителя, а тот не отвечал, только улыбался. В конце концов гладиатор сдался и, придвигая себе стул, буркнул:

– Совсем страх потерял.

– Но ведь я помог тебе, – сказал мальчишка.

– Уж лучше я умру в сточной канаве, чем буду жить ценой твоей жизни.

– Хорошо. Я тебе совсем не помог.

Мелисара стояла у входа, стиснув ручку корзины так, что побелели пальцы.

С двумя ей не справиться. Она подождет, пока жертва не останется одна. Но кем этот мальчишка приходится гладиатору? Учеником?..

– Этот бык... Ведь кто-то специально открыл ворота, да? За ними должен был следить Микаэль...

– Наш с ним поединок назначен на завтрашний вечер. Пусть не ждет пощады.

– Не люблю, когда ты убиваешь. Но ведь тебя не переубедить.

Гладиатор только хмыкнул. Немного помолчав, мальчик произнес:

– Я тебе, может, и не помог, но я ведь старался. Можешь сделать мне подарок?

– Подарок? Неужели тебе чего-то не хватает?

– Это не вещь. Сходи со мной к реке.

– К реке? Зачем? Что ты там забыл?

Мальчишка не ответил, и чем дольше он молчал, тем мрачнее становилось лицо гладиатора. В глазах мелькнуло невысказанное подозрение - уж не убил ли кого-то его юный приятель на берегу реки. Но тут мальчишка произнес:

– Говорят, там отлично клюет.

...Воспоминания обрушились лавиной. Загородный особняк на берегу реки. Весна. Братья, решившие тайком сбежать из дома на рыбалку. Маленькая Мелисара заметила, как они крались к калитке, и упросила взять с собой. К закату солнца все трое вымокли насквозь, но так и не сумели развести костер, чтобы хоть немного согреться. Мелисару завернули в шерстяное одеяло — единственное, что осталось сухим. От пережитых приключений ее быстро сморил сон, и старший брат нес ее домой на руках...

Гладиатор недоуменно нахмурил брови:

– Хочешь, чтобы я сводил тебя на рыбалку?

– Рыбу можем не ловить.

– А что тогда?

– Посидим в тишине. Мне так хочется оказаться подальше от всех... но не в одиночестве, понимаешь?

– Там все время играют дети. Какая тишина?

Мальчишка не ответил и отвернулся. Мелисара не успела отвести взгляд. Их глаза встретились.

– Ты зря пришла. Нам не нужны цветы. Хм! Странно. Я тебя раньше не видел.

Она не нашлась, что ответить, но тут позади нее раздался голос:

– Господин Верк, Микаэль хочет с вами поговорить.

Гладиатор кивнул и быстро вышел. Ему явно не терпелось выяснить, как на арене оказался бык.

Мелисара осталась наедине с мальчишкой. Тот еле слышно шмыгнул носом. Момент был упущен. Будет ли у него еще раз возможность обратиться к гладиатору с такой просьбой?

Мелисара была готова ответить на этот вопрос.

Нет.

Она подошла к нему и сунула руку в корзину. Мальчик уже позабыл про маленькую цветочницу и погрузился в мысли.

Пальцы легли на рукоять кинжала.

Осталось подойти сзади и, как многократно отрабатывалось на тренировках, нанести удар.

...Мальчишка никогда не придет к реке. Отцу и сыну не закинуть удочки.

И тут он обернулся. Потянулся рукой к корзине. Мелисара стиснула рукоять кинжала, но он всего лишь взял несколько цветков и протянул девочке плату. Золотую монету с райской птицей, расправившей крылья.

...Гул, доносившийся из коридора, с трибун, с арены словно стих. В памяти возник последний день прошлой жизни. Отец, которого вызвали во дворец, медленно застегивал парадный мундир. А мать собирала маленькую Мелисару в гости. Придирчиво проверила вещи, велела служанке положить еще одну пару обуви. Старший брат был мрачен и сердит, но при виде сестренки его лицо разгладилось. Он погладил ее по голове, достал из кармана золотую монету и вложил ее Мелисаре в руку:

– Отдохни как следует, малышка.

...Смеркалось. В лунном свете Мелисара бежала за служанкой вдоль холма. Она думала, что завтра вернется домой. Но то завтра, о котором она мечтала, так и не настало. Золотую монету она где-то потеряла. В те годы она не знала цену деньгам. Не то что теперь.

Зачем брат дал восьмилетней малышке золотую монету? Зачем мать собрала ей две пары обуви на один вечер?

Только теперь она все поняла. Может быть, озарение пришло бы к ней раньше, но она уже давным-давно не вспоминала родных и их лица.

– Ты чего? Никогда не видела золотого?

Мелисара пришла в себя и снова посмотрела мальчишке в глаза. Он решил купить цветы, хотя они ему не были нужны. Но арена уже закрывалась, а корзинка маленькой цветочницы была почти полной... Ее руки затряслись, и она отпустила кинжал. Еле слышно она произнесла:

– У меня нет сдачи.

– И не надо.

– Так нельзя.

Мальчишка шмыгнул носом и вывернул карманы. В них было пусто. Он улыбнулся и бросил золотой в корзину.

– Возьми. И не работай сегодня больше. Отдохни. Ладно?

Он похлопал ее по плечу и вышел, а Мелисара все стояла и стояла на месте. Все смешалось в голове — голос старшего брата, слова мальчишки, золотые монеты из прошлого и настоящего... А затем ее окликнул кто-то из семерки. Мелисара заглянула в корзину. Ей не привиделось: среди цветов, почти касаясь кинжала, лежала золотая монета.

Вернувшись в приют, она спрятала монету под матрас. В этот раз она ее не потеряет. Затем она отправилась к Юстину и попросила прощения за проваленное задание. Тот ответил, что ей не в чем себя винить, ведь ликвидация цели не входила в ее обязанность.

Помолчав, Юстин добавил:

– Я хотел сказать раньше, но боялся, ты что-нибудь натворишь.

Мелисара широко распахнула глаза. Так начались ее терзания — терзания длиной в целый век.

– Это был твой заклятый враг. Политимос, сын Электины, принц Иферии.

Нравится2
Комментарии
    B
    i
    u
    Спойлер