НАВИГАЦИЯ ИГРЫ

Перевод радиостанции VCPR

Шоу "Восприятие и позитивное мышление"

 

Участвуют: Морис Чавес, Константинос Смит, Джереми Робард и Дженни Луиза Крэб.

Константинос Смит - говорит обречённым, трагическим, иногда умирающим голосом.

Джереми Робард - говорит самоуверенным голосом.

Дженни Луиза Крэб - говорит оптимистично-перевозбуждённым голосом.

 

МОРИС: Привет! Как вы понимаете, это радио Ви-Си-Пи-А (VCPR), и я Морис Чавес. Это значит, что меня зовут Морис Чавес. Чавес. Не Чейвз или Чавиз. Это не игровое шоу. Извините за приятное начало. Это не игровое шоу. Это политические и социальные дискуссии на свободном радио, без рекламы. И я всё ещё Морис Чавес. Привет. Сегодня в "Насущных Вопросах" мы попытаемся обсудить один из наиболее важных вопросов в нашей стране сегодня. Вопрос перцепции. Нет, это не о том как не забеременеть в 16 лет. То контрацепция. Но мы поговорим о перцепции, восприятии. О том, как мы воспринимаем мир. Сегодня мы живём в оптимистические времена. Времена предприимчивых дельцов и воротил. Наш герой это предприниматель. Зачинатель и создатель. Позитивное мышление, говорят нам, это всё. Подумайте, и вы можете сделать это. Так можем ли? Давайте разрешим-таки этот вопрос. Что касается меня, то в иные дни я просыпаюсь, выглядываю из окна и думаю, как хорошо жить на свете. В другие же дни, например, в день выплаты зарплаты или в день рождения моей бывшей жены, мне хочется спрятаться под подушку и плакать. Но это я. Человек противоречий, как мой врач сказал. Он был юнгианец[1], но какая разница. Я Морис Чавес, и сейчас в нашей дискуссии будут представлены три очень контрастирующих мнения по вопросу позитивного мышления. Справа от меня готический художник, охотник за вампирами и, по его словам, человек ночи, Константинос Смит. Константинос, привет.

СМИТ: Приветствую, смертный. Надеюсь, это к добру. Я пропустил спиритический сеанс, чтобы быть здесь.

МОРИС: Похоже, что вас не очень вдохновляет быть здесь.

СМИТ: Нет, мужик. У меня ужасная депрессия. Это круто.

МОРИС: Окэй! Я сейчас прерву вас. И слева от меня человек, мыслящий исключительно позитивно. Человек, который вытащил себя сам из трущоб. Джереми Робард.

ДЖЕРЕМИ: Эй, из гетто, а не из трущоб. Я не жил в трущобах. Я жил в гетто. Я выживший, а не отброс. Я с улиц.

МОРИС: Окэй!

ДЖЕРЕМИ: Эй, я могу научить тебя тоже, как выживать. Всех вас. Я могу помочь каждому. У меня есть то, что называют даром коммуникации. Я могу всем вам помочь реализовать этот дар, понять самих себя, осуществить ваши мечты. Я как школьный учитель. Я покажу вам ваш потенциал. Это просто. Всё, что вам нужно делать, это следовать моей простой программе на аудио- или видеокассете.

МОРИС: Окэй окэй, не сейчас. Это не реклама, и если ты не собираешься покрыть расходы станции, то я не могу позволить тебе эту вопиющую рекламу. Люди платят за это!

ДЖЕРЕМИ: Эй, в жизни всегда есть возможность. Когда я был в тюрьме, ко мне пришла идея моего сегодняшнего бизнеса. У меня есть офисы в Вайс Сити, Боготе, Ливане и на Ямайке. Если я могу сделать это, значит я могу помочь вам понять себя. Вы можете быть таким же, как я, успешным.

МОРИС: Э-эй, хватит, хватит, достаточно. Ни слова от тебя, пока я тебе его не дам.

ДЖЕРЕМИ: Этот процесс включает три стадии. "Научись, начни и делай"[2].

МОРИС: ЗАТКНИСЬ! Я предупреждаю тебя, это моё шоу. Закрой свой рот. Закрой сейчас и держи закрытым. Не толкай меня, разодетый придурок. Не толкай меня!

ДЖЕРЕМИ: Эй, ты должен одеваться, чтобы произвести впечатление. Я освещаю это в моей программе. Люди оценивают, кто вы такой, по вашей внешности. Учёные говорят, что 98% нашего мнения о человеке мы формируем в первый или второй день знакомства. Эй, а раз учёные говорят, это должно быть правдой. Я научу вас, как жить таким образом.

МОРИС: ХВАТИТ! Это "Насущные Вопросы". Ну всё, хватит, окэй? Хватит! Пожалуйста, достаточно! Окэй, мой последний участник дискуссии - это некто без планов по продажам. Без программы, но с прекрасным посланием, которое прозвучит здесь. "Гражданский человек года" Вайс Сити за 1985 год, Дженни Луиза Крэб.

ДЖЕННИ: Привет, Морис!! Это такое отличное радио!!

МОРИС: Спасибо. Как дела?

ДЖЕННИ: Потрясающе! ПОТРЯСАЮЩЕ! ХАХА!! В самом деле, фантастически!! Ты видел восход этим утром?? Это было великолепно! Я улыбаюсь весь день с тех пор, ахахаха!

МОРИС: Хех, о-кэй. Давайте сначала познакомимся поближе с методиками наших дам, и, поскольку вы, Дженни, наиболее приятная персона здесь, давайте начнём с вас. Вы выглядете очень счастливым человеком.

ДЖЕННИ: О да, ОХАХАХАХА!!! ХАХА!!

МОРИС: Да? Почему?

ДЖЕННИ: Ну, жизнь великолепна, разве не так? ХАХАХА!! Я хочу сказать, хорошее перепадает мне, потому что я держу его рядом с собой, потому что я заслуживаю его!

СМИТ: Я уверен, что ты не была бы так весела, если бы у тебя была чёрная чума. Дженни живёт в вымышленном мире. Готы, подобные мне, видят мир таким, каков он есть. Тёмные песни ночи… чёрный лак для ногтей… и очень тесные чёрные джинсы, мужик.

ДЖЕННИ: Ну, всё прекрасно, так сказать, ну, так сказать, ВСЁ!!

МОРИС: Константинос, вы качаете головой.

СМИТ: Я знаю, Морис, да.

МОРИС: Есть особая причина?

СМИТ: Да.

МОРИС: И какая?

СМИТ: Есть только одна хорошая вещь в жизни.

МОРИС: Ага, и какая же?

СМИТ: СМЕРТЬ!!

МОРИС: Смерть?

СМИТ: Да, и умирание. Это тоже хорошо. И темнота. И луна. По крайней мере, когда вы мертвы, вы можете ходить вокруг в астральном теле и посетить такие места, как Новый Орлеан. Я люблю Новый Орлеан. Он по-настоящему жаркий и унылый.

ДЖЕННИ: О, смерть это хорошо!

МОРИС: РАЗВЕ?!!

ДЖЕННИ: ДА!!

МОРИС: А если вы собираетесь унаследовать кучу денег?

ДЖЕННИ: Да, нет, то есть да! Но также если вы можете быть позитивным и оптимистичным в отношении вещей. То есть, я хочу сказать, мои родители были зверски убиты несколько лет назад, да, и я была чрезвычайно взволнована, но я продолжала улыбаться, и мне это много принесло! И я намного более сильный человек сегодня, справившись с этим. Они были убиты, поэтому я могла получить большой личный опыт, и сейчас я понимаю это!

СМИТ: Счастливые ублюдки! Хотел бы я, чтобы кто-нибудь убил меня. Тогда бы я смог слоняться по кладбищу всё время, а не только по выходным.

ДЖЕННИ: Я знаю, что я действительно счастлива, что имею возможность учиться жизни! Мы не можем контролировать всё в жизни, поэтому начните день с улыбкой, и вы ЗАКОНЧИТЕ день с ней же!!

МОРИС: С чего вы начинаете день, Константинос?

СМИТ: Обычно с пинты[3] крови в сумерках, затем зажигаю свечи и плачу.

ДЖЕННИ: ХЕХЕХЕ!!ХЕХЕ!! (смех стихает после его слов)

МОРИС: Ооокэй, идём дальше, пока мы тут все не побледнели.

СМИТ: Нет, Морис, я ДЕЛАЮ это, и ты меня не смутишь. Жизнь это дешёвка, мужик, и затем ты умираешь. Если ты приготовишься к загробной жизни сейчас, ты сможешь вызывать духов. Вот в чём истина пентаграммы, мужик.

МОРИС: Хм, как мудро. У тебя явно есть много важных вещей, чтобы сказать миру.

СМИТ: Мир это ложь, чувак. Только темнота истина. Я обожаю Влада Дракулу, рождённого в Сигишоаре в 1431 году.

ДЖЕННИ: ХАХАХА, вы пугаете меня! Я хочу, чтобы вы улыбались и были счастливы!

МОРИС: Оккэй, это не так просто. Эээ, смотри...

ДЖЕРЕМИ: (прерывая Мориса) Эй, я могу что-нибудь сказать?

МОРИС: НЕТ! Ты всё ещё бесишь меня, жулик в пиджаке с плечиками!

ДЖЕРЕМИ: Эй эй эй, отвали, охламон, пока я тебе по яйцам не дал! Не надо конфронтации. Как говорят в фильмах, я человек мира. Я завязал с убийствами. Работайте со мной.

МОРИС: Ты что хочешь? Сломанный нос? Плевок в глаз? Не доставай меня! Я Морис Чавес!

ДЖЕРЕМИ: Я знаю, кто ты такой. Ты был клоуном. Я видел тебя однажды на Бар Мицве[4]. Ты классно кривлялся. Что случилось, ты устал от детей, пинающих тебя под коленки? Ты же был первоклассный талант.

МОРИС: Правда?

ДЖЕРЕМИ: Да, да, великолепный. Но тебе недоставало кое-чего.

МОРИС: Разве?

ДЖЕРЕМИ: Да. Уверенности, приятель. Уверенности. Ты же весь дубел от волнения.

СМИТ: Хотел бы я весь задубеть под бальзамирующим раствором.

МОРИС: Это невозможно. Мы говорим обо мне, а не о мистере Константиносе Смите!

ДЖЕРЕМИ: Да, уверенность. Это то, с чего всё начинается. Позитивное мышление. О чём мы сегодня говорим, Морис?

МОРИС: Я забыл. Мораль, что ли… Или насилие… Этот Барри без одежды… Да, ты прав. Позитивное мышление.

ДЖЕРЕМИ: Вот именно, приятель. Мы говорим о тебе, Морис Чавес. Ты не очень-то преуспел, как клоун, но ты отличный, действительно отличный ведущий общественного радио. Мне много потребовалось, чтобы покончить с наглостью и постоянным самомнением. В каждом кэбе[5], в который я сажусь, парни любят тебя.

МОРИС: Эй, спасибо.

ДЖЕРЕМИ: Эй, не благодари меня. Благодари себя. Ты научился чему-то, затем ты начал что-то и сейчас ты делаешь это. Вот о чём я говорю.

МОРИС: Да?

ДЖЕРЕМИ: Да. Ты понял свой путь к успеху. Это трёхступенчатая программа, основанная на изучении успешных людей. Таких, как я. Или, может быть, "Научись, Начни и Делай" это слишком загрузно для тебя. Может, тебе нужно сначала "Подумай, Удержи эту мысль и Выполни"[6]. Мне ещё никто не жаловался на эту программу.

МОРИС: Прекрати это!

ДЖЕРЕМИ: Эй, я занимаюсь с тобой, приятель, а ты размениваешь меня. Я открываю это во второй части моей программы. Одно - это позитивные действия, практикуемые успешными людьми, такими как торговцы и проститутки, и другое - это негативные действия, практикуемые неудачниками, как алкаши и судьи.

МОРИС: ЧТО?

ДЖЕРЕМИ: Не прерывай меня. Тебе надо открыть твои уши и закрыть твой рот. Это очень важно, я постоянно говорю это моей жене. Говорю "Эй, я не хочу слышать ни о каких жалобах. Я возвращаюсь домой с кучей денег каждый вечер, и всё, что ты делаешь, это скулишь". Обучение начинается здесь и закончится, когда мы поймём это. Делание это совсем другая история, но мы придём к этому. Сейчас всё, что вы должны сделать, это позвонить мне немедленно: 866-434-САМ, и всего за одну плату в месяц я изменю вашу жизнь навсегда, я обещаю вам. Я обеспечу вас всеми материалами, которые вам нужны, чтобы совершенно изменить ваш взгляд на мир, гарантированно!

МОРИС: Ох, остановись, остановись прямо сейчас! Это дискуссионная программа, а не информационная реклама.

ДЖЕРЕМИ: Эй, это потрясающая идея. Послушай, приятель, это дружественный метод. Дискуссия это "да-нет" утверждения. Но вы должны открыть ваш ум для "может быть". Мы говорим как друзья, а не дискутируем как враги. Вы чувствуете разницу?

ДЖЕННИ: Да!! Мне кажется, это так весело быть на радио! Я слушала бы больше, но кто-то украл моё радио, когда убили мою приёмную семью.

СМИТ: Я всех ненавижу, кроме нежити. Они единственные, с кем можно поладить.

ДЖЕРЕМИ: Хорошо, это начало. Но даже твой взгляд я могу поменять, мистер длинные волосы и бледная кожа, гарантированно.

ДЖЕННИ: Это так здорово, как щенки!!

СМИТ: Я однажды видел мёртвых щенков.

ДЖЕННИ: Ахх!

МОРИС: Константинос, я заметил, что у тебя очень много негативных мыслей. Почему ты выбрал образ жизни гота?

СМИТ: Ну, некоторые говорят, что жизнь это вечеринка для зомби. К тому же когда ты носишь только чёрное, то всё гармонирует. Я буду носить всё чёрное, пока не придумают что-нибудь ещё более мрачное. Это известный факт, что лучшая поэзия пишется, когда у вас страшная депрессия.

ДЖЕННИ: Эй, послушайте, я написала хайку!! Ах, красная астра. Цветы вмещают всё счастье. Солнечный свет, ДА!! Солнечный свет, ХАХАХА!!

ДЖЕРЕМИ: Звучит, как будто ты насладилась моей программой "Мотивируйся, Демонстрируй и Мотивируйся Снова"[7]. Никто ещё не жаловался на эту программу. Вы обнимаете людей и смеётесь, как будто вы не смеялись никогда до этого!

МОРИС: Давайте вернёмся к предмету разговора, а? Я уже устал от этих причуд. Дженни, давайте начнём с вас. Как вы сохраняете такой позитивный взгляд на жизнь? В вашем досье говорится, что с вами случались ужасные вещи.

ДЖЕННИ: Я не думаю, что что-то ужасное случилось со мной.

МОРИС: Но здесь говорится, что в-в-в-ваши родители были зверски убиты.

ДЖЕННИ: Мама? Где мама? С ней всё в порядке! Она, возможно, задремала. ХАХАХАХА!! Вы как моя плохая кукла, мистер Ливингстон. Он плохая кукла, ПЛОХАЯ КУКЛА! Не такая, как остальные. Моя мама великолепно, но спасибо, что спрашиваете.

МОРИС: О-о-кэй! ВАААУ! Вы психотик и перебрали выше крыши транквилизаторов.

ДЖЕННИ: Если для счастья нужно быть психотиком, то, полагаю, что да. ХАХАХА!!

СМИТ: Сталагмит вырастает на дюйм каждую тысячу лет. Это медленно и болезненно. Вот, как я хочу жить. Если вы не можете видеть страданий, держитесь подальше от кухни. Вы заметили эту татуировку на руке? Она египетская и символизирует дыхание жизни в загробном мире. Это мой ключ к вечной жизни после смерти.

ДЖЕРЕМИ: Эй, почему бы тебе не носить свои ключи в кармане, как все остальные?

СМИТ: Потому что то, что процарапано или выжжено на твоей плоти, перейдёт с тобой и в загробный мир!

ДЖЕРЕМИ: Хехе! Держу пари моя бывшая жена будет там ждать меня. Эта стерва сумасшедшая. Эй, ты можешь сглазить мою бывшую жену как какой-нибудь ужасный колдун или типо этого?

СМИТ: В тёмных искусствах и магии я только любитель.

ДЖЕРЕМИ: Я не говорю о магических фокусах, типа вытащить кролика из задницы или монеты из ушей. Я говорю о вуду. Знаешь, вуду, где танцуют с курицей. Эта стерва была стукачкой.

СМИТ: Почему каждый считает, что если мы готы, то мы странные?

ДЖЕРЕМИ: Я не знаю. Капюшон, трость, чёрный лак для ногтей могут отчасти объяснить это. Когда ты последний раз видел солнце?

СМИТ: Прошло 18 лет с тех пор, как я гулял под открытым солнечным светом. Я покидаю дом только если дождь или если мне нужно молоко.

ДЖЕРЕМИ: ВОТ ИМЕННО! Слушай, я одно время был таким же, как ты, за исключением ношения этой косметики. За неё бы меня крепко побили там, где я вырос. Я счастлив дать тебе образец моего курса "Научись, Начни и Делай". Я обещаю, что ты побежишь и купишь себе цветной одежды и будешь слушать другую музыку, чем эти получасовые стоны о том, как дождливо в Манчестере. Жизнь это то, что ты делаешь из неё. Посмотри на меня. У меня есть роскошная квартира, джакузи, куча девочек.

СМИТ: Слушай, ты меня совершенно расстроил, что трудно сделать. Я был на той стороне много раз. Иногда я едва возвращался обратно. Это всё астропроекции. Вот прямо сейчас я проецирую себя в женскую уборную на ярмарочной площади.

ДЖЕРЕМИ: Эй, это классный фокус. Может быть, ты и я могли бы начать совместный бизнес.

МОРИС: Ой, слушайте, мне надоел этот парад любви (love fest). Ты, мотивационный мошенник, и ты, маниакально-депрессивный придурок с анемией. Вы, ребята, должны ненавидеть друг друга.

ДЖЕННИ: Вы сказали Лав Фист? Эти ребята такие потрясные! Послушайте, я только что написала ещё один стишок! Если бы у меня был цветок каждый раз, как я думаю о тебе, я бы вечно гуляла в саду.

МОРИС: Я тоже только что написал стишок. ЗАТКНИСЬ ТЫ, жалкий презренный прыщ! Это моё шоу, Мориса Чавеса! Капиш? Компрэндэ?[8] Мы здесь не для того, чтобы цитировать поэзию, или продавать записи по мотивации, или болтать про мертвецов. Мы здесь для того, чтобы разрешить-таки проблему. Окэй, давайте сделаем перерыв. Мы вернёмся сразу после этой важной информации от Общественного Радио Вайс Сити.

МИШЕЛЬ: Это "Насущные Вопросы" на Ви-Си-Пи-А, Общественном Радио Вайс Сити. Если вы ещё не дали денег Ви-Си-Пи-А, но продолжаете нас слушать, значит вы вор.

ДЖОНАТАН: Верно, Мишель. Вы можете также бросить кирпич в окно и ограбить место. Насколько вы эгоистичны, люди? Это общественное радио, служащее обществу всем, что является важным. Как я. Поэтому давайте. Поддержите наш эфир. Это действительно важно.

МИШЕЛЬ: Пошлите нам ваших денег! Я буду говорить это до тех пор, пока вы не пошлёте.

ДЖОНАТАН: Да. Мишель известна своими неконтролируемыми приступами попрошайничества. Она переживает об этой станции, в отличие от вас. Подумайте, сколько денег вы тратите на фастфуды и памятные блюда. Возьмите и пошлите эти деньги прямо сейчас Джонатану Халявину, Остров Морской Звезды, Вайс Сити. А сейчас возвращаемся к шоу с Морисом Чавесом, придурком.

МИШЕЛЬ: Ты прав. ОН придурок.

МОРИС: Я Морис Чавес. Добро пожаловать. Я был театральным клоуном, но сейчас я веду дискуссионное шоу. Забавно, как вещи оборачиваются, а? ХЕХЕХЕ!!

ДЖЕННИ: ХЕХЕ!!

МОРИС: Или нет? Вот в чём вопрос, видите? Если мы посмотрим на жизнь как на позитивный опыт, сделаем ли мы её лучше? Вот, что мы обсуждаем прямо сейчас здесь, в "Насущных Вопросах". Свободное радио со свободными мыслями. Только сохраните вливание денежных пожертвований! Не продавайте нас корпорациям! Нам всем нужен голос. Действительно, это так, и сегодня, прямо сейчас, мы даём высказаться трём очень разным людям, обсуждающим позитивное мышление. Здоровую псхологическую установку. С нами гот в депрессии, с нами очень счастливая сирота...

ДЖЕННИ: ХЕХЕХЕХЕ!!

МОРИС: И с нами говорящий о мотивации с набором своих методик.

ДЖЕННИ: ХЕХЕ!!

МОРИС: Итак, давайте начнём с вас, Константинос, странное, мрачное создание тьмы. У вас есть позитивная психологическая установка?

СМИТ: Думаю, да.

МОРИС: О, правда?

СМИТ: Страдания и несчастья? Они кругом, чувак. И я страшно хочу смертельную болезнь. Что плохого может случиться со мной?

МОРИС: Ты мог бы выиграть в лотерею?

СМИТ: Лотерея? Это для людей с надеждой. Я не участвую в лотерях.

МОРИС: Ты мог бы! (двухсекундная пауза) Чёрт, вы двое, помогите мне.

ДЖЕННИ: Я думаю, он потрясающий!! Думаю, он очень милый! Мне нравятся твои волосы. Это напоминает мне большую лохматую собаку с длинной, сальной, ниспадающей шерстью!!

ДЖЕРЕМИ: Знаешь, Чавес, этот странный гот говорит дело. Я хочу сказать, во многих отношениях то, что он говорит, освещено в моей трёхступенчатой программе, запись 17. "Мотивируйся, Демонстрируй и Мотивируйся Снова", часть 9. Посмотрите горькой правде в глаза. Знаешь, нам всем нужно посмотреть правде в глаза. Я никогда не буду королевой бала[9]. У Дженни никогда не будет её родителей.

ДЖЕННИ: ХАХАХА!!

ДЖЕРЕМИ: Ты никогда не достигнешь успеха в развлекательном бизнесе. Это о реалистичных жизненных целях. Я могу изменить вашу жизнь!

МОРИС: Окэй, окэй, секунду, Робард. Слушай, что не освещено в твоей трёхступенчатой программе? О чём не говорится в собрании твоих кассет размером с Библиотеку Конгресса? О чём бы мы ни говорили, несчастья, готы, депрессия, изменение жизни... Кто ты такой? Что ты сделал такого великого? Ты носишь дешёвый костюм, твои волосы прилизаны лаком, от тебя несёт виски. Т-ты выглядишь как продавец наркотиков. Ты же посмешище, чувак, настоящее посмешище!

ДЖЕРЕМИ: Ну, чувак, вот это уже становится личным. Я пришёл на твоё дешёвое шоу, потратил моё драгоценное время, я отменил несколько важных встреч. Я обращаюсь к тысячам ВИП-персон, чтобы распространить послание надежды. И вот как меня принимают. Меня оскорбляет этот перхотный чувак, на меня клевещет это чучело, которое не могло никого развлечь на дне рождения 9-летних детей. Меня критикует чувак, который работает на этом любительском радио!

МОРИС: Это не любительское радио. Я получаю зарплату.

ДЖЕРЕМИ: Сколько? Сколько ты получаешь, Чавес? Важная шишка, крутой парень с микрофоном в дешёвом пиджаке и глазами, говорящими: "Моя самая наивысшая надежда в жизни - это работать в книжном магазине". Я удачливый делец, а ты жмот!

МОРИС: Ты мошенник, которому нечего сказать людям. И который совершенно не может помочь людям.

СМИТ: Отлично. Мне нравится это. Надеюсь, один из них будет убит.

ДЖЕРЕМИ: Заткнись, придурок!

ДЖЕННИ: Дурачки всегда цапаются!

ДЖЕРЕМИ: Заткнись! У меня есть роскошная квартира, у меня есть джакузи, у меня вакации на Арубе!

МОРИС: "Вакации" так не говорят, идиот.

ДЖЕРЕМИ: Нет, говорят, потому что я ВИП-персона! Я очень значим. Я учитель. Мудрец. А не упрямый остолоп, нытик, сидящий на обочине жизни, который критикует других, и всё, что он может сделать, это дерьмовое шоу на идиотском радио. Мужик, который живёт со своей матерью.

МОРИС: Я в поисках квартиры.

ДЖЕРЕМИ: А а в поисках особняка, дурень. И с прислугой. Ты знаешь, как хорошо быть мной? Ты вообще понимаешь это? У тебя есть хоть какое-нибудь представление о том, как великолепно просыпаться и осознавать, что ты богатый и одарённый, что ты важная персона, что у тебя кровать с водяным матрацем и подогревом, и зеркальные потолки, и столько девочек, что тебе и не снилось? И каждый раз, как я выхожу за порог, я могу выбирать машину, на которой поеду, если я выбираю ехать. У меня есть пять водителей.

МОРИС: Нет, нету.

ДЖЕРЕМИ: Нет, есть.

ДЖЕННИ: Замети под ковёр, это мой девиз. ХЕХЕХЕХЕ!! Если я не вижу, значит ничего и нет. ЕХЕХЕХЕХЕ!!

МОРИС: Слушай, я не хотел разрушать этот мыльный пузырь здесь, но я знаю, что ты живёшь в очень маленькой квартирке с окнами, выходящими на газовый завод. И никакая ты не большая шишка. И даже не маленькая шишка. А просто говнюк. Отвратительный уголовник, который не знает первый...

ДЖЕРЕМИ: (прерывая Мориса) Эй, у меня есть миссия! Я могу спасать жизни! Я спаситель, приятель. У меня есть дар коммуникации, и вот как со мной обходятся. Меня оскорбляют, меня посадили рядом с парой дебилов, с чуваком, который боится солнца, и бабой, которая накушалась до черта антидепрессантов. Милочка, я могу предложить тебе кое-что получше.

ДЖЕННИ: Эти таблетки такие сильные сегодня! Я, наверно, приняла лишнего! АХАХАХА!!

ДЖЕРЕМИ: У этой чувихи крыша поехала. Я думал, что смогу на этом радио помочь людям. Продемонстрировать мою программу. Помочь тебе, Чавес. Те люди по телефону сказали, что ты был отчаявшимся одиноким чуваком на пределе терпения.

МОРИС: ПРЕКРАТИ! ПРЕКРАТИ СЕЙЧАС ЖЕ! Вали с моей студии. Иди делай своё собственное радиошоу. Иди спасай других людей!

ДЖЕРЕМИ: Эй, я не уйду, пока не получу возможность спасти людей и продать мои кассеты. Вы можете звонить прямо сейчас и присылать денежные переводы. И вскоре вы будете иметь богатую квартиру, кровать с водяным матрацем и костюм, сделанный в Сингапуре по последней итальянской моде.

МОРИС: ХВАТИТ! ХВАТИТ! ЗАТКНИСЬ!

ДЖЕРЕМИ: Эй, вампирщик, я дам тебе 20 баксов, если ты сглазишь Чавеса.

СМИТ: (заклинающим голосом, слышится смех Дженни) Тёмные силы, я призываю вас ко мне изгнать этих слабаков и недоумков с моих глаз.

МОРИС: ЗАТКНИСЬ!

ДЖЕРЕМИ: Нет, маленький гадкий сопляк!

МОРИС: ЧТО?!!

ДЖЕРЕМИ: У тебя обувь на "платформе", пижон, я всем расскажу.

МОРИС: Эй, НА ТЕБЕ ПЛАТФОРМУ, ПРИЛИЗАННЫЙ!!

[слышится шум и звук удара]

ДЖЕРЕМИ: ОУ, МОЙ НОС!!

ДЖЕННИ: Папочка, останови кровь!

ДЖЕРЕМИ: Это тебе будет стоить кучу денег! Я тебя в тюрьму засажу, говнюк!

ДЖЕННИ: Прекратите драться, пожалуйста! Я это ненавижу! Разве мы не можем устроить групповое братание?

СМИТ: Ударь МЕНЯ, чувак. МНЕ НРАВИТСЯ ЭТО!

ДЖЕРЕМИ: (говорит в нос) Оу, мой чёртов нос.

МОРИС: Ооой, хватит ныть, как пацан. Кто ты там, говоришь, а? Где там твоя трёхступенчатая программа? Думаешь всё ещё, что я размазня? Хочешь ещё грубо разговаривать с "Насущными Вопросами", а? Думаешь всё ещё, что ты крутой парень из трущоб, а, приятель? Думаешь обманывать меня? Мориса Чавеса? Чтоо ты думаешь, ж0па с ручкой?

ДЖЕРЕМИ: Ааа, я извиняюсь! Пожалуйста, не бей меня больше. Я, я люблю твоё шоу!

МОРИС: Эх, окэй. Мне кажется, я понял это позитивное мышление. И это были "Насущные Вопросы". Думаю, что мы достаточно прошли сегодня. И мы узнали, как-таки разрешать вопросы. И помните, если вас не начали бить первым, врежьте, как следует, чуваку по морде пресс-папье. Это только что помогло мне, и я чувствую себя на миллион долларов! А теперь узнайте, как же финансируется общественное радио и как такие высококачественные программы, как "Насущные Вопросы", выходят в эфир. Не уходите!

МИШЕЛЬ: Это были "Насущные Вопросы", и это Общественное Радио Вайс Сити. Мы надеемся, вы прослушали это шоу с таким же наслаждением, с каким прослушаете сейчас меня и Джонатана Халявина.

ДЖОНАТАН: Привет всем.

МИШЕЛЬ: Привет, Джонатан. Как дела?

ДЖОНАТАН: С разбитым сердцем, Мишель.

МИШЕЛЬ: Почему, Джонатан, почему?

ДЖОНАТАН: Ну, кажется, людям совсем на всё наплевать. В чём людские приоритеты? Мы неустанно вели кампанию в пользу Общественного Радио целых несколько месяцев, а у станции всё ещё проблемы. Но стоит какому-нибудь чуваку с проблемами с гигиеной заделать поп-концерт, как вдруг у каждого появляются деньги, чтобы сдать на помощь голодающим детям, которых они никогда в глаза не видели. Думаю, это бесстыдство.

МИШЕЛЬ: Да. Люди так мелки.

ДЖОНАТАН: Как ты?

МИШЕЛЬ: Конечно, как я. Но радио гораздо более важнее, чем пища. У меня возникла хорошая мысль не давать программу "Насущные Вопросы" в эфир сейчас. Вы должны дать нам немного денег. Э-эт..это настоящее бедствие. Вот, что это такое. Что случилось с вами, люди? Пожалуйста. Мы боремся, чтобы оплатить наш второй дом здесь.

ДЖОНАТАН: А у меня всего три отпуска было в этом году!

МИШЕЛЬ: Ах, ты, бедный, бедный человек. Что ж, давайте продолжим шоу. Помните, звоните сейчас. Пожалуйста! Нам нужны ваши деньги. Срочно!

 

Примечания

[1] Юнгианец, то есть психолог/психотерапевт, чьи взгляды и методы основаны на теории психолога Карла Густава Юнга.

[2] Кроме того, что название пародирует соответствующие программы, его сокращение в подлиннике звучит как LSD (наркотик-галлюциноген).

[3] Пинта - в Америке: 0,57 литра.

[4] Бар Мицва - праздник совершеннолетия ребёнка в религиозных еврейских семьях. Отмечается по достижении им 13-ти лет.

[5] Кэб (cab, сокр. от cabriolet) - такси.

[6] По-английски аббревиатура программы звучит как THC (имеется в виду основное вещество конопли и марихуаны).

[7] По-английски аббревиатура программы звучит как MDMA (научное название наркотика экстази).

[8] По-итальянски и испански: "Понятно?"

[9] Имеется в виду школьный или студенческий бал. © Ocean, 2009

Шоу "Нравственность"

 

Участвуют: Морис Чавес, Барри Старк, Пастор Ричардз и Джен Браун.

Барри Старк - это тот парень-нудист, который звонил на радио Chatterbox в ГТА 3.

Пастор Ричардз - говорит с комическим апломбом самоуверенного проповедника, голос очень похож на голос пастора в миссии "Джиззи" в ГТА СА.

Джен Браун - говорит голосом сверхопекающей и озабоченной матери.

 МОРИС: Спасибо, ребята! Итак, мы снова на "Насущных Вопросах". Одном из многих прекрасных шоу, которые вы услышите, если у вас хватит терпения слушать общественное радио. Благодаря множеству завоёванных нами наград, "Насущные Вопросы" имеют расширенное эфирное время и являются "номер один" станцией в регионе Вайс Сити. Я ваш очень смешной ведущий, Морис Чавес. Человек, поднявшийся по лестнице радиовещания с космической скоростью. Шесть лет назад я был клоуном, а сейчас я успешный человек! Хахаха! Подумайте об этом! Представьте, где я могу оказаться через десять лет... я могу достичь всего. Как бы то ни было, нравственность. Что это такое? Для чего она нам нужна? Наши предки, вскоре после открытия огня, создали орудия, чтобы бить друг друга по голове, а затем открыли, как готовить мясо, чтобы отпраздновать этот факт. Затем приехал Колумб и закрыл дискотеки переселенцев... Зачем? Совершенно сбитый с толку в случае, если вы спросите меня об этом, а вы, конечно, спросите, я подумал: "Вот прекрасный предмет для самого широкого дискуссионного шоу"... Что очень удачно, потому что я как раз ведущий такого шоу. Чтобы обсудить тему нравственности, к нам пришли проповедник-подстрекатель Пастор Ричардз, глава организации "Статуя Спасения Пастора Ричардза", группы, которая хочет раздобыть столько денег, чтобы построить статую самого Пастора Ричардза. Также с нами Джен Браун, лидер "Мам, Агитирующих Против Поп-Культуры", или ЭМ-А-ПЭ-ПЭ-КА, или МАППК… МААППОПКУ или… Ээ, я не знаю. По-моему, мы в глубоком аббревиатурном аду сейчас... Или в чистилище? И, наконец, с нами Барри Старк, автор книги "Как Природа Хотела". Он редактор "Новостей Натуризма" Вайс Сити и лихорадочно работает, как здесь говорится, чтобы привнести больше нудистских развлечений в Вайс Сити. Чтобы защитить достоинство остальных участников обсуждения, мы разместили мистера Барри Старка за ширмой.

БАРРИ: (голос из-за ширмы) Я здесь голый! Это моё право как личности!

МОРИС: Дааа... Давайте начнём с очевидного, да... Это морально быть голым?

БАРРИ: Да! Вы мне не запретите!

ДЖЕН: Ну, я мама, поэтому я имею дело с этим каждый день. И мои милые ребятишки выучили, что нехорошо быть обнажённым. Когда время купания, они знают, что нужно одеть купальные костюмы. Это... Это также причина, почему в моём доме нет зеркал. Нагота ведёт к дурным и безнравственным вещам.

БАРРИ: Морис, если я могу перебить, я не ношу одежды с 1982 года. Одежда совершенно неестественна. Разве вы, ребята, ничему не научились из 60-х? У меня было откровение, когда я был в Галле в Германии. Я всегда чувствовал себя очень стеснённым. Затем меня ударило как скользкой рыбой. Одежда абсолютно не нужна. Когда вы рождаетесь, вы не носите одежды. Когда вы умираете... вы не носите одежды.

МОРИС: Я должен тебя прервать здесь. А если ты умрёшь на работе? Если какой-нибудь огромный механизм обрушится на тебя, когда ты работаешь?

БАРРИ: Одежда ведёт к безнравственности! Нагота удерживает людей от борьбы. Ты смотрел выпуск "Нэшнл джиографик" на днях? Люди во всём мире голые. Тебе нет нужды пользоваться пулемётом, или гаубицей, или огнемётом, если ты голый. Это может обжигать и пронимать весьма индивидуально и очень откровенно. Ты был в зоопарке? Животные голые. Если бы каждый был голым, не было бы войн. Каждый жалуется на преступность и кражи машин в городе. Никто ещё не украл мою машину. Никто ещё не обчистил мои карманы. Они даже не пытались.

РИЧАРДЗ: Это потому что ты чокнутый псих и дегенерат.

БАРРИ: Если бы полицейские ходили голыми, это послужило бы великим примером для каждого. Можно регулировать движение и есть пончики полностью нагишом.

РИЧАРДЗ: Морис, именно из-за такого безнравственного поведения я и строю Статую Спасения Пастора Ричардза. Ной имел ковчег, техасцы имели Аламо[1], и я строю очень укреплённую конструкцию, копию самого меня. Очень просто. Эта 50-этажная статуя сможет отражать альфа, бета и гамма излучение. День настаёт, и настаёт очень скоро, когда Искусственные Солнца прольются, чтобы наказать дегенератов этого города. Но вы можете спасти себя. Статуя Спасения Пастора Ричардза будет абсолютно автономным сообществом. У нас будут консервированные запасы еды, частные жилые помещения и достаточно запасов, чтобы счастливо пережить предсказанные 40 тысяч лет ядерной зимы. Во второй фазе с помощью поддержки НАСА мы оборудуем эту массивную статую ракетами. Поэтому когда пресловутый петух клюнет всех в одно известное место, мы загрузим статую всеми теми людьми, которые спасли себя через щедрые пожертвования, стартуем в космос, колонизируем Сатурн и создадим расу морально неиспорченных и богатых людей, управляемых мною.

БАРРИ: Хм... А нудисты там будут?

РИЧАРДЗ: Нет, дурья башка! Именно от подобных тебе морально развращённых людей мы и хотим заслонить себя: от либералов, дегенератов, алкашей… Именно они ответственны за весь кошмар, который творится в Вайс Сити сегодня. Преступность на улицах, тусовки, внебрачные дети с будущим, полным отчаяния. Каждый, кто не согласен со мной, умственно отсталый человек и должен быть расстрелян, не побоюсь сказать. Нам нужно построить место, чтобы избавиться от всех этих злоупотреблений.

МОРИС: Фууу... Это разит экстремизмом, Пастор, но мы оставим пока нашего евгеника-любителя и спросим остальных участников дискуссии. Джен, вы мама и поэтому вы знаете всё. Что вы думаете обо всём этом и как вы считаете, Пастор Ричардз украл свои идеи из какого-нибудь фильма или книги?

ДЖЕН: Да, я мама. Мои дети очень особенные. Настолько особенные, что ходят в специальные классы. Сейчас я учу их истории, чтобы дать им перспективы. Прошлым вечером я рассказывала им, как Магеллан переплыл через пролив Магеллана и встретил дружелюбных аборигенов, которые снабдили его припасами. Эх, но затем он был вынужден убить их, и это важный жизненный урок. Если вы посмотрите на природу, вы увидите, как много видов едят своих детей, чтобы защитить их. Особенно это касается хомяков. Это о том, чтобы ставить впереди всего семью. Это очень важно для меня, и вот, откуда идёт моя мораль... А если вам это не нравится, найдите себе собственного мужа и держитесь подальше от моего, окей!?!?!

МОРИС: О-кээй... Но извините, если мой голос звучит немного сбитым с толку, но я не уверен, что я понял.

ДЖЕН: Сейчас моя нравственность выходит из наблюдений над историей и биологией и планирования, что же лучше всего подходит для моих ребятишек, и посылания всех остальных. Вот, что такое эта страна. Я имею в виду... я имею в виду... я видела хиппи... Что за туфта! Чт-что ваш ребёнок будет делать в школе с таким именем, как Лунный Луч, или Волна, или Хрен, или как там они ещё называют их. Это же ужасно! Как вы можете взять своего сына на игры детской лиги, если вы живёте на общинной ферме и выращиваете наркоту? Это отвратительно! Поэтому вот, в чём заключается моя жизнь: смотреть сверху вниз на всех остальных.

МОРИС: Да, кажется, теперь я понял. Идём дальше. Пастор Ричардз, в вашей книге вы говорите о том, чтобы ставить себя в первую очередь, и, что люди не должны жертвовать или помогать нуждающимся. Вы не могли бы пояснить?

РИЧАРДЗ: Да, верно! Люди должны научиться, как заботиться о себе самих и не зависеть от других. Если вы читали главу 45 моей книги, я говорю о том, что быть эгоистичным это добродетель. Самая лучшая вещь, которую вы можете сказать нуждающимся в помощи людям, это "Помогайте себе сами!". Это строит моральный характер. Нравственности, Морис, не так много осталось в этом городе. Каждый раз, как культура принимает доктрину помощи своим собратьям, мы падаем в средневековье. Посмотрите на Россию! Они пытаются выручать друг друга, протягивать руку помощи соседу. И догадайтесь, что? Каждые десять лет кто-нибудь вторгается к ним, сжигает их дома и забирает всю туалетную бумагу. Наполеон, Сталин, гунн Аттила... Все они. После прочтения моей книги вы всё поймёте. Я мог бы быть рождённым в море, но я не немой.

БАРРИ: Эй, мы собираемся говорить о нудизме?

МОРИС: Да, хехехехе, скоро, Барри! Не горячись и успокойся, хорошо, мой друг? Частота разводов растёт, результаты тестирований падают, а вампиров наблюдают уже в торговых рядах... Может ли семья быть в безопасности? ...Или, говоря другими словами: "Если мы предназначены к моногамии, почему мы не рождаемся уже в браке?" Джен, вопрос к вам.

ДЖЕН: Ну, с тех пор, как я являюсь счастливой женой и матерью, я знаю, что семья - это основа нашего общества. И сейчас, даже несмотря на то, что мой муж допоздна пропадает на работе или уезжает в длительные служебные командировки на Гавайи со своей секретаршей, я понимаю, как важна семейная ячейка в обществе. Он усиленно работает, чтобы я могла купить универсал с ещё большей деревянной отделкой.

МОРИС: Продолжайте. Расскажите мне побольше о... вашей семье.

ДЖЕН: Мм, хорошо. Я люблю сравнивать её с природой. В конце концов, это одна планета, даже если мы бываем готовы покалечить и убить друг друга. Особенно я. Вот посмотрите на акул и червей-пескожилов. Одно из моих хобби, кроме делания детей и критики людей, это биология. От природы можно столькому научиться. Люди в наши дни не выращивают себе пропитание. Они едва могут слезть со своих креслокроватей и добраться до супермаркета. Хаха, я скажу вам, что в этих местах нет ничего супер. Дети в наши дни не знают, как сохранять и консервировать их собственую пищу. Н-не удивительно, что всё, что они хотят, это играть в видеоигры или шататься с приятелями. Как она называется, Дегенератрон[2]? Какое говно!

МОРИС: Эй-эй-эй! Следите за своим языком! Это радио, у нас есть правила на этот счёт!

ДЖЕН: ...Но вы разрешили прийти сюда голому человеку.

МОРИС: Ну, он за ширмой. Вы не можете видеть его. Там ничего интересного. Представьте себе хилого парня с хвостиком и ужасной сыпью. Ядамвамфото.

ДЖЕН: Представьте, я уже замужем за одним таким. Так о чём я говорила?

МОРИС: Вы говорили о Дегенатроне, как я понял, это игровой автомат, который вы проклинаете.

ДЖЕН: Извините, это сводит меня с ума. Знаете, я слышала, как мой сын Патрик Третий... слышала, как он говорил на сленге дома однажды. "Круто, жжошь, забей, отвали..." Так я его чуть до смерти не забила, так что он никогда теперь не повторит эти ошибки. Американец должен говорить правильно!

МОРИС: Что?

ДЖЕН: Нет, не прерывайте меня! У меня дети, знаете, пожалуйста! Это очень важно. Это семья. Послушайте, Никто больше не знает, как сготовить. Никто больше не знает, как прикончить. Никто не знает, как прикончить обед. Мой папа был очень мудрый человек до этой аварии на тракторных гонках. Мой папа научил меня, как резать поросёнка. Это очень полезная информация. Конечно, первый раз я немного нервничала, но он привёл меня в помещение с вилами и жирной свиньёй и сказал, что вернётся через час, чтобы забрать корейку и окорока. Как мать, я с гордостью говорю, что вышибла дух из этой жалкой свинюшки. Я сделала это для моей семьи, и я сделаю это снова, как мать. Папа заработал денег и сбежал со своей секретаршей, и мама содержала нас и мужественно держалась, хотя её сердце было разбито. Где мои таблетки?

МОРИС: Барри... Вы, кажется, что-то хотите сказать.

БАРРИ: Я согласен. Статистика говорит, что семьи, которые проводят время вместе голыми, это лучшие семьи. Видите ли, социальные и классовые различия исчезают, когда все голые. Я не могу сказать, богатый вы или бедный, белый вы или чёрный. Это не имеет значения, потому что мы все голые. Одежда от дизайнеров? Попробуйте наготу от дизайнеров! Моё тело было создано самым лучшим дизайнером... Матерью Природой. Вот почему мы лоббируем постройку нудистского казино в Вайс Сити, чтобы пожилые люди могли играть голыми и бедняки могли терять свои надежды нагишом.

РИЧАРДЗ: Это написано в моей книге, глава 23, стих 5: тот, кто проигрывается в азартные игры, дурак. Но тот, кто верит в меня, получит возможность вечной жизни в космосе с другими богатыми и обеспеченными людьми. Это просто. Делайте, что я говорю, и вам не придётся думать о самих себе.

МОРИС: О, а я думаю, Пастор. Мы видим вокруг: стриптиз-клубы, дискотеки, выпивка... Хотят ли люди быть моральными? Можете ли вы узаконить мораль? Можем ли мы сказать людям, как им проживать их жизни?

РИЧАРДЗ: Абсолютно! Да, конечно, я могу. Только посмотрите на сухой закон или культурную революцию в Китае. Мы можем многое понять из истории. Председатель Мао или Сталин, они очистили свои страны от дегенератов или интеллектуалов, от отбросов общества, как говорится в моей книге, и посмотрите, какие великие общества они построили. Люди хотят, чтобы им говорили, как поступать. Большинство людей идиоты, и вот, к кому обращено моё учение. Это преступное, либеральное общество не имеет границ, а без границ как вы будете знать, где пределы? Вы должны знать, что такое добро и что такое зло. Вам нужен кто-то, чтобы сказать вам об этом. Одинокие мамы имеют тучных детей, это факт. В то время, как богатые имеют излишнее чувство вины, по моему мнению.

ДЖЕН: Я согласна. Не думаю, что эти люди понимают, как это тяжело приучать к горшку. Вам приходится давать угощение вашему чаду, когда оно идёт по-большому. Мои дети здоровяки, и едят чернослив каждый день, но вот, что портит эту страну. Это ударение на том, чтобы быть худым и здоровым. Когда мои дети голодны, я даю им копьё и посылаю их в парк поймать себе собственной пищи. Они учатся быть независимыми. Вчера мой младший Джоно убил почтальона или, во всяком случае, пытался. И я его обняла и сказала в следующий раз прибить папу, если он придёт домой поздно с душком дешёвых духов на себе.

МОРИС: Ээ, о-кэй... Сейчас время сделать перерыв, перед тем, как вы услышите ещё что-нибудь о криминальных деяниях в отношении госслужащих. Вы слушаете "Насущные Вопросы". Тема обсуждения сегодня - нравственность. Давайте ясно объясним, как работает свободное радио без рекламы. Мы вернёмся сразу же.

ДЖОНАТАН: Вы слушаете ВИ-СИ-ПИ-А (VCPR). Наконец-то, радиостанция для учителей и библиотекарей. Вы наслаждаетесь "Насущными Вопросами". Как обычно, вы не можете прослушать и часа без нас, клянчащих ваши деньги. Это каждодневный марафон по вымаливанию денег на ВИ-СИ-ПИ-А, где мы держим ваши любимые шоу в заложниках, пока вы не раскошелитесь на немного наличных.

МИШЕЛЬ: Знаете, чем так потрясающа ВИ-СИ-ПИ-А? Она как яркий факел культурного просвещения для Вайс Сити. В наши времена тьмы, когда толпа так необразованна, она едва может понять такие многосложные фразы, как "Чисти мои ботинки лучше, Нарисса, а то я доложу о тебе в Налоговое управление!" или диалектический материализм. Разве это не великолепно иметь заботящийся голос на радио?

ДЖОНАТАН: Верно, Мишель. Судя по тому, как идут дела при Рейгане, немытые гунны со Среднего Запада могут спуститься в Вайс Сити, поработить поэтов и почтовых работников и принудить нас смотреть программы по расписанию[3].

МИШЕЛЬ: Это устрашающая мысль, но как много раз бывает в жизни, вы можете выбросить деньги на что-нибудь и почувствовать себя лучше. ВИ-СИ-ПИ-А это ваша общественная радиостанция, но вы должны открыть свои бумажники.

ДЖОНАТАН: Верно. Если ваши пожертвования дойдут до уровня в тысячу долларов, вы получите билеты на "В Будущем, Там Будут Роботы" в Центре Искусств Вайс Сити.

МИШЕЛЬ: Люди, которые смотрели это шоу, говорят, что его трудно перевести на английский. Надо полагать, что оно очень впечатляюще.

ДЖОНАТАН: Да, но если вы не дадите денег ВИ-СИ-ПИ-А, мы будем отброшены назад в каменный век. Либералов будут сжигать на кострах на улицах. Пожертвуйте сейчас. Давайте возвратимся к "Насущным Вопросам". Давай, Морис, действуй... (в полголоса) Никудышный, бездарный придурок.

МИШЕЛЬ: (тоже в полголоса) Ты прав, он точно придурок!

МОРИС: Я люблю тех ребят! Настоящие профессионалы и живое доказательство, что не все таланты сидят на коммерческом вещании. Эти люди работают по любви, потому что в них есть чистота, прямо как у меня! Мы снова на "Насущных Вопросах". Я Морис Чавес, обладатель пяти наград в номинациях в области "общественное радио" в регионе Вайс Сити, включая лучший голос. На этом шоу мы берём сложные вопросы и сводим их к простым, чтобы вам было понятно. В этом сегменте шоу мы обсуждаем нравственность. С самого начала времён человека мучали вопросы. Почему мы здесь? Сколько время? И где здесь есть место, где парень может выпить? Ранний человек, как можно увидеть в пещере Ласко во Франции, вопрошал о нравственности, делая мамонтов вымирающим видом. Думаю, мы все знаем, что там произошло. Работа ли это общества, говорить каждому, как ему жить? Недавно Вайс Сити обсуждал проект билля о общественном комендантском часе, где говорится, что никто не может находиться на улицах после 20:30 вечера. Конечно, законопроект не был принят, но он заставил людей думать. Если вы не голосуете, вы делаете идиотов ответственными. Это морально? Я не уверен. Давайте разрешим этот вопрос.

БАРРИ: Дети должны быть дома с родителями голыми. Комендантский час не помешает. Вы знаете сколько денег я сэкономил на том, что не ношу модных шмоток? Почитайте книги по истории. Во время сотворения вселенной и Большого Взрыва все были голыми. Даже ты! Почему я должен оставаться за этой ширмой? Морис, будь добр!

РИЧАРДЗ: Потому что никому не интересно видеть твои... "дела". Потому что есть правила приличия, которые ты нарушаешь.

БАРРИ: (прыгая) Посмотри на меня! Я прыгаю туда сюда!

ДЖЕН: О, Боже! Вернись за ширму, пожалуйста! Я замужем!

БАРРИ: Что со мной не так? Почему вы меня ненавидите? Потому что я счастлив? Джен, обними меня! Я тебя не обижу! И, судя по всему, твой муж делает сейчас то же самое со своей секретаршей.

ДЖЕН: Нет! Мы прошли через это! У него был стресс! Очень тяжело поддерживать семью вместе в наши дни.

БАРРИ: Каждый! Скидывайте ваши одежды и почувствуйте, каково быть свободным от оков. Каждый в Вайс Сити, снимайте! Если это земля свободы, давайте начнём с наших трусов! Почувствуйте ветерок от кондиционеров! Ах! Дуновение так освобождает!

МОРИС: Ах, спасибо большое. А сейчас, если ты можешь вернуться назад за ширму, Барри, прошу тебя, иначе я буду вынужден попросить тебя удалиться. Спасибо. Э Са-садись... В "Насущных Вопросах", мы считаем, очень важно уважать друг друга. Поступать друг с другом так, как мы хотели бы, чтобы поступали с нами.

БАРРИ: Я хочу обьятий.

РИЧАРДЗ: Если тебе не нравятся Соединённые Штаты, сынок, почему бы тебе не переехать в Россию? Я не понимаю людей в Америке сегодня. Они называют это Холодной Войной, но здесь горячее, чем в аду. Запомните мои слова! В любой день сейчас, вы сидите в школе, передаёте записки и говорите о гулянках, когда вдруг вы выглядываете в окно, а там русские десантники-парашютисты бегут, чтобы захватить вас. Что вы будете делать? Побежите в лес в друзьями? Назовёте себя Росомахами[4]? Воткнёте веточки в волоса и отразите атаки русских? Нет... Вы все будете рвать когти к Статуе Спасения Пастора Ричардза и стартовать в космическое пространство! Но пространства у нас ограниченное количество. Вот почему я предлагаю каждому, кто хочет безопасности и сохранности в своём собственном убежище, жертвовать сейчас. Звоните 866-9СПАСИМЕНЯ. Мы внесём вас в наш план оплаты, и если вы полностью расплатитесь ко Дню с большой буквы, вы и ваша семья будут спасены! Если нет, то вам придётся выбрать спасение себя одного и придётся оставить всех позади.

МОРИС: Эй эй эй эй! Прекрати продавать это на моём шоу! Ты не ценный спонсор, который поддерживает искусство публичного радио, приятель.

ДЖЕН: Что касается меня, то я бы приветствовала наших новых русских хозяев. Мы так многому можем научиться у других культур. Вы знаете, что в Индии женщины выражают протест тем, что сжигают себя в огне? Говорю вам, в следующий раз, если детишки будут снова клянчить мороженое и газировку, я  могу облить себя керосином. Я использую это как угрозу для детей каждый раз, поэтому не удивительно, что у них с головой такие проблемы. Это одна из трудных вещей в жизни мамы, не разрушать их жизни чувством вины. Фактически, я не позволяю своим детям смотреть мультики или ужастики.

МОРИС: В самом деле?

ДЖЕН: Этот фильм, "Нож После Сумерек", может быть, самый популярный сейчас в билетных кассах, но мои дети не пойдут смотреть его. Если вы не воспитаете правильно ваших детей, они закончат, как тот нудист, или, работая на радио. Я хочу, чтобы они получили приличную работу, например, доктора, а не пациента.

БАРРИ: Это оскорбительно! Моя мама понимала, что я особенный! Она заставляла меня носить чепчик в детстве. И когда я требовал, чтобы ходить в школу голым, она была согласна с этим! И когда социальная служба увезла меня, она всё ещё была на моей стороне. Я до сих пор помню, как она поцеловала меня на прощание.

МОРИС: Но Барри, ранее вы сказали, что вы открыли для себя натуризм, разделись, или как это назвать, в Германии.

БАРРИ: Я знаю, но я солгал немного. Ах, у меня так много личных проблем. Посмотри на меня! П-прошу тебя, М-морис! Я хочу близости!

РИЧАРДЗ: Вот ещё один пример безнравственности в этом городе, публичное проявление эмоций. Люди думают, мы хотим видеть, как они флиртуют и лобзаются. Я догадываюсь, что ваши гормоны бушуют, как у дикого животного, и вы хотите  наброситься друг на друга немедленно, но вы должны игнорировать то, что вам говорит тело, и стремиться к более высоким вещам, например, строительству. Мы строим статую, и нам нужна ваша помощь! Звоните мне сейчас!

ДЖЕН: Знаете, довольно скоро вы не в состоянии будете сказать, кто есть человек, а кто андроид. Ведь корпорации работают над этим уже сейчас. Я знаю, я читала об этом. Я сказала детям не целовать других детей в школе, "Это может быть андроид... Он высосет твой мозг". Вы, наверно, видели мини-серии по телевизору. Я читала это в книге. Мы должны прекратить смотреть на звёзды, всю эту научную фантастику и сфокусироваться на семье. Если вы хотите танцевать как на луне, отправляйтесь туда и оставьте нас в покое! ...И этот факт!

МОРИС: Ээ... Какой факт?

ДЖЕН: Извини, Морис, но я должна сказать тебе... Я переехала во Флориду, чтобы воспитать моих детей в американском духе в тематическом парке аттракционов. И вот, почему я такой человек. Как упрямая идиотка.

МОРИС: Я вижу, да... Сегодняшняя дискуссия, безусловно, интересная. Тема - нравственность. Недавно рок-артисты объединились, чтобы собрать средства в помощь голодающим на Аляске, с песней "Они знают, что сейчас 4-е июля?"[5] Критики жаловались, что это безнравственно вмешиваться в дела других народов и культур. Пастор Ричардз...

РИЧАРДЗ: Что?

МОРИС: Что вы думаете о вмешательстве в дела других людей как самоуверенный социопат?

РИЧАРДЗ: Ну.. позвольте мне сказать, что деньги могли бы найти более лучшее применение, например, на резервирование места в моей Статуе Спасения Пастора Ричардза, но я отвлёкся на рекламу.

МОРИС: Прекратите делать это!

РИЧАРДЗ: Не прерывай меня, мальчик. Так или иначе, я обращаюсь к вопросу об Аляске в 23 главе моей книги. Всё очень просто, аляскинцы это идиоты. Они едят китов и снег и спят в холодильниках. Кто хочет есть снег каждый день? О, я пытался помочь. Я посылал вертолёт с копиями моей книги, но они сожгли их на костре для обогрева. Раз люди Аляски выбрали жить там, пусть живут, и не надо прибегать и плакать, что вы устали кушать пингвинов и что снега выпадет по 6 метров каждый день!

МОРИС: Да, но разве вы не думаете, что важно...

РИЧАРДЗ: Я думаю, что сейчас очень важно слушать меня, молодой человек! Вот что делает штат Флориду великим. Вместо того, чтобы улучшать жизнь там, где они есть, люди со всей страны покидают их родные места, едут сюда и навязывают всем свои мнения! Вот американский образ жизни и всегда был таким! Нам надо послать фотографии Флориды этим аляскинцам. И говорю вам, они побросают свои медвежьи шкуры, запрягут ездовых собак и рванут все в Вайс Сити. А я знаю, я с Марса!

МОРИС: Нет, вы не с Марса!

РИЧАРДЗ: Э... С Марса в Алабаме. Я основал там три колледжа.

БАРРИ: Проблема Аляски в том, что люди не хотят быть голыми.

МОРИС: Э, ну там немного прохладно. Люди одеваются, когда им холодно. Наша эволюция оставила нас без тёплого покрова шерсти.

РИЧАРДЗ: Это ложь, сын мой! Мы произошли от Великого Метеора Истины!

БАРРИ: Одежда это такая же привычка, как бриться или выносить мусор! И как только вы её бросите, вы поймёте, каким вы были пленником общества и извращённого состояния морали. Люди думают, что нудисты это безнравственно. Но это не так! Я женат... Я люблю мою жену... В нашей коммуне это так замечательно, проснуться на большой кровати и пойти завтракать, одетым только в одну улыбку.

РИЧАРДЗ: И что за люди в этой вашей коммуне извращенцев?

БАРРИ: Одинокие люди, семьи, пожилые пары, учителя, политики и особенно водители грузовиков. Водители грузовиков понимают, каково быть самим собой днями напролёт с одной только кантри музыкой на радио и с рычагом в руке, переключая передачи... туда-сюда, туда-сюда. Шофера знают, что им нечего стыдиться в дороге. Голыеиидущиедосамого конца! Вы нигде не найдёте такого чувства общности и морали, как в нудистской колонии. Мы делим друг с другом всё: приготовление пищи, стирку, жён... Отделяющее чувство каково быть полным социальным изгоем.

МОРИС: Э, подожди, Барри. Мне сейчас что-то говорят через наушники... Да... Окэй... А сейчас мы вам хотим рассказать ещё немного о финансировании общественного радио. Мы вернёмся сразу после этого.

МИШЕЛЬ: Привет! Я уверена, вы наслаждаетесь нашим высококачественным вещанием. Я Мишель Монтениус. Джонатан, я думаю, сейчас время выразить признательность тем людям, которые посылают нам деньги, чтобы заткнуть, наконец, нас с тобой и закончить этот ужасный марафон попрошаек.

ДЖОНАТАН: Вот 10 долларов от Фран(чески) из Маленькой Гаваны. Вау, ты думаешь, что она могла бы дать и побольше…

МИШЕЛЬ: Да. Мерзкая su4ca. Надеюсь, она умрёт в страшной агонии!

ДЖОНАТАН: Именно так, Мишель! И помните, если вы хотите услышать от нас добрые пожелания в ваш адрес, то ройте карманы поглубже и поскорее.

МИШЕЛЬ: Вот именно. В любой момент консерваторы могут прогосовать за прекращение финансирования и разместить на месте нашей студии ресторан быстрого питания. Видите ли, есть некоторые люди, которые считают, что всё должно приносить деньги. Неправда! Вот, почему вы должны пожертвовать нам.

ДЖОНАТАН: Верно. Следующая неделя - неделя окружающей среды, спонсируемая Майбацу и Энергетической Корпорацией Вайс Сити. А также в следующем месяце мы будем отмечать влияние Пруста на Вайс Сити, совместно с Дегенатроном. Но сейчас давайте вернёмся к "Насущным Вопросам". Помните, ВИ-СИ-Пи-А - зона, свободная от рекламы, почти как луна или Тайм-сквер.

МОРИС: Добро пожаловать! Шоу "Насущные Вопросы"! Тема нравственность. Я Морис Чавес. Давайте продолжим разрешать этот вопрос. Когда европейцы окончательно разорили свой континент диетической пищей и футбольными беспорядками и прибыли в Америку в конце 15-го столетия, вопрос скоро встал о морали. Понимаете, европейцы хотели колонизировать Америку, чтобы им было кого высмеивать. Первые колонисты отправились из Англии за религиозной свободой в Голландию, где они посетили буфеты и упаковали свои корабли кучей кофе, чая и пироженых, чтоб веселиться в дороге, и так они отправились в новый мир... Где, как они слышали, есть первоклассные американские горки! Когда они приплыли, то были очень голодны, так как плыли аж целых 65 дней. Поэтому по прибытии они ели целых три дня подряд. Так родился День Благодарения, который вскоре стал ежегодным обычаем. Америка была основана людьми, которые хотели иметь место, где они могли бы учить других людей, как им жить, а у меня специализация по истории. Но правы ли мы? Вопрос: нравственно ли отмечать Благодарение, праздник, который явственно состоит в обжорстве, скучных родственниках и ужасной запеканке?

РИЧАРДЗ: Ну, я, например, люблю запеканку! На моих еженедельных собраниях мои прихожане чем богаты, тем и рады. Знаешь, запеканка это, во многом, как жизнь, Морис, и это базис моей философии. Если ты сгребёшь все остатки еды из холодильника в сковородку и запечёшь это, кто-нибудь может это съесть. Как моя книга: ты болеешь за твою любимую спортивную команду, а они продувают с крупным счётом; ты веришь в закон тяготения, а потом на тебя что-нибудь падает; тебе нравится твоё любимое шоу по ТВ, а затем оно заканчивается идиотским финалом. Но ты можешь верить в меня, а если ты веришь во что-либо, поддержи это. Одно дело быть влюблённым во что-то, но если ты не прольёшься денежным дождём на это, тогда и не говори со мной. Коммунизм... Не смешите мои тапочки, пожалуйста!

ДЖЕН: А я сама люблю запеканки на Благодарение. А способ научить ваших детей богатой истории Америки - это тематические парки[6]! Я так люблю Мир Пилигримов, особенно часть, где можно забить собственного буйвола и забрать мясо с собой, или заразить местных жителей гриппом, выкупая их землю за дневной паёк. Вот что необходимо детям!

МОРИС: Э, что?

ДЖЕН: Здоровая активность на пользу всей семьи. Что хорошего выйдет, если ребёнок будет играть в Дегенератрон по пять часов? Конечно, он убивает космических пришельцев, большое спасибо, но это не добавит пищи на столе. И к тому же он учится сквернословию, как например, «бли-пи-пи». Когда моя семья выходит на обед, мы начинаем с нуля, даже если папа на работе допоздна... в который раз... Мы мастерим себе копья, обмазываемся навозом и ждём в болотах, пока кто-нибудь не пробежит.

МОРИС: В пригороде? Держу пари, ваши соседи очень любят вас. И как долго вы ждёте? И вас не арестовывают?

ДЖЕН: Эй, мистер, я замужем! Посмотри на палец, вот кольцо! У меня дети, ради Христа, хватит так разглядывать меня!

МОРИС: Я не разглядываю...

ДЖЕН: Нет, разглядываешь! Я вижу, как ты раздеваешь меня своими глазами. Ну, я скажу тебе, я была заводилой и почти королевой бала и я могла бы выйти замуж за любого, но я выбрала Джона, я ВЫБРАЛА его, потому что у него было доброе лицо и богатый папа. Я не знала, что он будет изменять мне и ставить в неловкое положение. Я не знала. Но я не одурачена. У меня дети.

МОРИС: Окей, Джен, всё окей. Люди идиоты. Спросите мою бывшую жену. Хех хех хех хех... Не волнуйся. Успокойся. Я не разглядываю тебя, но я немного волнуюсь за тебя. Как твои дети? Им нравится школа?

ДЖЕН: Конечно, да. Именно поэтому я хочу начать их домашнее обучение. Средняя школа это культ. Это группа дикарей, которые задают тон, достают всех девочек, пристают к каждому и оскорбляют. Это случилось со мной, и посмотрите на меня: я ненормальная дура, и мой муж изменяет мне. Я не хочу, чтобы мои дети ходили в обычную среднюю школу. Вместо этого мы будем проводить школьныбалы в моей гостиной.

МОРИС: ...И это ведёт к моему следующему вопросу...

БАРРИ: Люди в средних школах в Чили все голые!

МОРИС: Я как раз собирался сказать тебе, Барри! Я пытался быть учтивым... я пытался быть любезным, но ты просто чокнутый и лжец, отнимающий у всех время. Органы ниже пояса созданы для размножения и удаления телесных отходов. И когда я иду покупать газировку или трансмиссию, нет никакого повода, чтобы я был смущен созерцанием твоих болтающихся органов. И когда я отправлюсь в магазин купить фильтр для кондиционера, я бы не хотел видеть там твою задницу, амиго! Я рад, что ты гордишься этим, но когда жители Вайс Сити придут в "На Скорую Руку", они хотели бы совершить простой финансовый обмен, без лицезрения твоего шланга! Ты меня слышишь?

БАРРИ: Извини, Морис!

МОРИС: Всё нормально. Только веди себя подобающе. Очевидно, ты перегрелся на солнце.

БАРРИ: Да, наверное.

РИЧАРДЗ: Морис, если позволишь, у тебя замечательное шоу и... и я рад быть здесь, но каждый в пределах моего голоса и запаха умрёт в огне страшного суда. Сказано "телевидение это хлам, радио это хлам, наши газетами владеют канадцы с тёмными намерениями". Сам наш образ жизни под угрозой. Мы создали этот великий штат, чтобы играть в гольф, и будь я проклят, если какие-то хиппи-извращенцы будут говорить нам, что мы не можем занять эти заболоченные земли и сделать их домом для нас, заканчивая стандартными полями для чемпионата на 18 лунок и избирательным доступом. Варвары разрушат землю, кислота прольётся с небес, и вы никогда не услышите больше мой голос... Наступит анархия!

ДЖЕН: Телевидение учит безнравственности! Беженцы, клей, цены на чай в Китае... Как мы можем растить детей в таком окружении? Мой малыш спросил меня однажды: (говорит детским голосом) "Мама, а единороги существуют?" Что я могла ответить на это? Должна ли я солгать и уподобиться нехорошему папе моего мальчика или я должна разбить сердце моего малыша и разрушить его жизнь, так что он закончит жизнь нудистом, или извращенцем, или ещё кем-нибудь?

МОРИС: Это трудный вопрос, Джен. Очень трудный вопрос. Правильно ли лгать?

БАРРИ: Одежда это ложь, Морис!

МОРИС: Нет, Барри. Одежда это способ человека согреться и не быть арестованным.

БАРРИ: Ни один полицейский ещё ни разу не ударил меня дубинкой...

РИЧАРДЗ: А я б тебя отколошматил, как чёрта, псих! Негодяй! Человеческая форма паразита! Грязное пятно на прекрасном обществе изгородей и садовых вечеринок и каждом, кто приходит три раза в день к моей статуе, чтобы заплатить почтением.

МОРИС: Пастор Ричардз, как человек, я должен сказать вам, что ваша философия, или культ, или как это называется просто потрясает.

РИЧАРДЗ: О, спасибо! Я знал, что ты поймёшь.

МОРИС: Я хочу сказать, кажется, вы хотите построить вокруг себя религию как будто вокруг Америка 50-х годов. Но сегодня 80-е, мужик! И культы поклонения одному человеку не разрешаются, мой друг!

РИЧАРДЗ: Вот именно! Как я сказал в великой книге, "Много избранных, но если у вас нет хорошего кредитного рейтинга, пошли вы к чёрту. Вы сгорите в аду".

МОРИС: Ай, я вас умоляю, закройте рот! Эй, Барри, ты что делаешь?

БАРРИ: Я одинок, Морис! Одинок, и мне нужен телесный контакт.

МОРИС: Уйди! Уйди за эту ширму!

БАРРИ: Не надо стесняться! Пожалуйста, у нас у всех есть это! Это значит, что я счастив!

МОРИС: Эй, отвали от меня! Я знаменитость!

ДЖЕН: О Боже мой!

РИЧАРДЗ: Веди себя прилично, парень! Я предупреждаю тебя, я вооружён и не боюсь применить при случае!

БАРРИ: Но у нас у всех есть это! Посмотрите, как я свободен! ...МММ! Как хорошо! Я торчу!

МОРИС: Эй! Эй, Пастор Ричардз, пожалуйста! Уберите оружие! Уберите!

РИЧАРДЗ: Нет! Я солдат истины и благопристойности. Прочь, язычник! Прочь!

БАРРИ: Я люблю вас всех!

РИЧАРДЗ: Грешник! Умри, дьявол, умри!!! (слышится звук выстрела)

БАРРИ: ААХХ! ООУУ!

МОРИС: Боже мой! Вы ранили его! Там-там-там кровь и лобковые волосы по всей студии! Дамы и господа, это настоящий скандал здесь, на "Насущных Вопросах", со мной, победителем в стольких номинациях и скоро станущим жертвой приговора, Морисом Чавесом. Барри, ты жив? С тобой всё в порядке?

БАРРИ: Остановите кровотечение, там внизу!

МОРИС: Кто, я? А нельзя ли кого-нибудь другого попросить?

ДЖЕН: (стонет)

МОРИС: Джен! Ай, Боже мой, он теряет сознание!

БАРРИ: Нет, подержи это... Смелее! Вот так хорошо! Мне нужно рот в рот. Морис, пожалуйста, я могу умереть.

МОРИС: Ээ... Окей... Извини, я сделаю это только чтобы спасти твою жизнь. Я не хотел.

БАРРИ: Спасибо... Мне холодно. Быстрее, это нормально использовать языки.

МОРИС: АХХХ! Да отвали ты! Я счастливо разведён!

РИЧАРДЗ: Послать ли мне его в ад, Морис?

МОРИС: Да, то есть нет... Нет, сумасшедший идиот! Убери оружие, не наставляй его на меня!

РИЧАРДЗ: ...А то что, сынок? Думаешь, я испугаюсь твоей общепринятой трусливой морали? Думаешь, ты можешь мне сказать, что мне делать? Думаешь, мне нельзя иметь пять любовниц и распространять мои гены или использовать деньги от статуи, чтобы построить себе дворец на Гавайях? Думаешь, нельзя, да, сынок? А? Нельзя? А? А? А?

МОРИС: Нет! Нет нет нееееет охохо мистер Пастор! Это правильно! Это очень правильно. Конечно, правильно. Вы господин! Вы главный! Вы король!

РИЧАРДЗ: Чёрт, ну конечно же! А сейчас я скажу тебе о морали. Морально то, что я считаю правильным, и безнравственно то, что я считаю неправильным. Ты должен это понять!

МОРИС: (откашливаясь) Хорошо!

БАРРИ: Ах... У меня кровотечение! Мне нужен проктолог!

РИЧАРДЗ: Заткнись! А теперь следующий вопрос. Спроси меня что-нибудь! Спроси, о чём ты хочешь!

МОРИС: Ага... Ну, я хотел бы, но, мне кажется, у нас совсем вышло время, в действительности. Дело в том, видите ли, это общественное радио, и время от времени мы вынуждены просить о финансировании или же отключаться в случае, если люди начинают размахивать оружием в студии, как сейчас. Вы на "Насущных Вопросах", и в этом шоу мы обсуждали нравственность. Я думаю, что мы прошли далеко вперёд и пришли к согласию. Я Морис Чавес. Пока, ээ... Пожалуйста, не убивайте меня!

ДЖОНАТАН: Надеюсь, вы наслаждались "Насущными Вопросами". Я да.

МИШЕЛЬ: Да, это почти так же интересно, как слушать тебя, Джонатан!

ДЖОНАТАН: Вау... Спасибо, Мишель! Это так, неправда ли? Перед тем как мы дадим вам вернуться на шоу, думаю, вам будет интересно узнать, что Ви-Си-Пи-А удалось собрать 30 долларов за этот час, что позволит нам продержаться в эфире ещё ближайшие 15 минут, по крайней мере.

МИШЕЛЬ: К счастью, благодаря щедрости людей из «Дилео и Фьюракса»[7], очаровательное шоу «Правовое Обозрение» всё ещё идёт. А сейчас возвращаемся к "Насущным Вопросам".

ДЖОНАТАН: Перед тем, как мы включим шоу, я хотел бы кое-что сказать. Я знаю, что общественное радио может показаться неважным в эру бедности, голода и огромного личного горя, но я могу уверить вас, что это не так. Я говорю это не зря, взгляните на факты! 15 из последних 37 американских президентов и 47 вице-президентов появились на Ви-Си-Пи-А за последний месяц. 33% нобелевских лауреатов начинали карьеру на общественном радио. Без общественного радио мы бы никогда не открыли закон тяготения... или пиццу... или факт, что большинство людей любят слушать собственную болтовню по радио. Ладно, проповедь окончена. Я надеюсь, вы, люди, понимаете у себя там, насколько мы пылко относимся к общественному радио, и что ничего не поделаешь с тем фактом, что меня выкинули с коммерческого вещания.

МИШЕЛЬ: Это очень трогательно, Джонатан. Возвращаемся к "Насущным Вопросам". Где это ничтожество? Включай его!

 

[1] Аламо - крепость в штате Техас (основана в 1718), место героической обороны ок. 200 техасских повстанцев во время борьбы за независимость от Мексики 23 февраля - 6 марта 1836. Клич "Помни Аламо!" стал призывом к независимости Техаса.

[2] Джен имеет в виду игру Дегенатрон, которая рекламируется на радиостанциях Вайс Сити.

[3] networkprogramming - кто знает, что это такое, напишите.

[4] Распространённый спортивный символ во многих образовательных учреждениях США.

[5] Пародия на реальный факт. В 1984 году была написана песня "Они знают, что это Рождество?" специально в помощь голодающим в Эфиопии в 1984-85гг. и исполнявшаяся на благотворительных концертах.

[6] Тематические парки - парки развлечений и аттракционов типа Диснейленда. То, чего в нашей стране не очень-то много. В них окружающая обстановка, обслуживающий персонал стилизованы под определённую тематику, например, "Дикий Запад" или "остров пиратов" и пр.

[7] «Дилео и Фьюракс» - юридическая фирма с сомнительной репутацией, спонсирует другое шоу на VCPR. © Ocean, 2009

Шоу «Общественная безопасность»

 

Участвуют: Морис Чавес, Алекс Шраб, Каллюм Крэйшо, Джон Ф. Хикори

Алекс Шраб - говорит безапелляционным тоном самоуверенного политика.

Каллюм Крэйшо - говорит молодым и тихим голосом.

Джон Ф. Хикори - говорит голосом деревенщины.

 

МОРИС: Спасибо, ребята! Привет, леди и джентльмены, и добро пожаловать на "Насущные Вопросы" на радио Ви-Си-Пи-А (VCPR). Это Общественное Радио Вайс Сити. Радио, которое даёт людям именно то, что они хотят: высококачественные образовательные программы на серьёзные темы и постоянное напоминание, что этот мир накроется медным тазом, если вы не пожертвуете нам деньги. Помните, Общественное Радио Вайс Сити свободно от рекламы, потому что оно полностью финансируется пожертвованиями наших слушателей... и корпоративных спонсоров. Поэтому если вам нравится шоу, почему бы не сделать взнос? Я Морис Чавес, и это "Насущные Вопросы". "Насущные Вопросы" это дискуссия за круглым столом, где мы спрашиваем очень важных людей о том, что они думают о вещах, и затем они немного спорят между собой... Прежде чем уйти со взглядами ещё более экстремальными, чем когда они пришли. Шучу, леди и джентльмены! Это шоу основано на древнегреческом принципе просвещённых дебатов и американском принципе свободы слова. Или это древнегреческий принцип кормления мудрецов болиголовом и американский принцип быть таким надоедливым и громким, что никто не может вставить и слова? Я забыл. Только время скажет. Итак, предмет, который мы обсуждаем прямо сейчас на "Насущных Вопросах" со мной, Морисом Чавесом, для вашего просвещения и развлечения, это очень серьёзный предмет: Общественная Безопасность. Если вы не заметили, я вам скажу, Вайс Сити это не очень безопасное место. Сегодня тревожные времена. Мы встревоженные люди. Кто-то скажет, что мы воюем сами с собой. Другой скажет, что мы воюем с реальностью. Те, кто живут в других странах и жаждут завладеть нашими ресторанами быстрого питания и магазинами «На скорую руку», скажут, что мы кровожадная толпа сумасшедших, которые позволяют детям покупать оружие в супермаркетах. Другое мнение состоит в том, что это вина общества. Как сказал Платон, "Люди не предназначены, чтобы убивать друг друга". Это случается потому, что они бедны, или потеряли надежду, или у них жажда, или хочется поразвлечься или ещё что-нибудь. Другая точка зрения в том, что мы все немного сбиты с толку и лучше должны оставаться дома с запертым замком и стараться забыть обо всём как можно скорее. Итак, давайте-таки разрешим этот вопрос, а?! Сегодня в нашей дискуссии представлены три различные мнения. Три особых случая безумства в бушующем море глупости. Три мудреца, идущих за разными звёздами. Справа от меня, хех, справа от всех, фактически, конгрессмен Алекс Шраб, самый молодой конгрессмен, когда-либо избранный от Вайс Сити, и сейчас уважаемый человек в столице. Мистер Шраб был избран, потому что у него великолепная причёска, и потому что он говорит слова, которые заставляют вас кивать головой. Его кампания взывала к состоятельным людям, так как он всех нас ободрил своим выводом: "Быть богатым нормально, если вы заботитесь о детях". Мистер Шраб, добро пожаловать!

АЛЕКС: Это не вся правда, Морис. Моя кампания была обращена также и к бедным... которые были так тупы, чтобы понять, что я говорю, поэтому я показывал им симпатичные картинки, а также выпустил конфеты, чтобы воззвать к их самым низменным инстинктам. Благодарю, Морис. Я рад получить возможность поправить эти факты.

МОРИС: Я ещё не дал тебе никакой возможности, мой бессердечный друг. Дай мне сперва представить другого гостя.

АЛЕКС: Надеюсь, это не станет личным. Я люблю Вайс Сити больше, чем кто-либо и я могу доказать это.

МОРИС: Да, и это говорит человек, который избрался, обзывая своего оппонента "бычьей жопой", "жирным слизняком”, «тряпкой» и «подкаблучником". Итак, наш следующий гость с противоположного конца политического спектра. Человек настолько нежный, как будто он вырос в оранжерее. Активист Корпуса Мира, завсегдатай концертов хиппи, основатель группы "Адвокат Аутсайдера". Он бегло говорит на семи языках и учился игре на арфе в Перу. Каллюм Крэйшо.

КАЛЛЮМ: Привет, Морис! Ола. Буэнос диас и ночес. Бонжур и бонджорно. Вилькоммен. Алло, хэлло, хай![1]

МОРИС: Эхехехе... Давайте придерживаться английского. Многие из нас достаточно боролись с этим. Добро пожаловать на "Насущные Вопросы"... И наконец, у нас человек со славным решением проблем общественной безопасности в Вайс Сити. Решением настолько глупым, что я никак не могу разубедить его в этом. Но, подобно брейкдансингу, это, к несчастью, входит в моду. Человек, который появился на нашем замечательном шоу, потому что у нашего прежнего всезнающего участника угнали автомобиль, и теперь он дома вооружает себя до зубов. Представляю вам Джона Ф. Хикори.

ДЖОН: Эй, как дела?!

МОРИС: Ээ, ну и ну... Итак, перед тем как мы начнём, джентльмены, позвольте мне напомнить вам правила дискуссии. Здесь, на "Насущных Вопросах", шоу номер один в рейтинге общественных радио в регионе Вайс Сити, и ведущий которого я, Морис Чавес. "Насущные Вопросы" это свобода слова, а не кормление друг друга болиголовом, буквально или метафорически.

ДЖОН: Мой батя выращивал эту штуку когда-то в нашей глуши в Миссури. ХОООУУУУУИИИ! Сечёшь?

МОРИС: Да, спасибо! Я надеюсь, что вы будете слушать друг друга, и я буду вмешиваться только когда это будет необходимо, чтобы люди на Земле не забыли, как звучит мой голос, хех хех хех хех. Итак, я хочу честного спора. Никаких "ниже пояса" или "в челюсть". И помните девиз Мориса, который очень мудрый человек, мой отец, однажды сказал мне: "Если ты будешь слушать, то когда-нибудь ты можешь быть услышан, а если сомневаешься, используй тест на запах". Я думаю, это очень важно. Не правда ли? Итак, конгрессмен, давайте начнём с вас. Преступность на подъёме, люди боятся гулять по улицам, всё меньше людей пользуются общественным транспортом, моральное состояние полиции на чрезвычайно низком уровне, все убивают, калечат и показывают друг другу палец, метафорически говоря. Вы думаете, правительство справляется со своей работой?

АЛЕКС: Абсолютно! Статистика интересна, но, как и всякая статистика, она бесполезна. Позволь мне дать тебе более лучшую статистику, Чавес. В 1980, когда я был избран, ты был, согласно информации, собранной на тебя, совершенно никем. Ты работал клоуном на днях рождениях, корпоративных вечеринках, бар мицвах и в ночных барах. Ты, понимая свою бессодержательность и умение только принимать на себя личины других, решил стать актёром... И, несмотря на 17 попыток устроиться в тот год, всё, что тебе удалось получить, это работу разогревателя в сексуальном образовательном видео. Твоя декларация о доходах показывает, что ты заработал менее двух тысяч долларов. Страдая от чувства тревоги, ты посещал в течение года групповую психотерапию и собирался сменить половую ориентацию. Какой-то идиот-либерал пожалел тебя, и сейчас ты ведёшь своё собственное радиошоу, пишешь колонку в газете, которая служит подкладкой в клетку для моей птицы, у тебя есть бывшая жена и привлекательная подружка, хотя она замужем за твоим лучшим другом, и ты чувствуешь себя наверху блаженства. Итак, скажи мне... Ты действительно сказал, что годы, прожитые под моей администрацией, были плохи для тебя?

МОРИС: Эх, эх. Мы не говорим обо мне. Это "Прессующие Вопросы", а не Прессование Мориса.

КАЛЛЮМ: Да, извините, если можно. Мы можем перейти к части, где мы разрешаем вопрос?

АЛЕКС: Видите ли, вот в чём проблема этого города. Либералы только и хотят, чтобы открыть шлюзы, позволить каждому въезжать и заставить вас, обычных честных тружеников, платить за удовольствия. Ну, у вас есть моё разрешение бить их дубинками. Мы не будем подавать в суд. Вы сами сделаете нам отличную услугу! Балдейте, не работайте, занимайтесь свободной любовью в поле и слушайте рок-н-ролл или как вы называете это. Кстати, Крэйшо, я знаю твоего отца. Он заработал много денег, что делает его великим человеком, но, к сожалению, каждый добропорядочный консерватор заканчивает тем, что у него вырастает чокнутый сыночек-коммуняка, который съездит на каникулы на восток, понасмотрится на тамошние порядки и втемяшит себе в голову, что надо всё поделить. Иди дели на Кубе, в Канаде или ещё где-нибудь. У меня нет трастового фонда или богатого папочки. Я знаю, каково быть бедным и смотреть на мир с другой стороны. Я проспал свой путь на вершину.

ДЖОН: Эхем, если вы двое прекратите кричать и ругаться, у меня есть план, который спасёт Флориду от всех трусливых подлецов, что хотят проскользнуть в этот великий штат с севера.

АЛЕКС: Ой, посмотрите! Деревенщина использовал свою единственную мозговую извилину, чтобы заговорить!

МОРИС: Хватит! Мы только начали, и вы уже показали себя, мистер Шраб, как говорится. Могу сообщить вам, 1980 не был высшей точкой моей карьеры, но я никогда не пытался поменять пол. Я был просто в исследовательской фазе и кроме того клоун Сэл Безмуки был смешной номер! Однажды он был признан лучшим восходящим диетическим комическим номером во всём Вайс Сити. Я пытался показать его профессионалам в Катскиллс, но Mount Scarylarge was full.[2] Но мы говорим не обо мне. Мы говорим о вас.

АЛЕКС: Действительно, если мне не изменяет память, ты не победил. Выиграла мим Мэри Безмяска. Но согласно законопроектам, которые я предлагаю, всех вас, вегетарианцев, вышвырнут за пределы Вайс Сити. Нам не напрасно даны клыки и премоляры... А чтобы открывать пакеты с картофельными чипсами.

МОРИС: Эй! Поймите правильно! Я всегда ненавидел эту su4cy! Что смешного в женщине, не едящей гамбургеры, или имитирующей спасение цыплёнка из рук мясника? ...Или её великий номер "Я Дойная Корова: Молочная Машина Для Вашей Утренней Кашки"? Думаете маленькому ребёнку понравится такое на день рождения? Думаю, не очень. Там будут слёзы, а не смех, уверяю вас. Вегетарианские номера должны быть прекращены!

ДЖОН: Японский городовой! Эй, хлыщи городские, у вас новостей больше, чем в газетном киоске! Мы будем говорить об общественной безопасности сегодня? Я не могу сидеть здесь весь день!

МОРИС: Что? Ты что, спешишь на конкурс по поеданию кукурузы? У тебя что, требуха с овсянкой на печи подгорает? У тебя свидание с сестрой, а?

ДЖОН: Эй, успокойся! Я только хотел немного поговорить о политике, а ты делаешь это всё личным.

МОРИС: Хорошо, давайте все прекратим выяснение отношений, особенно ты, Шраб. Я слежу за тобой. Доверие в обществе на самом низком уровне. Никто не чувствует себя в безопасности больше. Буквально недавно ночью я видел совершенно обезумевшего чувака с пушкой, кричавшего, что ему нужно защищать себя. Продажа оружия растёт, продажа книг падает. Что ты думаешь, Джон. Ф. Хикори? Пожалуйста, разреши этот вопрос!

ДЖОН: Хорошо, вот так уже лучше! Будем придерживаться темы разговора... Ну, это очень просто, мистер. Во всём виновата иммиграция. Люди наводняют наш штат со всей Америки. Подонки! Это очень просто. Они приносят с собой свои грязные, наглые привычки и развращают это место. Надо прекратить это! Вот почему я и моя организация предлагаем выйти Флориде из Союза. Мы начнём жизнь заново в своей собственной стране и запретим людям из Миссури, Кентукки, Филадельфии или ещё Бог знает откуда ступать на наши земли!

АЛЕКС: Что-что ты говоришь? Эй, ты что наркоты обнюхался? Ты вообще читал Конституцию?

ДЖОН: Конечно, читал. Она говорит о свободе. Свободе для Флориды от зловония публики, приезжающей сюда на пенсию или в отпуска. Постройте свой собственный чёртов парк развлечений в вашем собственном чёртовом штате! Парки Флориды - только для жителей Флориды! Вот о чём я говорю. Я же не еду в Алабаму, чтобы посетить там парк развлечений, так зачем же они едут сюда?

МОРИС: Мистер Хикори, ваши взгляды несколько экстремальны. К тому же я не думаю, что в Алабаме существуют подобные парки развлечений.

ДЖОН: И они должны прекратить приезжать сюда и строить здесь свои деревенские парки. Это неотёсанные мужланы просто отвратительны! Мои взгляды не экстремальны, мистер, это здравый смысл и это то, что сказали бы большинство людей, если бы хватило мужества. Если вы разрешите людям иммигрировать сюда со всех так называемых "Соединённых Штатов", догадайтесь, что будет? Здесь не хватит места! Мы будем лежать штабелями друг на друге как у них там в Австралии. Что мы собираемся соорудить в скором времени, это реку... Реку свободы. Реку надежды. Реку, которая пройдёт от берега до берега и отрежет нас от 47 штатов с бездельниками и от всего дурного влияния с севера. Мы собираемся отсечь Флориду от континента угнетателей и отплыть в море. И нация Флориды получит свободу, чтобы начать всё с начала. И больше не будет длиннющих очередей в Длинное Ущелье или на прогулку на Пиратском Корабле, когда я приду туда! Вы и ваши дети смогут кататься весь день! У нас будет американская горка для каждой семьи во Флориде!

МОРИС: Ну знаете, это граничит с изменой. То, что вы говорите, это очень рискованные вещи, и только потому что здесь, на "Насущных Вопросах", мы всем сердцем верим в свободу слова, мы позволяем вам это.

ДЖОН: Но это правда, мой друг, чёртова правда, и, пока ты не начал, я скажу тебе, что я не расист. Я всех ненавижу, неважно по каким вопросам, но особенно я ненавижу этих янки. Под которыми я понимаю каждого от Джорджии и дальше на север. Стройте себе свои собственные парки аттракционов, покупайте себе собственное солнце, создавайте своё кишащее чёртовыми москитами болото, приятели! Мы построим себе реку! ФБР, ЦРУ, мне плевать! Они нас не остановят. Ты, Шраб! Трусливый белый воротничок, коррумпированный лицемер! Что ты сделал для Вайс Сити там, в Вашингтоне?

АЛЕКС: Я обеспечил серьёзные налоговые послабления для торговцев оружием и застройщиков и я урезал стоимость полицейских услуг, сэкономив для города 2% или 25 центов на семью на шестилетний период.

КАЛЛЮМ: Ценой общества. Подумайте о маленьких людях. Бедные люди не имеют голоса в этом городе. Каждый раз, как я нахожу парк, чтобы помедитировать, откуда-то приезжают бульдозеры и начинают возводить многоэтажки. Безумие должно быть остановлено.

АЛЕКС: Может, ты ещё предложишь нам перестать рожать детей? Людям нужно место, чтобы припарковать их лодку и трейлер и соорудить бассейн. Ты начинаешь звучать как коммуняка, и я подозреваю, что ты предпочитаешь гамбургеру серп и молот.

КАЛЛЮМ: Я не маленький. У меня 164,9 см. Настало время корпорациям и всему капитализму уступить место натурализму. Вы не спасаете планету, вы растрачиваете её. Ваша репутация ничего не стоит. Мы не можем больше позволить вам брать от нашей природы. Это наши деревья. Если бы я только пожил подольше, чтобы насладиться этим! Я чувствую себя таким старым. У меня должен быть наследник. За мной должен следовать маленький я!

МОРИС: Сколько лет тебе?

КАЛЛЮМ: 23, но я чувствую себя намного старше и мудрее. Я знаю всё. Я повидал большую часть мира.

АЛЕКС: Что же остальная часть мира должна сказать нам о том, как нам жить? Строить больше поездов? Избирать лидера вместо элитарной коллегии выборщиков? Ездить на работу на велосипеде как девочка-скаут или как клоун, озабоченный диетой? Нет, спасибо, Владимир.

ДЖОН: Вот здесь я согласен. Люди из других стран ни на что не годятся, вот почему мы должны преподать им урок. Я скажу вам, что делает настоящего мужчину. Грузовик, чтобы перевозить добро, и кушетка, чтобы предаваться воспоминаниям.

КАЛЛЮМ: Я скажу вам. Говорю как сенсуалист, под этим я понимаю миролюбивого, очень ограниченного человека... Путешествуйте. Я недавно был в Европе. Я думаю, каждый должен посмотреть на это хотя бы неделю. Вы поймёте, что не так с этой страной, когда посетите европейскую утопию. Такие вещи, как поездки, общественный транспорт, охрана здоровья, кожаные шорты, усы. Когда я ездил в Белиз, я помог сельским жителям очистить землю для экологически безвредной угольной шахты. Мы все вынуждены приносить жертвы, если хотим достичь чего-либо. Мой папа дал мне денег, чтобы основать там замечательный траст.

МОРИС: Но как это поможет гражданам Вайс Сити не беспокоиться о том, ограбят их или нет? Что заставляет человека преступать закон?

КАЛЛЮМ: В чём мы нуждаемся, это большей внешкольной активности, как хор или драма, чтобы люди учились выражать себя прилично, например, пением или притворяясь деревом. Вы слышали когда-нибудь, как поёт кит? Это одинокая форма красоты и очень древняя мудрость. Помогать людям помогать себе самим с помощью драмы, хора, цветов и денег моего папы.

АЛЕКС: Слушай, Трастовый клоун, твои идеи жалки. Ничего удивительного, что человечество проснулось однажды и признало меня ответственным, амиго.

МОРИС: Мистер Шраб, во время избирательной кампании вы обещали сократить налоги до нуля... Но под вашим управлением мы видим, что налоги выросли на 20%, а городские службы пришли в упадок!

АЛЕКС: Никому не интересна твоя статистика, Чавес. Позволь мне сказать кое-что, приятель. Я лучше. Я не буду и не могу снизойти до твоего уровня. Меня уверили, что это будет шоу, которое понимает политику, где мы можем дискутировать рука об руку, и вдруг в меня бросают статистикой, как каким-то банальным конфетти. Мы не можем свести людей к цифрам! Ты совершенно не имеешь представления, мой друг, о том, что значит служить, о жертвах, которые я принёс, чтобы помочь моей стране, помочь Вайс Сити. Сложность управления... омерзительность моей жены и... то, что её бёдра растут, словно наш национальный долг. О, да, да... Некоторым людям нравится это, но не мне! Это ночной кошмар, мой друг, и и и...он возвращается ко мне из-за таких неблагодарных, как ты. Я едва могу вставать по утрам.

МОРИС: ...И после этого скандального откровения давайте возьмём небольшую паузу, чтобы рассказать вам нечто очень информативное. Вы слушаете "Насущные Вопросы" на Общественном Радио Вайс Сити. Слово тебе, Джонатан.

ДЖОНАТАН: Привет и добро пожаловать снова к нам. Я Джонатан Халявин, и вы слушаете Ви-Си-Пи-А. Эта часть "Насущных Вопросов" представлена вам Амму-Нацией, гордым сторонником общественного радио и нашего сообщества. Мы надеемся, что вы наслаждаетесь "Насущными Вопросами" и тем способом, каким они оспаривают ваш взгляд на общество. К сожалению, общественное радио в Вайс Сити находится под давлением. Это потому что мы лучше, чем все остальные! Вы больше не услышите нигде таких мощных и продолжительных программ... Но вы должны пожертвовать нам деньги.

МИШЕЛЬ: Именно так, Джонатан. Деньги очень важны. Их можно обменять на товары и услуги, например, заменить бедро или профинансировать голодающее дитя в Австралии.

ДЖОНАТАН: Я чувствую как будто весь покрылся мухами сейчас! Звоните нам. Вносите ваши деньги. Пожертвуйте 10% вашего дохода. Это всё, что мы просим, но зато каждый может обучиться важным вещам, которые мы обсуждаем на Ви-Си-Пи-А!

МИШЕЛЬ: 10% совсем небольшое количество. Я помню, когда была волонтёром в Центральной Америке, чтобы казаться не такой поверхностной, местные жители отдавали 10% своей земли за пару зеркальных солнцезащитных очков, и ещё они бегали вокруг меня и говорили "Чикле! Чикле!"[3], что по-испански значит "красотка". Это было так волнующе, как волны на стадионах!

ДЖОНАТАН: Ещё бы! Но помните... Эта радиостанция может исчезнуть. Голос не приносящего доход радио может замолчать. Однажды вы просыпаетесь, смотрите вокруг, а её нет! Вы идёте на кухню, там небрежная записка, звук отъезжающего такси вдалеке, шум начинающейся грозы... Это метафора для моей причёски или нашей кампании по сбору денег.

МИШЕЛЬ: Да. Становитесь членом. Только члены, или люди имеющие радио, могут слушать нашу радиостанцию. А сейчас снова "Насущные Вопросы".

ДЖОНАТАН: Разве мы не должны дать телефонный номер?

МИШЕЛЬ: Как я говорила детям в библиотеке, где работала волонтёром: "Сам найди!", "Нет, ты не можешь пойти в туалет" и "Перестань плакать!"

ДЖОНАТАН: Это хороший совет. А сейчас "Насущные Вопросы".

МОРИС: Добро пожаловать на "Насущные Вопросы" со мной, Морисом Чавесом. В нашей дискуссии принимают участие сепаратист и безумец Джон Ф. Хикори, богатенький сынок-либерал Каллюм Крэйшо и конгрессмен-неофашист Алекс Шраб. Господа, добро пожаловать. Давайте начнём с вас, мистер Хикори. Почему Ф?

ДЖОН: В честь Флориды! Я патриот! У меня даже есть татуировка апельсиновой рощи[4] на весь пах!

МОРИС: Отлично! Но вернёмся к нашему вопросу: общественная безопасность. Как нам взять оружие под контроль в этом городе?

КАЛЛЮМ: Надо дать каждому надежду... Мечту о лучшем завтра. Поощряя людей выращивать собственные овощи. Что за удовольствие держать в руке оружие, когда можно держать тяпку, высаживая семена в деревне?

АЛЕКС: Держи свои тяпки и семена при себе. Нам не нужен контроль над оружием. Если вы читали конституцию, это священный документ, который не должен меняться. Согласно нашей конституции женщины не могли голосовать, а либералы избирались, плача крокодиловыми слезами. Мы должны взять под контроль таких паникёров и скептиков, как ты, Чавес. У меня есть хорошая мысль сократить твоё финансирование.

МОРИС: У нас нет никакого финансирования.

АЛЕКС: Ну да. Но... Хорошо! Хех, но ты не получишь и пенни от меня! Ты должен прекратить распространять ложь или я высеку тебя собственноручно и я не побоюсь. В конституцию включено право человека носить оружие и... и оружие носят и всё, что из этого следует. Кто когда-либо слышал, чтобы оружие... или ношение вызывало проблемы? Это всё бред старой кобылы или как там говорят. Это служит безопасности. Проблемы вызываются безработицей, а безработица приходит от плохих экономических показателей и ленивых людей. Если у вас есть работа, будете ли вы красть машину? Конечно, нет! А если у вас есть хорошая квартира, любовница, э... и место в штате, будете ли вы бегать по всему городу, рисуя граффити со своим именем, крутясь на спине и надоедая самому себе… Нет надежды. Это просто. Если у вас нет работы, голодайте. Прочь из моего избирательного округа, если надо, насильно и голодайте.

МОРИС: Да, это очень просто. Вы действительно так считаете?

АЛЕКС: Конечно. Вайс Сити растущий город, и конечно же растут издержки. Что я хочу сказать людям: собирайте свои сбережения, покупайте себе свой кусок болота, осушайте его, избавляйтесь от чёртовой живности, а затем обращайтесь за разрешением на планировку. И очень скоро у вас будет своё сообщество пенсионеров или курорт. Вы можете начать извлекать деньги из бума... бума, вдохновлённого Шрабом... И наслаждайтесь всеми теми вещами, которые имеют разумные люди: личная охрана, массивные заборы и внушительная коллекция оружия. Это так очевидно.

ДЖОН: Нет нет нет нет! Не впускайте их больше сюда! Мы НЕ хотим больше этих стариков! Если меня пожилые слушают, возвращайтесь в ваши дома! Флорида не хочет вас! Пожалуйста, умрите где-нибудь в другом месте! Что плохого в Неваде или Канзасе? Мы хотим реку! Нам нужна река! Река свободы.

МОРИС: ...А как насчёт других преступлений? Авто правонарушения, преступления против моды, наркотики, всё на подъёме.

КАЛЛЮМ: Совершенно верно! Когда я был в Уганде, люди там были бедны, но они были счастливы. Чем больше вы имеете, тем меньше вы имеете. Вот, о чём я говорю. Их удовлетворение состояло в том, чтобы проводить весь день за плетением корзины, вместо того, чтобы взять и купить её в магазине. В одном месте в Уганде я видел большое озеро из песка и огромную говорящую собаку. Это была собака любви, не ненависти. Это было духовное путешествие.

МОРИС: О ЧЁМ ты говоришь!?!

КАЛЛЮМ: Я говорю о надеждах... Мечтах... Магии телевидения. Особенно общественного телевидения. Марионетки могут сказать то, что не могут люди.

МОРИС: Да, но как это остановит людей от выбивания дерьма друг из друга с помощью бейсбольных бит, как я видел на родительском собрании недавно?

АЛЕКС: Бейсбол это наш национальный спорт, наша национальная забава. Собираться вместе, чтоб порадоваться акту бегания по кругу. Я бы предпочёл, чтобы ты не упоминал это имя всуе, Чавес.

ДЖОН: Я ненавижу эти весенние сборы. Что эти парни думают о себе? Приезжают и мешают тут... Никакого уважения к нам! Пьют наш апельсиновый сок и совращают наших женщин! Тренируйся у себя дома, мистер! Наша национальная игра здесь, мой друг, это копание! Копание большого рва. Рва надежды, который станет рекой свободы. Пока мы вырыли 6 метров. Мы почти свободны... Почти! Тогда мы уплывём в Карибское море, свободные жить, как хотим, напевая "Вперёд, заре навстречу!" на просторе! Никаких школ, никаких налогов! Бесплатные барбекю и пинбол для каждого! Утончённые развлечения!

МОРИС: Да, но как быть маленькому человеку? Как быть тому парню, который стоит и говорит: "Мне нравится быть частью Америки. Я хочу этого! У меня есть общественное радио! Я могу слышать Мориса Чавеса! У меня есть маленький дом с одной спальней... И маленький бизнес по продаже цветов людям, застрявшим в пробках... Три или четыре радио и все настроенные на Ви-Си-Пи-А... Собака... 15 кубиков льда... Но я не чувствую себя в безопасности. Я боюсь банд".

АЛЕКС: Банды это миф, пущенный в ход либеральной элитой, чтобы покровительствовать и принижать рабочих. Я хочу сказать, кто из добропорядочной молодёжи из бедных кварталов захочет тратить время, воруя вещи и позируя в глупых шмотках, когда он может преуспеть на работе, получая прожиточный минимум и делая гордыми своих родителей? Мечта Америки - жить в двухэтажном доме с лужайкой. Зачем... Зачем разрушать это великое будущее? Ответь мне, и я покажу тебе зелёную собаку.

КАЛЛЮМ: ...И, "Вступаясь за Аутсайдера", организацию, которую я основал благодаря моему трастовому фонду... Мы считаем, что банды это действительное выражение человеческого своеобразия. Группирование... Сообщество в сообществе. Банды это путь быть замеченным в коробкообразных пригородах. Вы кричите, а не мочитесь на краю вашего лагеря, как гордые аборигены. Мы пишем наши имена на стенах, чтобы отогнать хищников.

МОРИС: ...И это для того, чтобы напугать людей?

КАЛЛЮМ: Нет, нет! Мы страстно верим в ненасильственное разрешение жизненных проблем. Банды должны научиться любви... Сближению. Мы будем награждать значками хорошие банды, а плохим бандам выдавать для ношения глупые шляпы. Это даст людям почувствовать свою принадлежность. Убивайте добротой, а не садовыми инструментами.

МОРИС: Да, но как же быть с тем парнем, которого избивают на улице... или у которого крадут мотоцикл? Как быть с ним?

КАЛЛЮМ: ...Или с ней! Некоторые из лучших байкеров это женщины. Любой может присоединиться к нашей группе. Это объединение вместе бедных людей.

МОРИС: ...Но ваш отец владеет доброй половиной Флориды. Как вы можете быть частью рабочего класса?

КАЛЛЮМ: Как я сказал, владения совсем не важны. Я подбираю голосующих в мой кабриолет каждый день. Однажды я подобрал молодую женщину, и мы обсудили ненасильственное решение для войны. Мы назвали это миром.

АЛЕКС: Твой отец великий человек. Он сделал для торговли оружием больше, чем кто-либо в этом штате, включая меня, а ты позоришь его этой социалистической дребеденью. Америке нужна надежда, а не песни или мнимые посылки беднякам. Песни ведут вникуда. Этой стране нужно стремиться к чему-нибудь, например, быть богатым и смеяться над бедными... Или быть в правительстве и смеяться над избирателями.

МОРИС: Не надо, мистер Шраб. Давайте не будем делать это личным. Я ценю вашу попытку высказаться, но мы здесь для того, чтобы разрешить-таки вопрос! Вайс Сити в беде, и мы до сих пор не предложили сколько-нибудь серьёзного решения. Пока что мы имеем сепаратизм, высунувший свою безобразную голову первый раз за полтора столетия. Мы имеем "игнорируйте это" и имеем "раздайте каждому цветок"! Вы немного нереалистичны, не правда ли?

(все начинают беспорядочно спорить)

КАЛЛЮМ: Морис!

МОРИС: Не хочу говорить про упрямство и идиотизм, но, мистер Крэйшо, как нам остановить обезумевших людей, носящихся по городу с пулемётами и тяжёлой артиллерией?

КАЛЛЮМ: Вы должны дать человеку шанс. Тюрьмы переполнены нерастраченным потенциалом. Сделайте обвинённых людей еще раз невиновными. Освободите их от самих себя.

МОРИС: Как... Как, чёрт возьми, сделать это?

КАЛЛЮМ: Ну...ээ (короткая пауза) Вы можете выпустить их...

МОРИС: Великолепно! Замечательно! Вот разумный план!

КАЛЛЮМ: И они не будут больше виновными!

АЛЕКС: Мы делаем это годами, идиот. Как, ты думаешь, мы не допускаем увеличения расходов на тюрьмы? Не магией или стряпая книжки (это мы оставляем для "образования"), но, как во многих вещах, мы в правительстве экономим деньги, чтобы вам не приходилось делать то же самое. Когда мы тратим меньше денег на городские службы, больше идёт на жалованье и расходы администрации, что делает жизнь гораздо проще для всех. Дело в распределении. Распределении ваших налогов среди избранных немногих. Вот почему я так усердно учился в школе, чтобы пожинать плоды сейчас.

МОРИС: Ммм... А я думал, вы так усердно учились в школе потому, что другие смеялись над вами и обзывали тупым.

АЛЕКС: Э-это чёртова ложь! Меня звали "пердун говняный".

КАЛЛЮМ: А меня "писклявый", потому что мой голос не ломался до 19 лет.

МОРИС: Итак, мистер Шраб, я вижу, что вы не верите в регулирование.

АЛЕКС: Я верю в возможность дать людям шанс. А не пытаться их подчинить множеством бесполезных предписаний. Факт в том, что бизнес управляется нравственными людьми, которые не сделают ничего противозаконного и не пытаются быстро разбогатеть.

МОРИС: ...Но со времени вашего избрания Вайс Сити отличается правительством, которое урезало помочь бедным, предложило налоговые послабления для богатых и нанимает людей, которые разгружают токсичные отходы возле школ.

АЛЕКС: Да, мы достигли большого прогресса!

МОРИС: ...И на Капитолийском холме вы послужили орудием в проталкивании законопроекта, разрешающего производство и продажу "Хихи-Крема"[5], дессерта с потенциальными летальными последствиями.

АЛЕКС: Э... Неправда! Только 23 человека умерли, и некоторые из них, возможно, заслужили это.

МОРИС: Итак, большой бизнес показывает людям очень плохой пример, так как же они будут уважать друг друга, вести себя безопасно в обществе, и как же будет поддерживаться порядок деморализованными и недофинансированными полицескими силами?

АЛЕКС: Ну... Боюсь, что это, несомненно, довольно трудный вопрос, но моё решение простое. Я буду долго говорить людям о предметах, совершенно не относящихся к делу, и очень скоро люди забудут обо всём этом. Я напомню им, какая у меня великолепная причёска, и что под моим управлением погода в Вайс Сити в среднем стала на 15% лучше, чем раньше, а уровень преступности растёт вверх только в том случае, если вы не перевернёте график вверх ногами. Переверните его кверх ногами, и он вполовину, ВПОЛОВИНУ сократится под моим, Алекса Шраба, контролем. Голосуйте за Шраба на президентский пост, и у вас будет дружественное лицо в Белом Доме. Человек, которому вы можете доверять. Местный житель, который любит гольф, смех и фотографироваться с вами на вашем рабочем месте. Только пошлите мне письмо. И я отправлю вам ответ с автоматической фотокопией. Мы называем это "демократией", и вот куда идут деньги.

МОРИС: Э, минуточку...

АЛЕКС: Не прерывать! Дайте мне закончить.

МОРИС: Но вы не...

АЛЕКС: Этот мужик не даёт мне говорить! Эй, коротышка! Закрой рот и дай мне договорить! Я выше его, дамы и господа, по меньшей мере, на десять сантиметров, а это значит, что я гораздо более респектабельно выгляжу. Все знают, что политики лгут, крадут и обманывают, но, по крайней мере, имея меня во главе, вы знаете, что я хорошо выгляжу и имею очень пренебрежительные манеры. Кроме того, я бывал за границей, но я предпочитаю жить здесь, потому что я человек из народа. Голосуйте за Шраба! Вы станете богаче и не будете себя чувствовать виноватыми за это!

МОРИС: Хватит! Время вышло, и вы совершенно не ответили на вопрос.

АЛЕКС: Ну я же профессионал. Это моя работа.

МОРИС: (вздыхает) ...Ну а мистер Хикори, что вы скажете?

ДЖОН: Окей! Эти проблемы типичны, когда открыта граница на север. Штат переполнен отребьем, людьми, которые не могут объяснить разницу между топью и болотом. Парни, которые первым делом не признают легальность внутрисемейных браков. Вот, почему нам нужна река. Люди, я говорю вам, хватайте ваши лопаты, идите в сад и начинайте копать как можно глубже и как можно дальше. Очень скоро весь штат затопит, и тогда они сбегут. Нам необходимо отделиться от севера рвом, иначе они спустятся сюда и разрушат этот великий штат.

МОРИС: ...Мистер Хикори, а вы родились во Флориде?

ДЖОН: Тхах! Что за глупый вопрос! Ну ты даёшь!

МОРИС: И всё-таки?

ДЖОН: Конечно, нет! Никто не рождался во Флориде с 1877 года! НО!.. Я здесь уже целых пять лет, а это очень большой срок.

МОРИС: Ну конечно! Очень большой срок. Почти как это шоу. Дамы и господа, вы слушаете "Насущные Вопросы" со мной, Морисом Чавесом. Мы возвышаемся над всеми менее информирующими дебатами на радио. В этом эпизоде разрешения вопроса у нас были Алекс Шраб, Каллюм Крэйшо и Джон "Флорида" Хикори и обсуждали безопасность. Думаю, вы приняли для себя решение. Должны ли мы быть как изнеженный «не от мира сего» или как корыстный и продажный вор? Джентльмены, убеждён, что мы кое-что поняли, и что люди в Вайс Сити и не только знают теперь намного больше, чем до этого шоу. А сейчас Джонатан и Мелисса поговорят с вами об общественном радио в вашем регионе.

МИШЕЛЬ: Вы слушаете Ви-Си-Пи-А, радиостанцию для дезориентированных и нереалистичных университетских профессоров, которые носят пушистые свитера и находят всё ужасно интересным. Я Мишель Монтениус.

ДЖОНАТАН: ...А я Джонатан Халявин! Общественное радио очень важно. Вы, должно быть, слышали мою недавнюю историю об экскурсии в парк.

МИШЕЛЬ: Это было восхитительно и очень важно для каждого, даже для слепого. Включи запись, Джонатан.

(слышится звук шагов в парке)

ДЖОНАТАН: Думаю, это часть, где я подошёл к большому дереву.

МИШЕЛЬ: Я чувствую, как будто я сама там. Вы не найдёте таких тошнотворных деталей на коммерческом радио. Ви-Си-Пи-А это стопроцентно свободное от рекламы радио. Абсолютно ничто не прерывает вашего наслаждения прекрасными программами и возможностью иметь дело с такими важными вещами, как прогулка Джонатана по парку, но вы нужны нам. Представьте, что вы член этой радиостанции, за исключением того, что вам не разрешено входить к нам. Это важная метафора жизни.

ДЖОНАТАН: Да, как замечательно было бы владеть часом на этой радиостанции. Мы только что получили огромное пожертвование от Ранчо "В Добрый Путь!"[6] Это великолепно! Ранчо "В Добрый Путь!" это прекрасное место, чтобы взять с собой свою половину. Только позвоните 866-9-ПОХОРОНИМЕНЯ. Помните, Ви-Си-Пи-А - радио свободное от рекламы и коммерческого интереса. Жертвуйте ваши деньги сейчас! Мы возвращаемся к "Насущным Вопросам".

 

[1] Говорит приветствия на разных языках.

[2] Переведите это, кто может.

[3] Сhicle чикле значит «жвачка», но также может означать и «уродина».

[4] Апельсиновая роща как символ штата Флориды.

[5] "Хихи-Крем" - дессерт, предположительно содержащий наркотик, повышающий настроение; рекламируется на радиостанциях.

[6] Ранчо "В Добрый Путь!" - ковбойское ранчо, где пожилые люди трудятся от рассвета до заката. Предположительно расположено за пределами Вайс Сити; рекламируется на радиостанциях. © Ocean, 2009

Нравится17
Комментарии
    B
    i
    u
    Спойлер