Полное прохождение

Глава 1. Новый портрет художника

 Канун Рождества, а я вместо того, чтобы, как обещала, отправиться к отцу, еду в машине к очередному трупу. Пятая жертва маньяка. Интересно, кто на этот раз? Впрочем, интерес к этому делу я начала утрачивать уже после третьего трупа, кучи следов, множества улик и при этом — никаких зацепок. Все то, чему меня учили в полицейской академии, оказалось совершенно бессмысленным в данном случае. Расследование уже давно зашло в тупик, и, увы, начальство право: я отчаянно не справляюсь. Может быть, именно поэтому ко мне приставили этого смазливого юнца, якобы напарника? Миллер... Звучит практически как Малдер... Что же, руководство хочет устроить «Секретные Материалы In Da Chicago»? Оно их получит.

Я подъехала к месту преступления. Здание оцеплено, машина судмедэксперта, у входа дежурит Тейт-громила, как мы его в шутку называем. При росте под два метра и атлетическом телосложении — не мудрено.
— Офицер, — поприветствовала я давнишнего друга.

— Виктория, сдружилась с полицейским официозом? — подтрунил Тейт. — Или хочешь подать положительный пример нашему малышу Миллеру?

— Ха, ха, ха, не смешно, Тейт, ох уж и не смешно, — ответила я, хотя юмор громилы мне был, признаться, необходим как никогда. — Что у нас?

— Труп, множество ножевых ранений, часть органов, как сама понимаешь, бесследно пропала... В общем, наш мальчик вновь наделал много шуму, Виктория. И в этот раз он переплюнул сам себя. Как, интересно, Кларис это только терпит? Меня бы уже давно кошмары замучили.

— Поверь, она и не такое видела... Ладно, пойду внутрь, осмотрюсь. Еще за щеночком надо присмотреть. С ними ведь как: вовремя не остановишь — нашкодит, а ты потом отчитывайся перед начальством. Оно и так на меня зуб точит, — ответила я, доставая из коробки кофе. — А это тебе, мой старый друг. Горячий экспрессо ведь никогда не мешал?

Тейт улыбнулся. Эх, люблю я этого громилу, хоть афроамериканцы и не в моем вкусе. Было бы свободное время — закрутила бы «дико легкомысленный роман», как выразилась бы моя милая бабуля.

Я поднялась на второй этаж. У старого холодильника стоял Миллер. Черт возьми, по его позе мне сразу же все стало понятно: парень видел труп, и это зрелище слишком сильно повлияло на его неокрепшую психику. И какого черта мне подсовывают в напарники каких-то юнцов?


— Что, совсем плохо? — спросила его я, протягивая очередную порцию кофе.
Миллер лишь утвердительно кивнул.

— Кларис уже работает? Ей нужна помощь?

— Она меня просто убьет! — вознес руки к небесам Миллер. — Кларис попросила собрать улики, а я... В общем, мне не следовало заходить в ванную.

&mdashЭто я уже поняла. Значит, труп находится в ванной... Хм, странный выбор. Наш любимец прессы безусловно жаждет творческих экспериментов. Ладно, приводи себя в порядок. Как только я справлюсь, едем в офис.

— Виктория, возьми фотоаппарат. Кларис просила сделать снимки всех улик.

Я вошла в квартиру. Ну и местечко... И как тут можно жить? Хотя, с другой стороны: как раз таки здесь маньяку есть где развернуться. Все равно до жертвы никому дела нет, разве что крысам, населяющим эту лачугу.

— Привет, Кларис! — поприветствовала я свою бывшую учительницу, а ныне — хорошую подругу. — Кофе?

— О, милая, ты как раз вовремя пришла! Твой напарник... Точнее, «чудо», которое все почему-то называют твоим напарником, завалил свою часть работы. Придется тебе заняться сбором улик. Знаю, что не по уровню работа, но кто-то же должен это сделать?

Я взяла из чемоданчика Кларис набор для взятия образцов, щипчики, люминесцентную жидкость и фильтр для освещения. Перед тем как взять образец, мне было строго-настрого приказано сделать его фотографию. Что же, раз это необходимо для отчета начальству — никуда не деться.

Для начала я осмотрела комнату с подвешенными к потолку игрушками. Здесь на стене, у крючка, я обнаружила несколько волосков. Возможно, они принадлежали убитой, а может быть, и самому убийце. В такие случайности я не особо верила, но судьба — вещь загадочная. Вдруг повезет?

Затем я вошла в комнату, где на стене был нарисован огромный клоун. С пола взяла образец крови, поставила световой фильтр и распылила на стену специальную жидкость. Проступило слово «потревожен». Маньяк продолжает играть с нами в свою игру?

В коридоре я проделала ту же самую операцию. На сей раз на стене проступило слово «храм». А это к чему? Потревожен, храм. Может, храм потревожен? И что такое храм, и кто его потревожил? Глупо, слишком глупо задумываться над этим. Больше чем уверена: маньяк просто играет с нами. Ничего конкретного эти надписи не значат. Хотя...
Я вернулась с уликами к Кларис, отдала их ей.

— А теперь, милая, если не сложно: сделай пару фотографий жертвы.

— Без проблем. Главное, не показывать их потом Миллеру. Не дай Бог в обморок упадет, а я ведь девушка хрупкая, не утащу...

Я сделала несколько фотографий. Красивая девушка... Много татуировок, совершенно лысая, но, несмотря на это, красивая. Сразу видно: ум в сочетании с эксцентричностью. Если разобраться, я сама была такой лет семь назад.

Я вернулась к Миллеру.

— Она не сильно на меня злится? — спросил он.

— Отчего же ей на тебя злиться, Миллер? Ты же все сделал, как настоящий агент: улики собрал, сфотографировал жертву, принес, в конце концов, кофе...

Миллер промолчал. А собственно говоря, что он мог ответить? Правильно, ничего. Вот и промолчал. Вздумал бы спорить — пришлось бы писать на него рапорт, а я этого ой как не люблю делать. Жалко ведь парня — крах карьеры после такого обеспечен.

Я ступила на лестницу. Раздался гул, и земля подо мной вдруг провалилась. Я лишь почувствовала, как чьи-то руки схватили меня под мышки. Миллер! Вот для чего нужен напарник, даже такой никчемный, как он!

Другой выход из здания находился в конце коридора. Однако дверь оказалась заколоченной. Пришлось выдернуть из батареи кусок трубы. С ее помощью я с легкостью избавилась от досок и, спрыгнув на какой-то гараж, спустя несколько секунд была на земле. Что же, пора возвращаться в офис. Думаю, начальство уже ждет какой-нибудь мудрагелистый отчет. По секрету: оно, начальство, всегда ждет именно такие отчеты, где нормальный человек едва ли найдет десять знакомых слов.
Украшенное рождественскими гирляндами здание Федерального Бюро Расследований никак не походило на место, где изучается поведение маньяков и серийных убийц. И уж тем более этого не скажешь о нашем отделе, расположившемся на восьмом этаже здания. В углу стоит елка, светящаяся всеми цветами радуги, на столах творческий беспорядок. Больше смахивает на обитель какого-нибудь вычурного писателя.

— Ты наконец-таки пришел в себя? — спросила я Миллера, набирающего что-то на клавиатуре.

— Да, спасибо, в офисе гораздо лучше, — ответил мужчина. — Чтобы загладить свою вину перед тобой, я решил сам сделать отчет для начальства. Надеюсь, ты не сильно на меня дуешься?

— О, Миллер, Миллер, да за то, что ты возьмешь на себя всю эту бумажную работу, я тебя не то что прощу, а даже поцелую. Хотя, — добавила я, немного подумав, — пожалуй, целовать тебя все же не стану. Извини, ты не в моем вкусе.

Миллер улыбнулся своей самой обаятельной улыбкой, впрочем, меня это не особо впечатлило. Не люблю смазливых мальчиков, считающих себя «крутыми полицейскими».

— Да, Виктория, ты не могла бы сделать мне маленькое одолжение? Кинь, пожалуйста, пленку на проявку и забери у Кларис отчет по вскрытию. Я ей ни за что не попадусь на глаза.

— Хорошо, — ответила я, забирая со стола пропуск и подарок отцу на Рождество.

В коридоре я кинула пленку в специальный желоб, который тут же доставил ее в отдел проявки. Я спустилась в подвал. Вставила карточку-пропуск, ввела код: 86352 — дверь открылась. Не люблю я морг, но ничего не поделаешь: Миллеру действительно лучше не встречаться с Кларис. Та еще слишком зла на него.
— Милая, ты за отчетом? — лучезарно улыбаясь, спросила Кларис.

— Естественно, за отчетом, ты же знаешь, морг — мое не самое любимое место.

— Ты была бы странным человеком, если бы любила морг... Или мертвым человеком...

— Специфический юмор? — рассмеялась я. — Это еще хуже, чем то, что я слышала в Англии. До сих пор с содроганьем вспоминаю шутку: «Раздавило кота — к дождю». И как они могут над таким смеяться?

— Я бы с удовольствием с тобою еще поболтала, но, увы, дела, милая, дела. Коротко по трупу: множество ран, большинство из которых не совместимы с жизнью. Бедняжка была обречена...

— Понятно. Значит, наш таинственный друг не меняет почерк убийств. Это радует. По крайней мере, если мы его поймаем, а я в этом не сомневаюсь, то будет намного проще доказать его вину.

Я вышла из морга, занесла отчет Миллеру и отправилась к отцу. Рождество как-никак. Отец встретил меня с распростертыми объятьями. За прошедший год он заметно постарел. Я подарила ему небольшой сувенир.

— Спасибо, милая. А вот мой подарок.

— Ожерелье? — удивилась я. — Но, папа, это ведь очень дорогой подарок.


— Это наша семейная ценность. С ее помощью ты сможешь раскрыть тайну маньяка, терроризирующего весь город. Старый дедушкин сундук тебе здорово поможет.

— Дедушкин сундук?! — удивилась я.

— Виктория, не спрашивай меня больше. Просто поверь.

И я поверила. Сундук деда находится на чердаке. Я поднялась по лестнице, не забыв прихватить с собою зонтик — без него открыть люк, ведущий на чердак, невозможно. Забравшись по лестнице из своей комнаты на чердак, я подошла к старинному сундуку деда. Он оказался закрытым. Я рассмотрела его поближе: необходимо открыть кодовый замок. Сделать это оказалось непросто, но все же я справилась с дедовой загадкой: для начала нужно нажать на третью кнопку, затем четвертую, вторую, третью, трижды на вторую, дважды на четвертую, первую, четвертую, трижды на первую, четвертую, вторую, третью, первую, дважды на третью, четвертую, трижды на вторую, первую, трижды на третью, пятую, дважды на четвертую, третью, вторую, четвертую, дважды на третью, вторую, четвертую, вторую, четвертую, дважды на пятую, дважды на первую, дважды на третью. Затем я нажала на центральное сердечко. Замок открылся. Время пошло вспять.

Глава 2 

И к чему я вновь ввязался в расследование убийств? Жил ведь себе обыкновенной жизнью частного детектива: пропавшие дети, мужья, любовницы — а теперь все вдруг пошло насмарку. Прага, незнакомая, таинственная, полная опасных приключений и встреч, манит меня так же сильно, как и моя возлюбленная Ида. Возможно, это ради нее я пытаюсь найти убийцу этих пропащих женщин? Многие благочестивые дамы, скорее всего, осудили бы меня сейчас: мол, туда им и дорога. Но защитить любимую — мой долг, а она, увы, не может похвастаться кристально чистой биографией. А разве кто-то может?

— Инспектор, — обратился я к мужчине. — Очередная жертва маньяка?

— Вы кто? — удивился он. — Что вы здесь делаете?

— Простите, видимо, с моей стороны было нетактично заговорить с вами, не представившись. Густав МакФерсон, частный детектив, — ответил я и в знак приветствия протянул мужчине руку. Тот ее не пожал. Веселое начало расследования, ничего не скажешь...

— Мистер МакФерсон, это дело полиции, и вам, поверьте мне на слово, здесь делать совершенно нечего.

— Охотно верю, но у меня есть личный интерес — моя возлюбленная может стать следующей жертвой маньяка.

— Вот как? — брови инспектора удивленно поползли вверх. — Не знаю, чем занимается ваша супруга, но ради ее же благополучия пусть остается следующие несколько дней дома. Боюсь, маньяк с каждой новой жертвой только входит во вкус. А что касается убитой... То тут говорить особо не о чем: множество ранений. Преступник, возможно, копался у нее внутри. Впрочем, это для него уже стало традицией...
 

— Выяснением этого и многих других вопросов мы как раз и занимаемся. А сейчас оставьте меня в покое, у меня много дел.

— Благодарю вас, инспектор, — произнося эти слова, я еще не очень-то понимал, за что его благодарил. Хоть одно радует: он поделился информацией, а ведь мог прекратить разговор в самом начале.

По лестнице я поднялся на мощеную мостовую. Здесь мена ожидала Ида.

— Ты не знаешь, кто в этом чертовом городе может дать вразумительные ответы на мои вопросы? — спросил я у женщины. — Потому что от инспектора толку мало. Мне бы увидеть тела жертв — многое можно было бы прояснить.

— Милый, ты же вроде частный детектив, а такой несмышленый, — рассмеялась Ида. — Патологоанатом сможет ответить на многие твои вопросы. Он знает всех, его знают все. Возможно, этот старик и станет ключом к разгадке.

— Кто знает, кто знает! Все равно, спасибо за подсказку! А ты не знаешь, где он обычно коротает вечера?

— В старой церкви, естественно. Там он и разделывает трупы. — Ида вновь рассмеялась. — Моя мать частенько в детстве повторяла: будешь себя плохо вести — отдам в церковь, там-то тебя научат уму-разуму. Многое с тех пор изменилось...

Да уж, действительно многое. Церковь стала анатомической лабораторией. Если бы мне пару лет назад кто-нибудь сказал такое, я бы подумал, что у человека не все в порядке с психикой. Но жизнь меняется. Увы, слишком быстро...
Я сел в автомобиль и отправился к старой церкви. Дорога заняла не более получаса, и вот уже величественное здание предстало передо мной во всей своей красе. Готика? Скорее всего: высокие потолки, строгие арки, угловатые башни и взмывающие в небо шпили — все указывало на этот архитектурный стиль. Внутри церковь выглядела менее грандиозно. Видимо, сильные мира сего давно перестали ее финансировать. Много сена, воняет, будто в хлеву, никакого убранства, кругом пыль и грязь. За столом сидел старый профессор. Я поздоровался с ним и представился.

— Никогда не имел дела с частным детективом! — восторженно ответил мужчина. — Так вы пришли сюда, чтобы узнать об этих бедняжках?

— Вообще-то да, профессор, — произнес я, осматривая тело, лежащее на столе. — Это одна из жертв?

— Да, можно сказать и так. Отчет по этому трупу я уже давно выслал инспектору, если вас это интересует, конечно. Хотите, могу дать вам фотографию с места преступления. Возможно, она будет вам полезна, а может, и нет — кто ж его знает!

— Это было бы просто чудесно, профессор!

— Можете забрать ее из сейфа. Ну, а раз вы частный детектив, то код к нему отыщите сами. Мне некогда искать бумажку с ним! — с этими словами старик вернулся к своим обычным делам: составлению отчета для полиции и исследованию нового трупа.

Как бы не так! У тебя нет времени! Я сразу понял, что профессор просто хочет поиграть со мною. Что же, придется принять его правила. Увы, он здесь заправляет, и мне лучше не высказывать своего мнения по поводу его поведения. Я подошел к книжной полке. Здесь лежала бумажка с кодом: 74821536. Обрадованный столь простым открытием, я отправился к сейфу. Но недолго длилась моя радость: на сейфе не было цифр. Вместо них красовались какие-то странные значки. А этот профессор не такой простой, как мне показалось вначале! Немного поломав голову, я ввел код, а дабы его не забыть, сделал зарисовку в блокноте. Быть может, он мне еще пригодится! Профессор меня не обманул: в сейфе действительно оказалась фотография с предпоследнего места преступления. Мне сразу стало понятно, что следующая точка моего расследования — парк.


У входа в парк стояла девушка легкого поведения. Не зря жители города называют это место — пражский ад. Я бы, правда, использовал немного другой термин: пражский содом, но, видимо, горожане не столь внимательно относились к истории религии. Оно и не удивительно: при таком-то использовании храмов...

— Привет, ты что-нибудь знаешь об убийствах? — задал я вопрос дамочке.

— Убийства? Милый, а при чем здесь убийства? — слащавым голосом ответила женщина. — Мы ведь с тобою живы, а разве этого мало?

— Не мало, но, боюсь, если дело будет идти такими же темпами, то в скором времени вас в Праге вовсе не останется!

— У меня очень сильные покровители, дорогой. Поверь, они смогут найти способ защитить свою курочку, несущую золотые яйца. А теперь, извини, мне больше не о чем с тобою разговаривать. Я здесь работаю и тратить время на пустую болтовню не намерена!
— Один вопрос, и я уйду, — сказал я. — Ты знаешь, как мне выйти на след убийцы?

— Если бы я знала, то уже давно сказала бы это своему хозяину, а уж он бы нашел способ прищучить этого психа. Хотя... если ты и найдешь его, то только где-то в центре города... По крайней мере, так говорят другие девушки. Забудь про окраины, центр — ключ к тайне.

Я попрощался с женщиной и вошел в парк. У фонтана я вытащил фотографию и сравнил ее с тем, что происходит в парке сейчас. Может, мне удастся найти какие-то зацепки? Первое же несоответствие я обнаружил у основания фонтана, там, где эксперты нашли труп. Я осмотрел статую и увидел кольцо на ее пальце. Решил снять его, но вдруг откуда ни возьмись появился ворон. Он с громким криком подлетел к статуе и вырвал из моих рук кольцо. Прежде чем я успел что-то сообразить, птица улетела в сторону трущоб. Я погнался за ней.

Ворон привел меня к старинным развалинам. Когда-то здесь жили люди, а теперь эти в прошлом роскошные дома находились в упадке. Их обитателями стали птицы да бродяги, которым просто больше некуда податься. Я вошел в дом, в окно которого влетел ворон.

— Вижу, у нас гости? — раздался откуда-то сверху сиплый мужской голос. — Позвольте представиться, Кучер, обитатель этого роскошного особняка. А вы кто такой?


Я посмотрел наверх. На балке возле окна сидел мужчина средних лет. Одет он был из рук вон плохо, однако при этом выглядел весьма ухоженным: его трудно было бы назвать бродягой в привычном для нас смысле этого слова.

— Я частный детектив, расследую дело о маньяке, если вы, конечно, слышали о нем.

— Ха, кто не слышал об этом безумце! Говорите, частный детектив? — с издевкой спросил мужчина. — А вы уверены, детектив, что вам по зубам это дело? Многие пытались найти убийцу, но немногие остались после этого в живых.

— Меня не пугает смерть...

— А зря, очень зря. Только глупец храбрится, глядя в глаза старухе с косой.

— Поговорил бы с вами еще, да времени нет. Отдайте кольцо, похищенное вашим вороном. Оно необходимо мне для расследования.

— Так это ваше кольцо стащил мой любимец? Не серчайте на него, пожалуйста. Это я научил его охотиться на все, что блестит. Знаете, мало ли: кто-нибудь монетку обронит, кто-то серьгу потеряет, а для меня это целый клад! Но раз это кольцо необходимо вам, то так тому и быть, забирайте, — произнес бродяга, кидая мне кольцо. — Удачи в расследовании! И... внимательно следите за подозрительными личностями. А то у вас есть шанс пополнить список жертв!

Я вышел из дома, а точнее, из того, что осталось от шикарного особняка. Скорее всего, это здание сгорело. Возможно, вместе со своими обитателями...

На улице меня встретила Ида. Мы с ней немного поговорили, а потом она вдруг убежала. Я последовал за ней. В переулке меня ослепила яркая вспышка света. Перед глазами вдруг всплыл образ маньяка. Он медленно шел за своей жертвой. Женщина начала оглядываться, чувствуя опасность. Сумерки сгущались. Неприглядный район города. Женщина ускорила шаг. Мужчина следовал за ней. Темнота. Крик. Топот шагов. Кровь. Очередная жертва.

— О боже! — выкрикнул я, приходя в себя. Видение перестало преследовать меня, но мозг все еще посылал страшные картины изуродованной женщины.


Что же со мной такое? Неужели я схожу с ума? Дар провиденья? Это же смешно! Не я ли утверждал, что это бред и несуразица? А может, это просто реакция моего мозга на все происходящее? Последний вариант был предпочтительнее. С тяжестью на сердце я отправился к местному авторитету, управляющему делами проституток, наркотиков и алкоголя. Мне необходимо было встретится с Владой, возможной свидетельницей убийства.

Мужчина пообещал мне организовать встречу с женщиной только после того, как мне удастся выручить его человека — Романа — из полицейского участка. За что его туда забрали, мне лучше, наверное, не знать.

В полицейском участке со мной согласились говорить только после того, как я отдал капитану орден. Поговаривали, что он «забыл» его у одной из жриц любви. Естественно, его супруге было совершенно незачем это знать. Я вновь вернулся к бандиту. Тот, узнав, что Роман теперь свободный человек, дал мне отмычку. Он явно хочет, чтобы я сам добрался до его подопечной.

Я вернулся на свалку. Здесь меня поджидал неприятный сюрприз: пес, желающий мною полакомиться. Благо я умею быстро бегать... Возле кабины крановщика я нашел ножницы по железу. Прежде чем двинуться дальше, я решил восстановить электропитание. Сделать это оказалось делом нетрудным. Мне было достаточно расположить шары в правильной последовательности: первый, второй и третий сверху, а четвертый, пятый, шестой снизу. Теперь с помощью крана я подтянул еще два ящика к двум, стоящим перед вагоном поезда, расцепил их и спокойно по ним пролез в узкое отверстие товарного состава. Здесь, в тени, меня ждала Влада — возможно, именно тот человек, который сможет привести меня к заветной цели...

Глава 3 

— Пап, мне пора на работу! — извиняющимся тоном начала я. — Знаю, что побыла у тебя совсем чуть-чуть. Но... ты же знаешь, у нас сейчас куча дел.

— Конечно, милая, я все прекрасно понимаю. Ты, надеюсь, не забыла, что пообещала своему старику испечь рождественский пирог?

— Я обязательно это сделаю, когда приеду к тебе в следующий раз. Не думаю, что меня надолго задержат на работе. По крайней мере, не сегодня вечером! Я хочу провести его с семьей, а не со своим начальником.


Отец рассмеялся. Я поцеловала его и вышла на улицу. Холодный ветер ударил мне в лицо. Казалось, что он не хочет отпускать меня. Заправившись основательнее в свой кожаный плащ, я двинулась к машине.

В участке я первым делам зашла к Кларис, а затем отправилась в охранное управление. Здесь кто-то был...

— Эй, вы! Что вы здесь делаете? — спросила я, доставая пистолет.

Неизвестный скрылся за поворотом. Я бросилась на его поимку, но тщетно. Тень мелькнула где-то на стоянке и исчезла. Но кто здесь был и зачем? Возможно, это какой-то хулиган, желающий выкрасть какие-нибудь полицейские вещицы? Такие инциденты происходили в полицейском участке ежедневно. Увы, в этом городе все еще много глупых детей. Поговорив о случившемся с Кларис, я отправилась в центральное управление. Нужно было проверить, как идут дела у моего напарника. Я надеялась, что он уже подготовил отчет для шефа, иначе меня ждут серьезные неприятности!

Когда я была уже практически на месте, раздался телефонный звонок.

— Ричард, только не это... — простонала я, глядя на экран мобильного. — Слушаю тебя?

— Срочно зайди ко мне. Повторяю, Виктория, это действительно срочно.

— Поняла, поняла. Сейчас буду.

Теперь уж точно не избежать промывания мозгов. Начальство это любит. Я зашла в кабинет, и тут же из другой двери появился шеф.

— МакФерсон, где тебя черти носили?! — взревел он, нервно перебирая папки с документами. — Мы тут с этим убийством уже повеситься готовы! Или тебя повесить!

— Я только заглянула к отцу, — попыталась я оправдаться, но, разумеется, тщетно.

— Она заглянула к отцу, — передразнил меня шеф. — Если вы не предоставите мне в ближайшее же время конкретные варианты расследования, я вас всех к чертям собачим уволю! Мэр требует конкретных действий, пресса только и мечтает снять с меня скальп, а вы ничего не делаете! За работу, Виктория, за работу!

Я пулей вылетела из кабинета шефа. Ну уж нет, рождество ему мне не испортить!

— Эй, Вик, принеси мне кофе! — попросил меня Тод, мой старый друг.

Чашка Тода оказалась, как и всегда, в комнате для допросов свидетелей. Я забрала ее оттуда, налила черный ароматный напиток и отнесла мужчине.

&mdashСпасибо! Шеф просто взбесился: только увидит, что меня нет на рабочем месте, как сразу же влетает в комнату и начинает орать что-то про несоответствие занимаемой должности... Чудной человек, думает, что если мы не будем пить кофе, то расследование пойдет быстрее.


— Его чудаковатость только что вылилась на меня ведром отменной брани, — ответила я.

— Добро пожаловать в клуб оплеванных! — рассмеялся полицейский.

Я подошла к Миллеру, усердно работающему над рапортом.

— Снимки готовы? — спросила я.

— Да, вот они, — ответил мужчина, протягивая мне конверт с фотографиями жертвы. — Еще, Виктория, нужно опросить Вацлава, пока точно не знаю в качестве кого: свидетеля или подозреваемого.

— Где мне его найти?

— Он сейчас должен быть в студенческом городке! Он был знаком с убитой. Поговаривают, что они были любовниками.

— Бытовое убийство? — с сомнением спросила я.

— Как версия. Представь себе: они поссорились, он ее убил, а чтобы пустить следствие по ложному следу, замаскировал все под дело маньяка.

— Ты случайно не перечитал детективов? — рассмеялась я. — Ладно, все равно шеф заставит отрабатывать и эту версию. Я этим займусь.

Я отправилась в студенческий городок. После часа скитаний мне наконец-таки объяснили, где можно найти этого загадочного Вацлава. С первого же взгляда юноша мне не понравился. На мой вкус, слишком слащавый. Мужчина не должен быть таким. Этот прискорбный для Вацлава факт автоматически перевел его в моих глазах из категории «свидетели» в «подозреваемые». Миллер вполне может быть правым!

— Вацлав? — спросила я, входя в его комнату.

— Да, а ты кто такая?

— Виктория МакФерсон, детектив. Расследую убийство твоей подружки.

— Какой подружки?

Я быстро ввела его в курс дела. Было видно, что он ничего не знает о случившемся. Или слишком хорошо притворяется. Пока Вацлав приходил в себя, я подобрала бутылку из-под пива. Как раз можно будет взять отпечатки и сверить их с отпечатками преступника. Вдруг совпадут!


Попрощавшись с молодым человеком, я вернулась в полицейский участок, спустилась вниз, в лабораторию. Я поставила бутылку на стол Кларис, взяла кисточку и с ее помощью нанесла на стекло пудру. С помощью специальной ленты я сделала набор отпечатков Вацлава.

— Кларис, ты не могла бы проверить эти отпечатки в нашей базе данных? — попросила я женщину.

— Без проблем, милая! Ты же знаешь, тебе я готова помочь в чем угодно! Ты сейчас к отцу?

— Да, я обещала испечь ему сегодня что-нибудь вкусненькое. На пирог, наверное, у меня таланта все же не хватит, а вот на вкусное печенье — вполне.

— Передавай ему от меня привет! Твой старик еще что надо! Не будь я такой старухой, заинтересовалась бы им!

— Неужели через пару лет вы с папой скажите мне: «Виктория, теперь ты должна называть Кларис мамой!»

— Болтушка! — рассмеялась женщина. — Ладно, поезжай домой, а я пока выясню, кому принадлежат эти пальчики.

Отец встретил меня у порога.

— Ты быстро вернулась!

— Я ведь обещала, что не стану задерживаться! — ответила я. — Ладно, папочка, ты отправляйся смотреть телевизор, а я на кухню. Наше любимое печенье?

Отец утвердительно махнул головой.

— Наше любимое...

На кухне я взяла стакан молока, сахара, полстакана масла, смешала все это с двумя стаканами муки, столовой ложкой имбиря и чайной ложкой корицы, добавила туда полчашки патоки и яйцо. Вот и все, печенье готово! После получаса в духовке я занесла свой кулинарный шедевр отцу.

— Ты просто чудо, Виктория! — только и смог он произнести, пробуя печенье.

— Я знаю, — ответила я. — А теперь, папа, я оставлю тебя на некоторое время одного.

Я поднялась по лестнице на чердак. Мое путешествие в мир прошлого продолжалось.

Глава 4 

— Владлена, где вы? — спросил я, залезая в вагон.

Темнота навалилась на меня со всех сторон, обволакивая, впитывая в себя, словно вата жидкость. В дальнем конце вагона на полу сидела женщина.


— Владлена, это вы? — мой голос разнесся эхом по вагону.

— Тише, — прошипел мне кто-то на ухо.

Я в ужасе отпрыгнул от места, где стоял секунду назад. Впереди меня загорелась керосиновая лампа. В ее тусклом свете стало видно лицо Владлены. Это была красивая женщина с волевым подбородком и изящной фигурой. Ей не место в этом вагоне, подумал я, но она сама выбрала свой жизненный путь. Никто не заставлял ее вступать на эту опасную стезю.

— Ты любовник Иды? — так же тихо спросила женщина.

— Да, мы планируем пожениться, — ответил я.

— Пожениться? — брови женщины от удивления поползли вверх. — Ты ведь знаешь, чем она занимается?

— Безусловно, но для меня это не имеет ровным счетом никакого значения. Тем более что больше она на улицу не выйдет. У нее появится семья.

Владлена все еще удивленно смотрела на меня.

— А что тебе надо от меня? — наконец спросила она.

— Мне сказали, что, возможно, ты видела преступника. Если это так, то опиши мне его.

— Описать? — удивилась Владлена. — Зачем? У меня есть нечто, похожее на его портрет, — с этими словами женщина вытащила из кармана кусок бумаги с рисунком, выполненном карандашом.

— А кто его сделал? — спросил я.

— Один мой знакомый художник. Он у нас частый гость.


— И где мне его найти?

— Не имею ни малейшего представления. Это, кажется, ваша работа, детектив, а не моя. А теперь уходите, мне больше некогда с вами разговаривать.

Я вышел из вагона и отправился на поиски загадочного художника. Возможно, стоит осмотреть площадь Марка? Я ступил на нее. Темнота ударила мне в глаза, словно яркий свет. Точнее: эффект был такой же. Стон. Женщина ползет по мощеной мостовой. Кинжал. Кровь. Новая жертва.

Я упал на землю. За шиворот капал холодный пот. Рубашка неприятно прилипла к телу. Прежде чем встать, я сделал несколько глубоких вздохов, дабы успокоиться. Мне было трудно понять, что со мною происходит. Эти видения появлялись так же неожиданно, как и исчезали. Несли ли они какой-то смысл? Как знать...

Я переговорил с Акирманом. Он посоветовал мне внимательнее отнестись к материалам, хранящимся в архиве капитана. Судя по его словам, они могут помочь мне в расследовании этого дела. Однако капитан отказался меня принять. Видимо, мое присутствие в городе начало его здорово раздражать. Правда, капитан не учел один факт: если я решил докопаться до сути этих преступлений, то ничто не сможет меня остановить. Я обошел здание. Привязал к веревке брусок и с помощью импровизированной «кошки» забрался в кабинет капитана. Взял со стола ключ и открыл им ящик-картотеку. Тут меня поджидал приятный сюрприз: новое колечко и две фотографии с места убийств! Стоит исследовать эти места, быть может, как и в случае с фотографией из архива патологоанатома, меня ждет успех!

Я вернулся в район трущоб. Здесь, справа от дома, где жил мужчина с вороном, я обнаружил место, идентичное тому, что было запечатлено на первой фотографии. Сравнив фотографию с действительностью, я спустился в канализационный люк и обнаружил там новое кольцо. Теперь следовало сделать то же самое и с фотографией моста. Первое, что попалось на глаза: сменились скамейки! Я прошел дальше к свалке и нашел их, валяющихся среди прочего мусора. В одной из них я обнаружил кольцо. Теперь их у меня четыре! Но как они могут помочь мне в расследовании?


— Густав, — позвал меня кто-то. Я обернулся. У выхода со свалки стояла прекрасная Милена.

— Слушаю, — ответил я.

— Отправляйся к художнику! Мне кажется, он что-то знает об этом деле...

— Откуда тебе это стало известно? — спросил я.

— Неважно! Просто послушай меня, — произнеся это, девушка развернулась и ушла. Мне же не оставалось ничего другого, кроме как отправиться к дому художника. Благо теперь он есть на моей карте.

Дверь оказалась закрыта! Как хорошо, что у меня есть отмычки. Открыть дверь оказалось делом непростым. Для начала первой отмычкой я нажал на первый ряд сверху, второй на первый снизу, затем первой на второй ряд сверху, а второй на третий ряд сверху, второй на четвертый ряд сверху, первой на четвертый ряд снизу, второй на пятый ряд сверх, первой на шестой ряд сверху. Затем первой на четвертый ряд снизу, второй на седьмой ряд снизу, первой на седьмой ряд сверху, второй дважды на пятый ряд снизу. Дальше первой дважды на шестой ряд сверху, второй на четвертый ряд сверху. После этого мне пришлось на некоторое время убрать отмычку от устройства замка. Затем первой на восьмой ряд снизу, второй на четвертый ряд сверху, первой дважды на шестой ряд сверху, второй на восьмой ряд сверху, первой на девятый ряд сверху.

Дверь открылась. Я осмотрелся. На стенах висели бездарные картины неизвестного художника. Ничего, кроме подражания великим классикам, я в них не нашел. Бездарность, коих много. С полки я взял книгу о черной магии, прошел чуть вглубь помещения и увидел письмо. Прихватив и его, я покинул это зловонное место. Необходимо поделиться своими размышлениями с капитаном.

Глава 5 

Я вышла из дома отца и устремилась к автомобилю. Только что позвонил Миллер и сказал, что шеф приказал задержать Вацлава. Он считает, что тот явно причастен к убийству. Уже через полчаса я была возле комнаты студента.

— На счет три, — прошептал напарник. — Раз, два... три...


Выбив дверь, мы ворвались в комнату, но Вацлава уже и след простыл.

— Черт, мы его спугнули! — выругалась я. — Вот я тупица! Неужели сразу не было понятно, что он убийца!

— Стоять! — раздался громоподобный голос Миллера.

Недалеко от него остановилась как вкопанная молодая девушка.

— Имя! — подошла к ней я. — Что ты здесь делаешь? Где Вацлав?

— Мия, меня зовут Мия! — испуганно озираясь, ответила девушка.

— Повторяю вопрос: что ты здесь делаешь?

— Живу, мэм, я здесь просто живу. Рядом с Вацлавом.

— Где он может быть? — вклинился Миллер.

— Ну, он любил один бар...

— Название! — взревела я.

— Э... кажется, «Красный фонарь».

— Отправляемся туда, — сказала я Миллеру, отворачиваясь от все еще трясущейся девушки. — Ах, да, Мия, запишите все, что вы знаете о Вацлаве, и передайте это в полицию. Спасибо за сотрудничество.

— Жестко ты с ней! — произнес Миллер, выходя из здания общежития.

— Это всего лишь моя работа, — ответила я без каких-либо эмоций. Это действительно было всего лишь моей работой и ничем больше. Иногда, чтобы добиться результатов в расследовании, нужно быть грубой.

Однако, несмотря на все мои увещевания и демонстрацию значка, в бар меня не пустили. Пришлось возвращаться к Мие. Пока девушка где-то гуляла, я забрала из ее комнаты фотоальбом. Следующей точкой назначения стала художественная галерея, принадлежащая Ричарду.

Очередное убийство! Я спустилась на лифте вниз, подняла с пола пропуск. Мой взор остановился на площадке под лифтом. Там лежала роза. Ее явно оставил преступник! Я подошла к телу, прикрытому брезентом, отодвинула его. Да, сомнений не осталось: это дело рук нашего маньяка. Его почерк! Опять множество ранений... Я подняла с пола фотографию и кусок металлической цепи. С ее помощью я спустилась вниз и смогла добраться до розы. Моя ненависть к этому ублюдку крепчала. Он явно играет с нами в игры. Ничего, недолго ему осталось...

Раздался телефонный звонок.

— Слушаю, — коротко ответила я.

— Возвращайся в офис! Мы задержали Вацлава, он ждет тебя в комнате для допросов.

— Отлично, Миллер, я скоро буду!

Десять минут спустя я уже стояла напротив Вацлава.

— Так ты утверждаешь, что не знал жертву. Но свидетельские показания...

— Хватит, я скажу...

В комнату ворвался Тод.


— По какому праву он задержан? — гневно спросил он, обращаясь не то ко мне, не то к Миллеру.

— Но... у нас ведь есть ордер, — ответила я и вопросительно посмотрела на Миллера. — Ведь правда, Миллер, у нас он есть?

— Э... — этого вполне было достаточно, чтобы Тод пришел в бешенство.

— МакФерсон, вы отстранены!

Чудесно, я отстранена от расследования! Миллер на этот раз превзошел все мои ожидания. Чтоб ему пусто было! Но злиться на этого юнца у меня не было ни времени, ни сил. Я решила во что бы то ни стало довести это дело до победного конца!

Мне необходимо было сделать пропуск. Для этого я отправилась домой, забрала одну из своих фотографий и в офисе с помощью специального оборудования сделала себе пропуск, а затем вставила его в пластиковый карман. Конечно, за это меня вполне могли привлечь к уголовной ответственности, но мне уже было все равно. Пора было во второй раз нанести визит вежливости в клуб!

В этот раз с входом проблем не было. Но дверь, ведущая, как мне казалось, к разгадке преступления, оказалась заперта. Я ввела код: 423615. Дверь отрылась. Со стола я забрала кусок яблока. Но мне нужно целое! В галерее Ричарда я нашла Мию и забрала у нее пропавшую часть яблока. Затем я вновь вернулась в клуб. Здесь, в тайном помещении мне пришлось украсить статуи богинь разными символическими вещами: маской, яблоком, розой и гвоздем. Только после этого открылся потайной ход, ведущий в клуб для избранных, чья деятельность была бы очень интересна полиции.

В комнате, находящейся слева от решетки, я нашла фрагмент какой-то загадки. Я прошла в правую часть помещения. Дабы пройти дальше, мне пришлось собрать мозаику. Подсказку к этой загадке я видела в предыдущей комнате. Там на стене висела картина, которую мне пришлось собирать. Когда все было сделано верно, я вставила найденный фрагмент в панно. Я соединила два ключа и с их помощью открыла потайной ход.

Глава 6 

В полицейском участке я подрался с капитаном и отправился на пристань. Там нашли новое тело, а этот подлец хотел меня арестовать за якобы противостояние закону. Тупой осел! Неужели он и правда думал, что я так просто сдамся? Возле моста меня ждала лодка.

В бассейне я увидел люк. Интересно, куда он ведет? Правда, я не смогу это узнать, пока не спущу воду. Я обошел бассейн. Здесь мне одна из проституток отдала кольцо. Значит, теперь у меня есть все кольца пяти жертв! Я прошел дальше и очутился в комнате с котлом.

Для того чтобы спустить воду в бассейне, мне нужно было поднять вверх четыре литра воды. Дело это оказалось несложным. Для начала я слил три литра воды в ведро, из ведра в раковину, а остаток в ведро поменьше. Наполнив сосуд повторно, я налил один литр в маленькое ведро, нажал на рычаг — вода спустилась. Пролезть в узкий люк оказалось не так просто, как мне казалось вначале.

Но вот я наконец-таки смог спуститься в канализацию. Запах здесь держался, должен я вам сказать, пренеприятнейший! Первым делом я обнаружил шестое кольцо, а потом отправился на поиски двери. Когда я ее нашел, то вставил кольца в отверстия в следующем порядке: вначале третье, затем первое, потом четвертое, второе, шестое и пятое. Аккуратно поднял ключ наверх и вставил его в замочную скважину. Дверь отворилась...

Глава 7 

Переговорив с Мией и Ричардом, я отправилась в офис. Как только Кларис куда-то ушла, я заговорила с уборщиком.

— Извините, не могли бы вы мне дать ваши ключи?

Естественно он ответил мне отказом. Тогда я отправилась к автомату, делающему кофе, и закрыла сливное отверстие салфеткой. Теперь я смогла войти в кабинет начальника. Я забрала со стола его кружку, сняла отпечатки пальцев и с их помощью открыла сейф кабинета. В награду за свои старания я получила ключи от архива!

Я отправилась в архив, но пока дверь, ведущая к ценной информации, была заперта. Пришлось идти в другую: вдруг удастся там найти способ, как открыть архив! Для того чтобы вскрыть панель управления, мне понадобилась отвертка. Ее я нашла в наборе уборщика, а огнетушитель позаимствовала из гаража. Но пока что прибор не хотел включаться! Необходимо что-то еще. Кажется, недостающую деталь я видела в кабинете Тода. Я отправилась туда и забрала из кабинета моего друга электрошокер. Конечно, я понимала, что это формальная кража, но истина была важнее. Я обязана найти преступника, и никто не мог мне помешать это сделать!

Не забудьте перед тем, как начать запуск лазерных шпионов, захватить с собою огнетушитель.


После электрического разряда компьютеры в комнате рядом с архивом заработали. Я навела резкость изображения, направила камеру на вентиляционный люк и открыла его. Направив лазерного вора в люк, я заставила его уничтожить панель с кодом. Теперь мне необходимо было еще раз провести лазерного вора через сеть ловушек. Но перед этим мне было необходимо затушить следы «жизнедеятельности» моего предыдущего научно-технического достижения. Для этих целей замечательно подошел самый обыкновенный огнетушитель!

Что же, теперь я смогла войти в архив. Но... назвать мое посещение удачным достаточно сложно. Потому что, во-первых, я не нашла нужную мне информацию, а во-вторых, в последний момент в кабинет ворвался Тод. И тут такое началось...

Я вернулась домой, подняла нож, валяющийся у бассейна. На втором этаже я отодвинула картину и нашла последние записи моего деда... Раздался звонок.

— Виктория, срочно в университет. Тут такое творится! — раздался в трубке взволнованный голос Кларис.

— Скоро буду, — только и успела ответить я...

Эпилог 

У этой истории странный финал. Поймете ли вы его? Думаем, что да, но примете ли? Скорее всего, нет. Вам осталось сделать всего лишь шаг, и тайна загадочного убийства откроется перед вами. Сделаете ли вы его? Все в ваших руках...

Виктория и Густав МакФерсон, 1998 год, Прага — Чикаго — Париж — Вашингтон.
 

Нравится1
Комментарии (2)
B
i
u
Спойлер