Warcraft: Хроника, Часть Первая

 

Хроника

Глава 1. Эпоха легенд

Никто не знает точно, как появилась Вселенная. Одни предполагают, что невообразимо мощный космический взрыв разбросал по Великой Тьме несметное количество миров, а затем на них зародилась жизнь во всем ее разнообразии. Другие считают, что Вселенная была создана в ее нынешнем виде некоей единой всемогущей Сущностью. Истина остается скрытой, но мы знаем, что одна высокоразвитая раса из дальних пределов Космоса поставила перед собой благородную задачу - приводить в порядок миры и обеспечивать благоприятные условия для тех живых существ, что придут потом. Титаны, боги-великаны, светившиеся, как расплавленный металл, лепили облик планет, поднимая горы и осушая моря, окутывая их пригодной для жизни атмосферой... Все это составляло часть их космической цели - создание порядка из Хаоса. Они обучали примитивные расы заботиться о своих мирах, чтобы результаты титанического труда не пропали впустую.

В первые века Творения титаны облагородили таким образом многие миллионы планет, разбросанных в Великой Тьме. Пантеон - круг избранных титанов-старейшин - решал трудную задачу: как защитить благоустроенные миры от угрозы нападения сущностей Зла, обитающих вне обычных измерений в Бесконечной Пустоте, средоточии Хаоса. Бесконечная Пустота - магическое пространство, связывающее воедино мириады миров - кишмя кишела злобными демонами, обуреваемыми жаждой разрушения и ненасытным голодом, утолить который могла лишь энергия живых Вселенных. Добросердечные титаны, чуждые злу в любой его форме, никак не могли найти способ покончить с постоянной угрозой нашествия демонов.

Борьбу с демоническими тварями, то и дело объявлявшимися в облагороженных титанами мирах, Пантеон поручил лучшему своему воину по имени Саргерас. Этот великолепный гигант цвета расплавленной бронзы многие тысячелетия исправно выполнял свой долг. Он охотился за демонами везде, где только возможно, и уничтожал их. По прошествии нескольких эпох он столкнулся с могущественной расой демонов, которая жаждала власти над всей Вселенной. Натрезим, раса демонов-вампиров, прозванных Повелителями Ужаса, захватывала миры, подтачивая установленный титанами порядок изнутри: они овладевали душами местных жителей и обращали их ко злу. Беспринципные и расчетливые, Повелители Ужаса обращали друг против друга целые нации, умело играя на бездумной ненависти и недоверии.

Хотя почти безграничное могущество Саргераса и позволяло его справиться с этими захватчиками, титан был настолько удручен всепоглощающим злом, являвшимся самой сутью Натрезим и совершенно непостижимым для его собственной расы, впал в уныние. Однако, несмотря на тягостные мысли, он нашел способ навсегда избавить Вселенную от демонов-колдунов, заперев их в пустой области Бесконечной Пустоты.

Благородный Саргерас уже не мог справиться с обуревавшими его сомнениями и отчаянием. Он потерял веру не только в свою миссию, но и в жизненные принципы титанов. Саргерас пришел к убеждению, что сама идея порядка бессмысленна, и что единственными абсолютами в этой беспросветной Вселенной являются Хаос и порок. Хотя соплеменники и пытались разъяснить ему его ошибку и унять бушевавшие в нем страсти, бронзовый титан отмел их доводы как бредовые. Навсегда покинув их, он отправился искать свое место во Вселенной, а освободившуюся нишу в Пантеоне заполнил Агграмар Мститель, ненавидящий Саргераса всеми фибрами своей души. Пантеон скорбел о случившемся с Саргерасом, но титаны и представить себе не могли, как далеко зайдет их пропащий собрат.

Когда безумие сокрушило последние рубежи его великодушия, он начал подозревать, что именно титаны ответственны за все беды мироздания. Убедив себя однажды, что так оно и есть, он задумал уничтожить результаты их трудов и начал собирать несокрушимую армию, дабы сжечь всю материальную Вселенную.

Порча, поразившая когда-то благородную душу Саргераса, изменила даже его облик. Теперь его глаза, волосы и борода пылали адским огнем, а бронзовая кожа потрескалась от клокотавшего внутри него жара ненависти. Разумный меч Саргераса, Горшалах, преломился надвое, не желая служить злу. Одна половина - Тешалах - досталась Агграмару Мстителю, в то время как вторую - Горрибал - сохранил Саргерас.

Сумасшедший титан разрушил им же созданные тюрьмы для Натрезим и выпустил демонов на свободу. Хитрые твари тут же признали господство темного титана и его беспредельное могущество, и попросились к нему на службу, поклявшись стараться изо всех своих адских сил. Эти вампиры стали его элитной гвардией и с удовольствием рыскали по разным мирам в поисках примитивных рас, которые затем порабощал их господин. Самым выдающимся воином среди Повелителей Ужаса был Тикондрус Очернитель, всегда готовые нести пламенную месть Саргераса в самые темные дали Вселенной.

На планете Аргус Саргерас нашел расу, которая могла служить отличным пополнением для его нового войска. То были Эредар, высокоразвитая раса с врожденными способностями к магии во всех ее формах. Эредар жили тихой и мирной жизнью до тех пор, пока Саргерас не предстал перед тремя их предводителями - Кил'джеденом, Архимондом и Веленом - и не пообещал им безграничное могущество и бессмертие. И первые двое вняли его зову.

Первым делом Кил'джеден подчинил своей воле расу Натрезим, и первый среди них, Тикондрус, поклялся во имя Кил'джедена совращать души обитателей этой Вселенной, призывая их вступить в ряды воинства Саргераса. Архимонд также обзавелся своими агентами. Призвав Повелителей Ада и их свирепого вождя Маннороха, он решил создать их них отборное воинство, дабы уничтожать жизнь во всех ее проявлениях.

Видя, что огромные армии демонов готовые к выступлению и ожидают лишь его приказаний, Саргерас отправил их в захватнический поход по бескрайним пространствам Великой Тьмы. Он назвал свое воинство Пылающим Легионом... До сих пор неизвестно, сколько миров успело поглотить его прожорливое пламя.

Велен, в отличие от своих товарищей, видел всю мощь Легиона и сознавал разрушение, несомое им во вселенную. Он попытался было воззвать к Кил'джедену и Архимонду, но те отмахнулись от его доводов, полностью пребывая во власти Саргераса и обратившись ко злу. Мощь последнего делала невозможным открытое сопротивление Темному Титану. Велен отчаялся было, но ему явилась некая сущность - наару, представитель расы разумных энергетических созданий, посвятивших свое бытие уничтожению Пылающего Легиона. Наару предложил переправить Велена и тех Эредар, что последуют за ним, в безопасное место. Назвав себя дренеи (или - "изгнанники" на языке Эредар) они бежали с Аргуса, преследуемые по пятам Пылающим Легионом. Кил'джеден пришел в ярость от предательства Велена и поклялся уничтожить всех до последнего дренеи.

Легион преследовал дренеи тысячи лет. Те побывали на множестве миров, надеясь найти для себя тихий уголок. Наару наделили их знаниями и могуществом Света и объяснили, что во вселенной есть и иные силы, что готовы выступить против Пылающего Легиона. И когда-нибудь наару объединят их в единую несокрушимую армию Света. Впечатленные, дренаи поклялись следовать Свету и идеалам наару.

Наконец, Велен и дренеи отыскали отдаленный тихий мирок, идеально подходящий им для укрытия. Они назвали его Дренор - Прибежище Изгнанников - и вновь принялись развивать свою культуру. Опасаясь обнаружения сподвижниками Кил'джедена, Велен и его заклинатели скрывали свою магию в течение долгих столетий.

Со временем дренеи повстречали народ орков, обитающих на южных равнинах Награнда, и между двумя народами завязались дружеские отношения. Но помимо торговых отношений, иных между ними не возникло, и два народа редко общались между собой.

 

***

Не ведая о намерениях Саргераса, не зная, что все их труды оказались под угрозой уничтожения, титаны продолжали благоустраивать планеты. В своих странствиях по Вселенной они однажды обнаружили небольшой мир, который местные жители позднее назовут Азеротом. Пробираясь по беспорядочным нагромождениям первозданного ландшафта, они столкнулись с мириадами враждебных духов стихий, которые поклонялись непостижимым злобным сущностям, называя их Старыми богами. Духи поклялись выгнать металлокожих пришельцев из своего мира и не допустить в нем никаких титанических преобразований.

Обеспокоенный происходящим, Пантеон послал войска против духов и их темных богов. Войска последних возглавляли наиболее могучие из духов: Рагнарос Повелитель Огня, Теразан Мать Камня, Аль'Акир Властитель Ветра и Нептулон Лорд Волн. Хотя духи стихий сражались яростно и упорно, силы были слишком неравны. Пантеон разрушил цитадели Старых богов и заточил эти пять сущностей глубоко под землей. Лишенные энергии Старых богов, бестелесные духи не смогли удержаться в материальном мире и развеялись подобно туману, просочившись обратно вглубь земли. Без злобных стихийных созданий природа успокоилась и вскоре в ней воцарилась безмятежность и гармония. Как только с непосредственной угрозой было покончено, титаны принялись за свою обычную работу.

Обустраивая первобытный мир, титаны сотворили себе помощников. Нужно было выкапывать глубокие пещеры - и они создали дворфов из волшебного живого камня. Нужно было осушить океан и сделать из морского дна сушу - и они создали огромных, но кротких морских гигантов (отцом оных считается Голганнет Громовержец, сын Аман'Тула и Эонар). Многие столетия титаны перекраивали поверхность планеты, пока наконец на ней не остался один-единственный, огромный и аккуратный континент. В центре его они поместили озеро, излучавшее загадочное сияние. Титаны назвали его Колодцем Вечности и оно должно было стать живительным источником для всей планеты. Мощная сила Колодца питала мир до самых его глубин и оберегала ростки жизни, укоренившиеся в плодородной почве. Со временем на девственной земле появились травы, деревья, всевозможные звери... Когда наступили сумерки последнего дня творения, титаны нарекли континент Калимдором, что значит "страна вечного звездного света".

Довольные результатами своих трудов, титаны готовились покинуть Азерот. Но перед уходом они решили поручить самым крупным существам Калимдора оберегать этот мир, дабы ничто впредь не угрожало его безмятежному спокойствию. Каждый титан Пантеона передал частичку своей силы одному из пяти великих драконов, пробудившихся в эту легендарную эпоху. Их имена - Алекстраша, Дающая Жизнь; Малигос, Ткущий Заклятия; Изера, Сновидица; Ноздорму, Безвременный; Нелтарион, Страж Земли. Сии драконы позже стали ведомы как Великие Сущности или Драконьи Сущности.

Аман'Тул, Создатель Пантеона, передал часть своей вселенской силы огромному бронзовому дракону Ноздорму. Создатель повелел ему хранить само время и прихотливые пути судьбы. Эонар, Титан, хранящая жизнь, отдала толику своего могущества красной драконице Алекстраше. С тех пор оная именовалась Дающей Жизнь и заботилась обо всех живых созданиях в мире. За ее бесконечные мудрость и сострадание Алекстраша была избрана Королевой драконов Азерота. Эонар также дала свое благословение младшей сестре Алекстраши, зеленой драконице Изере, дав ей возможности влиять на природу. Изара впала в вечный транс, обратившись ко Сну Сотворения. Рекомая Сновидицей, она наблюдает за густыми чащобами и безбрежными океанами Азерота из своего царства - Изумрудного Сна. Норганнон, хранитель преданий Титанов и мастер-чародей, передал часть своей силы синему дракону, Малигосу. Отныне тот стал Ткущим Заклятия, стражем магии и запретных знаний. Каз'горот, Титан, преобразующий миры, передал толику своей мощи черному дракону, Нелтариону, теперь - Стражу Земли. Он олицетворял силу этого мира и являлся сильнейшим сторонником Алекстраши.

Наделив драконов достаточным могуществом, чтобы охранять заново сотворенные земли, титаны ушли из Азерота. К несчастью для них - и для мира, о котором они так заботились, - Саргерас рано или поздно узнает о его существовании...

 

***

Первая ведомая раса разумных обитателей Азерота - тролли. Изначальное племя их называлось Зандалар, от которого впоследствии произошли все остальные. Больше всего на свете зандалари ценили знания, однако существенная часть племени жаждала новых завоеваний. Эти воинственные тролли откололись от Зандалара, образовав собственные племена. Шло время, и на немногочисленных оставшихся зандалари стали смотреть как на касту троллей-жрецов. Последние без устали работали, пытаясь записать и сохранить свою историю и традиции, и сии многомудрые тролли указывали общий путь развития для своей цивилизации. Весьма почитаемые иными племенами, зандалари, тем не менее, оставались в стороне от прямого управления племенами сородичей.

Поклонялись тролли духам-Лоа, более могущественным, нежели порождения стихий. Наиболее известные из них: Шадра, Паук-Лоа; Ширвалла, Тигр-Лоа; Бетекк, Пантера-Лоа; Хир'еек, Летучая Мышь-Лоа; Хетисс, Змея-Лоа.

Около 16000 лет назад тролли расселились практически по всему Калимдору. Отколовшиеся от Зандалара племена образовали две империи: Гурубаши в юго-восточных джунглях и Амани в лесах в сердце континента.

Гурубаши и Амани не испытывали особой любви друг к другу, но их разногласия редко разрешались войнами. В то время их общим врагом стала третья империя, Аз'Акир. Акири - злые разумные насекомые, правившие далекими западными землями, жаждавшие непрерывно расширять свои владения и уничтожать всю иную жизнь на просторах Калимдора.

Тролли сражались с акири долгие тысячелетия, но так и не смогли добиться окончательной победы. Их усилия вылились в то, что королевство акири раскололось надвое, а сами насекомые заняли крайние северные и южные области Калимдора. Возникло два города-государства акири: Азол-Неруб в северных пустошах, и Ан'Кирадж в южной пустыне. Тролли подозревали существование и иных колоний акири в недрах Калимдора, но так и не сумели их обнаружить.

Отправив инсектоидов и изгнание, две империи троллей вернулись к своим внутренним проблемам. Ни одна из них существенно не расширила свои границы.

 

***

Много лет спустя к Колодцу Вечности пришло осторожное первобытное племя, ведшее ночной образ жизни. Эти полудикие кочевники, привлеченные странной силой озера, остались на его тихих берегах и построили себе хижины. Со временем космические силы Колодца изменили их племя, сделав их сильными, мудрыми и практически бессмертными. Племя стало называть себя "калдореи", что в переводе с их языка значило "дети звезд". Радуясь происходящим с ними переменам, они возводили вокруг озера прекрасные здания и храмы.

Вопреки непрекращающимся попыткам троллей остановить экспансию новой расы, калдореи стремительно расселялись по всему Калимдору. Владея могущественной магией, троллям неведомой, они вскоре стали явной угрозой двум величайшим империям этого мира.

Калдореи, которые позже стали называться Ночными эльфами, поклонялись лунной богине Элуне и верили, что днем она спит в сияющих глубинах Колодца. Эльфийские целители и пророки стали изучать Колодец, страстно желая постичь его неизреченные тайны и силу. Ночные эльфы исследовали мир, расстилавшийся вокруг них, и познакомились с его разнообразными обитателями. Единственными существами, приведшими их в замешательство, были древние драконы. Хотя гигантские змееподобные создания часто жили затворниками, они ревностно охраняли земли от возможных угроз. Вероятно, драконы считали себя защитниками мира и Ночные эльфы благоразумно решили, что и их самих, и их тайны лучше оставить в покое.

Со временем калдореи встретились и подружились со многими могущественными существами, одним из которых был Кенариус, полубог первобытных лесов, сын Элуны и белого оленя Малорна. Великодушному Кенариусу понравилась любознательность Ночных эльфов и он стал учить их тому, что сам знал об окружающем мире. И калдореи, развив в себе глубокое родство с живыми лесами Калимдора, жили в счастливой и безмятежной гармонии с природой.

Следует заметить, что до сих пор доподлинно неизвестно, от кого именно произошли Ночные эльфы. Тролли считают, что племя, нашедшее Колодец Вечности, было племенем троллей - и действительно, между двумя расами есть заметное внешнее сходство. Сами же Ночные эльфы по понятным причинам отвергают эту теорию, полагая, что тролли таким образом пытаются преуменьшить свое поражение в войне с ними. Многие Ночные эльфы верят, что их народ произошел непосредственно от Элуны. Правда, хотя Кенариус - предок дриад и Хранителей Рощи, с которыми Ночные эльфы действительно имеют внешнее сходство - называется сыном Элуны, эта загадочная богиня никогда не принимала в Азероте ни телесного, ни духовного облика. Как бы то ни было, ранняя история народа калдореи окутана тайной, и вряд ли историки Азерота когда-нибудь смогут отделить зерна от плевел.

Медленно текли века, казавшиеся бесконечными. Цивилизация Ночных эльфов росла и ширилась, равно успешно осваивая территории и восходя к вершинам культуры. Их храмы, дороги и жилища были разбросаны уже по всему континенту.

Ночные эльфы систематически уничтожали возведенные троллями укрепления, пресекали связи между их городами. Не имея магии, которую они могли бы противопоставить калдореи, тролли склонялись пред захватчиками. Территории империй Гурубаши и Амани оказались раздроблены буквально в течение нескольких лет, что вызвало у троллей кровную ненависть к эльфам, не иссякшую и в последующие тысячелетия.

Королева Ночных эльфов Ашеара, прекрасная и мудрая, выстроила на берегу Колодца огромный, величественный дворец и поселила в его искрящихся драгоценными камнями залах своих преданных слуг. Она называла этих слуг Квел'дореи, что значит "высокорожденные", и они исполняли каждое ее повеление и считали себя выше и значительнее прочих своих соплеменников. Хотя королеву Ашеару любили все ее подданные в равной степени, простые эльфы тайно ненавидели высокорожденных.

Однако загадочный Колодец Вечности постоянно дразнил любопытство королевы, и Ашеара приказала высокорожденным раскрыть его тайны и открыть его истинное предназначение в этом мире. Высокорожденные с головой ушли в работу и со временем научились управлять космическими энергиями Колодца. Их опрометчивые эксперименты заходили все дальше и дальше, и вскоре эльфы обнаружили, что могут творить и разрушать по своему усмотрению с помощью новообретенных сил. Так несчастные высокорожденные столкнулись с примитивной магией и с того момента посвятили себя овладению ей в совершенстве. И хотя они все соглашались с тем, что безответственное применение магии крайне опасно, Ашеара и ее преданные слуги стали упражняться в магии с безрассудной страстью. Кенариус и многие эльфийские ученые не раз предостерегали их, что игра с изменчивыми магическими энергиями может обернуться немалой опасностью. Но Ашеара и высокорожденные упрямо продолжали развивать новообретенные способности.

Чем больше росло их могущество, тем отчетливее становились перемены в их взглядах. Надменные высокорожденные становились все более бессердечными и жестокими к своим соплеменникам. Очаровательная красота эльфийской королевы словно подернулась мрачной пеленой, Ашеара отдалилась от своих любящих подданных и общалась теперь только с доверенными высокорожденными жрецами.

Эльфы построили два прекрасных города на побережье - Амет'Аран и Башаль'Аран. В них жили особо приближенные к трону высокорожденные, а правил ими Артикус Нарассин, фаворит Ашеары. Оный предпочитал проводить время в своей собственной башне Альталакс в некотором удалении от городов. Тогда правителя замещал маг Астерион из Башаль'Арана. Два великолепных города с годами процветали все больше.

Пребывала среди Ночных эльфов и Авиана - Ворона, волею Элуны наделенная могуществом Древних и исполняющая роль лазутчицы для лунной богини и Кенариуса. Дом ее был в Г'ханире, Матери Древ - величайшем древе Азерота, произрастающем на вершине самой огромной горы. Вершина Древа пронзала небеса, и вокруг нее вились духи умерших птиц и иных крылатых обитатателей этого мира, даже драконов. Г'ханир оторван от смертного мира, но не является частью Изумрудного Сна...

Прознав о замыслах Ашеары, Авиана бежала прочь из столицы Ночных эльфов - Зин-Ашеари, вернувшись к Элуне.

Молодой и дерзкий ученый по имени Малфарион Свирепый, которого сам Кенариус обучил друидической магии и возможностям проникать в различные слои Изумрудного Сна, посвятил много времени изучению воздействий Колодца на калдореи и начал подозревать, что высокорожденных и его любимую королеву подтачивает какая-то злая сила. Хотя он не мог даже представить себе, какие ужасы их ожидают, он понимал, что прежней мирной жизни Ночных эльфов скоро придет конец.

От опрометчивых магических упражнений Ночных эльфов, словно от камней, бросаемых в пруд, расходилось возмущение по всей ткани силы, устремляясь через Колодец Вечности прямо в Великую Тьму. Оно достигло Бесконечной Пустоты, - и там его почуяли страшные, чуждые жизни сущности. Саргерас - Великий Враг всего живого, Разрушитель миров, мрачный бог Бесконечной Пустоты - почувствовал мощные вибрации и потянулся туда, откуда они исходили. Глядя на девственный Азерот и ощущая безграничную силу Колодца Вечности, Саргерас твердо решил уничтожить молодой мир и забрать себе всю его энергию.

И Великий Враг направил Пылающий Легион на мирный, ничего не подозревающий Азерот. Легион, состоявший из миллионов беснующихся, вопящих, пылающих демонов изо всех уголков вселенной, предвкушал скорую победу. Помощники Саргераса, Архимонд Осквернитель и Маннорох Разрушитель, готовили своих адских подчиненных к боевым действиям.

Опьяненная восторгом магии королева Ашеара, околдованная могуществом Саргераса, согласилась впустить его в свой мир. Ее высокорожденные слуги также поддались магической порче и стали почитать Саргераса как бога. Желая доказать свою верность Легиону, высокорожденные помогли королеве открыть в глубинах Колодца Вечности врата в виде гигантского водоворота.

Когда все было готово к вторжению, Саргерас отправил свое воинство на Азерот. Демоны ворвались в мир через Колодец и осадили ничего не подозревающие города Ночных эльфов. Под предводительством Архимонда и Маннороха Пылающий Легион пронесся по Калимдору, оставляя за собой только пепел и стенания. Чернокнижники-Эредар призвали летающих духов огня - инферналов, которые, словно метеоры из Бесконечной Пустоты, сшибали изящные шпили храмов. Адские стражи - кровожадные убийцы, прошли по полям Калимдора, уничтожая всех на своем пути. По деревням рыскали стали диких адских гончих. Хотя воины Ночных эльфов отчаянно пытались защитить свою родину, им пришлось отступать, дюйм за дюймом, перед яростным натиском Пылающего Легиона.

Так случилось, что именно Малфарион Свирепый смог отыскать способ, чтобы помочь своему народу. Его брат Иллидан занимался магией высокорожденных и Малфариона давно беспокоило происходящее в высших классах эльфийского общества. Убедив брата бросить свое опасное увлечение, Малфарион отправился на поиски Кенариуса, полный решимости собрать армию сопротивления. Юная прекрасная целительница Тиранд Шепот Ветра согласилась - во имя Элуны - пойти вместе с братьями. Хотя и Малфарион, и Иллидан были тайно влюблены в нее, сердце Тиранд принадлежало только Малфариону. Иллидан негодовал, но боль отвергнутой любви - ничто перед одержимостью магией.

Иллидан, попавший в зависимость от магических энергий, с трудом сохранял контроль над собой и над переполнявшей его жаждой еще хоть раз коснуться магии Колодца. Однако при спокойной поддержке Тиранд он находил в себе силы сдерживаться и помогать брату в поисках полубога-отшельника Кенариуса, который жил на священных Лунных Просторах у далекой горы Хиджаль. Кенариус помог героям найти древних драконов и заручиться их поддержкой и драконы под предводительством королевы Алекстраши согласились выслать свои могучие стаи на помощь Ночным эльфам в жестокой борьбе против демонов и их хозяев из Бесконечной Пустоты. Ими был создан артефакт, рекомый Душой Демона - золотой диск, впитавший в себя жизненную силу драконьего рода, и применяемый последними для изгнания демонов Легиона из этого мира. Лишь темный дракон Нелтарион, Страж Земли (позднее прозванный Крылом Смерти) не влил часть своей сущности в сотворенный артефакт, сохранив тем самым силы свои в полном объеме и вызвав неприязнь и скрытую ненависть со стороны собратьев.

Также Кенариус призвал Древних и духов зачарованных лесов, собрал армию энтов и повел их на Легион. Одним из призванных им Древних был бессмертный Великий Кабан Агамагган, тело которого увивали шипастые лозы. Тот атаковал крепость Ашеары, затоптав множество демонов и сойдясь в сражении с Маннорохом, лейтенантом самого Архимонда. Великий Кабан пал, но время, купленное им, оказалось достоточное для того, чтобы Малфарион и его союзники проникли в цитадель Ашеары. Кровь, пролитая Агамагганом, сохранилась в волшебных минералах, известных как кровавые камни. Сложили в бою свои головы братья-медведи - Урсок и Урсол, а также Авиана.

Узрев гибель Древних, Кенариус впал в дикую ярость и в одиночку бросился на адских стражей и иных демонов. Однако тех было слишом много; они схватили Кенариуса и наверняка бы с ним расправились, если бы не Малорн. Ослепительно белый олень обрушился на тварей Пылающего Легиона, в то же время телепатически приказав следующим за ним Ночным эльфам отнести истерзанное тело его сына в безопасное месо. Те, ведомые Джародом Песнь Теней, поспешили исполнить волю Древнего.

Малорн наверняка в одиночку бы расправился со всеми демонами Легиона, не покажись на поле брани Архимонд. Последний сотворил магическую ловушку, приковав копыта Малорна к земле, после чего сломал ему шею. Тогда Малфарион призвал друидическую магию и крепкие лозы обвили тело Архимонда. Тот предпочел отступить.

Когда союзники Ночных эльфов сошлись с пришельцами у храма Ашеары и Колодца Вечности, началась неистовая битва. Увы, несмотря на столь мощную поддержку, Малфариону и его друзьям стало ясно, что военной мощью Легион не победить.

Пока вокруг столицы калдореи кипело яростное сражение, очарованная королева с трепетом ожидала появления Саргераса. Когда огромная тень Повелителя Легиона подступила к бурлящей поверхности вод Колодца Вечности, Ашеара призвала самых могущественных высокорожденных. Только объединив свои магические силы в едином заклятии, они могли бы создать врата достаточного для Саргераса размера. Доподлинно неведомо, что свело с ума могучего Нелтариона, но в какой-то момент он обратился против сородичей и изгнал их с поля битвы.

Малфарион, убежденный, что Колодец есть единственное связующее звено между демонами и материальным миром, настаивал на его уничтожении. Его соратники были потрясены и возмущены столь опрометчивым заявлением, ведь Колодец являлся также источником их бессмертия и могущества. Однако Тиранд, понимая разумность доводов Малфариона, убедила Кенариуса и драконов разрушить храм Ашеары и найти способ уничтожить Колодец.

Зная, что разрушение Колодца Вечности навсегда лишит его возможности коснуться магии, Иллидан не выдержал. Он бросил друзей и решил предупредить высокорожденных о плане Малфариона. Будучи во власти безумия, порожденного привыканием к магии, и жгучей ревности к брату, он не отдавал себе отчета в том, что творил. Сознание того, что он стал предателем и перебежчиком, не вызывало у него угрызений совести. Когда-то Иллидан давал клятву любыми средствами защищать магию Колодца.

Скорбя о поступке брата, Малфарион все же повел своих соратников в самое сердце храма Ашеары. Ворвавшись в главный зал, они застали заключительный ритуал высокорожденных в самом разгаре. Могущественное общее заклятье сплеталось в неистовый водоворот магических сил в бездонной глубине Колодца. Зловещая тень Саргераса подступила еще ближе к поверхности. Малфарион и его союзники ринулись в атаку.

Предупрежденная предателем Ашеара уже ждала их. Почти все последователи Малфариона погибли от магии безумной королевы. Тиранд была схвачена королевской гвардией высокорожденных, попытавшись атаковать Ашеару сзади. Девушке удалось справиться с гвардейцами, но она была тяжело ранена. Видя, что случилось с его любимой, Малфарион обезумел от ярости и твердо решил убить Ашеару.

Пока в стенах храма и вокруг него кипела битва, Иллидан потихоньку пробрался на тенистый берег Колодца. Вытащив несколько специально сделанных флаконов, он наполнил каждый из них сияющей водой. Уверенный, что демоны скоро уничтожат цивилизацию Ночных эльфов, он намеревался сохранить для себя священные воды и их магию.

Последовавший за всем этим бой между Малфарионом и Ашеарой разорвал тщательно сплетаемое заклятье высокорожденных и водоворот в глубинах Колодца Вечности растерзали переполнявшие его силы хаоса. Это стало началом катаклизма, расколовшего Азерот на части. Страшный взрыв потряс храм до основания и разошелся волной землетрясений. Пока на земле и в небесах разрушенной столицы кипело сражение между Легионом и союзными силами Ночных эльфов, бушующие воды Колодца Вечности вздыбились девятым валом - и обрушились сами в себя.

Грандиозный взрыв расколол материк на части, зияющие на поверхности земли раны заполнила вода. Взрыв уничтожил почти четыре пятых территории Калимдора, осталось лишь несколько изолированных континентов вокруг нового бурного моря. В центре этого водного пространства, так, где когда-то был Колодец Вечности, бушевал теперь неистовый шторм энергий хаоса. Он никогда не утихает, превратившись в вечное напоминание об ужасном катаклизме и о золотом веке, утраченном навсегда.

Каким-то образом королева Ашеара осталась жива, ровна как и ее приближенные. Измененные вызвавнными ими же силами, они погрузились на дно морское и преобразились в змееподобных наг. Ашеара, переполняемая гневом и ненавистью, превратилась в огромное чудовище, отражающее злобу, составлявшую суть ее души. Там, на дне Водоворота, наги построили новый град - Назятар, и медленно начали восстанавливать свое могущество. Но пройдет еще десять тысячелетий, прежде чем они явят себя миру...

Немногие Ночные эльфы, выжившие при взрыве Колодца, сгрудились на грубо сбитых плотах и медленно плыли к единственной маячившей на горизонте земле. Каким-то образом - благодарение Элуне - Малфарион, Тиранд и Кенариус пережили Великий Раскол. Измученные герои возглавили оставшихся в живых Ночных эльфов и все вместе они отправились искать себе новый дом. Они плыли в молчании, глядя на обломки своего мира и постепенно осознавая, что, в сущности, сами виноваты в случившемся. Саргерас и его Легион были изгнаны из этого мира - но победа досталась Ночным эльфам слишком дорогой ценой.

Ашеару и ее высокорожденную элиту смыло в бушующую пучину. Но среди переживших Великий Раскол было немало высокорожденных, также плывших к новым землям. Хотя Малфарион и не доверял им, он понимал, что без энергий Колодца они никому не смогут доставить серьезных неприятностей.

Высадившись на берег, измученные путники увидели, что священная гора Хиджаль также уцелела в катаклизме. Они вполне могли бы стать новым домом для Ночных эльфов и те вскарабкались на их продуваемые всеми ветрами склоны. Когда эльфы спустились в уютную лесистую долину между гигантскими пиками, их взору предстало тихое озеро, воды которого искрились магией.

Иллидан, также уцелевший в Великом Расколе, добрался до горы Хиджаль задолго до Малфариона и других Ночных эльфов. Пылая безумным желанием сохранить в этом мире магию, он вылил драгоценную воду Колодца Вечности из своих флаконов в горное озеро. Могущественные энергии тут же свились воедино, образовав новый мерцающий Колодец Вечности. Иллидан ликовал, полагая, что создал бесценный дар для будущих поколений, и был потрясен яростью Малфариона, когда тот нашел его. Малфарион объяснил брату, что магия, вновь принесенная им в мир, по природе своей частью Хаоса, а это неизбежно приведет к новым бедам. Тем не менее, Иллидан отказался оставить занятия магией.

Слишком хорошо зная, к чему могут привести предательские планы Иллидана, Малфарион решился раз и навсегда покончить с безумием брата. При содействии Кенариуса он навечно замуровал обессиленного, закованного в цепи Иллидана в огромной подземной темнице и приставил юную эльфийку Майев Песнь Теней к нему как вечную стражницу. Опасаясь, что уничтожение нового Колодца может привести к еще более ужасным бедствиям, Ночные эльфы решили оставить озеро в покое. Однако Малфарион настоял на том, чтобы они навсегда оставили изучение магии. Под бдительным оком Кенариуса Ночные эльфы занялись изучением древнего искусства друидов, которое помогло им исцелить исковерканную землю и вновь вырастить любимые леса у подножья горы Хиджаль.

Долгие годы Ночные эльфы неутомимо трудились, восстанавливая свое древнюю родину. Оставив руины храмов в покое, они создали себе новые дома среди древ и холмов у подножья горы Хиджаль. А вскоре явились драконы, пережившие Раскол. Алекстраша красная, Изера зеленая и Ноздорму бронзовый спустились на поляны друидов, дабы лицезреть плоды усилий Ночных эльфов. Малфарион, ставший архидруидом и наделенный огромными силами, встретил могучих драконов и рассказал им о создании нового Колодца Вечности. Драконов весьма обеспокоили сии зловещие вести, ибо полагали они, что пока существует Колодец, остается угроза повторного вторжения Легиона в мир. Малфарион и три дракона заключили соглашение вместе хранить Колодец, дабы никакие демонические создания не проникли боле в Азерот.

Авиана погибла во время Войны Древних, и древо Г'ханир умерло вместе с нею. Алекстраша Дающая Жизнь поместила в сердце Колодца Вечности волшебный желудь Г'ханира, который, оказавшись в магических водах, обратился в огромное древо. Корни его покоились в Колодце Вечности, а кроны, казалось, достигали небес. То был вечный символ единения Ночных эльфов с природой, а жизненные силы древа со временем должны были исцелить весь мир. Ночный эльфы нарекли свое Мировое Древо Нордрассил, что значит "корона небес."

Чары, наложенные Ноздорму на Древо, даровали Ночным эльфам бессмертие и защиту от хворей, доколе стоит оно незыблемо посреди земель их, бережно хранимое. Помимо того, Изера наложила заклятие на Древо, соединив его с ее собственным духовным миром - Изумрудным Сном, существующим за пределами мира материального. Ночные эльфы, в том числе и сам Малфарион, оказались связаны со Сном через Мировое Древо. Как часть таинственного соглашения, друиды обязались века проводить во сне, чтобы духи их следовали по бесконечным путям мира Изеры. Хотя друиды и сокрушались от перспективы провести столь большую часть своих жизней в отрыве от материального мира, они беспрекословно пошли на это, исполняя соглашение с Изерой.

 

***

 

Бежали годы, летели века...

Что же до Ночных эльфов, то бытие их текло все так же размеренно и неторопливо. И все же раскол назрел в среде бессмертных. Выжившие в Расколе высокорожденные, как и Иллидан до них, отказалась отречься от использования магии. Они жаждали вновь испробовать энергию Колодца Вечности и окунуться в магические силы. Дат'Ремар, негласный лидер Высокорожденных, начал публично высмеивать друидов, именуя их трусами за отказ от использования магии, принадлежащей им по праву. Малфарион и друиды отмели аргументы Дат'Ремара и придупредили высокорожденных, что любое использование волшебства будет караться смертью. В попытке убедить друидов отменить их закон Дат'Ремар и его последователи обрушили страшную магическую бурю на Ашенвальский лес.

Друиды не смогли заставить себя убить сородичей и порешили изгнать высокорожденных. Дат'Ремар, принявший имя Солнечный Путник (или "тот, кто идет днем") с товарищами, свободные наконец от своих закостенелых соплеменников, погрузились на корабли и вышли в море. Никто не знал, что ожидает их за водами бушующего Водоворота, но целью их стояли поиски новой родины, где они смогут всецело посвятить себя волшебству. Высокорожденные, или Квел'дореи, как века назад нарекла их Ашеара, вскоре ступили на земли восточного континента, коий люди нарекут Лордероном.

Высшие эльфы - так назвали себя эти изгнанники - высадились в северо-восточной части материка, к северу от современного Стратолма, в области, известной как Земли Духов или Очерненные Леса. Двинувшись затем на запад и обосновавшись на Тирисфальских Просторах, они провели там долгие годы, пока некоторые Высшие эльфы не стали проявлять признаки безумия. Было предположено, что некая злая сила находится в этой части мира, но домыслы эти никогда не подтвердились. Высшие эльфы свернули свои лагеря и двинулись на север.

С отплытием высокорожденных Ночные эльфы вновь вернулись к охране своих волшебных лесов. Друиды, чувствуя, что время их сна приближается, приготовились оставить свои семьи и любимых. Тиранд, ставшая верховной жрицей Элуны, просила своего возлюбленного Малфариона не покидать ее ради Изумрудного Сна Изеры. Но Малфарион, давший слово чести ступить на Пути Грез, попрощался со жрицей, поклявшись ей, что пока они любят друг друга, расставание будет недолгим.

Оставленная хранить Калимдор от опасностей внешнего мира, Тиранд создала отряд из искуснейших эльфийских воительниц - Стражниц. Они прочесывали тенистые леса Ашенваля и среди жителей оных обрели множество союзников, которых могли призвать в трудные времена.

Полубог Кенариус оставался на Лунных Просторах у горы Хиджаль. Сыновья его - Хранители Рощи - наблюдали за Ночными эльфами и помогали Стражницам поддерживать мир на земле. Даже застенчивые дочери Кенариуса, дриады, все чаще являлись миру. Поддержание мира в Ашенвале занимало все время Тиранд, но, лишенная общества Малфариона, жрица не могла радоваться бытию. Шли века, друиды все прыбывали во сне, а страх Тиранд перед возможным повторным вторжением демонов все рос. Чувства говорили ей, что Пылающий Легион все еще там, за Великой Тьмой небес, и месть его Ночным эльфам и миру Азерота не заставит себя ждать.

Глава 2. Расколотый мир

Столетия, последовавшие за Великим Расколом, оказались весьма тяжелы для народа троллей. Они отстроили свои разрушенные города и попыталась восстановить хоть часть былого величия. Но голод и страх стали постоянными спутниками жителей разоренных империй. Тролли джунглей, доведенные до предела, обратились за помощью к древним таинственным силам. Две древних империи троллей разделяли общие верования в огромный пантеон первобытных богов, но лишь Гурубаши оказалась под властью самого темного из них.

Хаккар Губитель Душ отозвался на призыв троллей джунглей. Он поведал им свои кровавые секреты и помог расширить границы практически на весь Тернистый Дол и некоторые острова в Южных Морях. Он наделил троллей джунглей великой силой, но взамен кровожадный бог потребовал жертвоприношений.

Запросы бога все росли и он повелел своим верным жрецам, хаккари, найти способ провести его в мир во плоти, дабы он лично мог высасывать кровь из жертв. Столь велик был голод Хаккара, что он мечтал поглотить души всех смертных Азерота. Многие хаккари начали ставить под сомнение свое служение божеству, видя столь неуемный аппетит, и сознавая, какие разрушения он сможет принести за собою в мир. И все же Аталь'ай, небольшая радикальная группировка хаккари, решила воплотить в жизнь желания Хаккара.

Но они не успели призвать его, ибо иные тролли джунглей, в том числе и хаккари, открыто восстали против жестокого божества. В конфликт оказалось вовлечено даже племя Зандалар, ибо понимали они, что Хаккар представляет угрозу всему Азероту. Магические заклинания, использованные в том сражении, опустошили Зул'Гуруб, но троллям все же удалось уничтожить воплощение Хаккара. Изгнанные из джунглей, Аталь'ай оказались практически полностью уничтожены. Лишь небольшая группа бежала в Болото Горестей, где они тайно возвели храм своему божеству - Аталь'Хаккар.

Хаккари полагали, что прошлые жертвоприношения кровавому богу сойдут им с рук, ведь помогли же они сородичам в сражении с Аталь'ай! Но они сильно ошибались. Покончив с угрозой Аталь'ай, тролли джунглей обратились против хаккари. Многие из бывших жрецов подверглись пыткам и были публично казнены. Иных разорвали в клочья обезумевшие толпы. Самых везучих из хаккари просто лишили всего и изгнали из Зул'Гуруба. Возвращение каралось бы немедленной смертью.

В отчаянии хаккари приняли страшное решение. Они отыскали бывших врагов, Аталь'ай, и предложили помочь им призвать Хаккара в мир. Обрадованные страданиями хаккари и поверившие в искренность их намерений, Аталь'ай радостно приветили их в своем храме. Аталь'ай и хаккари вместе стали готовить ритуалы, необходимые для пришествия их бога в смертный мир. Великая зеленая драконица, Изера Сновидица, проведала о замыслах злых жрецов и погребла их храм в мутных болотных водах. И по сей день руины Аталь'Хаккара охраняют могучие зеленые драконы.

Кланы троллей, составлявшие ранее империю Гурубаши, схватились друг с другом, и в конце концов один из них - клан Темного Копья, самый малочисленный - был изгнан вовсе с континента и поселился на небольшом островке в океане.

На руинах империи воцарился зыбкий мир. И все же ходило пророчество, что однажды Хаккар возродится, и когда это произойдет, он поглотит целый мир.

 

***

Высшие эльфы перешли горные области Лордерона. Отрезанные от жизненных энергий Колодца Вечности, многие из них пали жертвами здешнего холодного климата и голода. Боле они не были бессмертны и защищены от стихий. Рост их уменьшился, а кожа потеряла характерный фиолетовый оттенок. Но, несмотря на все это, они повстречали множество удивительных созданий, никогда не виденных в Калимдоре. А также столкнулись с племенами людей, промышлявших охотой в древних лесах. Первая же и страшнейшая угроза им исходила от хитроумных лесных троллей Зул'Амана. Последние обладали способностями сновь отращивать утраченные конечности и исцелять серьезнейшие раны, но раса их оказалась варварской и злобной. Ныне на большей части северного Лордерона распростерлась империя Амани и тролли яростно сражались с любыми чужеземцами, посягавшими на их вотчину. Эльфы питали глубочайшую ненависть к троллям и убивали их, лишь завидя.

Годы спустя Высшие эльфы нашли наконец землю, напоминавшую им о Калимдоре. В лесах Вечной Песни на крайнем северо-востоке континента они основали свое собственное волшебное королевство - Квел'Талас и отвергли поклонение луне и природе - основные принципы Ночных эльфов. В их распоряжении был один из сосудов с водой из Колодца Вечности, некогда наполненный Иллиданом и переданный Высокорожденным, и вот теперь он пригодился. С его помощью Высшие эльфы создали новый источник магии, названный ими Солнечным Колодцем. Вокруг него со временем образовался город, ставший столицей нового королевства - Серебряная Луна, старейшая из до сих пор сохранившихся столиц.

Сии изнанники следовали пути солнца и, будучи отрезанными от магии Мирового Древа, познали все тяготы смертной жизни, хотя отпущенный им срок и превышал во много раз жизни представителей иных рас, с коими приходилось соседствовать. И не всем оное соседство пришлось по душе. В последующие годы Высшие эльфы частенько подвергались атакам со стороны племен троллей Зул'Амана, исконных обитателей этих мест, почитаемых ими священными.

Упрямые эльфы, не желавшие покидать новообретенную родину, использовали всевозможные заклятия, почерпнутые некогда из Колодца Вечности, чтобы сдерживать натиск троллей. Под водительством Дат'Ремара они сумели разгромить отряды Амани, превышавшие их численность десятикратно. Некоторые эльфы, следуя древним предостережениям калдореи, чувствовали, что использование магии может привлечь внимание изгнанного Пылающего Легиона. И решили они скрыть свои земли под защитным барьером, внутри которого будет находиться их поселения. Они создали монолитные Рунные Камни вокруг Квел'Таласа, обозначив ими границы волшебного барьера. Камни эти не только скрывали волшбу эльфов от иномировых угроз, но и отпугивали суеверных троллей.

Шло время, Квел'Талас стал блистающим памятником магической мощи Высших эльфов. Его прекраснейшие дворцы были выполнены в том же архитектурном стиле, что и древние залы Калимдора, но новые строение учитывали и природную топографию этой земли. Квел'Талас стал той самой блистающей жемчужиной, которую эльфы столь долго хотели сотворить. Совет Серебряной Луны стал правящим институтом Квел'Таласа, хотя династия Солнечного Путника сохраняла за собой значительный политический вес. Состоящий из семи наиболее влиятельных эльфийских лордов, Совет направлял усилия на охрану эльфийский земель. Окруженные защитным барьером, Высшие эльфы презрели древние предупреждения калдореи и пользовались магией ежечасно.

Почти 4000 лет Высшие эльфы мирно жили в своем королевстве. Но тролли все еще не были побеждены. В глубине лесов они составляли зловещие заговоры, а число их росло. И вот могучее воинство троллей покинуло чащобы и осадило сияющие города Квел'Таласа...

В то время, как Высшие эльфы сражались за свое выживание, разрозненные кочевые племена людей Лордерона воевали друг с другом, мало заботясь о единении расы или чести. Но одно племя - арати, видело в троллях угрозу, кою нельзя больше игнорировать. Арати хотели сплотить за собой все людские племена и единым фронтом выступить против троллей.

За следующие шесть лет хитроумные арати подчинили себе все иные племена. После каждой своей победы они предлагали мир и равенство побежденным; так, они получили верность тех, кого одолели. Число их росло; уверенные, что теперь смогут противостояь троллям, а если понадобится - то и эльфам, полководцы арати решили построить великий город-крепость в южных регионах Лордерона. Этот город-государство, названный Стром, стал столицей нации арати, Аратор. Империя Аратор процветала, люди со всего континента шли на юг, под защиту Строма.

Единые, люди создали свою культуру. Король Аратора Торадин знал, что таинственных эльфов в северных лесах непрерывно атакуют тролли, но не собирался жертвовать своими людьми для защиты чужаков. Много месяцев прошло, с севера сочились слухи о поражении эльфийской нации. Но лишь когда посланники Квел'Таласа достигли Строма осознал Торадин сколь велика на деле угроза троллей.

Эльфы поведали об огромном войке, которое, покончив в Квел'Таласом, наверняка двинется на юг. Отчаявшись найти поддержку, эльфы быстро согласились обучить некоторых людей магии взамен на помощь Аратора в их войне. Торадин, подозрительно относясь ко всем проявлением волшебства, согласился помочь эльфам лишь из необходимости. Тут же в Араторе появились эльфийские волшебники, взявшиеся обучать группу людей.

Эльфы выяснили, что при всей неуклюжести людей в обращении с магией, раса эта имеет природную предрасположенность к ней. Сто людей было обучено основам эльфийский магических таинств: не больше, чем было необходимо для сражения с троллями. Убедившись, что люди-волшебники помогут им, эльфы покинули Стром и отправились на север вместе с могущественным войском короля Торадина.

Объединенное войско эльфов и людей схватилось с троллями у подножия Альтеракских гор. Много дней длилось сражение, но войска Аратора не уступили ни дюйма земли, на которой стояли. Эльфийские лорды решили, что пришло время атаковать врага с помощью магии. Сотня человеческих волшебников и сонм эльфийских призвали огни небес и обрушили их на головы троллям. Стихийный огонь не давал троллям залечивать раны и сжигал их изнутри.

Тролли пытались бежать, но отряды Торадина преследовали их и безжалостно добивали. Тролли так и не оправились от поражения и никогда больше не восстали единой нацией. Квел'Талас был спасен от разрушения, а эльфы поклялись в верности и дружбе Аратору и наследникам короля Торадина. Так были создан союз на долгие века.

С победой над троллями эльфы Квел'Таласа направили все усилия на восстановление своей величественной родины. Войска Аратора вернулись на юг, в Стром. Человеческая держава росла и процветала, но Торадин, опасаясь, как бы она не выросла слишком уж чересчур и не распалась, требовал, что Стром всегда оставался центром Араторской империи. Минуло много мирных лет, могучий Тирисфал состарился и умер, а молодое поколение Ататора продолжило расширение владений империи.

Изначально обученная сотня магов весьма тщательно изучила предмет волшебства. Чародеи эти, отобранные за силу воли и благородные души, ответственно относились к дарованным им силам; однако, пришло время, когда они передали свои тайны юному поколению, не ведающему о тяготах войны и необходимости сдерживания своих сил. Эти молодые маги начали использовать волшебство для личных целей, презрев ответственность пред ближними.

Империя росла и ширились, молодые маги также углублялись в южные земли. Они защищали товарищей от диких созданий и благодаря их усилиям в дикоземье закладывались все новые города. Но силы магов все росли, а сами они все отдалялись от общества.

Второй араторский город-государство - Даларан - был основан в землях к северу от Строма. Многие волшебники оставили Стром и ушли в Далараг, где они надеялись использовать свои силы с большей свободой. Там они создали волшебные башни и всецело посвятили себя изучению волшебства. Жители Даларана терпели своих магов-защитников и вскоре экономика города процветала. Все больше и больше волшебников стекалось в Даларан, дабы оттачивать свое искусство, и, как следствие, сама ткань реальности вокруг города ослабла.

Зловещие агенты Пылающего Легиона, изгнанные из мира с разрушением Колодца Вечности, вернулись обратно, привлеченные чарами волшебников Даларана. Хоть демоны эти и были слабы, им удалось устроить значительный хаос на городских улицах. Большинство столкновений с иномировыми тварями прошло незамеченными, а правящие Магократы решили оные и не афишировать. Наиболее опытные маги были посланы на поимку демонов, но зачастую даже сами оказывались их жертвами.

Несколько месяцев спустя миряне стали подозревать, что их маги-правители скрывают нечто ужасное. Поползли слухи о готовящемся восстании, в то время как люди гадали о мотивах деяний волшебников, которыми раньше восхищались. Магократы, боясь открытого восстания и возможных действий Строма, направленных против них, обратились к тем, кто мог их понять: эльфам.

Узнав о действиях демонов в Даларане, эльфы направили своих сильнейших волшебников в земли людей. Они тщательно изучили магические энергии в Даларане и подготовили детальный отчет о демонической активности, наблюдаемой ими. Они пришли к заключению, что хоть в мир просочилось лишь несколько демонов, Легион останется явной угрозой до тех пор, пока люди практикуют волшебство.

Совет Серебряной Луны вступил в тайное соглашение с Магократом Даларана. Эльфы поведали Магократу историю древнего Калимдора и Пылающего Легиона, все еще угрожающего миру. Они сказали людям, что пока те используют магию, они должны защищать своих горожан он злобных демонов Легиона. В ответ на это Магократы предложили создать одного смертного воителя, влить в него чрезмерную магическую мощь, дабы он вел незримую войну с Легионом. Было решено, что большинство людей никогда не узнают о Хранителях или угрозе Легиона, дабы не ввергать нацию в панику. Эльфы согласились на предложение и основали тайное общество, кое надзирало над избранием Хранителя и помогало изгонять крупицы хаоса из смертного мира.

Общество проводило свои тайные встречи на тенистых Тирисфальских Просторах, где Высшие эльфы обосновались по прибытии в Лордерон. Так родился Орден Тирисфаля. Смертные воины, избранные Хранителями, наделялись огромными силами эльфийской и человеческой магии. Каждому поколению являлся лишь один Хранитель, но сил его хватало, чтобы сражаться с демонами Легиона, просочившимися в мир. Силы Хранителей были столь велики, что лишь Совет Тирисфаля был уполномочен избирать каждого следующего наследника сего титула. Когда Хранитель старел или безмерно уставал от тайной войны с хаосом, Совет избирал нового воителя и передавал ему силы прежнего.

Бежали века, Хранители стояли на страже человечества в землях Аратора и Квел'Таласа, зорко надзирая за возможным явлением демонов. Аратор процветал и магические искусства распространялись по огромной империи.

 

***В древние времена, покидая Азерот, Титаны оставили там своих детей - Земных, хранящих глубинные пределы миры. Земных не заботила суета поверхностных рас, благо здесь, в глубинных недрах, ими не ощущались отголоски потрясений, преобразующих Азерот.

Так продолжалось до Раскола, оказавшего огромное влияние на Земных. Ощущая боль планеты, Земные утратили часть своих личностей и изолировали самих себя в каменных покоях, где были изначально сотворены. Улдаман, Улдум, Улдуар... Все это - названия древних городов Титанов, где в незапамятные времена родились Земные. И после Раскола восемь тысячелетий они мирно почивали глубоко под землею.

Неизвестно, что вновь пробудило их к жизни, но Земные в Улдамане внезапно восстали ото сна и обнаружили, что сильно изменились за прошедшие века. Их каменная кожа смягчилась и разгладилась, а власть над камней и землей - уменьшилась. Они стали смертными, обратившись в представителей двух новых рас - дворфов и троггов.

Дворфы-Земные покинули Улдаман и поднялись в пробуждающийся мир. Тем не менее, их все еще влекли безопасность и чудеса глубин. Так под высочайшими горами этого мира ими было основано огромное королевство - Каз Модан, или "Гора Каза," в честь Титана Каз'горота. Столицу свою дворфы окрестили Железной Кузней. Дворфы, по природе своей обожающие работать с драгоценными каменьями, наладили добычу оных в окружающих горах. До бед и радостей иных жителей поверхности им и сейчас не было никакого дела.

 

***

Стром продолжал оставаться центром Аратора, но, следуя примеру Даларана, на континенте Лордерон возникло множество новых городов-государств. Джилнеас, Альтерак и Кул Тирас были первыми, и хотя каждый и них обладал своими обычаями и экономикой, все они безоговорочно признавали старшинство Строма.

Под зорким контролем Ордена Тирисфаля, Даларан стал основным центром для магов всей страны. Магократ, правивший Далараном, основал Кирин Тор - организацию, занятую разработкой и записью каждого заклинания, артефакта и волшебной утвари, известных человечеству.

Джилнеас и Альтерак стали сильнейшими союзниками Строма; каждый из них обладал могучими армиями, исследовавшими южные регионы Каз Модана. Именно в этот период люди впервые повстречали дворфов и попали в их подгорный город Железную Кузню. Люди и двофры обменялись многими секретами обработки металла и инженерного дела, а также обнаружили, что разделяют любовь к сражениям и слаганию баллад.

Город-государство Кул Тирас, основанное на большом острове к югу от Лордерона, развило свою экономику, основанную на поставках даров моря и мореходстве. Со временем Кул Тирас создал великий торговый флот, бороздивший известные моря в поисках экзотичных товаров для обмена или продажи. Экономика Аратора процветала, но основы империи начали распадаться.

Лорды Строма возжелали перенести свои поместья в плодородные северные земли Лордерона, оставив бесплодный юг. Наследники короля Торадина, последние по линии арати, воспротивились этому, не желая покидать Стром, тем самым вызвав недовольство населения, также хотевшего уйти в новые земли. Лорды Строма, надеясь найти чистоту и просвещение на девственном севере, приняли решение оставить свой древний город. Далеко к северу от Даларана, они построили новый город-государство, назвав его Лордероном. Целый континент принял имя от этого города. Лордерон стал местом паломничества для всех искавших внутренний мир и покой.

Наследники арати, оставленные за разрушающимися стенами древнего Строма, отправились на юг за пределы гор Каз Модана. Много лет спустя путь их завершился в северных регионах континента, коий нарекли Азерот. В плодородной долине они основали королевство Штормвинд, довольно быстро достигшее зенита своей силы.

Те немногие воины, кто остался в Строме, решили и дальше хранить древние стены своего города. Стром не был больше центром империи, но он явился началом новой нации - Стромгард. Хотя каждый из городов-государств процветал, империя Аратор развалилась. Каждый народ развивал свои обычаи и верования; мечта короля Торадина об объединенном человечестве канула в небытие.

 

***

Раздоры между семью человеческими нациями шли на убыль, а Хранители все продолжали свою постоянную борьбу с хаосом. Одной из последних Хранительниц этой эпохи стала Эйгвинн, воительница, безжалостно уничтожавшая демонов, однако часто ставившая под сомнения волю Совета Тирисфаля, состоявшего преимущественно из мужчин. Она считала, что древние эльфы и старики-люди, входящие в Совет, чересчур закостенели в своем мышлении и не обладают достаточной дальновидностью, чтобы положить конец противостоянию с хаосом. Не отличающаяся особым терпением в беседах и обсуждениях, она старалась как можно лучше проявить себя, часто заглушая боевым пылом голос рассудка в критических ситуациях.

Мастерство ее все росло, когда Эйгвинн проведала о группе могущественных демонов на северном континенте - Нортренде. Отправившись туда, Эйгвинн обнаружила их, скрывающихся в горах. Там она узнала, что демоны преследуют одну из последних выживших стай драконов и вытягивают из древних созданий их врожденную магию. Могучие драконы, отдалившиеся от развивающихся смертных рас, оказались легкой добычей для темного волшебства Легиона. Эйгвинн атаковала демонов и с помощью драконов уничтожила их. И когда последний из адских тварей был изгнан из смертного мира, великая буря разразилась на севере. Огромный лик проступил в небесах над Нортрендом. Саргерас, владыка демонов и предводитель Пылающего Легиона, предстал перед Эйгвинн, излучая адскую магию. Юной Хранительнице он сказал, что время Тирисфаля подошло к концу и вскоре мир вновь склонится пред его Легионом.

Гордая Эйгвинн, посчитавшая себя ровней сему зловещему божеству, сошлась в битве с воплощением Саргераса. С пугающей легкостью Эйгвинн уничтожила физическую оболочку владыки демонов. Боясь, что дух Саргераса и дальше пребудет в Азероте, она сокрыла бренные останки в одном из древних склепов Калимдора, ныне покоящихся на дне морском. То есть сделала то, на что и рассчитывал Саргерас. Нечаянно, она определила судьбу смертного мира, ибо Саргерас в момент своей физической гибели перенес свой дух в ослабевшее тело самой Эйгвинн и на долгие годы скрылся в потемках ее души.

 

***

Дворфы гор Железной Кузни долгие века жили в мире и число их уже не вмещали подземные города. Хоть могучий Великий Король, Модимус Анвилмар, правил мудро и справедливо, общество дворфов раскололось на три влиятельные фракции.

Клан Бронзобородых под началом тана Мадорана Брозобородого хранил тесные связи с Великим Королем и традиционно стоял на страже горы Железной Кузни. Клан Дикого Молота под началом тана Хардроса Дикого Молота, населял холмы у основания горы и старался получить как можно больше власти в самой столице. Третья фракция, клан Темножелезных под началом колдуна-тана Туриссана, члены которого ютились в тенях глубочайших подземелий горы и составляли заговоры против Бронзобородых и Диких Молотов.

Некоторое время три фракции поддерживали зыбкий мир, рухнувший, когда Великий Король Анвилмар отошел в мир иной. Три правящих клана схватились за контроль над Железной Кузней. Долгие годы бушевала под землею гражданская война дворфов. В итоге Бронзобородые, обладавшие сильнейшей армией, изгнали кланы Темножелезных и Диких Молотов из недр горы.

Хардрос и его Дикие Молоты отправились на север, через граничные врата Дун Алгаз, где основали собственное королевство под дальним пиком Грим Батол. Там они процветали и копили сокровища. Туриссану и Темножелезным повезло меньше. Униженные и побежденные, они поклялись отомстить Железной Кузне. Туриссан основал город в Красных Горах, назвав его своим именем. Процветание в последовавшие годы ничуть не притупило ненависти Темножелезных к бывшим собратьям. Туриссан и его колдунья-жена, Модгуд, атаковали одновременно и Железную Кузню и Грим Батол, желая раз и навсегда получить власть над всем Каз Моданом.

И усилия их чуть было не увенчались успехом. Однако Мадоран Бронзобородый великой ценою, но все же привел свой клан к победе над магическим войском Туриссана. Последний отступил назад в свой город, не зная, что в Грим Батоле войско Модгуд так же бежало от Хардроса и его воинов.

В сече Модгуд использовала заклятия страха, намереваясь обратить врагов в бегство. Тени подчинились ей и темные твари выползли из недр земли, дабы обрушиться на Диких Молотов в их же чертогах. Войско Модгуд ворвалось во врата и осадило саму крепость. Дикие Молоты отчаянно сражались, сам Хардрос пробился через их ряды, чтобы лично покончить с колдуньей-королевой. С гибелью последней Темножелезные бежали пред яростью Диких Молотов. Они неслись на юг в крепость своего короля, лишь затем, чтобы встретить там войска Железной Кузни, пришедшие на помощь Грим Батолу. Зажатые меж двух армий, Темножелезные были уничтожены.

Объединенное войско Железной Кузни и Грим Батола повернуло на юг, дабы раз и навсегда покончить с Туриссаном и оставшимися Темножелезными. Они не успели пройти далеко, когда гнев Туриссана обратился в сокрушительное заклятие. Желая призвать могучую сущность, которая обеспечила бы ему победу, Туриссан воззвал к древним силам, спящим глубоко под поверхностью Азерота. К его ужасу - и к гибели - вызванная тварь была страшнее любого кошмара, коий он мог себе вообразить.

Рагнарос Повелитель Огня, бессмертный владыка стихийных духов, изгнанный Титанами на заре этого мира. Теперь, призванный Туриссаном, Рагнарос вновь вернулся в смертный мир. Возрождение его сотрясло Красные Горы и создало огромный вулкан в их сердце - Чернокаменный Шпиль, а последовавший взрыв буквально расплавил окружающие горы, превратив области к северу и югу от вулкана в Жгучее Ущелье и Пылающие Степи - безжизненные черные плоскогорья. Туриссан погиб, а его выжившие соплеменники оказались пленены Рагнаросом и стихийными духами. И по сей день они остаются в глубинах Шпиля.

Видя ужасное опустошение и огни, вырывающиеся из южных гор, короли Мадоран и Хардрос быстренько повернули обратно каждый к своему королевству, не стремясь особо встретиться с Рагнаросом.

Бронзобородые вернулись в Железную Кузню и отстроили свой славный град. Дикие Молоты также возвратились в Грим Батол. Однако смерть Модгуд оставила злой отпечаток на горной крепости и Дикие Молоты не смогли там оставаться. Сердца их преисполнились горечи из-за потери любимого дома. Король Бронзобородый предложил Диким Молотам вернуться в Железную Кузню, но те отказались. Хардрос повел свой народ на север, в Лордерон. Поселившись в глухих чащобах Хинтерланда, Дикие Молоты основали город Воздушный Пик, стали ближе к природе и даже сошлись с местными грифонами.

Желая сохранить отношения и торговлю с сородичами, дворфы Железной Кузни построили два огромных моста, названный Тандольскими, дабы покрыть пропасть между Каз Моданом и Лордероном. Так, сохранив торговые отношения, оба королевства процветали. После смертей Мадорана и Хардроса их сыновья сообща построили две статуи в память об отцах на границе южных земель, теперь отмеченных рядом вулканов и выжженных Рагнаросом. Статуи служили как предостережением возжелавшим атаковать королевства дворфов, так и напоминанием о цене, которую Темножелезные заплатили за свои преступления.

Оба королевства долгие годы сохраняли близкие отношения, но Дикие Молоты сильно изменились при виде ужасов, гнездившихся в Грим Батоле. Они жили на земле и на склонах Воздушного Пика, вместо того, чтобы обитать в горных недрах. Эти идеологические разногласия между двумя оставшимися кланами в итоге привели к разрыву всяких отношений.

 

***

Могущество Хранительницы Эйгвинн лишь возросло за прошедшие годы. Продлевая себе жизнь энергиями Тирисфаля, она вот уже девять столетий стояла на страже Азерота, храня его от миньонов владыки демонов, которого, как полагала Эйгвинн, она уничтожила. Но вот Совет Тирисфаля постановил, что срок ее подходит к конце. Совет приказал ей вернуться в Даларан, чтобы они смогли избрать нового наследника могущества Хранительницы. Но Эйгвинн, все так же не жалуя Совет, решила избрать наследника сама.

Она планировала родить сына и передать свои силы именно ему, ибо не желала, чтобы Совет Тирисфаля управлял ее наследником так же, как управлял ею. Отправившись в южную страну Азерот, Эйгвинн нашла там идеального отца для своего сына: опытный волшебник по имени Ниелас Аран, придворный маг и советник короля Азерота, Ландана Вринна. Эйгвинн соблазнила волшебника и зачала сына от него. Природная склонность Ниеласа к магии перейдет к нерожденному ребенку и определит трагические деяния, что он предпримет годы спустя. Сила Тирисфаля также перешла к ребенку, но она должна пробудиться лишь когда он достигнет физической зрелости.

Прошли месяцы, и Эйгвинн родила сына в сокрытой роще. Назвав его Медивом, что на эльфийском языке означает "хранитель тайн," Эйгвинн верила, что мальчик станет следующим Хранителем. К несчастью, дух Саргераса, скрывавшийся внутри нее, овладел беззащитным ребенком еще когда тот находился во чреве. Эйгвинн и не думала, что новый Хранитель Азерота будет под контролем ее злейшего врага.

Мать передала сына на попечение королевского двора Азерота в Штормвинде, где юный Медив рос и обучался в последующие годы под мудрым водительством короля Вринна III и жены его, леди Варии, которой боги подарили собственное дитя - принца Ллэйна. Саргерас терпеливо выжидал, пока силы Тирисфаля проявят себя. А пока Медив рос и часто оправлялся в путешествия со своими лучшими друзьями: Ллэйном, принцем Азерота, и Андуином Лотаром, одним из последних наследников династии арати.

Отец Медива - Ниелас Аран - истово наставлял сына в тайнах волшебства и надеялся сделать его впоследствии придворным магом, но судьба распорядилась по иному. Когда пареньку стукнуло тринадцать, знания Ордена Тирисфаля, заключенные в его разуме, пробудились и столкнулись с духом Саргераса, схоронившемся там же. Страшные магические силы буквально разрывали неокрепшее тело отрока, причиняя ему немыслимые страдания. Эхо освободившихся волшебных энергий достигло даже отдаленного Нортширского Аббатства, монахи коего немедля устремились на помощь несчастному юнцу. Лишь общими усилиями их и волшебника Ниеласа Арана удалось обуздать магический хаос. Медив был спасен, но на долгие годы погрузился в кому; отец же его пал мертвым. Король Вринн III и Алонсус Фаол из Нортширского Аббатства порешили доставить Медива в стены сей обители, где он ежеминутно будет находиться под бдительным присмотром и заботой жрецов.

Так минуло шесть лет, и принц Ллэйн - наследник трона Азерота - достиг возраста Возмужания. Во время свершения старинной церемонии, знаменующей его совершеннолетие, Ллэйна почтил визитом сам Медив, явившись двору, восседая на спине огромной птицы. Медив объяснил, что, восстав ото сна, он обуздал собственные силы и, как жест доброй воли, преподнес двору в подарок песочные часы, ни одна из емкостей которых никогда не заполнялась полностью. "Королевство Азерот будет стоять до тех пор, пока часы не опустеют," - молвил Медив.

Мать его, Эйгвинн, находилась неподалеку, с подозрением разглядывая вернувшееся дитя, ибо за маской участия и дружелюбия проглядывали иные, куда более зловещие силы. Саргерас, обосновавшийся в сердце Медива, возрадовался, ибо знал, что планы его по осуществлению второго вторжения почти свершились и последний Хранитель этого мира сам приведет их в действие.

Глава 3. Альянс и Орда

Изгнанные из Азерота, лишенные своего предводителя, демоны Пылающего Легиона, тем не менее, не допускали для себя и мысли оставить в покое ненавистный мир. И ими был создан новый план, простой и эффективный: полностью подчинить себе одну из рас этой вселенной и направить ее в Азерот, дабы создать арену хаоса, предначертнанную подготовить неизбежное возвращение Легиона. Выбор тварей Бесконечной Пустоты пал на орков, населяющих отдаленный мир - Дренор. Некогда благородные и гордые, под влиянием демонических отродий орки обратились в алчущее крови племя. Таков был замысел Кил'джедена, ибо открыл он, что на Дреноре нашли прибежище его заклятые враги - дренеи.

Кил'джеден, один из предводителей Легиона, явился к самому уважаемому из вождей орков, старейшему шаману Нер'зулу, и объявил, что мог бы наделить орков огромной силой и властью над миром. Он даже согласился передать шаману некие тайные знания. Платой должно было стать согласие Нер'зула вместе со своим народом встать под знамена Пылающего Легиона. Расчетливый шаман, снедаемый жаждой власти, принял предложение демона и заключил с ним Кровавый Договор, обрекая тем самым свой ничего не подозревающий народ на рабство.

Со временем Кил'джеден обнаружил, что у Нер'зула не хватает то ли воли, то ли нахальства для осуществления его планов. Шаман, со своей стороны, осознав наконец, что заключенная им сделка приведет орков к гибели, отказался впредь содействовать демону. Разъяренный открытым неповиновением, Кил'джеден поклялся покарать Нер'зула и все равно добиться своего. Он нашел себе нового последователя, который увел бы орков прочь от старых обычаев - им стал Гул'дан, ученик старого шамана.

С помощью Кил'джедена Гул'дан преспел в том, в чем потерпел неудачу его учитель. Преисполненный злобы и жажды власти, он не только упразднил древние шаманские культы, заменив их изучением мрачной магии демонов, но и объединил кланы орков в вечно неспокойную Орду, - чего и добивался Кил'джеден. Нер'зул, бессильный помешать своему бывшему ученику, мог только наблюдать, как мастерски тот превращает орков в бездумные орудия смерти.

Орда, вкусив крови Маннороха Разрушителя, Повелителя Ада, пронеслась по Дренору, уничтожая и подчиняя себе все иные разумные расы. Народ дренеи был искоренен практически на корню, а многие из гордых созданий под воздействием чар чернокнижников обратились в безумных монстров, рекомых Сломленные и Потерянные. Орки надругались и над женщинами народа дренеи, в итоге на свет появились полуорки-полудренеи. Одной из таковых "гибридов" оказалась Гарона, сведущая как в орочьей культуре, так и в укладе дренеи.

Вскоре все враги оказались искоренены и орки, следуя своей природе, затеяли межклановую войну. Видя хаос, бушующий в их рядах, Гул'дан создал Теневой Совет - тайный орден некромантов и чернокнижников - вершащий политику Орды. Совет немедля прекратил всякие конфликты в орочьем стане, пообещав скорый исход из опостылевшего Дренора. Знания Гароны обеспечили ей почетное место в Теневом Совете и в клане Заклинателей Бурь. Полуорчиха стала личным лазутчиком и убийцей Гул'дана.

В это время разумов членов Теневого Совета коснулась некая неуловимая Сущность, излучавшая постине невообразимую мощь. Гул'дан, поначалу ужаснувшийся, все же собрал волю в кулак и попытался обратиться к ней напрямую. Сущность открыла чернокнижнику, что имя ее - Медив, волшебник, проживающий в далеком прекрасном мире. Во время мысленных контактов Медив вызнавал у Гул'дана о культуре орков, о мире, в котором они жили... Чернокнижник же не мог похвастаться хоть какой-то толикой знаний, подаренной ему Медивом, и, обозлившись, прервал связь с волшебником. Гул'дан обратился было за советом к Кил'джедену в надежде, что могучий демон укажет ему, как вести себя с таинственным Медивом, но ответом ему было молчание; похоже, сам Кил'джеден опасался той силы, коей обладал человеческий колдун.

Сущность Медива вновь коснулась разумов орочьих чернокнижников, явив им образы девственных лесистых земель, гордых народов, их населяющих. Восхищенные увиденным, члены Теневого Совета осознали, что способ покинуть умирающий мир Дренора существует, но их скудных познаний в магии не хватало на то, чтобы создать портал, связующий миру Азерота и Дренора.

И вот, в 583 году по летоисчислению людей Азерота, Медив - а, точнее, Саргерас, полностью контролирующий его разум - создал разрыв в ткани реальности, а Теневой Совет расширил его, обратив в портал, связавший два мира. Вперед отправились орочьи лазутчики, а, вернувшись, донесли, что по ту сторону воистину находится мир, явленный чернокнижникам в грезах - Азерот.

И Орда хлынула в Темный Портал, захватив прилежащие земли и безжалостно расправившись с их обитателями. Злая магия, сотворившая портал, извратила саму землю. Изменился и климат; урожаи крестьян погибали из-за необычно холодной погоды, а солнце яростно выжигало поля.

Все больше и больше орков изливалось из Темного Портала на равнины Азерота, а чернокнижники Орды, освоившись на новых землях и проведав о соседних людских королевствах уже наметили себе следующую цель - Штормвинд, столицу Азерота.

И в один прекрасный день песочные часы, дарованные Медивом принцу Ллэйну, опустели. Падение последней песчинки сопровождалось оглушительным ударом тарана в городские ворота, а вскоре орки заполонили крепостные стены Штормвинда. Король Вринн III, отправив королеву и сына в безопасное Нортширское Аббатство, лично возглавил оборону города.

В этот день орочья Орда щедро умылась кровью, ибо воины Азерота сдержали первую волну атаки, оттеснив врага назад к воротам. Атака обратилась паническим бегством, а конные рыцари королевской гвардии преследовали отступающее войско вплоть до крепости орков, возведенной у Темного Портала.

Сокрушительное поражение внесло раскол и в саму Орду. Лидеры оной - огр Чо'галл из клана Сумеречного Молота и Килрогг Мертвоглазый из клана Кровоточащей Раны - обвиняли в случившемся друг друга, разделив тем самый воинство на два лагеря. Гул'дан отчетливо осознал возможные последствия подобной междоусобицы, посему порешил явить кланам нового сильного вождя... находящегося под полным его контролем.

В качестве оного Гул'дан избрал Чернорукого из клана Чернокамня, а вскоре, используя свое влияние, ровно как и Теневого Совета, посадил сего индивида на трон военного вождя. Порядок в Орде был восстановлен; раздробленные орочьи общины сплотились вокруг нового лидера, не зная, что истинным правителем их являлся никто иной как Гул'дан.

В Азероте же на трон взошел двадцатилетний король Ллэйн. Столкновения с орками продолжались уже несколько лет; люди знали, что противник их кровожаден и жесток, но вместе с тем неорганизован и лишен тактического мышления. Используя обнаруженную слабость, азеротцы успешно отбивали атаки орков, однако так и не пришли к разумению, как сии твари оказилсь в сердце их земель и почему количество их с каждым годом все растет.

Прошло еще десятилетие, когда ко двору Ллэйна явилась Эйгвинн, бывшая некогда Хранительницей Ордена Тирисфаля. Она-то и открыла монарху, что именно Медив, ее собственный сын, ответственен за прибытие орков в Азерот, ибо находится под влиянием демонической силы. Осознав, что иного выхода попросту нет, Эйгвинн отправилась прямиком к Медиву, обитавшему в крепости Каражан, и попыталась оборвать смертное существование волшебника. Но, как и следовало ожидать, последний легко справился с матерью; еще бы, все свое могущество Эйгвинн давным-давно передала ему. Лишив женщину остатка жизненных сил, Медив заклинанием отправил ее, находящуюся при смерти, за пределы крепости, после чего позабыл об инциденте, вновь вернувшись к своим насущным делам.

В то же время часть орков открыто восстала против Гул'дана и новых порядков, установленных им в Орде. Дуротан, вождь клана Снежных Волков, прямо заявил о неповиновении чернокнижникам, ибо те находятся под водительством демонов, и попытался убедить иных собратьев в своей правоте. Однако власть чернокнижников над рядовыми орками оказалась слишком сильна и, как следствие, клан Снежных Волков оказался изгнан из стана Орды. Изгнанники остепенились в Альтеракских горах, где приручили обитавших там белых волков.

Хоть это и означало для него верную смерть, Дуротан не отказался от идеи открыть глаза собратьям на истинные мотивы чернокнижников Теневого Совета. Отправившись вместе с семьей в лагерь Оргрима Рокового Молота из клана Чернокамня, Дуротан поведал последнему о том, как Гул'дан предал свой народ в обмен на власть, посуленную Пылающим Легионом. Оргрим поверил рассказу старого друга и поклялся встать с ним плечом к плечу против темных сил, движимых чернокнижниками Орды. К несчастью, вскоре после этого Дуротан и его жена оказались зверски убиты Рендом и Маймом, сыновьями вождя Чернорукого; годовалое дитя Дуротана осталось умирать в вечном безмолвии снегов Альтеракских гор. Именно там на юного орка и наткнулся отряд людей-охотников, ведомый капитаном Эделасом Блэкмуром. Последний забрал дитя с собою в крепость Дюрнхолд и на некоторое время след наследника вождя клана Снежных Волков затерялся в истории...

 

***

Год 598 по летоисчислению Азерота, год Первой Войны, когда орочьи рати, насытившись приграничными конфликтами да одиночными сражениями, обрушили всю свою мощь на соседнее людское королевство.

Отряд орков, в который входила и Гарона, атаковал Медива, ибо Гул'дан всерьез опасался могущества мага и наказал поскорее избавиться от него, но тот с легкостью расправился со всему, дерзнувшими поднять на него руку. Лишь Гарону пощадил Медив и отправил ее назад к Гул'дану с посланием в котором требовал от чернокнижника захватить Азерот, дабы сам он мог взойти на трон павшей державы. Последний вернул полуорчиху в Азерот, дабы та шпионила за таинственным магом.

Исполняя роль представителя Орды, Гарона помогала Медиву в понимании орочьей культуры. В Каражане она встретила Хадгара, ученика Медива, присланного Кирин Тором из Даларана для того, чтобы тот извещал тамошних колдунов обо всех действиях, предпринимаемых магом. Со временем между Хадгаром и Гароной возникло некое подобие доверия, а вскоре открыли они, что что в теле Медива заключен дух Саргераса, повелителя Пылающего Легиона. Бежав из Каражана, Гарона и Хадгар достигли Штормвинда, где повелади обо всем королю Ллэйну и Андуину Лотару.

В качесте платы за атаку Азерота Медив обещал открыть Гул'дану местонахождение гробницы павшего Титана, где хранятся несметные сокровища. Чернокнижник согласился, и так началась Первая Война.

За годы, прошедшие после сокрушительного поражения у стен Штормвинда, Орда заметно усилила свои позиции в Азероте. Зализав раны в Болоте Горестей, орки впоследствии окопались в Красных Горах, где заняли Чернокаменный Шпиль - цитадель, раскинувшуюся в тысячах пещер, коими щедро пронизаны горные основания, и где нашло приют неисчислимое орочье войско.

Пограничные столкновления между людьми и орками случались все чаще; за Ордой оставались все более и более значительные битвы. Так, орки сравняли с землей Великое Село, один из наиболее значительных торговых центров Азерота, в то же время успешно отбив контратаку королевских рыцарей, направленную на крепости Орды в Красных Горах.

Сражения кипели повсеместно в Азероте; страна погрузилась в пучину яростной войны. В бытующем хаосе небольшая группа азеротцев, ведомая Лотаром, рыцарем короны, Хадгаром, учеником Медива, и полуорчихой Гароной пробралась в крепость Каражан, оплот последнего, и покончила с чародеем, истинно считая его источником всех бед, снизошедших на благодатное королевство в последние годы. Почувствовав близость смерти Медива, Гул'дан вошел в разум волшебника в надежде отыскать там сведения о местонахождении гробницы Саргераса, но не успел: жизнь оставила Медива, а Гул'дан, все еще телепатически связанный с мертвецом, погрузился в продолжительную кому. Так дух Саргераса был низвергнут в небытие, а душа Медива устремилась в астрал, где ей предстояло пробыть долгие годы...

В последующие месяцы Гарона вошла в доверие к королю Ллэйну. Она рассказывала ему о внутренней политике Орды и о том, как он может использовать эти сведения. Однако лояльность ее принадлежала клану Заклинателей Бурь, и Гарона исполнила возложенную на нее миссию, убив короля Ллэйна, после чего бежала, и судьба ее неведома.

Верный своему обещанию покойному Дуротану, Оргрим Роковой Молот использовал сие, дабы захватить власть в Орде. Самолично расправившись с Черноруким, он явил отрубленную голову военного вождя орочьей братии, раскрыв истинную роль Теневого Совета и марионеток оного. Как и ожидалось, Оргим тут же был провозглашен следующим военным вождем и в последующие месяцы Орда не знала поражений в баталиях. Орки победоносным маршем шествовали по землям Азерота, оставляя за собой лишь выжженные руины людских городов - Нортширского Аббатства, Голдшира, Мундрука, иных... И когда каменные глыбы, пущенные из орочьих катапульт, пробили бреши в стенах Штормвинда, столицы Азерота, исход Первой Войны был предрешен.

 

***

Пробудившись, Гул'дан с недовольством обнаружил, что его ручной военный вождь мертв, а место предводителя Орды занимает Оргрим Роковой Молот, уже успевший расправиться со всеми чернокнижниками Теневого Совета, обвинив их в сговоре с демонами Бесконечной Пустоты. Длительная кома лишила Гул'дана всех сил, и когда его поставили пред налитыми кровью очами Оргрима, чернокнижник вынужден был присягнуть на верность новому вождю. И дабы окончательно втереться к нему в доверие, Гул'дан сотворил рыцарей смерти, вселив души сгинувших орков в тела павших рыцарей Азерота. Предводителем оных был назначен возрожденный Терон Кровавый Дьявол, чернокнижник Теневого Совета, убитый ранее самим Роковым Молотом. Довольный Оргрим сохранил жизнь Гул'дану, не зная, что предательский чернокнижник поклялся уничтожить его, как только судьба предоставит ему такую возможность.

Выжившие в Первой Войне азеротцы, ведомые лордом Лотаром, бежали в Лордерон - земли, отделенные от их потерянной вотчины Великим Морем. Представ перед Теренасом, королем Лордерона, беженцы убедили его в реальности угрозы для всей человеческой расы, и монарх наряду с правителями иных королевств создал исторический пакт, объединивший войска семи людских держав в Лордеронский Альянс под командованием лорда Лотара. Адмирал Кул Тираса Делин Праудмур направил в Лордерон свой могучий флот, правитель Стромгарда - Торас Убийца Троллей - элитные отряды конных рыцарей. Архиепископ церкви Благого Света Алонсус Фаол поставил лейтенантами Лотара паладинов из новосотворенного ордена Серебряной Длани - Утера, Тириона Фордринга, Туральона и Сайдена Датрохана.

К набирающему мощь воинству примкнуло и небольшое число эльфов Квел'Таласа, ведомых Аллерией Бегущей-с-Ветром, особо не приветствовавших надвигавшийся конфликт. Тем не менее, эльфы встали на сторону Лотара, ибо он был последним наследником династии арати, оказавшей их народу огромную поддержку в прошлом.

Однако, правитель Альтерака - лорд Перенольд - в душе и не надеялся на победу Лордеронского Альянса в войне, посему вступил в тайный сговор с вождями Орды.

Шесть лет прошло со дня падения Азерота. Шесть лет относительного затишья, ибо весь мир замер в ожидании грядущего. Шесть лет, понадобившихся оркам, чтобы захватить вотчину дворфов Каз Модан, создать могучий флот и двинуть его через Великое Море на завоевание северных людских королевств.

Первый удар пришелся по приморскому городку Хиллсбраду; король Теренас в это время всеми силами пытался убедить Высших эльфов примкнуть к Альянсу. Случай подвернулся сам собой: на равнинах Альтерака отряд эльфийских лучников оказался пленен орками и препровожден в селение Таррен Милл, откуда спустя некоторое время был вызволен силами Лордеронского Альянса. Происшествие сие усилило доверие между человеческим и эльфийским родами, и многочисленные войска лучников и следопытов Квел'Таласа влились в людские армии. Кроме того, правители Высших эльфов, входящие в Совет Серебряной Луны, отрядили флот кораблей-разрушителей под начало адмирала Делина Праудмура, отправивший на дно существенную часть орочьей армады.

Орки, однако, также заключили несколько стратегически значимых союзов. Оргримм Роковой Молот предложил вступить в Орду лесным троллям, пообещав им помощь в полном уничтожении Высших эльфов и возрождении империи Амани. Сперва вождь лесных троллей, Зул'джин, отказался от столь соблазнительного предложения, ибо был настроен весьма скептически в отношении замыслов орков. Но вскоре случилось так, что люди захватили в плен охотничий отряд, ведомый самим Зул'джином. Их спасли орки, и вождь троллей изменил свое к ним отношение, согласившись на союз. Примкнули к Орде и гоблины, славящиеся своими изобретениями - дирижаблями и взрывчатым веществом, созданным ими на пороховой основе. И, конечно, огромные огры, пришедшие из мира Дренора, составили могучую ударную силу Орды. В довершение ко всему, Зулухед, лидер клана Драконьей Утробы, и орк-чернокнижник Некроса получили во владение древнейший артефакт - Душу Демона, и, использовав его, подчинили воле своей Алекстрашу, королеву красных драконов, а также весь ее род.

Пламя Второй Войны разгоралось все ярче, жестокие сражения уносили с собою жизни тысяч воинов. Первая волна атаки орков, пришедшаяся на Хиллсбрад, захлебнулась, ибо к южному побережью Лордерона была срочно переброшена эскадра эльфийских боевых кораблей, уничтожившая флот Орды, направлявшийся к городу Южному Берегу, а затем разгромившая оплот троллей в Зул'даре. Орки попытались было закрепиться в Хинтерланде, но дворфы с Воздушного Пика атаковали их верхом на грифонах, а подоспевшие рати Лотара решили исход сражения. Вождь-тан Курдран Дикий Молот дал согласие на присоединение дворфов к Альянсу, однако вскоре открылось, что вторжение в Хинтерланд было проведено с целью отвлечь внимание защитников Лордерона от истинной цели Орды - эльфийского королевства Квел'Талас.

Войско Гул'дана, знаменитого орочьего чернокнижника, ныне выведенного на чистую воду Оргримом Роковым Молотом и прикидывающегося тихой овечкой, вторглось в эльфийские земли в поисках артефакта, известного как Рунный Камень Кэр Дарроу - монолита, заговоренного защитными заклинаниями. Рунный Камень находился ныне на усиленно охраняемом островке в центре озера Дарроумир, но даже факт возможных огромных потерь в рядах его воинства не остановил Гул'дана, и, после ожесточенного сражения, реликвия оказалась у него руках. Чернокнижник приказал разбить Рунный Камень на части, из которых создал оскверненные Алтари Бурь, давшие жизнь могущественным двухголовым ограм-магам.

С падением Кэр Дарроу практически вся территория Квел'Таласа перешла под контроль Орды и связь людских и эльфийского королевств прервалась. Лишь небольшие отряды сопротивления остались в Квел'Таласе, мужественно сражаясь за каждую пядь своей вотчины, но и их гибель оказалась лишь вопросом времени. Ныне внешние пределы Квел'Таласа всецело принадлежали варварской Орде; лишь Серебряная Луна осталась нетронутой благодаря магическому щиту, спешно воздвигнутому над городом эльфийскими чародеями.

Рати Лордеронского Альянса под началом Туральона методично искореняли орочьи отряды на территории Квел'Таласа и вскоре лежащее в руинах эльфийское королевство вновь вернулось под контроль перворожденных, благо основные отряды Орды покинули сии земли, устремившись по направлению к Альтеракским горам.

Здесь открылось предательство лорда Перенольда, правителя Альтерака, деяния коего принесли немало побед дренорской Орде. Именно он оказался ответственен за орочью засаду, в кою угодил отряд эльфийских лучников у Таррен Милла, и за крестьянские восстания, спровоцированные лазутчиками Альтерака в весях Альянса, таких как Рука Тира. Также, флот Перенольда попытался покончить с эскадрой Утера Светоносного, лидера ордена паладинов и второго по значимости лица в церковной иерархии после архиепископа церкви Благого Света Алонсуса Фаола, когда тот направлялся в Кэр Дарроу, откуда незадолго до этого орками был похищен древний эльфийский Рунный Камень. Узнав обо всем этом, король Стромгарда Торас Убийца Троллей немедленно ввел войска в Альтерак, захватив горные перевалы, отрезав добравшимся до Лордерона оркам пути к отступлению.

Перебравшиеся через Альтеракские горы орки осадили Столицу Лордерона; основные силы Альянса под началом Андуина Лотара все еще пребывали в Хинтерланде, очищая земли дворфов от последних отрядов Орды, посему по направлению к сердцу нации спешно выступили войска Туральона и Хадгара, к которым присоединились внушительные силы эльфийских следопытов, ведомые Сильванас Бегущей-с-Ветром, старшей сестрой Аллерии, а также дворянами Лор'Темаром Тероном и Халдюроном. Неожиданная атака армии Альянса, а также уход значительной части воинов по следу Гул'дана вынудили Орду отступить на юг. Оргрим планировал пробиться к Каз Модану, где ранее оставил силы клана Кровоточащей Раны под началом Килрогга Мертвоглазого, занятые осадой Железной Кузни. Но давать бой следующим по пятам ратям Альянса было слишком рискованно, ибо укрывшиеся в подземельях Железной Кузни дворфы наверняка ударят в спину в самый решающий момент сражения. Потому Роковой Молот приказал войскам отступать вплоть до Чернокаменного Шпиля, где дадут они решающий бой Альянсу и определят наконец свою судьбу.

В то время, как Оргрим направлял все усилия на осаду Столицы Лордерона, оставшиеся в Квел'Таласе Гул'дан и его клан Заклинателей Бурь, при поддержке Чо'галла и свежесотворенных огров-магов из клана Сумеречного Молота, тайно отправился на поиски гробницы Саргераса, поверженного повелителя Пылающего Легиона, где покоился могущественный артефакт - Глаз Саргераса. Заклинаниями поднял он со дна морского остров, где находился вход в огромный подземный склеп, ставший последним прибежищем демонов Бесконечной Пустоты в этом мире. Они-то и разорвали в клочья несчастного Гул'дана и пришедших с ним чернокнижников. Выжившие орки в ужасе бежали прочь, но были встречены копьями добравшихся до острова собственных собратьев, ибо Оргрим, проведав об очередном предательстве чернокнижника, повелел Ренду и Майму Черноруким, вождям клана Чернозубой Ухмылки, немедля искоренить мятежные кланы Сумеречного Молота и Заклинателей Бурь. Что и было сделано...

У острова Крестфолл, что к северо-востоку от Кул Тираса, возвращающуюся орочью эскадру приветил флот адмирала Праудмура, отправивший на дно практически все корабли противника. На помощь Орде из Каз Модана явились красные драконы, испепелившие немало людских разрушителей, однако их отогнали вовремя прибывшие верхом на грифонах дворфы Воздушного Пика.

Объединившиеся рати Андуина Лотара и Туральона выбили последних орков из Каз Модана, продолжив марш к Чернокаменному Шпилю; благодарные дворфы Железной Кузни, ведомые Мурадином и Бранном Бронзобородымми - братьями короля Магни, влились в стройные ряды воинства Альянса.

Решающее сражение Второй Войны произошло на равнине у Чернокаменного Шпиля. В поединке с Оргримом пал Андуин Лотар, но вовремя подоспевший Туральон, призвав могущество Благого Света, поверг военного вождя Орды наземь, после чего наказал солдатам заковать его в цепи и препроводить в Столицу Лордерона, где предстанет тот пред судом королей Альянса.

Сражение завершилось безоговорочной победой войск Альянса, командование над которыми принял Туральон. Осознав безнадежность дальнейшего противостояния превосходящим силам, орки бросали оружие, сдаваясь на милость победителя. Однако небольшой контингент их, ведомый братьями Чернорукими, устремился на юг, в Болото Горестей, а по пятам следовала армия Альянса, стремящаяся раз и навсегда уничтожить Темный Портал.

Хадгар поразился, вновь увидав земли Чернотопья. Бесконечные болота сменила равнина из красного камня - след, оставленный далеким Дренором в их родном мире. Здесь, у Темного Портала, рати Альянса завершили уничтожение Орды; некоторым оркам, правда, удалось бежать, и в число последних входили Ренд и Майм.

А затем в Чернотопье было уничтожено последнее звено, связующее Азерот с далеким Дренором - Темный Портал, разрушенный Хадгаром, бывшим учеником почившего Медива. Зыбкий мир снизошел наконец на истерзанные длительной войной земли. Король Теренас ввел войска в Альтерак, сместив Перенольда с трона и бросив предателя в темницу. Выживших орков Альянс отправил в лагеря, где те денно и нощно трудились над восстановлением разрушенной ими же страны.

А затем в Чернотопье было уничтожено последнее звено, связующее Азерот с далеким Дренором - Темный Портал, разрушенный Хадгаром, бывшим учеником почившего Медива. Зыбкий мир снизошел наконец на истерзанные длительной войной земли. Выживших орков Альянс отправил в лагеря, где те денно и нощно трудились над восстановлением разрушенной ими же страны.

Однако Гром Адский Крик и его клан Боевой Песни избежали пленения, скрывшись в северо-восточных землях. Тем не менее, разрыв в ткани реальности, связующий Азерот с Дренором, остался. Кирин Тор - общество магов, правителей Даларана, возвели Нетергард - цитадель, хранимую разрыв и ставшую бастионом на пути любого зла, стремящегося проникнуть в истерзанный Азерот.

Ввиду отсутствия явной угрозы со стороны разгромленной Орды, трения стали возникать и внутри держав Лордеронского Альянса. Стромгард и Джилнеас, к примеру, воспротивились указу Лордерона о помещении орков в трудовые лагеря, настаивая на их поголовном уничтожении; в итоге в союзниках короля Теренаса остались лишь юный монарх Азерота - Вариан Вринн, правитель Кул Тираса - адмирал Праудмур, и Верховный маг Даларана - Антонидос. Кроме того, захваченные земли Альтерака стали яблоком раздора, ибо каждая из стран Альянса жаждала урвать кусок павшего королевства.

И здесь, на фоне дрязг, поглотивших великий совсем еще недавно Лордеронский Альянс, миру вновь явил себя черный дракон Нелтарион, рекомый Крылом Смерти. Во время Второй Войны он убивал как людей, так и орков, неся с собою хаос и разрушение, ибо суть его состояла в уничтожении всего живого в мире, за исключением своего собственного рода.

Приняв человеческий облик отважного дворянина - лорда Престора, Нелтарион где хитростью, а где - колдовством, убедил лидеров Альянса сделать его королем Альтерака. Заняв эту позицию, черный дракон - сущность Хаоса - намеревался ввергнуть смертные расы в очередную войну. Лишь волшебники Даларана с помощью красного дракона Кориалстраша в облике человека - Красуса, зрели истину сквозь завесу колдовства Нелтариона. Последний, ведая о возможной угрозе, обратил королей человеческих держав против волшебников Кирин Тора, магией подчинив себе разумы монархов, в том числе и короля Теренаса.

Еще в первые месяцы Второй Войны Нелтарион способствовал пленению орками Алекстраши, королевы красных драконов, надеясь впоследствии выкрасть драконьи яйца, отложенные ею, и вывести из них собственный род. Дабы сего не случилось, Кирин Тор отрядил Ронина, волшебника, Фальстада, дворфа, и Верису Бегущую-с-Ветром, Высшую эльфийку, в цитадель Грим Батол, оплот орка-чернокнижника Некроса, где и содержалась несчастная Алекстраша.

Тогда, все еще сражаясь за вызволение Квел'Таласа, лорд Лотар выставил против Орды, пытающейся пробиться на север через королевство дворфов, войска Даларана и Стромгарда. Стокновение сил произошло у дворфской крепости Дун Модр; войска Альянса отбросили орков назад, и те бежали на юг, через Тандольскую долину, дабы занять оборону у Дун Алгаза - иной приграничной цитадели. Однако и там зеленокожая братия под началом вождя Зулухеда долго не задержалась, ибо конница рыцарей Альянса бешено врезалась в их ряды, обратив орков в паническое бегство к Грим Батолу, последней крепости в Каз Модане, находящейся под контролем Орды. На фоне кипевшей яростной битвы, трио посланцев Кирин Тора пробралось в крепость Некроса и вызволило плененную Алекстрашу.

И теперь, видя возвышение Нелтариона, четыре иных великих дракона обратили свой гнев на предательского собрата, но, лишенные сил своих, заключенных в Душу Демона, не смогли уничтожить его. Победа пришла лишь тогда, как Ронин, маг Даларана, разрушил реликвию, тем самым восстановив мощь драконов в полной мере. Мертв ли Нелтарион ныне? Быть может... Хотя многие считают, что это был бы слишком большой дар несчастному миру...

 

***

Старейший шаман Нер'зул, военный вождь орочьих кланов, оставшихся в далеком Дреноре, и после разрушения Темного Портала не оставил мысли пробиться в Азерот, благо разрыв в ткани реальности, связующий оба мира, никуда не делся. Отобрав череп своего бывшего ученика - Гул'дана - у орков клана Пожирателей Костей, бежавших обратно в Дренор незадолго до разрушения портала, Нер'зул тем самым завладел артефактом, достаточно мощным для того, чтобы расширить разрыв и провести в него свое войско. Воистину, Азерот, обессиленный недавней войной, не выдержит нового сильнейшего удара.

 

Темный Портал

Почуяв далекие отголоски темной волшбы, исходящие из разрыва, Хадгар, ныне хранитель цитадели Нетергард, немедля отправил отряд, состоящий из эльфийской лучницы Аллерии Бегущей-с-Ветром, паладина Туральона - бывшей правой руки покойного лорда Лотара, и командира наемников Даната, в столицу королевства - град Новый Штормвинд, ибо чувствовал неминуемость нового вторжения. И когда войска Азерота, приведенные посланцами Хадгара, скорым маршем ворвались в Чернотопье, битва у стен Нетергарда уже кипела вовсю, а из разрыва, ведущего в Дренор, изливались могучие орки клана Теневой Луны - элитные войска Нер'зула, сопровождаемые с флангов конными отрядами ужасающих рыцарей смерти.

Воспользовавшись хаосом разразившегося сражения, Нер'зул с помощью магии перенесся в обширную библиотеку Нового Штормвинда, где, как он знал, покоится колдовская Книга Медива с подробными сведениями о возможности создания порталов в иные миры - а именно этих знаний чернокнижник жаждал больше всего на свете. Завладев реликвией, Нер'зул вернулся в Чернотопье; как и ожидалось, войска его отступали от стен Нетергарда назад к разрыву, жестко теснимые на всех позициях. Но теперь это было не важно, роль свою они сыграли. Ибо, обладая Книгой великого Медива, он - Нер'зул - выведет свой народ из обреченного Дренора, над которым до сих пор висела тень Пылающего Легиона, в иные, свободные миры.

Полководцы Нер'зула также не сидели без дела - ведя за собою небольшие отряды, вожди кланов Теневой Луны и Кровоточащей Раны откололись от основной массы хлынувших сквозь разрыв в Чернотопье орков, и отправились на вулканический остров с гробницей Саргераса, где некогда принял свою смерть чернокнижник Гул'дан, и в Даларан, вотчину магов, дабы завладеть легендарными реликвиями, способными направлять огромные магические энергии - Скипетром Саргераса и Глазом Даларана. Единичные демоны, оставшиеся в гробнице, не представили серьезной угрозы для яростных орков, да и маги Даларана, захваченные врасплох, оказать сопротивления попросту не успели. Получив вожделенные реликвии, орочьи рати направили свои стопы назад, в Чернотопье.

К тому времени войска Азерота наголову разгромили кланы Боевой Песни и Отрубленной Руки у разрыва, выставив у врат в Дренор усиленную охрану. Но и она оказалась смята словно соткавшимися из воздуха армиями зеленокожих, стремящихся, невзирая на потери, поскорее покинуть сий негостеприимный мир. Прорвав линию обороны пехотинцев Азерота, орки кланов Кровоточащей Раны и Теневой Луны скрылись в межпространственном разрыве, унося с собою артефакты, во имя которых собственно и затевалась вся кампания.

 

Люди, однако, по иному оценили произошедшее. Посчитав атаку на Нетергард лишь прелюдией к новому крупномасштабному вторжению, король Теренас повелел паладину Туральону, занявшему место полководца Лордерона, и архимагу Хадгару возглавить отряд, должный проследовать сквозь разрыв в родной мир орков, дабы покончить с угрозой раз и навсегда.

Не ожидавшие столь решительных действий со стороны противника, орочьи вожди некоторое время пребывали в растерянности, что позволило людям укрепиться в области, граничащей с порталом в родной Азерот. Но все же, немногим погодя, неисчислимые орочьи рати, многократно превосходящие числом отряд Туральона, двинулись к разрыву, горя желанием раздавить ничтожных людишек, дерзнувших посягнуть на мрачный умирающий мир... но мир, принадлежащий им - оркам!

Азеротцы и не думали схватиться с брошенным на них воинством на открытой равнине, ибо столь скорое поражение никоим образом не входило в их планы. Захватив крепость Авчиндоун - оплот клана Кровоточащей Раны - люди получили во владение практически идеально укрепленную цитадель, фронтальная осада коей могла растянуться на долгие месяцы.

Теснимые со всех сторон, люди пробивались вдоль Побережья Костей к Крепости Теневой Луны - прибежищу Нер'зула; именно там архимаг Хадгар надеялся отыскать похищенную из Нового Штормвинда Книгу Медива и с помощью заключенных в ней знаний навсегда закрыть портал, связующий оба мира.

К несчастью, Нер'зул успел создать многочисленные разрывы в ткани реальности, поколебавшие саму основу мира Дренора. Так, чернокнижник, сопровождаемый своими верными сподвижниками, покинул гибнущий мир, уже поглощаемый вихрями Бесконечной Пустоты. Оная грозила поглотить и Азерот, благо портал, связующий оба мир, оставался все еще открыт, но Хадгар заклятием, найденным в Книге Медива, его покойного наставника, навеки запечатал его, сохранив от гнева хаоса этой Вселенной.

Небольшой отряд выживших воинов, пришедших из Азерота, был обречен; стихии бесновались, разрывая выжженный мир на крошечные островки, немедля поглощаемые Бесконечной Пустотой. Орки, огры - исконные обитатели Дренора, преданные своим военным вождем - яростно бесновались, сознавая безысходность своего положения.

Воины Альянса, отрезанные от своей родины, сгрудились вокруг бесполезного ныне Темного Портала, наблюдая за стремительным разрушением мира, в который их занесла судьба. Что же это - конец? Останется ли от Дренора и от них самих хоть что-нибудь, или же всей планете суждено обратиться в пыль?..

 

***

О них не забыли.

И по сей день в Долине Героев в Новом Штормвинде - хотя его давно не называют Новым - стоят памятники пяти героям Экспедиции Альянса: Аллерии Бегущей-с-Ветром, Хадгару, Курдрану Дикому Молоту, Данату Убийце Троллей и Туральону. Какая же судьба постигла их самих - этого до недавнего времени в Азероте не знал никто.

Книга Медива, с помощью которой ее обладатель некогда открыл Темный Портал, спустя некоторое время обнаружилась во владении магов Кирин Тора в Даларане. Как Хадгару удалось вернуть в Азерот книгу, которую он же использовал для закрытия портала, история умалчивает. Иные и вовсе говорили, что в Даларане хранилась совсем другая книга - возможно, копия первоначальной. Что ж, Кирин Тор умеет хранить секреты...

А что же Темный Портал? Единственное, что узнали жители Азерота - это то, что по неизвестной им причине он перестал работать. Усилиями Хадгара связь между двумя мирами была разрушена, но вход со стороны Азерота остался цел - и сохранил долю энергии, влитой в него при создании. За прошедшие с тех пор годы остаточная магия Темного Портала до неузнаваемости изменила окружающее его Чернотопье, превратив его в безжизненные Выжженные Земли. Мало кто отваживался забредать в те места, охваченные демонической порчей, и даже стражи Нетергарда не посмели окончательно уничтожить портал - бесполезное, но величественное напоминание о войнах между людьми и орками.

Как бы то ни было, с орками и их Ордой было покончено. Их родины, Дренора, больше не существовало, а те орки, что ступили на землю Азерота после восстановления Темного Портала Нер'зулом, присоединились в лагерях Альянса к своим родичам, томившихся там с конца Второй Войны. В измученных бесконечными войнами людских королевствах наконец воцарился мир...

Глава 4. Возвращение Пылающего Легиона

Как только Нер'зул и его приверженцы оказались в Бесконечной Пустоте - пространстве, соединяющем все миры, разбросанные в Вечной Тьме, то тут же стали пленниками демонов. Кил'джеден, поклявшийся некогда наказать Нер'зула за неповиновение, начал безжалостно терзать его, медленно раздирая тело орка на части. Но дух шамана демон поддерживал живым и невредимым, чтобы тот смог острее чувствовать кошмарные муки расчленяемого тела. Как ни умолял Нер'зул демона отпустить его дух и даровать ему смерть, Кил'джеден ответил лишь, что Кровавый Договор, заключенный между ними, остается в силе - и что он намерен наконец использовать свою непокорную пешку.

Из-за поражения орков на Азероте Кил'джедену пришлось собирать новую армию, призванную сеять в землях Альянса хаос и разрушения. Но в ней не должно было возникнуть внутренних свар и распрей , погубивших Орду. На сей раз Кил'джеден не имел права на ошибку.

Продолжая терзать беспомощный дух шамана, Кил'джеден предложил ему на выбор либо вечные муки, либо последний шанс послужить Легиону. И тот вновь опрометчиво согласился на сделку с демоном. Дух Нер'зула был помещен в глыбу особого льда, твердого как алмаз и собранного в дальних пределах Бесконечной Пустоты. Заключенный в магический лед, шаман ощутил, как его сознание расширилось во много тысяч раз. Под воздействий демонических сил хаоса он превратился в призрак - зато безмерно могущественный. В этот момент орк по имени Нер'зул перестал существовать, и появился Король Мертвых. Преданные Нер'зулу рыцари смерти и колдуны также не избежали превращений. Силы хаоса разорвали злых магов на части и воссоздали их уже в виде скелетов. По уверениям демонов, даже в смерти последователи Нер'зула будут слепо повиноваться ему.

Когда все было готово, Кил'джеден спокойно объяснил, для чего он, собственно, создал Короля Мертвых. Задачей Нер'зула было распространить по Азероту смерть и ужас - магическую чуму, которая уничтожила бы человечество на веки вечные. Все умершие от этой чумы восстанут нежитью, а их души навечно окажутся подчинены воле Нер'зула. Кил'джеден даже пообещал предоставить злополучному Королю Мертвых новое здоровое тело, если тот успешно справится со своей жуткой миссией.

Хотя Нер'зул был на все согласен и вроде бы даже рад сыграть свою роль, Кил'джеден по-прежнему сомневался в лояльности своей пешки. Ледяная тюрьма и отсутствие тела гарантировали на какое-то время его послушание, но демон прекрасно понимал, что за бывшим шаманом нужен глаз да глаз. Поэтому он приставил к Королю Мертвых стражу из элитной гвардии демонов-вампиров - Повелителей Ужаса, обязав их бдительно и неусыпно следить за Нер'зулом и за выполнением его страшной миссии. Тикондрус, самый могущественный и коварный из них, пришел в восторг от вершащегося, ибо жертвам смертоносной чумы поистине не будет числа!

Итак, Кил'джеден зашвырнул Нер'зула - уже в ледяной глыбе - обратно в мир Азерот. Метеором прочертив ночное небо, этот кристалл льда упал на бесплодный арктический континент Нортренд, глубоко зарывшись в мрачные лабиринты ледника под названием Ледяная Корона. Сама глыба, весьма сдеформировавшаяся при падении, стала похожа на трон - а внутри этого "трона" маялся жаждущий мести дух Нер'зула.

Сидя в Ледяном Троне, Нер'зул начал постепенно расширять пределы своего грандиозного сознания и касаться разумов коренных обитателей Нортренда. Он с поразительной легкостью подчинил себе местных существ - к примеру, ледяных троллей и свирепых йети. Он обнаружил, что его сверхъестественные способности стали почти безграничны - и создал небольшое войско, укрыв его в запутанных лабиринтах Ледяной Короны. Собирая армию под пристальным наблюдением Повелителей Ужаса, он наткнулся на уединенное людское поселение на краю обширного Драконьего Края. Король Мертвых решил проверить свои силы и наслать чуму на ничего не подозревающих людей.

Так обращающая в нежить чума, исходящая из глубин Ледяного Трона, поползла по ледяной пустоши. Направляя чуму одной лишь силой мысли, Нер'зул погнал ее прямиком в людскую деревню и через три дня там не осталось ни одного живого человека. Но прошло совсем немного времени и мертвые сельчане начали подниматься - уже в виде зомби. Нер'зул чувствовал их души и мысли как свои собственные, и эта жуткая какофония в его сознании словно придала ему еще больше сил, будто бы души обеспечивали его крайне необходимой пищей. Управлять всеми действиями зомби оказалось для Короля Мертвых проще простого; в его власти было вести их к любой цели.

На протяжении следующих месяцев Нер'зул продолжал экспериментировать с колдовской чумой, заразив ею всех людей Нортренда. Его армия нежити росла с каждым днем...

 

***

Годы назад, в смутные времена Первой Войны офицер Эделас Блэкмур подобрал брошенного в лесу орчонка - сына погибшего Дуротана, вождя клана Снежных Волков. Не мудрствуя лукаво, он назвал малыша Траллом, что в переводе значит "раб", отвез его в крепость Дюрнхолд и стал воспитывать как любимого слугу и гладиатора. Благодаря ему Тралл получил не только отличную воинскую подготовку, но и достойное образование... Эделас намеревался с его помощью захватить власть над Ордой, а впоследствии - и над своими соплеменниками.

Прошло девятнадцать лет и орчонок вырос сильным и смышленым юношей. Но в глубине души он чувствовал, что рабская жизнь - не для него.

Тем временем за стенами крепости многое изменилось. Тралл знал, что другие орки, которых он никогда не видел, проиграли войну и сдались в плен. Но однажды он услышал от стражников, что один клан все еще остается на свободе, успешно скрываясь от бдительного ока Альянса.

Вскоре Тралл бежал из крепости и отправился на поиски этого клана. В этом ему помогла Тарета Фокстон - единственная подруга юного орка и женщина лорда Блэкмура. Последний казнил ее, прознав о побеге Тралла и о той роли, которую Тарета сыграла в нем.

В своих странствиях он заходил в орочьи трудовые лагеря, где сталкивался с апатией и безразличием. Тем не менее, ему удалось узнать, что вождя свободных орков зовут Гром Адский Крик. Несмотря на постоянные преследования со стороны Альянса, последний не допускал и мысли о том, чтобы сдаться и поселиться в лагере. Со своим кланом Боевой Песни он вел подпольную войну против притеснения своих сородичей.

Побывав у Грома и вдохновившись его несгибаемым упорством, Тралл отправился дальше - он хотел выяснить правду о своем происхождении. И однажды, в ущельях Альтеракских гор, он нашел Снежных Волков - легендарный орочий клан, одним из первых попавший в Азерот. Там он и узнал, что его отцом был вождь этого клана - великий герой Дуротан, пропавший без вести почти двадцать лет назад...

Дрек'тар, шаман Снежных Волков, взялся учить Тралла древним ритуалам орков. Сообразительный юноша быстро схватывал знания и вскоре повелевал силами природы наравне со своим учителем. Заручившись благословением всех пяти духов стихий, Тралл поклялся навсегда освободить свой народ - и от людского плена, и от власти демонов. Покинув племя, признавшее его вождем, он вновь отправился в путь.

В своих странствиях Тралл встретил постаревшего Оргрима Рокового Молота, многие годы жившего отшельником. Оргрим последовал за молодым мечтателем и они вдвоем отправились в лагеря - поднимать свой народ на борьбу за свободу. Вскоре им удалось собрать значительную армию.

Первый удар был нанесен по крепости Дюрнхолд, построенной для охраны орков и в которой вырос сам Тралл. После чего последовал победоносный марш по лагерям, сопровождающийся постоянными сражениями с людскими отрядами, выставленными для охраны орочьих резерваций. В одном из боев пал легендарный Оргрим. Подняв его молот и облачившись в черные латы, Тралл объявил себя новым военным вождем новой Орды.

В последующие месяцы Тралл и его армия продолжали освобождать орков, а едва заслышав о приближении войск Альянса - бесследно исчезали, оставляя своих преследователей в недоумении. Воплощая в жизнь идеалы своих учителей - Грома, Дрек'тара и Оргрима - молодой вождь желал только одного: чтобы ни один орк никогда боле не ведал рабской участи.

Но орочьи кланы Драконьей Утробы и Чернокамня, а также их союзники (в том числе два клана лесных троллей - Огненного Дерева и Тлеющего Шипа), не оставили мысли уничтожить человечество. Эта группа, в которую входило порядка 500 душ, назвала себя Темной Ордой и самопровозглашенным военным вождем ее был Ренд Чернорукий. Темная Орда считала себя истинной наследницей заветов изначальной Орды, которые, по их мнению, извратил выскочка-слабак Тралл. Орки Темной Орды вновь заняли Чернокаменный Шпиль, заключив союз с черными драконами.

 

***

Тирион Фордринг, паладин ордена Серебряной Длани и лорд замка Марденхолд, что в Хартглене, был ветераном Второй Войны, вел спокойную и размеренную жизнь вместе с супругой леди Карандой и сыном Таеланом.

Однажды он повстречал старого орка-отшельника, живущего в заброшенной башне в соседних лесах. Тирион немедленно атаковал орка, но часть башни рухнула на него, вышибив дух. В себя паладин пришел два дня спустя, узнав, что отыскал его и привез обратно в замок капитан стражи Арден, а исцелил магией Света Бартилас - юный амбициозный паладин, который станет лордом-паладином Марденхолда после Тириона.

Осознав, что вытащил его из-под обломков башни именно орк, Тирион вернулся к нему. Орк представился Эйтриггом и рассказал о том, что до прихода в Азерот народ его занимался шаманством. Сам же он оставил подвластную демонам Орду как только закончилась война. Тирион, узрев честь и доблесть в душе Эйтригга, пообещал сохранить его местопребывание в тайне, а сам вернулся в замок, заявив, что орка он прикончил своими руками.

Бартилас не был так в этом уверен, и призвал лорда-командира Сайдена Датрохана из Стратолма, дабы тот лично разрешил возникшую проблему. Датрохан повел за собою отряд паладинов в леса, где они обнаружили Эйтригга. Тирион пытался воспрепятствовать поимке орка, сражаясь с людьми Датрохана, что позволило Бартиласу радостно объявить его предателем. Тириона доставили в Стратолм на судилище.

Отвергнув мольбы Каранды забыть о чести и сказать судьям то, что они хотели услышать, Тирион рассказал то, что случилось на самом деле. Суд вынес приговор: за атаку солдат Альянса лишить Тириона звания паладина Серебряной Длани и отправить его в изгание. Утер Светоносный лишил Фордринга магии Света и позволил ему отправиться домой, дабы собрать припасы в дорогу.

Надеясь спасти Эйтригга от казни, Тирион поспешил в Хартглен и атаковал стражников, держащих орка в заточении. Как раз в этот час отряд орков атаковал город, и Тириону с Эйтриггом удалось бежать в леса.

Эйтригг был при смерти и Тирион в отчаянии воззвал к магии Света, которая боле не должна была ему повиноваться. К удивлению Фордринга, целительные силы остались при нем и Эйтригг был спасен.

Их окружили орки, ведомые новым военным вождем Траллом, который призвал Эйтригга вновь примкнуть к Орде, очистившейся от демонической порчи и вернувшейся к шаманизму. Эйтригг принял предложение.

Тирион остался в Лордероне, и даже тайно пришел на церемонию принятия его сына в ряды паладинов Серебряной Длани. Впоследствии Таелан Фордринг стал следующим лордом Марденхолда. Леди Каранда говорила ему о том, что отец погиб и даже указала на место, где он якобы похоронен. В знак памяти Таелан возложил на мнимую могилу игрушечный молот, подаренный ему отцом.

 

***

С момента прибытия в Азерот Короля Мертвых минуло десятилетие. Все это время Нер'зул собирал войско и отстраивал в Нортренде военную базу, и над Ледяной Короной теперь возвышалась огромная цитадель. Ее гарнизоном стали растущие легионы нежити. Но хотя власть Короля Мертвых все дальше распространялась по земле, под землей ему противостояла древняя непокорная империя. Азол-Неруб, царство, основанное жутковатой расой человекообразных пауков, послало свою элитную гвардию в наступление на Ледяную Корону, дабы покончить с Королем Мертвых и его безумной жаждой власти. К великому неудовольствию Нер'зула, оказалось, что мерзкие воины Неруба не подвержены не только чуме, но и его телепатическому воздействию.

Подземные тоннели пауков охватывали практически половину территории Нортренда. Их тактика булавочных уколов раз за разом сводила на нет все усилия Нер'зула по их истреблению. В конце концов Нер'зул выиграл Паучью войну, буквально задавив противника числом: неистовые Повелители Ужаса и бессчетные легионы нежити ворвались в Азол-Неруб и обрушили подземные храмы на головы их обитателей, паучьих лордов.

Хотя воины Неруба не могли заразиться чумой, Нер'зул стал уже столь могущественным некромантом, что смог поднять трупы пауков-воинов и подчинить их своей воле. В память о стойкости и бесстрашии паучьего народа Нер'зул принял на вооружение их архитектурный стиль. Отныне крепости и здания в его землях стали походить на постройки пауков. Оставшись единоличным властителем в своем королевстве, Нер'зул вплотную приступил к выполнению той задачи, ради которой был послан в этот мир. Потянувшись сознанием к людским землям, Король Мертвых начал звать - любую темную душу, которая его услышит.

И несколько могущественных магов Азерота ответили на зов Нер'зула. Среди них самым выдающимся был Верховный маг Кел'Тузад из Даларана. Его, одного из старших членов Кирин Тора, правящего совета Даларана, коллеги считали "белой вороной", ибо он посвятил многие годы упорному изучению запрещенной магии - некромантии. Он жаждал всеробъемлющих знаний о магии мира призраков и его чудесах, и его раздражали устаревшие догмы лишенных воображения собратьев. Услышав мощный магический зов из Нортренда, Верховный маг приложил все усилия, чтобы наладить общение с загадочным голосом. Будучи твердо уверен, что Кирин Тор слишком щепетилен, чтобы захотеть обладать силой черной магии, он решил принять знания из рук безмерно могучего Короля Мертвых.

Отказавшись и от богатства, и от положения в обществе, и от моральных принципов Кирин Тора, Кел'Тузад навсегда покинул Даларан. Повинуясь несмолкающему зову, звучащему в его голове, он продал свои обширные земли, а затем в одиночку отправился в страну вечного льда. После долгих недель странствий по суше и по морю Верховный маг наконец достиг суровых берегов Нортренда. Он хотел добраться до Ледяной Короны, чтобы поступить на службу к Королю Мертвых, и путь его проходил по руинам былой войны - тем, что остались от Азол-Неруба. Впервые он смог оценить масштабы могущества Нер'зула. И начал понимать, что союз с загадочным Королем Мертвых - деяние не только мудрое, но, возможно, и полезное.

После долгих месяцев пути по суровой ледяной пустыне Кел'Тузад наконец добрался до цели - мрачного ледника. Храбро подойдя к вратам темной цитадели Нер'зула, он был потрясен: стражник-скелет молча пропустил его, словно давно ожидаемого гостя. Кел'Тузад спустился вниз, к самым глубинным слоям ледника. Там, среди бесконечных нагромождений льда и теней, он простерся ниц перед Ледяным Троном и предложил Королю Мертвых собственную душу.

Довольный своим гостем, Нер'зул пообещал Кел'Тузаду бессмертие и великое могущество - в обмен на его верность и послушание. Верховный маг, жаждавший темных знаний и власти, радостно принял первое задание Нер'зула - вернуться в мир людей и основать там новую религию, согласно которой Королю Мертвых поклонялись бы как богу.

Чтобы Верховный маг мог лучше справиться с этой задачей, Нер'зул пока что оставил его человеком. Обаятельный пожилой маг должен был, пользуясь своим даром убеждения и мастерством в создании иллюзий, завоевать доверие бедных и отчаявшихся, затем заронить в их умы мысль о возможности создания нового общества... а во главе его встанет новый король.

Кел'Тузад неузнанным вернулся в Лордерон и за последующие три года, благодаря своему уму и деньгам, основал тайное братство единомышленников и назвал его Культом Проклятых. Оно обещало своим послушникам социальное равенство и вечную жизнь на просторах Азерота, если они станут верными слугами Нер'зула. Со временем последователей Культа становилось все больше и больше - к ним шли обездоленные, измученные непосильным трудом бедняки. Как ни странно, обратить веру в Благой Свет в веру в темные силы Нер'зула оказалось очень легко. Влияние Культа Проклятых росло, его ряды ширились - и Кел'Тузад прилагал все усилия, чтобы о деятельности Культа не прознали лордеронские лорды.

Поскольку Кел'Тузад прекрасно справился со своей задачей, Король Мертвых занялся последними приготовлениями к уничтожению человечества. Заключив магию чумы в несколько небольших предметов, так называемых чумных котлов, Нер'зул приказал Кел'Тузаду перевезти их в Лордерон и спрятать в разных деревнях под охраной самых надежных последователей Культа. Котлы должны были насылать чуму на ничего не подозревающие села и города северного Лордерона.

План Короля Мертвых сработал великолепно. Множество деревень на севере Лордерона вымерли за несколько дней. Как и в Нортренде, заразившиеся возрождались после смерти верными рабами Нер'зула. Приверженцы Культа Проклятых с радостью ждали своей гибели и последующего служения Королю Мертвых: ведь они станут бессмертными - пусть и в виде нежити. А чума продолжала собирать свою страшную жатву, и, глядя на растущее день ото дня воинство Нер'зула, Кел'Тузад назвал его Бичом, ибо вскоре замахнется он на весь Лордерон и сотрет человечество с лица земли...

Повелители Ужаса с удовольствием наблюдали за тем, как наконец начала воплощаться в явь истинная миссия Короля Мертвых, а сам Нер'зул в это время предавался мрачным размышлениям в тесной и темной клетке Ледяного Трона. Несмотря на обретение грандиозных сверхъестественных способностей и абсолютной власти над нежитью, он жаждал освобождения из ледяной тюрьмы, ибо знал, что Кил'джеден никогда не снимет с него проклятье. Более того - он уже понимал, что демоны уничтожат его, как только он исполнит свою задачу.

И все-таки один шанс у него оставался - единственная возможность обрести свободу и избавиться от своего ужасного проклятия. Если бы ему только удалось найти подходящего человека - какого-нибудь незадачливого глупца, мечущегося между светом и тьмой - он, возможно, сумел бы завладеть его телом и сбежать из тюрьмы Ледяного Трона.

И однажды, послав свое сознание на поиски, Король Мертвых нашел себе замечательного преемника...

 

***

Единственный сын короля Теренаса - принц Артас - вырос сильным и уверенным в себе юношей. Воинскому искусству его обучал Мурадин Бронзобородый - брат Магни, короля дворфов Железной Кузни, - и, несмотря на свою молодость, принц по праву считался одним из лучших фехтовальщиков Лордерона. Уже в 19 лет Артас стал паладином ордена Серебряной Длани. Утер Светоносный, глава ордена и давний друг короля Теренаса, воспринимал принца скорее как любимого племянника, нежели подчиненного. Артасу было свойственно и юношеское упрямство, и некоторое высокомерие, но еще в большей степени - храбрость и стойкость. Когда тролли Зул'Амана повадились грабить деревни вблизи границ с Квел'Таласом, Артас быстро разыскал и наказал этих дикарей. Набеги прекратились раз и навсегда.

Однако лордеронцев интересовали даже не столько подвиги юного принца, сколько его личная жизнь. Слухи о взаимной симпатии между Артасом и леди Джайной Праудмур взбудоражили все королевство. Джайна, младшая дочь адмирала Делина Праудмура, была необыкновенно талантливой волшебницей - одной из лучших учениц Кирин Тора, даларанского Совета магов. Обучением ее занимался лично Верховный маг Антонидос.

Несмотря на многочисленные заботы, влюбленные находили время для встреч почти каждый день. А поскольку король Теренас был уже немолод, его подданные предвкушали скорую свадьбу принца и продолжение династии.

Артаса и Джайну тяготило столь пристальное внимание публики. К тому же Джайна, посвятившая себя магическим изысканиям в Даларане, понимала, что любовь их недолговечна. Она твердо знала, что ее истинное призвание - свет истины, а не полумрак тронного зала. К большому неудовольствию простолюдинов, влюбленные в конце концов расстались: долг оказался для них превыше любви.

...На четырнадцатом году мирной жизни по городам и селам Лордерона вновь поползли слухи о грядущей войне. В орочьих лагерях появился молодой дерзкий вождь, поклявшийся вернуть своему народу былое величие. Он объединил разрозненные кланы в могучую армию, назвав ее "Новой Ордой" и поведя ее за собой.

Для подавления мятежа король отправил на север армию Утера Светоносного, но доблестные паладины так и не вступили в бой: орки слишком хорошо умели скрываться. Началась долгая охота, в ходе которой молодой вождь показал себя весьма хитроумным, всякий раз уводя свои войска из-под самого носа Утера.

Беда никогда не приходит одна. Почти одновременно с восстанием орков начались разговоры о появлении загадочного Культа Проклятых, приверженцы которого обещали "вечную земную жизнь" всем, кто вступит в их ряды. Стареющий король Теренас понимал, что время мира и спокойствия вот-вот окончится, но твердо верил в своего сына и иных молодых защитников Лордерона.

 

***

Однажды поутру ко двору Теренаса явился странный пророк, попытавшийся убедить монарха бросить свою вотчину - благо земли эти спасти уже невозможно - и отправить воинство в Калимдор, где разразится сражение, что решит судьбу сего мира. Разгневанный Теренас приказал страже вышвырнуть пророка из дворца, но тот, обернувшись вороном, вылетел в окно, оставив за собою гнетущие предчувствия и сонм сомнений...

Сиру Утеру Светоносному, одному из известнейших ныне героев Лордерона, никак не удавалось пресечь бесчинства новой Орды, совершавшей набеги на небольшие людские веси и стремительно исчезавшей до того, как отряды паладинов Серебряной Длани успевали прибыть на место. Посему искать истоки страшной чумы, обращавшей в нежить жителей северного Лордерона пришлось молодому принцу Артасу.

Взяв с собою верную подругу - Джайну Праудмур - Артас во главе воинства Альянса отправился на север. Опустошенные села, сгоревшие дотла дома... зомби и иные порождения некромантии... Немногие выжившие миряне поведали рыцарям о распространении в регионе некоего Культа Проклятых, который вполне может оказаться ответственен за творящееся. В пользу оного утверждения говорило все больше и больше фактов: чума приходила в селения вместе с караванами зерна, поставляемыми из близлежащего городка - Андорала.

Именно там Артасу и предстал сам Кел'Тузад, вдохновитель Культа. Поняв, что бежать некуда, последний принял неравный бой, и, как и ожидалось, пал - его пока еще небольшое войско нежити не смогло одолеть прекрасно обученные рати паладинов Лордерона.

Гибель Кел'Тузада не решила ровным счетом ничего: он был всего лишь пешкой в игре, затеянной Пылающим Легионом. Истинный ответственный за распространение чумы выходил из рядов тварей Бесконечный Пустоты - Мал'ганис, Повелитель Ужаса.

Гнев и ярость ослепили Артаса. Следуя за Мал'ганисом к северному побережью Лордерона, принц безжалостно расправлялся со всеми порождениями Бича, встречавшимися на пути его войску. Предав огню городок, жители которого заразились чумой, Артас щедро обагрил руки кровью невинных. Ужаснувшись, соратники его - Джайна и Утер - отвернулись от наследника престола, но тому уже было все едино. Мысль об отмщении демону поглощала рассудок принца и флот его покинул берега Лордерона, взяв курс на северный Нортренд.

Там принц повстречал своего былого навставника - Мурадина Бронзобородого, и его немногочисленный отряд - все, что осталось от экспедиции дворфов в сердце владений Короля Мертвых. Объединив усилия, люди и дворфы принялись возводить укрепления на побережье Нортренда, намереваясь построить небольшую крепость, откуда можно будет наносить удары по тварям Мал'ганиса (которого Артас ошибочно считал корнем бед Лордерона).

В это время Нортренда достиг посланник короля Теренаса. Монарх приказывал сыну возвращаться домой и оставить глупые помыслы о мщении, однако Артас поступил по иному. Дабы сохранить свое войско, он тайно нанял на службу местных монстров - огров и гноллов, дабы те под покровом ночи сожгли все корабли, доставившее их в эти бесплодные земли. После чего исполнители наказа сами были убиты, оказавшись жертвами хладнокровной расчетливости принца, прилюдно обвинившего наемников в измене.

Путь назад отрезан, но и вперед тоже. Неисчислимые полчища нежити, ведомые самим Мал'ганисом, взяли в осаду крепость Артаса. Мурадин Бронзобородый припомнил легенду о могущественном руническом мече - Фростмурне - сокрытом в лабиринте пещер под близлежащим ледником. Быть может, столь могучая реликвия поможет прорвать осаду?.. Благо иной надежды для обреченных лордеронцев не оставалось...

Войдя в подземелья, занятые кровожадными гигантскими волками, Артас и Мурадин целенаправленно двинулись к сердцу давящих туннелей, где в огромной пещере сиял Фростмурн, заключенный в хрустальную сферу. Лишь завидя артефакт, лордеронцы почувствовали проклятие, наложенное на заговоренный клинок, но и это не остановило Артаса, ведь на карту были поставлены жизни его людей и - что более важно - его отмщение Мал'ганису. Разбив сферу, принц сжал рукоять Фростмурна в ладони. Новые образы хлынули в его разум: Король Мертвых щедро вливал свою мощь в сотворенный им же клинок, ибо именно с его помощью он рассчитывал обрести новую телесную оболочку. Не замечая, что один из осколков разбитой сферы смертельно ранил Мурадина, Артас оставил за спиною подземную тьму и павшего друга, возвратившись к своему осажденному воинству и бросив открытый вызов Мал'ганису.

Повелитель Ужаса никак не ожидал, что удар, нанесенный Фростмурном, способен уничтожить его физическую оболочку в этом мире и пресечь связь с Бесконечной Пустотой. Хотя что еще можно ожидать от Нер'зула, всегда отличавшегося страшным коварством?.. Бывший орочий шаман был не прочь избавиться от "стражей", приставленных к нему Кил'джеденом.

Уничтожив противника, Артас, ныне перевоплотившийся в рыцаря смерти и направляемый волей Короля Мертвых, вернулся в Лордерон, где люди приветствовали его как избавителя. Направившись прямиком в дворцовый тронный зал, Артас вонзил клинок в грудь своего отца, единым движением ввергнув страну в пучину страха и отчаяния.

 

***

Незадолго до последних событий Траллу, военному вождю Новой Орды, явился тот самый таинственный пророк, выдворенный из дворца тогда еще здравствовавшего короля Теренаса. Но в отличие от последнего, Тралл внимательно прислушался к зловещим словам, и, не мучаясь ни малейшими сомнениями, тут же принял решение отправиться в далекий Калимдор. Народ его, безоговорочно веривший в молодого вождя, последовал за ним. Так флотилия орков вышла в открытое море, взяв курс на запад. Многомесячный вояж начался, а за спиною погибал Лордерон...

Но вскоре корабли орков попали в ужасный шторм и вынуждены были причалить к какому-то островку, где, как оказалось, проживали тролли клана Темного Копья. Их вождь, Сен'джин, тепло приветил скитальцев, предупредив, что отряд людей построил небольшую крепость на их островке.

К несчастью, не только люди угрожали острову. Мурлоки захватили Сен'джина, Тралла и несколько иных орков и троллей. Тралл сумел вырваться на свободу и вызволить сородичей, но когда он добрался до клети, в которую был заключен Сен'джин, старого тролля там не оказалось. Мурлоки забрали его, чтобы принести в жертву некой морской ведьме.

Несмотря на все усилия Тралла, колдун-мурлок успели свершить ритуал жертвоприношения. Умирающий Сен'джин поведал орочьему вождю, что ему было ниспослано видение, в котором Тралл уводит за собой с острова клан Темного Копья.

Морская ведьма пришла в ярость из-за гибели слуг и осквернения ее святилища. Она призвала огромные волны и обрушила их на остров. Тралл и его сторонники сумели расправиться с мурлоками, починить поврежденные корабли и спасти множество троллей.

Дабы почтить последнюю просьбу Сен'джина, Тралл предложил клану Темного Копья занять место в Орде и новом королевстве, которое они собирались создать в Калимдоре. Вол'джин, сын Сен'джина, занявший место вождя, принял предложение Тралла и пообещал последовать за ним так скоро, как его клан будет готов отправиться в путь.

 

***

В последующие недели долгая эпоха владычества людей в Лордероне трагически завершилась. Мертвяки, ведомые Артасом, безжалостно расправлялись с бывшими вероподданными принца, а главенствовал развернувшейся резней сам Тикондрус Очернитель - один из могущественнейших Повелителей Ужаса, приставленных Кил'джеденом к Нер'зулу. Мысленный приказ, исходивший от последнего, направлял Артаса в приснопамятный городок Андорал, где пал от его же руки некромант Кел'Тузад. Довольно послуживший Королю Мертвых при жизни, он мог оказаться не менее полезен и в посмертии.

Вскоре останки Кел'Тузада были обнаружены, но вдохнуть искру нечестивой жизни в столь могучее создание не представлялось возможным здесь, на мрачных руинах великой страны. И тогда Тикондрус, явившись воинству Артаса, повелел падшему принцу отправляться в Квел'Талас, эльфйскую вотчину, где Солнечный Колодец - резервуар могучей магии остроухих - позволит возродить Кел'Тузада во всем его величии. А дабы сохранить прах некроманта в целости во время долгого марша, надлежит сперва нанести визит в цитадель паладинов Серебряной Длани, где хранится волшебная урна, коя и послужит сей "благой" цели.

То была воистину великая сеча. Последние рыцари Лордерона падали замертво на поле брани лишь затем, чтобы тут же вновь восстать и занять свое место в рядах недавнего противника. Нашел свой конец и Утер Светоносный, приняв смерть от руки бывшего ученика, ныне крепко сжимавшей проклятый Фростмурн. После сего юнец, гордо прошествовав по оскверненным церковным землям во внутреннее святилище Ордена, вынес оттуда сверкающую урну, содержащую ныне прах короля Теренаса, мудро правившего Лордероном на протяжении семи десятилетий. Прах отца оказался развеян по ветру перерожденным сыном и замещен зловонными останками Кел'Тузада; огромнейшая армия нежити, оставив за собою тени Лордерона, двинулась в благодатный Квел'Талас.

Тикондрус пребывал в крайне благодушном расположении духа - все вершившееся строго следовало замыслам Пылающего Легиона. Повелители его - Кил'джеден и Архимонд - наверяка останутся довольны своим слугой, ведь день возвращения их в Азерот столь близок! Конечно, глупо полагать, что созданный ими же "Король Мертвых" не вынашивает собственных планов. Но все эти жалкие задумки низвергнутся в ничто, лишь только небеса разверзнутся и демонические рати Бесконечной Пустоты хлынут в мир.

Сама смерть пришла в бессмертные земли Квел'Таласа, когда полчища нежити обрушились на приграничные земли королевства. Сокрушив зачарованные врата, веками преграждавшие ход в сердце волшебных лесов, Артас двинулся прямиком к Серебряной Луне, столице Высших эльфов. В счастливом детстве, приезжая сюда вместе с отцом, юный принц бесконечно наслаждался неописуемыми красотами эльфийской державы, теперь же собственноручно предавал их огню и мечу.

Отряды лучников Сильванас Бегущей-с-Ветром - предводительницы армии Квел'Таласа - несли жестокие потери, не в силах сдержать стремительный марш армии мертвецов. Никогда, даже во времена кровопролитной войны с Ордой, Высшим эльфам не противостоял столь страшный противник. И сопротивление их - как и следовало ожидать - оказалось сломлено. Артас, сошедшийся в поединке с Сильванас, поверг эльфийскую воительницу, тут же возродив несчастную в образе банши.

Серебряная Луна, гордый столичный град, последнее кольцо обороны обреченных. Тысячами мертвецы Артаса находили последнее упокоение под ударами смертоносных заклятий квел'талласских волшебников, но что значат сии жертвы пред фактом грядущего неизбежного разрушения Азерота?

Солнечный Колодец располагался на острове к северу от столицы, который так и назывался - Плато Солнечного Колодца. Сей источник был защищен магическими барьерами... Впрочем, это не остановило Артаса. Среди Высших эльфов нашелся предатель по имени Дар'Хан Дратир, согласившийся убрать защиту в обмен на расположение Короля Мертвых. Последовавший взрыв рассеял большую часть энергий Колодца, но маг Борел вовремя заметил утечку и поймал частицу сущности Солнечного Колодца, придав ей обличье Анвины, человеческой девочки.Впрочем, и оставшейся магии Колодца хватило, чтобы некроманты облекли физической формой дух Кел'Тузада, ныне лича. Последний - истовый сподвижник Короля Мертвых, и Артас - рыцарь смерти, его карающая длань, оставляли позади опустошение Квел'Таласа, держа путь в заснеженные предгорья Альтерака. По пути Кел'Тузад открыто делился с компаньоном всем тем, что было известно ему самому о замыслах тех, чью волю они беспрекословно исполняли. Так Артасу стало ведомо о Пылающем Легионе и об участи, уготованной несчастному миру; о Короле Мертвых и Повелителях Ужаса, зорко следящих за каждым деянием Бича; о горстке орков, принадлежащих к могучему некогда клану Чернокамня, отринувших Новую Орду и ютящихся негде поблизости. Так и не изменившие договору с Легионом, заключенному некогда их чернокнижником Гул'даном, зеленокожие до сих пор обладали небольшим порталом - разрывом в ткани реальности, - позволявшим им общаться с повелителями Бесконечной Пустоты. Другое дело, демоны Легиона давным-давно списали со счетов орочью братию как не представляющую ныне реальной силы и не могущую послужить их великим целям.

Так, последние воители клана Чернокамня сложили головы, пав в неравной схватке с нежитью, а Кел'Тузад, прошествовав к порталу, сокрытому в одной из пещер Альтеракских гор, заклинанием призыва связался с разумом самого Архимонда Осквернителя, запросив могучего Эредар о дальнейших инструкциях. Демон повелел бросить все силы Бича на штурм Даларана - последнего оплота в северном Азероте, представляющего собой реальную силу, могущую воспрепятствовать пришествию Пылающего Легиона. Кроме того, именно там хранилась знаменитая Книга Медива - Последнего Хранителя, чудом спасенная из погибшего Дренора, и заклятия, содержащиеся в ней, способны были творить разрывы в реальности, достаточные для проникновения тварей Пустоты в мир.

Волшба Кирин Тора изрядно проредила ряды неживых воителей и костяных драконов, присланных Нер'зулом из Нортренда, но и эта сила не сумела обратить натиск армии Артаса. Пробившись ко дворцу в сердце Даларана, где на золотом пьедестале почивала вожделенная Книга, рыцарь смерти поразил последнего из ее защитников - Антонидоса, Верховного мага, - лишь чудом пережив этот поединок. Завладев реликвией, сопровождавший его Кул'Тузад немедля отправился за городские стены, где, дождавшись заката, приступил к призыву Архимонда в этот мир.

Великий Эредар, чья исполинская фигура воплотилась наконец под небесами Азерота, был приветстован неисчислимым скопищем нежити, ведомой парой пособников Короля Мертвых, а также своим верным вассалом - Тикондрусом. Ныне надобность в Нер'зуле отпадала, благо бывший некогда шаманом Дренора свершил отведенное ему предназначение, а раз так, Бич волею Архимонда переходил под контроль Тикондруса. Услышав сие, Артас, отброшенный демонами как ненужная игрушка, вскипел было, но подоспевший Кул'Тузад поспешил успокоить разгневанного рыцаря: у их Короля имелся наготове план и на такой поворот событий. Нужно лишь немного обождать...

Архимонд же сровнял с землей прекрасный Даларан, оскорбленный низменными амбициями людишек и их приземленной магией. Часть задуманного свершилась: восточные земли сего мира ввергнуты в хаос. Эредар обратил взор на запад. Там, за морем лежит Калимдор. И вскоре беспощадный Бич хлестнет благословенные владения Ночных эльфов, и реки крови оросят вечнозеленые леса, и падет Нордрассил - Мировое Древо, благо закат старейшей цивилизации Азерота уже не за горами.

 

***

Недели изнуряющего морского вояжа остались позади; воины Тралла ступили на пустынные земли срединного Калимдора. Но и здесь имел место свой конфликт: благородная раса тауренов - полулюдей, полубыков - извечно враждовала с местными кентаврами, и теперь, похоже, последние наконец добились своего. Разогнав или истребив всю окрестную дичь, кентавры вынудили племя тауренов под водительством мудрого Кайрна Кровавое Копыто собрать нехитрые пожитки да двигаться на север, в более благодатные земли, находящиеся, однако, в опасной близости от границ территории, занятой Ночными эльфами.

По пути караван Кайрна и наткнулся на дозорные отряды Орды, ведомые самим Траллом. Обездоленные, обе расы двинулись в дальнейший путь вместе. Таурены - подальше от мстительных кентавров, а орки - следом за своим вождем, который, впрочем, и сам не знал точно, куда направляется. Кайрн посоветовал ему навестить загадочного Оракула, проживавшего в пещере пика Каменный Коготь, что у горы Хиджаль. Кто еще сможет пролить свет на пророчества, явленные Траллу?

Сопровождавший Тралла Гром Адский Крик, его давнишний друг и предводитель клана Боевой Песни, почуяв демоническое зловоние в воздухе, вновь обратился мыслями к тем славным временам, когда Ордой правил Теневой Совет, а Гул'дан и Чернорукий вели ее по людским трупам к владычеству над Азеротом. Быть может, возможность все вернуть еще представится...

Пропасть между друзьями расширилась, когда орки Грома сровняли с землей небольшое людское поселение беженцев из Лордерона на побережье Калимдора. Дабы подобного не повторилось впредь, Тралл отрядил клан Боевой Песни на возведение укрепленного форта, а сам отправился дальше на север, к горе Хиджаль.

 

***

Небо над Лордероном окрасилось алым; оглушительные раскаты грома возвестили о вторжении. Они хлынули в мир - Эредар, Натрезим, их адские прислужники... Все высшие демоны Бесконечной Пустоты ворвались в Азерот. Архимонд, Маннорох и Тикондрус надзирали за ордою своих миньонов, спешно завершавших начатое нежитью. Рушились города, полыхали веси, очаги человечества гасли один за другим. А затем придет через и старых знакомцев - Ночных эльфов, и, конечно, орков, предательских орков, на годы отсрочивших триумфальное возвращение Легиона. Наивные, неужто они всерьез полагали укрыться в Калимдоре, под эльфийским крылышком?

Пламя... Зола... Смерть... Вторжение продолжалось.

 

***

Достигнув границ Ашенвальского леса, Гром, следуя указанию Тралла, взялся за вырубку деревьев и возведение фортификаций. Действо сие оказалось той самой роковой ошибкой, которой следовало избегать во что бы то ни стало, ибо земли эти многие тысячелетия служили домом Ночным эльфам, воспринявшим приход чужеземцев как открытое посягательство на принадлежащее им.

Эльфийские воители всерьез вознамерились уничтожить отряд зеленокожих, и бесспорно добились бы успеха, если бы не появление в Ашенвальском лесу Маннороха и Тикондруса. Миссия оной пары, четко изложенная самим Архимондом, заключалась в устранении полубога Кенариуса, десять тысячелетий назад немало поспособствовавшего изгнанию Пылающего Легиона из этого мира. Сие надлежало свершить до прихода демонов в Калимдор для предотвращения возможных многочисленных - и крайне нежелательных - потерь в их стане.

Надеясь сохранить в живых остатки клана Боевой Песни, теснимого со всех сторон Ночными эльфами, Гром Адский Крик вновь принял над собою власть Маннороха и, вкусив крови демона, получил нечестивые силы, позволившие ему расправиться с Кенариусом, в неведении своем устранив последнее препятствие пред атакой Легионом Калимдора...

Орда Тралла практически достигла пика Каменного Когтя, но земли непосредственно у подножия его заняли люди, беженцы из семи погибших королевств восточного континента. Естественно, появление орков было принято ими крайне негативно, и, дабы избежать кровопролития, Тралл решил покамест отступить. Однако выход из сложившейся ситуации нашелся на удивление легко: заручившись помощью гнездящихся неподалеку вайвернов, Тралл убедил их перенести орочьи отряды через людские позиции, доставив их прямиком ко входу в тоннель, уходившись в недра Каменного Когтя.

Там орков настиг небольшой отряд тауренов во главе с Кайрном Кровавое Копыто и две расы бок о бок вступили в затхлые подземелья, заполоненные древними неупокоенными. В лабиринтах забытых коридоров отыскались и лордеронские воители, ведомые Джайной Праудмур, ибо, в отличие от своих соотечественников, волшебница вняла словам пророка, скрывшись из обреченного Лордерона в землях Калимдора.

Последний же не замедил вновь явиться лидерам трех рас; как оказалось, именно он скрывался под личиной овеянного легендами Оракула. Как выходило из его слов, лишь сообща смогут они противостоять Пылающему Легиону, в любую минуту могущему обрушиться на Калимдор, и исполнить роли, отведенные им судьбой. А ключом к победе является никто иной, как Гром Адский Крик, уже попавший во власть демонов. Тем не менее, шанс вернуть его все еще существует, так что следует поторопиться...

Сообщив сие, пророк исчез, оставив внимавших ему оторопело стоять во тьме каверн исполинского пика. На скорую руку был составлен отчаянный план, увенчавшийся - как ни странно - успехом. Ворвавшись в лагерь клана Боевой Песни на границе Ашенвальского леса и разметав недавних соплеменников, воины Тралла пробились к шатру вождя, где пленили последнего с помощью Алмаза Души, отданного им Джайной Праудмур. После чего орки отступили назад, к лордеронцам, ибо именно там человеческие волшебники и орочьи шаманы намеревались вырвать Грома из-под власти Маннороха.

Но... началось. Небеса налились кровью и, подобно ослепляющим метеорам, к земле устремились десятки, сотни адских порождений. Час пробил и никто не ведал, узрит ли древний Азерот день грядущий.

МаннорохСовместными усилиями чародеи добились желаемого: Гром Адский Крик был свободен. В минуту раскаяния он поведал Траллу, что порабощение Легионом орков Дренова произошло по их собственной воле, ибо жажда власти, сулимой Кил'джеденом и Маннорохом, оказалась сильнее доводов разума. И теперь Гром намеревался навсегда покончить с Повелителем Ада, дабы никогда боле произошедшее с расой его не повторилось.

Вдвоем с Траллом отправились они в горный каньон, где ждал их Маннорох. В страшной схватке Гром нанес противнику смертельный удар, но последовавший выброс энергии, знаменовавший гибель одного из могущественнейших существ Бесконечной Пустоты, оборвал и его собственную жизнь. Так Гром Адский Крик, славный вождь клана Боевой Песни, свершил свое предназначение, даровав свободу народу орков.

 

***

Они ступили под сень вековых древ Ашенвальского леса - демоны Пылающего Легиона, сопровождаемые неупокоенными Бича. Тиранд - ныне одна из сильнейших жриц Элуны - внимательно следила за сетями хаоса, опутывающими ее родину. Тогда, десять тысяч лет назад, изгнание Легиона привело к расколу континента и потоплению большей части его; какой же окажется цена теперь?

Ужасающая панорама, открывающаяся ей, особого оптимизма не внушала. Нежить яростно атаковала людских рыцарей, пламенеющие демоны теснили орков, а из-за древесных крон смертоносным дождем сыпались стрелы, поражая всех подряд - тех, кто посягал на вековечный покой Ашенваля. Тиранд знала, что нужно делать, и немедля. С гибелью Кенариуса от рук зеленокожих положение осложнилось и теперь вырывать друидов из объятий многолетнего сна придется ей и иным сестрам-жрицам лунной богини. Ибо на них - величайших кудесников нации Калимдора, переживших и насвегда запомнивших первое пришествие Пылающего Легиона - и была вся надежда.

И Тиранд, сопровождаемая верными лучниками, понеслась сквозь ночь к Лунным Просторам, где на небольшом островке хранился Рог Кенариуса - единственный артефакт, способный пробудить грезящих друидов: в том числе и Малфариона Спирепого, ее возлюбленного.

Восстав, Малфарион первым делом вдохнул души почивших Ночных эльфов в деревья, сотворив таким образом энтов, и направив их на полчища врага. Натиск нежити удалось сдержать, но требовалась незамедлительная поддержка иных друидов, дабы преломить ход сражения. Тиранд и Малфарион отступили к сердцу Ашенвальского леса, где в темных пещерах под горой Хиджаль ожидали своего часа могучие волшебники, пребывающие в объятиях Изумрудного сна.

Кроме того, в подземных руинах отыскалась давно позабытая темница Иллидана Свирепого, коего и по прошествии тысячелетий Ночные эльфы помнили как одного из величайших предателей в истории. Тиранд с Малфарионом яростно спорили о том, как следует поступить. Жрица настаивала, что помощь столь могучего волшебника как Иллидан придется как нельзя кстати в нынешней отчаянной ситуации, с чем Малфарион категорически не соглашался, ибо, лучше иных зная своего брата, понимал, что вкус власти может вновь заставить его поставить собственные амбиции выше благоденствия нации. Так и не придя к соглашению, они расстались: Малфарион отправился пробуждать ото сна собратьев-друидов, Тиранд же - вызволять Иллидана.

Нельзя сказать, чтобы тюремщица Майев сильно обрадовалась такому повороту событий... впрочем, ее самой среди стражников Иллидана Тиранд не застала. Помощники же ее, среди которых были Ночные эльфы, Хранители Рощи и даже энты, явно отнеслись к своим обязанностям чересчур уж рьяно и даже Верховной Жрице Элуны оказали нешуточное сопротивление. С тех пор Майев невзлюбила Тиранд - и за учиненный ее отрядом погром, и за освобождение Иллидана. Оказавшись на воле, Иллидан пообещал жрице помощь в войне с Легионом, но лишь ради нее самой, не ради отвергшего его народа. Выбравшись из подгорных каверн на поверхность, он лицезрел родной прежде Ашенвальский лес, ныне подвергавшийся воздействию злой демонической магии. Энты, неспособные противостоять воле повелителей Легиона, обращались против своих же союзников, древние эльфийские захоронения разупокаивались, извергая на поверхность все новых воинов-скелетов, вливавшихся в армию Артаса.

 

Последний, кстати, не замедил явиться к Иллидану с предложением. Прекрасно зная о всепоглощающей жажде власти опального волшебника, Король Мертвых через верного своего слугу сообщил ему об артефакте, именуемом Черепом Гул'дана, находящегося во владении Тикондруса Очернителя. Магия именно этой реликвии ответственна за ужасы, творящиеся в пределах Ашенваля. В обмен на столь ценные сведения Нер'зул рассчитывал на гибель Тикондруса от рук Иллидана, который, без сомнения, тут же отправится за артефактом. Понимая, что с победой Пылающего Легиона придет конец и ему в том числе, Король Мертвых старался избавиться от своих тюремщиков и по мере возможностей исподволь поспособствовать падению демонов. Ведь тогда власть над Бичом вернется и он станет одной из величайших сил мира Азерота...

Соблазнившись столь великой мощью, Иллидан отправился в место, где, как и говорил Артас, находился Череп Гул'дана. Перебив охранявших его демонов, волшебник разбил реликвию, впитав в себя жизненные силы могучего чернокнижника. Он переродился; за спиною раскинулись крылья, в глазах зажегся дьявольский огонь. Бросив вызов Тикондрусу, эльф-демон одолел Повелителя Ужаса, лишив нежить предводителя и - быть может - вновь вернув Бич под контроль Короля Мертвых.

Увидя новый облик брата, Малфарион ужаснулся, в гневе повелев ему немедля навсегда убираться из Калимдора. Иллидан подчинился; свое сражение здесь он уже провел. Новорожденную сущность ждали новые свершения...

Несмотря на гибель Маннороха и Тикондруса, сотни демонов Пылающего Легиона неотступно приближались к сердцу Ашенваля, где раскинуло кроны Мировое Древо, тысячелетиями даровавшее бессмертие Ночным эльфам и служившее источником их силы.

 

***

Следующей ночью лидерам эльфов - Малфариону и Тиранд, а также Траллу и Джайне Праудмур во сне явился огромный ворон, обернувшийся уже знакомым пророком и велевший всем им поутру прибыть в единую точку Ашенвальского леса, ибо от дальнейших деяний их зависит судьба всего Азерота.

Тогда-то пророк и открыл собравшимся свою истинную личину - Медив, Последний Хранитель. Он, и никто иной, ответственен за вторжение Пылающего Легиона. Много лет назад, одержимый духом Саргераса, Медив открыл оркам ход в Азерот, за что и поплатился - погиб от руки своего ближайшего друга. Теперь же, вернувшись из-за порога смерти, дабы исправить прошлые ошибки, он убеждал внимающих ему героев создать альянс и общими усилиями отвратить угрозу демонов от этого мира.

Следующий день воистину стал судьбоносным в истории Азерота. В то время, как объединенные силы орков, людей и Ночных эльфов сдерживали натиск демонов Легиона, друиды плели сложнейшее заклинание, призванное обратить живительные силы Мирового Древа против иномировых захватчиков. Архимонду удалось прорвать оборону защитников Калимдора, но триумф его обернулся сокрушительным поражением: титаническая мощь Древа, высвобожденная магией Малфариона, разорвала в клочья повелителя Пылающего Легиона. Земли на десятки миль вокруг оказались опустошены и страшная тишина снизошла на Ашенваль.

Медленно, очень медленно Мировое Древо начинало восстанавливать свои силы. Пока же... зыбкий мир снизошел на Калимдор. Демоны Бесконечной Пустоты, лишенные своего предводителя, стали легкой добычей рас, нарекших сий континент своим домом. К сожалению, покой им только снился...

 

***

Волшебник Ронин не желал для себя ничего иного, кроме мирной жизни с любимой супругой, Высшей эльфийкой Верисой Бегущей-с-Ветром, когда старый товарищ, красный дракон Кориалстраш, умолил его о помощи в одном неотложном начинании. Дело в том, что Ноздорму Безвременный на кратчайший миг коснулся разума Кориалстраша, направляя его внимание к престранной аномалии, возникшей в горах Калимдора. Потому-то красный дракон и позвал с собою Ронина, надеясь вместе с чародеем понять природу явления. Конечно, товарищи никак не ожидали обнаружить дыру во времени, попав в которую, они оказались в прошлом, отстоящим на 10000 лет от их родной эпохи.

Тем временем орки Броксигар и Гаскаль были посланы на север военным вождем Траллом с аналогичной миссией, однако магические энергии, исходящие из временной дыры, разорвали Гаскаля в клочья; Броксигару же суждено было оказаться в далеком прошлом, как раз накануне приснопамятной Войны Древних, где он угодил в руки Лунных Сражей - искуснейших чародеев народа Ночных эльфов, и познакомился с целительницей Тиранд, завоевавшей уважение старого орка.

Кориалстраш, приняв обличье человека, обнаружил, что магические силы его по необъяснимой причине чрезвычайно истощены; Ронин же, наоборот, ощутил в себе прилив небывалого могущества. Возможно, сие каким-то образом связано с существованием Колодца Вечности, центра культуры Ночных эльфов.

Полубог Кенариус повстречал пришельцев из иной эпохи, поставив для себя целью открыть их истинную природу и тайну появления на землях Калимдора. В ту пору у него обучался друидической магии молодой, подающий надежды Ночной эльф Малфарион Свирепый. Но видение, испытанное им в час пребывания в Изумрудном Сне, заставляло насторожиться, ибо открылось ему, что высокорожденные, собравшиеся во дворце, творят злое заклинание, и, по всей видимости, происходит сие в тайне от любимой народом королевы Ашеары.

Ответственным за происходящее во дворце был лорд Ксавиус, доверенный советник королевы. Он свято верил в то, что из Колодца Вечности можно почерпнуь значительно больше силы, воспользовавшись корректным заклинанием... но обнаружил куда больше, чем рассчитывал изначально. Ибо Саргерас, повелитель Пылающего Легиона, внушил ему, что является истинным богом, а уж Ксавиус, в свою очередь, убедил королеву и высокорожденных в необходимости создания портала в Бесконечную Пустоту, дабы Пылающий Легион очистил этот мир от недостойных.

Ксавиус и высокорожденные сумели призвать в мир Хаккара Псаря, одного из лейтенантов Саргераса. Тот немедленно наводнил дворец адскими гончими и отправил их в мир, расправляться с "недостойными", однако те встретили достойное сопротивление в лице лорда Кур'талоса Ворона и верных ему Ночных эльфов, в числе которых оказался и Иллидан Свирепый, лично прикончивший немало демонических отродий.

Заметив, что за ним наблюдает один из представителей рода красных драконов, Красус умолил его о встрече с Алекстрашей, которая внимательно выслушала сородича, пришедшего из далекого будущего. Красус повстречал самого себя, куда более юного; наверняка в том и крылась причина его слабости - временной отрезок не мог выносить присутствия двух ипостасей одной и той же личности. Алекстраша доставила Красуса в лежащий за пределами смертного мира Чертог Сущностей, где проходила встреча великих драконов, в число которых входил и Нелтарион, предложивший сородичам сотворить артефакт - Душу Дракона, в который те бы влили свое могущество и использовали его для победы над Пылающим Легионом, пытающимся прорваться в мир. Никто, даже сам Нелтарион не ведал, что голоса, время от времени раздающиеся в его разуме и глаголящие о предательстве иных великих драконов, принадлежат Старым Богам Азерота...

Конечно, Красус прекрасно знал, чем закончится сие благое устремление, но Страж Земли, замышлявший обратиться единоличным властителем Азерота, легко подчинил себе волю ослабленного красного, не дав тому предупредить великих драконов о своих истинных намерениях. Заклинание Нелтариона оказалось весьма изощренным: стоит Красусу заговорить о Душе Дракона (известной последующим поколениям как Душа Демона), вместо связных фраз изо рта его льется полная чушь.

И вновь сознание Красуса на кратчайший миг соприкоснулось с разумом Ноздорму, который поведал, что грядет конец света и лишь один-единственный Ночной эльф может отвратить его. Однако Красус не успел осведомиться, что же это за судьбоносная личность - контакт разумов прервался. Красус поведал об общении с Безвременным Алекстраше, и та наказала ему и своему юному консорту - Кориалстрашу, пребывавшему в неведении относительно личности нового компаньона, отыскать сего таинственного Ночного эльфа.

Прибыв в столицу Зин-Ашеари как раз в тот момент, когда высокорожденные творили портал для прохода тварей Легиона в мир, герои прошлого и будущего - Красус, Броксигар, Кориалстраш и Тиранд, а также подначальные лорду Кур'талосу Ночные эльфы - сумели уничтожить портал, прикончить лорда Ксавиуса и временно замедлить натиск Пылающего Легиона. Однако сотни, если не тысячи демонов уже проникли в Азерот и сейчас целенаправленно разоряли земли центрального Калимдора.

Во время сражения Иллидан спас жизнь лорду Кур'талосу Ворону, и в благодарность тот нарек его своим придворным чародеем, назначив командующим Лунной Стражей, благо предшественник его на этой должности пал в недавнем бою. После чего лидеры сопротивления приступили к претворению в жизнь замысла по полномасштабному нападению на Зин-Ашеари, уничтожению порочных высокорожденных и освобождению любимой королевы, которая, как они верили, пребывает в плену у собственных придворных.

А действовать следовало не мешкая, ибо высокорожденные сумели восстановить портал и, пусть связь его с Бесконечной Пустотой была еще слаба, через сей рифт в ткани мироздания в Азерот ступили лейтенанты Саргераса - Маннорох, Архимонд... а также Ксавиус, возрожденный повелителем Пылающего Легиона в облике сатира. Более того, Ксавиус взялся обращать в сатиров иных высокорожденных-чародеев.

Войско лорда Кур'талоса выступило по направлению к Зин-Ашеари, но столкнулось со значительно превосходящим его числом демоническим контингентом под началом Архимонда. Чернокнижники-Эредар мастерски навели иллюзию, сокрыв большую часть своей армии и заставив Ночных эльфов ввязаться в кажущийся заведомо выигранным бой, после чего нанесли калдореи ощутимый магический удар. С небес низвергнулись сотни крылатых Хранителей Рока, адские стражи брали обреченное воинство в кольцо. От полного уничтожения калдореи уберегли лишь друидическая магия Малфариона да волшба Красуса, сумевшего своевременно распознать иллюзию. Ночные эльфы отступили, понеся тяжелые потери, но демоны не собирались их упускать. Полные решимости покончить с движением сопротивления раз и навсегда, они гнали потрепанное войско калдореи на север.

Ронин и Красус искренне недоумевали, каким образом Ночные эльфы умудрились одержать верх в Войне Древних, благо пока что возможностей для победы не наблюдалось. Но когда впереди замаячила вершина горы Хиджаль, пришельцы из грядущего умолили лорда Кур'талоса прекратить отступление и принять бой, пусть и окажется он последним для них. Но, к удивлению многих, и, в первую очередь, самих калдореи, демонов удалось отбросить, и благодарить за это следовало Красуса, Ронина, Иллидана, Малфариона и Лунную Стражу, чье магическое искусство сохранило жизни многим, очень многим жителям Калимдора. А чуть погодя Красус, Малфарион и Тиранд наряду с иными Сестрами Элуны уничтожили Хаккара Псаря, пытавшегося нанести удар по эльфийскому воинству с тыла. Сие деяние весьма обеспокоило Ронина, ведь, если бы история текла своим чередом, Хаккару уготовано было погибнуть в час второго вторжения Легиона, спустя 10000 лет. Что означает смерть его на данном временном отрезке? То, что историю изменить возможно и поражение Ночных эльфов в Войне Древних вполне может случиться?

Красус предложил Кур'талосу заручиться поддержкой иных разумных народов, как то таурены или фурболги, но лорд с ходу отверг идею; мысль о том, что "низшие твари" ступят в благословенный град Зин-Ашеари, была кощунственной для калдореи.

Красуса весьма тревожил тот факт, что он совершенно прекратил ощущать присутствие красных драконов, и даже свою юную ипостась, вернувшуюся в пещеры Алекстраши сразу же после первого удара по оплоту высокорожденных. Потому он и предложил Малфариону обратиться к Кенариусу с просьбой о помощи; быть может, полубог ниспошлет им тварей крылатых, которые вмиг домчат их до земель драконов, и Красус сумеет убедить королеву красного рода оказать им посильную поддержку в противостоянии Пылающему Легиону.

Кенариус действительно направил пару гиппогрифов, отвечая на обращенную к нему мольбу Малфариона. Крылатые создания понесли на себе Красуса и друида к землям драконов, но те окружал непроницаемый волшебный барьер. Оный встревожил Красуса пуще прежнего, но Малфарион, погрузившись в царствие Изумрудного Сна, проник сквозь преграду, очутившись в Чертоге Драконов в тот самый момент, когда великие драконы вливали частицы своих сущностей в артефакт, сотворенный Нелтарионом для борьбы с демонами - Душу Дракона! Вот только в основе реликвии Ночной эльф ощутил зло, соизмеримое с несомым Пылающим Легионом, правда, имеющее иную природу.

Ощутив присутствие в Чертоге сущности чужака, явно вознамерившегося похитить его драгоценную реликвию, Нелтарион атаковал дух друида, стремясь заключить тот в магическую клеть, но Малфарион успел покинуть Изумрудный Сон, вернувшись в собственное тело. Вот только поведать компаньону об увиденном он не мог: Страж Земли наложил на друида точно такое же заклятие, как и на самого Красуса ранее. Нелтарион не собирался отпускать лазутчиков живыми, отправив по следу их гигантского червя. Монстр успел расправиться с одним из гиппогрифов, прежде чем Красус сотворил магический портал (заклинание, которое он приберег на самый крайний случай, ибо использование его на данном временном отрезке крайне нежелательно - картина мира была совершенно иной), через который они и Малфарионом и бежали... оказавшись на Г'ханире, Матери Древ, владениях Авианы. Последняя уверила Красуса, что она и иные Древние по мере сил своих противостоят Пылающему Легиону.

Тем временем армия лорда Кур'талоса Ворона возобновила марш по направлению к Зин-Ашеари, но у руин Сурамара столкнулась с Пылающим Легионом. Ситуация складывалась патовая: ни одна из сторон не могла взять верх над другой. Более того, демоны-Натрезим нечестивыми заклятиями подняли мертвых Ночных эльфов, и лишь своевременное обнаружение и уничтожение некромантов Ронином и Броксигаром уберегло воинство калдореи от нападения нежити.

Иллидан мучился от снедавшей его ревности, ведь становилось очевидно, что прекрасная Тиранд избрала Малфариона спутником жизни. Волшебник не сознавал, что туманящие разум мысли эти навеяны тонкой волшбою сатира Ксавиуса.

Ронин припомнил могущественное заклятие, составленное магами Даларана, но так и не испытанное в действии. Что ж, пришла пора... С помощью Иллидана и Лунной Стражи волшебник воспроизвел двеомер... разорвавший в клочья сотни демонов в авангарде войска; армия лорда Кур'талоса немедленно нанесла удар по сконфуженным порождениям Бесконечной Пустоты, одержав безоговорочную победу. И все же Ронина тревожила растущая одержимость Иллидана Свирепого магией Колодца Вечности; казалось, могущества ради он готов прикончить родного брата.

...Нелтарион накладывал последние заклятия на Душу Дракона, уверяя сородичей, что мощи реликвии вполне хватит на то, чтобы извести Пылающий Легион на корню. Предчувствуя, тем не менее, неладное, Алекстраша наказала Кориалстрашу ослушаться прямого приказа великих драконов, покинуть укрывище и как можно скорее разыскать Красуса, присутствие которого она недавно ощутила поблизости. Более того, Дающая Жизнь открыла юному консорту, что Красус - это он сам, только более взрослый и опытный, прибывший из далекого будущего. Возможно, какую-то роль в этом сыграл Ноздорму - единственный из великих драконов, не присутствующий в Чертоге лично, но, тем не менее, предоставивший для реликвии часть своей сущности, заключенной в песочные часы.

"Время!" - возвестили голоса в измученном разуме Стража Земли, и сотни драконов - бронзовые, красные, зеленые, синие, черные - взмыли в небеса, утремившись к землям Ночных эльфов, где стремительно разворачивалось сражение за судьбу Калимдора. Объединив разрозненные демонические отряды в одно великое воинство, Архимонд бросил его против сил сопротивления лорда Кур'талоса Ворона, дабы не дать тому привести рати свои к Колодцу Вечности и воспрепятствовать скорому явлению в мир Саргераса.

Вот только никак не ожидал Архимонд, что в самый разгар сражения в небесах появятся сотни драконов, ударят по крылатым Хранителям Рока и чернокнижникам-Эредар, сокрытыми колдовским туманом. И Ронин, и Красус, прибывший к полю брани наряду с Малфарионом на спине отыскавшего их Кориалстраша, ведали, что произойдет сейчас, и остро сознавали собственную беспомощность, ибо никак не могли воспрепятствовать безумным замыслам Нелтариона.

А магия Души Дракона, известной последующим поколениям как Душа Демона, ежесекундно уносила жизни сотен и сотен тварей Бесконечной Пустоты. Но и этого Нелтариону было мало: голоса в разуме его требовали больше смертей, больше хаоса! Обездвижив драконов, благо теперь он имел власть над ними, Страж Земли направил мощь реликвии против воинства Ночных эльфов.

Нелтарион обращался из Стража Земли в его антипод. Хаос поглощал его разум, и хаос обрушил на землю великий дракон. Твердь раскалывалась, ввысь устремлялись лавовые потоки...

Кориалстраш, не попавший под действие обездвиживающего заклинания, благо спускался он в соседнюю рощицу, дабы оставить там Красуса и Малфариона, обрушился на куда более крупного Нелтариона всем весом, стремясь выбить миниатюрную реликвию у того из лап. Тщетно! Магия Души Дракона опалила его, отбросив далеко в сторону, но дерзкая попытка дала шанс остальным драконам освободиться от волшебных пут. Немедленно на Нелтариона набросились синие, ведомые самим Малигосом... и Душа Дракона попросту поглотила их магию и жизненные силы, оставив от ящеров лишь иссохшие оболочки. Сам Малигос уцелел, но весь род его был уничтожен, ровно как и великое множество драконов иных родов.

Нелтарион оступил, ибо могущество, переполнявшее его, грозило разорвать в клочья тело великого дракона.

С ужасом наблюдал Красус за творившемся в небесах. Знал он, что теперь Малигос сам погрузится в тенета безумия, вызванное гибелью рода, и из добродушного гиганта обратится в подозрительное создание, предпочитающее полное одиночество.

А сражение на земле между демонами и калдореи закипело с новой силой. Малфариону предстал сатир Ксавиус, жаждущий расквитаться с друидом за поражение в их первом противостоянии, когда лорд высокорожденных пал от руки сего простолюдина. И пока Ксавиус сдерживал друида, подручные сатира сотворили портал во дворец Зин-Ашеари, куда доставили скованную магией Тиранд, незадолго до сражения возведенную в ранг верховной жрицы Элуны. И напрасно взывал Малфарион о помощи к своему брату - Иллидан давно уже ставил под сомнение мотивы движения сопротивления, и счел момент идеальным, чтобы покинуть воинство калдореи и в одиночку отправиться к столице, дабы предложить свои услуги королеве Ашеаре.

Ослепленный яростью и болью от потери любимой, Малфарион обратил Ксавиуса в вековой дуб, после чего неожиданно для себя самого обрушил на головы демонам страшный, гибельный ливень. Воспряв духом, Ночные эльфы усилили натиск, вынудив Пылающий Легион отступить.

Но пал в бою лорд Кур'талос Ворон, сраженный кинжалом убийцы, и командование принял на себя лорд Десдель Звездноглазый - дворянин тщеславный и недалекий, совершенно не имеющий представления о военной стратегии. Сознавая, что исход Войны Древних стоит теперь под большим вопросом, Красус и Ронин решили лично отправиться к иным разумным народам Калимдора - тауренам, фурболгам, Земным (коих калдореи именовали "дворфами") - и молить их о поддержке. Кориалстраш оставил калдореи, благо понимал, что сейчас, после предательства Нелтариона, нужен Алекстраше, как никогда прежде, ведь оставшиеся в живых драконы пребывали в крайне ослабленном и разобщенном состоянии.

Воззвав к лидерам кланов и племен народов Калимдора, Красус наказал Ронину, Броксигару и Малфариону встретиться с ними и привести их пред светлые очи Десделя Звездноглазого; оставалось лишь уповать на то, что гордый вельможа примет помощь "низших рас", когда осознает, сколь та своевременна. И они пришли: Хульн Высокогорный привел за собою тауренов, Дунгард Железорез - причудливых Земных, созданий камня, а Уннг Ак - лесные общины фурболгов. Как ни негодовал лорд Звездноглазый по поводу столь унизительного для него альянса, Ронин твердо стоял на своем: объединение сил необходимо для окончательной победы над Пылающим Легионом.

Тем временем Красус сотворил магический портал, перенесшись его в опустевшие ледяные пещеры, где незадолго до этого обитал род синих драконов, ныне полностью уничтоженный. Знал Красус, что на последующие десять тысячелетий Малигос погрузится в полную апатию, и лишь освобождение Алекстраши и красных драконов от орочьего ига чуть улучшит состояние Ткущего Заклятие, ибо пообещает ему Дающая Жизнь вновь возродить синих драконов. Но сейчас, обнаружив в пещерах несколько драконьих яиц, в которых еще теплилась жизнь, Красус решился на отчаянный шаг, который вполне может изменить будущее! Сотворив небольшое волшебное подпространство, он поместил туда яйца синего рода, тем самым сохранив жизни нескольких драконов. Быть может, жест этот поможет Малигосу избегнуть безумия?..

А во дворце Зин-Ашеари высокрожденные, сатиры и Маннорох прилагали неимоверные усилия, чтобы удержать и расширить разрыв в ткани реальности, через который в Калимдор должен был ступить Саргерас. Неожиданно в чертог прошествовал Иллидан, напрямую обратился к владыке Пылающего Легиона, пообещав ему создать достаточно стабильный портал с помощью Души Дракона, как только он изымет сию реликвию у Нелтариона. Саргераса предложение заинтересовало, ибо, незримо надзирая за творящимся в Калимдоре, знал он о неимоверном могуществе артефакта, в одночасье уничтожившем сотни демонов и Ночных эльфов. Благославляя Иллидана на сие смелое начинание, Саргерас выжег глаза чародею, заменив их сполохами изумрудного пламени - своими собственными очами!

...Противостоящая демонам армия увеличилась почти вдвое за счет влившихся в ее ряды дворфов, тауренов и фурболгов, однако общение калдореи с новыми "союзниками" было сведено к минимуму. Подобный альянс, навязанный Ронином, Броксигаром и Красусом помпезному лорду Звездноглазому, был обречен на провал, рано или поздно. Это разумел и Джарод Песнь Теней - офицер городской стражи Сурамара, служивший ранее под началом лорда Кур'талоса; потому и прилагал он все усилия, чтобы заставить все без исключения силы сопротивления действовать совместно, чем заслужил искреннее уважение со стороны союзнических рас.

Однако без помощи драконов шансов на победу мало, а те не явят себя, доколь в ведении Нелтариона находится Душа Дракона. Потому, дабы обнаружить артефакт, Малфарион погрузился в Изумрудный Сон и дух его перенесся в пещеру Стража Земли, где подручные гоблины денно и нощно ковали металлические пластины, должные заменить чешую черному исполину, тело коего непомерно раздулось от переполнявшего его поглощенного могущества. Отыскав Душу Дракона в тайном укрывище, защищенном самыми изощренными заклятиями, Малфарион немедленно поведал об увиденном товарищам, лишь стоило ему пробудиться. Не мешкая, трое - Красус, Малфарион и Броксигар - выступили в путь, в то время как Ронин остался "приглядывать" за лордом Звездноглазым. Не успело трио удалиться на достаточное расстояние от лагеря, как их отыскал Кориалстраш, вызвавшийся доставить компаньонов к горе, в недрах которой и обитал Нелтарион...

На следующий день рати сопротивления ударили по Пылающему Легиону, но появившиеся в небесах Хранители Рока опрокинули на головы союзникам чаны с кипящей смолой. Неожиданная атака унесла жизни множества калдореи, в том числе лорда Звездноглазого и иных дворян. Командование воинством пришлось взять на себя капитану Джароду Песнь Теней, и с задачей своей офицер справился блестяще. Ронину же пришлось этот бой пропустить, ибо ментальная атака Архимонда ввергла волшебника в кому, и лишь своевременное вмешательство целительниц - Сестер Элуны, - одной из которых была колкая на язык и своенравная старшая сестра Джарода, Майев, спасло ему жизнь.

...В пещеру Нелтариона спустились Малфарион и Броксигар; Красус и Кориалстраш остались снаружи, полагая, что уж их-то присутствие черный исполин наверняка учует. Однако внимание того было сосредоточено на ином, ибо гоблины как раз сейчас прибивали к телу Крыла Смерти раскаленные пластины.

Друиду удалось завладеть волшебным диском, и с превеликим трудом подавил он голоса, немедленно раздавшиеся в его разуме и призывавшие покончить со всем и вся во имя собственного могущества. Преследуемые Нелтарионом, проведавшим о похищении сокровенного артефакта, Малфарион и Брокс бежали, магией Души Демона проплавляя путь в горной породе... и угодили прямиком в руки Варо'тена - капитана стражи Зин-Ашеари, фаворита и любовника королевы Ашеары, Иллидана и демонов, сопровождавших чародея от самой столицы. Спасли друида и орка от неминуемого плена вовремя подоспевшие Кориалстраш и Красус, но - увы! - Душа Демона осталась в руках Варо'тена и Иллидана. И более того, Варо'тен успел высовободить частичку магии диска, стремясь прикончить красного дракона, но атака его вылилась лишь в потерю Кориалстрашем сознания... а также потерю памяти о свершившемся доселе.

Тем не менее, теперь Красус точно знал, чьим хитроумным замыслам они обязаны веренице событий, растянувшейся на долгие тысячелетия. Старые Боги, властители кровавого хаоса, чьих давних свершений устрашились бы и демоны Пылающего Легиона. Поверженные творцами-Титанами и заключенные в недрах планеты до скончания веков, каким-то образом они получили возможность влиять на творящееся в смертном мире... Разрыв времени... Колодец Вечности, привлекший внимание демонов Пылающего Легиона... создание Души Демона... Все это - звенья одной цепи, скрупулезно выкованной Старыми Богами, жаждущими вырваться на волю из своей вечной тюрьмы. Повинны они и в безумии Нелтариона, ведь теперь Страж Земли обратился против своих же собратьев - самых могущественных сущностей в Азероте, что наверняка шло в полном соответствии с замыслами Старых Богов!.. А Ноздрорму?.. Наверняка ипостаси его на всех временных отрезках истории прилагают титанические усилия, дабы не дать возникшему разрыву расшириться и ввергнуть в хаос мироздание...

Красус и сам не подозревал, насколько был прав. Действительно, Ноздорму обнаружил источник порчи, поглощающей сущее - Колодец Вечности! Древнейшие силы, тайно действуя из эпохи, предшествующей Войне Древних, подчинили себе магию Колодца, спровоцировали временной разрыв, дабы удержать Безвременного от вмешательства в их деяния. И, надо сказать, вполне преуспели в этом; Ноздорму успел лишь отправить в прошлое двух изобретательных чародеев, но многого ли можно надеяться достигнуть с их помощью? И каким образом Старые Боги надеются добиться столь желанной свободы?..

Воззвав посредством Изумрудного Сна к Алекстраше, Малфарион и Красус сообщили великой драконице о том, что Пылающим Легионом манипулируют Старые Боги и испросили ее о поддержке со стороны красного рода, а также, по возможности, зеленого и бронзового. Дающая Жизнь обещала приложить все усилия, дабы обеспечить окончательную победу сил сопротивления над иномировыми тварями и теми, кто стоит за ними. Общаясь с возлюбленной, Красус сознавал, что не в силах открыть ей грядущее, не вправе поведать о страшных днях Второй Войны, когда сама она волею Крыла Смерти окажется в заточении у орков, и отложенное на тысячелетие противостояние великих драконов продолжится.

...На равнинах Калимдора армии Пылающего Легиона и калдореи схлестнулись в решающем сражении. К сопротивлению примкнули рати созданий природы под началаом полубогов, Древних. Демоны гибли сотнями... Но вот Хранители Рока разорвали в клочья Авиану, адские стражи убили Древнего с Косой Элуны в руках - повелителя волков, Великого Кабана Агамаггана, братьев-медведей Урсока и Урсола... Нет, без помощи драконов надеяться на победу по меньшей мере глупо, и даже возвращение в разгар сечи Красуса, Малфариона и Броксигара ничуть не улучшило критическое положение. Израненного Кенариуса спас от неминуемой гибели белый олень Малорн, но сам расстался с жизнью, вступив в поединок с Архимондом. Последний предпочел отступить с поля брани, когда ловы обвили все его тело, повинуясь друидическому заклятию Малфариона... А в небесах появились драконы - зеленые, красные, бронзовые, - определившие исход противостояния...

...Высокорожденные, сатиры и демоны творили заклинание, призванное преобразовать Колодец Вечности в портал, через который в мир ступит владыка Саргерас; последний, направляя из Бесконечной Пустоты энергии, заключенные в Душе Демона, был абсолютно уверен в том, что пришествие его в Азерот свершится весьма скоро, и ничто не сможет помешать этому. Сего ожидали и силы, куда более древние, чем Пылающий Легион. Старые Боги знали, что час их освобождения близок: энергии Колодца Вечности и Души Демона, а также могущество повелителя Легиона послужат ключом к их тюрьме... Ведь учтено ими было и проникновение в прошлое агентов Ноздорму; кому, как не этой парочке по силам изменить ход истории и невольно поспособствовать победе Легиона?..

К счастью, далеко не все высокорожденные были ослеплены посулами Саргераса по созданию рая на земле. Добрая треть сей касты, ведомая Дат'Ремаром Солнечным Путником, сознавала, что на крови и страданиях совершенный мир не построить; потому, вызволив из темницы Тиранд и воспользовавшись занятостью обитателей дворца, творивших в это время великую волшбу у Колодца Вечности, противники грядущего режима бежали из Зин-Ашеари, надеясь примкнуть к силам сопротивления, подступающим к столице. Увы, демоны, преследующие их по пятам, успели лишить жизни многих мятежных высокорожденных, а Иллидан Свирепый лично воспрепяствовал побегу Тиранд... открыв ей, что ни в коем случае не собирался предавать идеи сопротивления. Уверовав в бессмысленность фронтальной атаки, он имитировал предательство, дабы получить доступ в столицу, и теперь намеревался в решающий момент обратить вспять действие заклятия, сотворившего портал-водоворот в Колодце Вечности, и исторгнуть всех до единого тварей Легиона из Калимдора.

Отголоски великой волшбы, исходящей от Колодца, ощутили и драконы, стремительно летящие по направлению к Зин-Ашеари. Большинство из них, прибывших на помощь войскам сопротивления, осталось на равнинах продолжать бой с ратями Архимонда, но некоторые - в том числе Алекстраша с Изерой - оставили сражение, устремившись к столице калдореи; на чешуйчатых спинах их восседали Красус, Ронин, Броксигар и Малфарион - герои, могущие еще повлиять на исход Войны Древних. Навстречу им поднялись крылатые твари, сотканные из теней, на спине каждой из которых восседал воитель-калдореи, а атаку направлял сам капитан Варо'тен. Сие сражение с казалось бы бесплотными созданиями сильно замедлило драконий авангард, а времени изъять поблескивающую в воздухе над ярящейся поверхностью Колодца Душу Демона почти не оставалось. Тем более, что на сцене появился еще один персонаж - Крыло Смерти, но и черному исполину помешали добраться до вожделенной реликвии охранные заклятия Старых Богов.

Варо'тен перепрыгнул с теневой твари на спину Изере, стремясь добраться до Малфариона и прикончить его, в чем нисколько не преуспели ни демоны Маннороха, ни сам Архимонд. Однако друид, щедро почерпнув гнева и ярости Калимдора, вложил их в одно-единственное заклятие, уничтожившее капитана стражи высокорожденных.

Алекстраша и Изера замерли чуть в отдалении от воздушного сражения с теневыми тварями, наблюдая за непрекращающимися попытками Крыла Смерти дотянуться до Души Демона, не смотря на то, что охранные заклятие Старых Богов и Саргераса буквально разрывали на части тело черного исполина; великие драконицы понимали, что должны нанести удар в тот момент, когда ему удастся осуществить задуманное. И когда Нелтарион, превозмогая агонию, схватил реликвию, разъяренные сущности, скрывающиеся в глубинах Колодца Вечности, нанесли ему удар такой силы, что черный великий дракон, беспомощно кувыркаясь в воздухе, полетел прочь, исчезнув за облаками. Душа Демона, вырванная было из общей матрицы сплетаемого заклятия портала, устремилась вниз, к водовороту черных вод, но Малфарион, восседающий на Изере, успел подхватить артефакт.

Дабы подарнть товарищам несколько лишних минут, Броксигар спрыгнул со спины несшего его красного дракона прямо в черный зев чудовищного водоворота, в который обратился Колодец Вечности. Казалось, нет числа легионам демонов за порталом, но, безошибочно распознав среди них повелителя Саргераса, отважный орк вонзил лезвие топора ему в ногу. И это стало последним, что он успел содеять в смертной жизни - подарить товарищам несколько бесценных секунд...

Малфарион и Иллидан вливали свои сущности в Душу Демона, и сотворенное братьями заклинание исторгало всех без исключения демонов из Азерота. Не избежали сей участи и Маннорох с Архимондом, последнего волшебный ветер подхватил и унес прочь в разгар дуэли демона с Джародом.

Саргерас прилагал неимоверные усилия, стремясь войти в мир даже несмотря на изгнание Пылающего Легиона. И когда фигура Падшего Титана уже появилась в водовороте портала, Красус, Ронин и великие драконицы нанесли магический удар... по ноге Саргераса, на которой топор Броксигара оставил ничтожную рану. Это отвлекло исполина лишь на мгновение... достаточное для того, чтобы магия Малфариона уничтожила портал, отрезав Саргераса от смертного мира.

После чего произошел великий Раскол Калимдора как следствие интенсивного воздействия магии демонов, Старых Богов и самих защитников мира на Колодец Вечности. Сия часть истории сохранилась в неприкосновенности: Зин-Ашеари опустился на дно Великого Моря, чтобы тысячелетия спустя исторгнуть в Азерот новую напасть - чудовищных наг, служительниц Старых Богов.

Алекстраша, Изера и Ноздорму, успешно сдержавший разрыв полотна времени, наложили новок заклятие на Душу Демона, и теперь ни один дракон, в том числе и Нелтарион, не мог прикоснуться к артефакту.

Ноздорму знал о драконьих яйцах, помещенных Красусом в сотворенное магией измерение, и обещал передать их Алекстраше, дабы, когда Малигос достаточно оправится, он вновь узрел синих драконов, парящих в небесах. Подобное незначительное изменение времени вполне дозволительно.

Ноздрому перенес Красуса и Ронина в их родную эпоху; последний оказался дома как раз в тот момент, когда супруга его Вериса рожала двух малышей... и ничто - ни путешествие во времени, ни противостояние Пылающему Легиону, ни спасение прошлого и грядущего - не показалось ему столь чудесным и волшебным.

Глава 5. Ледяной Трон

Принц Кель'тас Солнечный Путник, сын короля Анастериана Солнечного Путника и наследник королевского дома Квел'Таласа, был в то же время и членом Кирин Тора - правящего совета Даларана. Во время вторжения Артаса во владения Высших эльфов Кель'тас изучал магию в Даларане и ничего не знал ни о судьбе, постигшей его народ, ни о том, что следующей целью Артаса станет именно город-государство магов.

Вернувшись в Квел'Талас, принц обнаружил, что его отец мертв, как и большая часть его соплеменников, их родина лежит в развалинах, а в довершение всего уничтожен их многовековой источник магии - Солнечный Колодец! Кель'тас быстро осознал причину странной апатии, в которую впали выжившие Высшие эльфы, и причиной этой был магический голод - зависимость от энергий Солнечного Колодца, выработанная за многие тысячелетия, давала о себе знать со всей очевидностью.

Пытаясь спасти хоть что-то, Кель'тас сплотил оставшихся сородичей и окрестил их Кровавыми эльфами, или cин'дореи - в память о тех, что пали жертвой Артаса и его нежити. Это не означало, конечно, что новое имя с готовностью приняли все Высшие эльфы Азерота. Часть из них, как мы помним, уплыла в Калимдор вместе с другими беженцами Лордерона под предводительством Джайны Праудмур; другая же часть еще до возвращения принца бежала из обреченного Квел'Таласа на юг, в нетронутый войной Хинтерланд, под защиту дворфов Дикого Молота и Верховного Тана Фальстада. И те, и другие долгое время оставались в неведении о Кровавых эльфах, а узнав о них, отказались к ним присоединиться.

Как бы то ни было, победа Бича в Квел'Таласе оказалась в значительной степени пирровой. Во время вторжения, отступая в глубь страны, эльфийские защитники жгли за собой свои прекрасные леса и деревни (не оставлять же врагу), и, добившись своей цели - воскрешения Кел'Тузада в виде лича с помощью магии Колодца - Артас увел большую часть своих войск обратно в Лордерон.

Сгорая жаждой мщения, Кель'тас, оставив разрушенный Квел'Талас на попечение регент-лорда Лор'Темара Терона, с отборными воинами присоединился к отрядам сопротивления Альянса, ведшим в Лордероне партизанскую войну против Бича...

 

***

Минуло несколько месяцев со времени великой битвы у горы Хиджаль; истерзанная демонической магией природа медленно исцелялась, но в чащобах Ашенваля все еще встречались безумные сатиры да свирепые фурболги - яркие напоминания о недавнем вторжении.

И все же далеко не все точки над "i" были расставлены. Майев Песнь Теней из рода калдореи, бывшая некогда хранительницей подземной темницы Иллидана Клятвопреступника, целенаправленно преследовала эльфа-демона, намереваясь раз и навсегда избавить мир от возможной угрозы с его стороны.

 

Иллидан

Преданный собственным народом (как он это себе представлял), Иллидан призвал со дна морского древнюю расу наг, атаковавших поселения Ночных эльфов на восточном побережье Калимдора. Мотивы его оставались ведомы лишь ему самому, но Майев поклялась выяснить, что же все-таки задумал вероломный изгнанник, для чего развязал новый конфликт. Отряд эльфийки преследовал Иллидана вплоть до портового городка Нендиса, где уже вовсю кипело сражение между калдореи и яростными нагами. Пользуясь сумятицей, эльф-демон похитил быстроходное судно и, отчалив от берега, взял курс на восток.

Погоня привела Майев к небольшой цепи осторовов неподалеку от Водоворота, на которых изумленные эльфы обнаружили руины своего древнего града - Сурамара, благополучно сокрывшегося под толщей морских вод во время Великого Разлома. Сколь же великой силой должен обладать тот, кому под силу вновь поднять затонувшую землю на поверхность? И, главное, зачем?

Следы Иллидана уводили вглубь Сурамара; настороженно озираясь, калдореи последовали за ним. Помимо многочисленных наг, оставленных Клятвопреступником для теплой встречи следующих за ним, отряду встретился лишь одинокий престарелый орк. Представившись Драк'тулом, шаманом клана Повелителей Грома, орк поведал о том, как двадцать лет назад Гул'дан привел свой народ на сий остров, дабы получить могущество, заключенное в гробнице Саргераса, Темного Титана. Адские стражи усыпальницы в клочья растерзали посмевших посягнуть на лелеемое ими, один лишь Драк'тул сумел укрыться от гнева сил, выпущенных тогда в мир.

Во власти гнева и ужаса, Майев стремительно бросила свой отряд к вратам, ведущим в проклятую гробницу, стараясь не думать о том, что же может отыскать там Иллидан, ощутимо ее опережающий. Последний же, наряду с могуществом, обретенном посредством Черепа Гул'дана, стал наследником и воспоминаний покойного чернокнижника, в том числе и предсмертных. Потому и отправился на остров, где принял смерть великий орк, в надежде завершить начатое им, а именно отыскать в гробнице Саргераса магический Глаз, содержащий толику силы падшего титана, вполне достаточной для того, чтобы расправиться с многочисленными врагами. В начинании этом к нему с радостью присоединилась раса наг; некогда высокорожденные, ближайшие приверженцы королевы Ашеары, они переродились после Великого Раскола и десять тысяелетий, проведенных в мрачных морских глубинах, пестовали помыслы о мщении. И наконец пробил час, когда смогли они вернуться на поверхность и потребовать возвращения принадлежащего им.

Майев опоздала. Покончив с низшими демонами, остававшимися в гробнице, Иллидан, сопровождаемый верными нагами, прошел в просторный чертог, где покоился Глаз Саргераса. И дабы никто боле не смог познать тайны усыпальницы, Клятвопреступник магией своею вознамерился вновь погрузить остров в океанские пучины.

Израненная и изможденная, Майев еле успела унести ноги из темных подземных каверн, и добраться до остатков своего отряда, оставшихся охранять корабли на соседнем островке. Все те, кто отправился с нею в гробницу Саргераса, погибли в спровоцированном Иллиданом катаклизме.

Отбиваясь от непрекращающихся атак наг на прибрежный лагерь калдореи, Майев ясно осознавала, что долго им не продержаться, а весть о случившемся должна достичь Ашенваля. Единственная эльфийка, отправленная ею, сумела провести свое юркое суденышко между возведенными нагами укреплениями, и доставить послание Малфариону Свирепому и Тиранд. Те сразу же начали готовить флот к отплытию и несколько дней спустя долгожданная подмога достигла островов, где соплеменники из последних сил сдерживали страшный натиск противника.

Малфарион лично возглавил атаку на лагерь существа, бывшего некогда его братом, но и здесь Иллидану удалось ускользнуть. Бросив на прощание странные слова о том, что служит ныне новому повелителю и должен исполнять волю его, Клятвопреступник покинул острова, отплыв на восток.

Расправившись с нагами, оставленными Иллиданом позади, калдореи последовали за эльфом-демоном и несколько дней спустя на горизонте показались мертвые земли Лордерона. Эльфы слышали много рассказов от людей и орков об их несчастной родине, но впервые воочию лицезрели то, что содеял с нею безжалостный Бич. Встретившийся им небольшой караван дальних собратьев - выходцев из Квел'Таласа, ныне нарекшихся Кровавыми эльфами - под началом принца Кель'таса, направил Ночных эльфов к руинам Даларана, ибо именно там, по словам их, с недавних пор наблюдается странная активность нежити, ныне полноправных властителей сих Чумных земель.

Малфарион оставил на время войско, углубившись в леса, дабы понять, сколь сильно пострадала природа Лордерона с приходом нежити. Калдореи же двинулись дальше под водительством Тиранд и Майев, не питавших особой любви друг к другу. Последняя все не могла простить жрице освобождение Иллидана и страшные последствия сего деяния. Вместе с караваном кровавых эльфов они двигались под проливным дождем по покинутому тракту, а встречали их лишь покинутые да разрушенные веси да отряды неупокоенных - ныне полноправных хозяев сих унылых мест. И когда караван, переправляясь через реку Аревасс, угодил в засаду нежити, Тиранд в одиночку сдерживала натиск, призвав на помощь все ведомые ей заклинания, ниспосланные Элуной. К ужасу собравшихся на другом берегу реки эльфов, каменный мост под ногами жрицы разбился на куски, не выдержав мощи высвобожденных магических энергией, и бурный поток унес Тиранд в направлении Чумных земель.

Малфариону, скрывавшемуся в омертвевших чащобах Серебряного леса, духи явили видение Иллидана, с помощью Глаза Саргераса пытающегося разорвать на части северный Нортренд. Ужаснувшись, друид немедленно отправился вслед за войском, окончательно утвердившись в необходимости покончить с сущностью, бывшей некогда его братом. В лагере калдореи его ждала страшная весть о гибели Тиранд, сообщенная Майев. Последняя, справедливо положив, что Малфарион тут же бросится на поиски возлюбленной, если существует хоть какая-то вероятность того, что жрица Элуны выжила, поспешила убедить друида в факте гибели Тиранд и необходимости сосредоточить все внимание на поимке Клятвопреступника.

Окруженный сотнями наг, Иллидан засел в руинах Даларана, где, направляя невероятные потоки волшебной энергии, разрывал саму основу Нортренда, выполняя поручение своего неведомого господина. Сметя все возведенные на пути преграды, Малфарион и Майев ворвались в заклинательный покой, разрушив стройный ход двеомера и сведя на нет усилия эльфа-демона. Охваченный яростью, Иллидан объяснил, что намеревался лишь уничтожить Ледяную Корону - обитель Короля Мертвых, тем самым покончить с истоком Бича. Гнев Малфариона поостыл, хоть брат его и словом не обмолвился, кто дал ему указание устранить Нер'зула, и с какой целью.

Друид горько бросил в лицо Иллидану весть о гибели женщины, которую они оба любили, но подошедший в этот момент принц Кель'тас - очевидец сражения у реки Аревасс - поспешил заверить обоих в том, что жрица - вполне возможно - и жива. Вперив испепеляющий взгляд в сникшую Майев, Малфарион лихорадочно размышлял о способах спасения Тиранд, но выход из положения подсказал сам Иллидан, предложив отправить по ее следу наг. Иного выхода не наблюдалось и Малфарион счел возможным поверить брату еще один раз.

Иллидан и его наги отправились вниз по реке, а Малфарион с тяжелым сердцем отдал приказ готовить лагерь калдореи к обороне, ибо огромные войска нежити поступали к Даларану со всех сторон. То была великая битва; объединенное войско наг и калдореи - двух рас, бывших некогда единой - сдержало и обратило волну нежити, хлынувшую из недр Чумных земель. В хаосе сечи Иллидан достиг крохотного островка, где Тиранд вела собственное сражение с осаждавшими ее рядами неупокоенных, и единым заклинанием перенес жрицу в безопасное место.

Действиями оными Клятвопреступник предал и своего нового господина, посему теперь справедливо опасался его гнева. В действительности, власть над миром никогда не прельщала его; лишь - магия, лишь - сила! Навряд ли пути его вновь когда-либо пересекутся с Ночными эльфами, а раз так - благодарный Малфарион простил заблудшего брата, позволив тому с миром удалиться. Создав магический портал, ведущий за пределы мира Азерота, Иллидан исчез. Однако не все разделили решение Малфариона; Майев и верные ей воители исчезли в портале за мгновение до того, как он растворился в воздухе. Только бы поглощенная мщением эльфийка не принесла больше бед, чем предмет ее ненависти...

Калдореи возвращались домой.

 

***

Простившись с заокеанскими собратьями, принц Кель'тас повел свой отряд обратно к Даларану, на соединение с подошедшими туда частями войск Альянса под командованием верховного маршала Гаритаса. Рядом с эльфами этот недалекий вояка испытывал острый комплекс неполноценности, и, раз уж судьба поставила его над остроухими, положением своим он пользовался как только мог. Вот и сейчас: едва заслышав о войске нежити, бредущей на юг через Серебряный лес, Гаритас бросил все силы на перехват, оставив эльфийский взвод Кель'таса восстанавливать наблюдательные башни Даларана. Оно-то дело, конечно, нужное, но наследный принц Квел'Таласа воспринял приказ как откровенное оскорбление (чем он, в сущности, и являлся). Тем не менее, нынешние времена обязывали подчиниться и не вносить раздор в ряды и так донельзя прореженного воинства Альянса.

В противостоянии нежити, всеми силами пытавшейся вернуть Даларан, Кровавым эльфам оказали помощь наги, оставленные Иллиданом и теперь ведущие собственную борьбу с легионами Короля Мертвых. Проведав об этом, маршал Гаритас, не мудрствуя лукаво, объявил всех эльфов, находившихся под его началом, предателями Альянса и заточил их в даларанские темницы, где бедолаги ожидали неизбежной экзекуции. К счастью, наги не оставили новобретенных союзников и здесь. Ведомые своей предводительницей - леди Вашш, они расправились с тюремными стражами, вызволив Кель'таса и его воинов из неволи.

Здесь, в сырости и зловонии сточных канав, Кровавые эльфы в корне пересмотрели свои убеждения, цели и принципы. Пусть люди и дальше играют в войну без единого шанса на победу, пусть истребляют род свой, если не хотят даже попытаться отыскать пути его спасения! Единственное, чего желали сами эльфы - отыскать для себя новый источник магии взамен уничтоженного Артасом Солнечного Колодца, ибо без живительных волшебных энергий они не могли существовать в этом мире. Наги предложили им несколько сомнительный выход: последовать за их повелителем - Иллиданом - в мир иной, благо столь могущественная сущность сполна утолит их жажду магии. Поскольку особого выбора у Кровавых эльфов не наблюдалось, они согласились и шагнули в обнаруженный портал, сотворенный Архимондом по пришествии в мир, оставив за собой тени Лордерона...

Они - эльфы и наги - стояли на выжженной пустоши под алым небосводом, в котором медленно проплывали островки земли. Внешние Земли - так именовались ныне сии осколки, составлявшие некогда мир Дренора, разбитый заклятиями Нер'зула и низведенный до столь плачевного состояния. Что понадобилось здесь Иллидану? Но для того, чтобы узнать это, требовалось сперва отыскать его самого, и разношерстный отряд пустился в долгий путь по бесцветной мертвой пустыне.

Три дня спустя впереди замаячили очертания некоего лагеря, донельзя странно смотрящегося здесь, во Внешних Землях. Подойдя ближе, путники с изумлением узрели обитателей его - Ночных эльфов, а также предмет их поисков - Иллидана Клятвопреступника, помещенного в магическую клеть. Очевидно, Майев все же настигла свою немезиду, но неужто Кровавым эльфам придется схватиться с недавними соратниками ради вызволения сущности, которая может принести им еще немало горестей... а может и стать тем самым истоком магии, коего алкала раса изгоев Квел'Таласа? Похоже, так; сейчас не время для пробуждения совести, да и потом, если начистоту - те же наги куда ближе Кровавым эльфам, нежели Ночные, ведь обе сии расы рекут своими предками высокорожденных древнего Калимдора.

По сигналу Кель'таса воины его бросились в атаку на опешивший эскорт волшебной клети и в считанные мгновения соратники Майев были перебиты. Иллидан приветствовал своих освободителей, нарек эльфийского принца своей правой рукой и пообещал привести расу его к такому истоку магии, который не являлся ему даже в самых смелых грезах. Кроме того, эльф-демон раскрыл наконец истинные мотивы своих деяний в Азероте. Некоторое время спустя после битвы у горы Хиджаль ему явился сам Кил'джеден Обманщик, единственный оставшийся в живых из предводителей Пылающего Легиона, не участвовавший лично в сражении за Азерот. Обвинив Иллидана в поглощении магии Черепа Гул'дана, что в конечном итоге привело к расстройству замыслов властителей Бесконечной Пустоты, могучий Эредар, тем не менее, предложил ему вновь проявить себя. А требовал Кил'джеден - ни много ни мало - уничтожения Короля Мертвых, своего заклятого врага, посмевшего некогда расторгнуть их Кровавый Договор. Потому Иллидан и пытался с помощью Глаза Саргераса расплавить Ледяную Корону Нортренда, где покоился Ледяной Трон с томящимся внутри Нер'зулом. Но и здесь замыслы его оказались сорваны вездесущими калдореи, потому Иллидан и бежал во Внешие Земли, надеясь, что гнев Кил'джедена не настигнет здесь его самого.

Перво-наперво надлежало изгнать из Внешних Земель соратников Кил'джедена, главенствовал над которыми Повелитель Ада по имени Магтеридон. День за днем через порталы, сотворенные некогда Нер'зулом и все еще действующие, изливались демоны, духи и прочие порождения Пустоты. Один за одним Иллидан закрывал эти разрывы в ткани реальности, дабы лишить Магтеридона поддержки извне, а верные новому владыке Кровавые эльфы убивали любую адскую тварь, осмеливавшуюся приблизиться к нему во время творения сложнейших заклятий.

После чего, собрав все доступные ему силы, Иллидан двинул их на штурм Черной Цитадели Повелителя Ада. Долгие часы длилась яростная схватка, десятки воинов принца Кель'таса и леди Вашш пали в темных коридорах исполинской твердыни, но пришел момент, когда массивные двери тронного зала разлетелись в щепки и Магтеридон встретил свой бесславный конец.

Выйдя на балкон высочайшего шпиля Черной Цитадели, Иллидан Свирепый громогласно провозгласил себя властелином Внешних Земель и все, внимавшие ему, склонились пред новой силой. Но момент триумфа оказался испорчен явлением исполинской фигуры Кил'джедена; неужто Иллидан столь наивен, что и вправду надеялся скрыться от него? Порядком струхнув, эльф-демон заверил Эредар в том, что Ледяной Трон обязательно падет, и вся его нынешняя кампания есть ничто иное, как прелюдия к неизбежному. Мастерски сделав вид, что поверил пресмыкающемуся пред ним червю, Кил'джеден величественно удалился.

Вздохнув, Иллидан обернулся к выжидательно глядящим на него соратникам. Их ожидали стужа Нортренда да сонм мертвецов... но когда за спиною маячит гибель и все пути назад отрезаны - даже такую перспективу принимаешь с радостью.

Что же до Майев... Многие считали ее погибшей, и сие предположение даже вошло в некоторые исторические книги Азерота под видом непреложного факта. И лишь недавно стараниями искателей приключений, на свой страх и риск пробравшихся во Внешние Земли, стала известна правда: Майев находится в Долине Теневой Луны, а точнее, в Клетке Тюремщика... вот только тюремщиком там служит Акама, предводитель Сломленных дренеи на службе Иллидана, а Ночной эльфийке отведена незавидная роль заключенной. Так поступил с ней Иллидан, подвергнув ее тому самому наказанию, которому под ее надзором десять тысяч лет подвергался сам...

 

***

Вернувшись из Калимдора, Артас нашел земли Лордерона во власти трех демонов Натрезим, оставленных здесь самим Архимондом. В гневе изгнав Повелителей Ужаса, Артас нарек себя наследным королем и бросил подвластные ему армии нежити на окончательное искоренение человечества. Нежданным потрясением явилось заметное уменьшение сил, дарованных ему Королем Мертвых. Отчаянный глас Нер'зула проник в сознание Артаса, повелев ему немедленно отплывать в Нортренд, пока еще можно что-то исправить. Похоже, у творца Бича и самого дела шли не лучшим образом; резко иссякающее могущество уже не позволяло ему одновременно контролировать многотысячные армии нежити, чем немедленно воспользовались затаившиеся Натрезим.

Освободившись от управляющей ею воли, Сильванас Бегущая-с-Ветром - эльфийка, превращенная Артасом в банши, а теперь неизвестно как вернувшая себе физическое тело, хоть и мертвое - вошла в тайный сговор с демонами, конечной целью которых стояло низложение человечка-короля, осмелившегося приказать им убираться с земель, справедливо принадлежащих Пылающему Легиону. Так Натрезим подчинили себе большую часть Бича, благо силы Короля Мертвых стремительно таяли, и обратили нежить против самого Артаса. С помощью верного Кел'Тузада король бежал из разрушенной столицы Лордерона на северное побережье континента, где его уже ожидал небольшой флот, готовый по первому приказу отплыть к Нортренду.

"Король" покинул "королевство", и сразу же несколько сил схлестнулись на растерзании Чумных земель. То - троица демонов, ставленников Архимонда; Кел'Тузад, вершитель воли Короля Мертвых; Сильванас, обретшая волю банши, помешанная на убиении Артаса.

Не мудрствуя лукаво, Сильванас собрала всех идущих за нею призраков, бросила их на стан первого из трех Натрезим и, в ходе короткой схватки с пораженным подобной выходной противником, пленила демона. В крохотной надежде спасти свою жизнь, тот сразу же выдал планы и местонахождения собратьев. Кампания за Чумные Земли продолжалась: поддерживаемая новообретенным союзником-демоном, банши уничтожила двух оставшихся Повелителей Ужаса, а также жалкие остатки человеческой армии маршала Гаритаса. Именуя отныне своих последователей Отрекшимися, Сильванас - Темная Владычица - явилась новой силой в Лордероне; силой, с которой так или иначе приходилось считаться. Чумные Земли отныне находились всецело в ее власти...

Три недели спустя флот Артаса пристал к берегу заснеженного Нортренда. Рыцарь смерти был потрясен, обнаружив здесь хорошо укрепленную базу Кровавых эльфов! Пока он наводил порядок (в его понимании, конечно) на родине, воинство Иллидана под началом принца Кель'таса и королевы наг Вашш осадило Ледяную Корону; с каждым часом низвержение Короля Мертвых становилось все более очевидным.

В столь отчаянном положении Артасу на помощь пришли иные вассалы Нер'зула - паукообразные жители подземной империи Азол-Неруб. Король их - Ануб'арак - предложил войскам нежити воспользоваться подземными тоннелями для перемещения под поверхностью Нортренда. Так как иного способа в срок достичь ледника не наблюдалось, Артас принял предложение неожиданных союзников и повел за собою ватагу мертвецов в извилистые лабиринты древней империи. Но и здесь незванные визитеры столкнулись с отчаянным сопротивлением. Все обратились против них: нашедшие приют под землею дворфы из отряда Мурадина, все еще не потерявшие надежды отомстить за своего погибшего вождя; воины Неруба, после Паучьей войны так и не принявшие сторону Нер'зула; наконец - Безликие, аморфные глубинные твари, одним своим видом вселяющие всепоглощающий страх в сердца бывалых воителей.

Но вот ужасы подземья остались позади и в глаза Артасу брызнул ослепительный свет, отраженный от сверкающих склонов Ледяной Короны. Надо сказать, дислокация войск рыцаря смерти оказалась на редкость удачной, ибо выход из тоннелей Азол-Неруб располагался как раз на пути объединенного воинства наг и Кровавых эльфов Иллидана.

...Снега Нортренда плавились, щедро орошаемые горячей кровью сошедшихся в битве сторон. Мало как знал истинные ставки ее исхода, но сражение за Ледяной Трон вошло в историю как одно из самых величайших в истории Азерота. У врат, ведущих внутрь ледяного пика, на вершине которого ярко сияла нерушимая темница Нер'зула, Артас встретил Иллидана. Время разговоров прошло, оба понимали это. И два создания затеяли смертельную дуэль: Иллидан Клятвопреступник, за спиною коего реял призрак Кил'джедена, и Артас Лордеронский, мощь его исходила прямиком от Короля Мертвых.

Стремительным движением рыцарь смерти погрузил заговоренный клинок в плоть эльфа-демона; исход конфликта был предрешен. Пока мертвецы добивали растерявшихся Кровавых эльфов и наг, бежавших со своим раненым повелителем обратно во Внешние Земли, Артас прошествовал во внутренние чертоги Ледяной Короны, и, повинуясь приказу Нер'зула, одним ударом Фростмурна расколол Ледяной Трон на тысячи осколков. В то же мгновение дух Нер'зула вошел в тело Артаса и сущности их слились воедино. Так Король Мертвых обрел свободу; измученный мир в очередной раз тяжело вздохнул...

 

 

***

В месяцы, последовавшие за сражением у горы Хиджаль, Тралл вернулся в пустоши срединного Калимдора и на восточном побережье континента основал новую державу, в память об отце назвав ее Дуротар. Орки трудились, не покладая рук, и вскоре столица - Оргриммар - гордо воссияла среди бесплодных земель. Люди Джайны Праудмур - недавние их союзники - расположились неподалеку, возведя островной замок Терамор. А вскоре прибыли и тролли клана Темного Копья, ведомые Вол'джином, обосновавшись на островах Эхо, что к юго-востоку от континента.

В нелегком деле усмирения дикой природы, не желавшей уступать свои владения цивилизации, пусть даже орочьей, Траллу оказал неоценимую поддержку Рекссар, следопыт-отшельник расы мок'натал (полуорк-полуогр).

Тревожные вести доставил Траллу посланник из дальнего форта на восточном рубеже Дуротара - у побережья Калимдора замечен людской флот. Неужто Джайна презрела все договоренности и метит теперь на земли, занятые Ордой? Как бы то ни было, вождь отправил Рекссара, Рохана - тролля клана Темного Копья, и своего начальника стражи на выяснение ситуации. Однако трио героев прибыло на место слишком поздно: глазам их предстали лишь обгоревшие бревна разрушенного форта да гниющие на солнце трупы собратьев. Исполнившись праведного гнева, Рекссар повел товарищей по следу сотворивших сие людей и, ворвавшись в их лагерь, предал смерти всех до единого. Следопыта заинтересовала эмблема якоря, изображенная на флаге нежданных соседей и казавшаяся смутно знакомой, будто глас из далекого прошлого.

Вождю Траллу все происходящее пришлось глубоко не по нраву. Когда в море бесчинствует вражеский флот, надлежит готовиться к бою, и поскорее. Выдав команде Рекссара гоблинский дирижабль, Тралл наказал им немедленно отправляться на Острова Эха, избранные местом обитания соплеменниками Рохана - троллями, да предупредить союзников о возможной угрозе. А если удастся, то и привести их в Дуротар - удар по обнаглевшим людишкам получится всяко сильнее!

Еще с воздуха герои заметили боевые корабли противника, обстреливающие из пушек прибрежные селения троллей. Спустившись на землю и отыскав вождя клана Темного Копья - Вол'джина, Рекссар передал ему предложение Тралла, на которое тролль с радостью согласился. Люди уже начали высаживаться на островах; дальнейшее пребывание его народа здесь становилось небезопасным.

Убедив троллей перебраться на континент под защиту Дуротара, Рекссар и Рохан вернулись в Оргриммар. За время их отсутствия Тралл получил послание от командующего флотилией, в котором тот настаивал на личной встрече для разрешения межрасовых разногласий. Заподозрив неладное, Рекссар вызвался отправиться на сомнительное рандеву вместо Тралла и - как в воду глядел: предложение скрывало за собой попытку расправиться с вождем Орды, лишить Дуротар лидера.

То была последняя капля, приведшая Тралла в страшную ярость. Если за всем этим и впрямь стоит Джайна, то зашла она слишком уж далеко. Если же нет... Составив послание госпоже Праудмур, Тралл вручил его Рекссару, попросив как можно скорее доставить в замок Терамор. Действовать надлежало крайне аккуратно - прибрежные воды между Островами Эха и Терамором патрулировал внушительный флот противника, а на побережье в спешном порядке возводились укрепления.

Помощь Рекссару оказал старый знакомец - Вол'джин, вождь троллей, предоставивший в компаньоны следопыту своего лучшего воина - Самуру. Последний, загодя расставив пороховые гоблинские бочки на территории людского лагеря, провел ряд замечательных взрывов, вызвавших всеобщую панику, в результате никем не замеченная лодчонка с Рекссаром и Роханом на борту беспрепятственно пересекла пролив и причалила к берегу Терамора. Джайна Праудмур, как оказалась, и слышать не слышала ни о каком флоте, бороздящем здешние воды, и попросила мок'натала доставить ее в людской лагерь, дабы на месте понять, с кем столкнулись ее союзники-дуротарцы.

Они опоздали. Остатки лагеря мирно догорали, а меж руин шастали устрашающего вида монстры, не виданные ранее в этих краях. То - наги, призванные Иллиданом, исполняли приказ своего повелителя, исправно неся хаос в прибрежные веси Калимдора. Морские монстры жестоко расправились со всеми обнаруженными ими людьми, но юная госпожа Праудмур тут же узнала знамена, реющие над полузатопленными судами, и, пораженная внезапной догадкой, немедля приказала Рекссару возвращаться в замок Тератор.

Ее уже ждали. Командующий флотом Кул Тираса, знаменитый герой орочьих войн адмирал Делин Праудмур. Напрасно Джайна пыталась объяснить суровому отцу новый уклад Орды и их союзнические отношения. Старый вояка, живо помнящий все ужасы Второй Войны, списал сбивчивые аргументы дочери на ее наивность и здесь же - в ее собственном замке - отдал своим людям приказ покончить со всеми орками, какие встретятся им на пути. Лишь чудом Рекссар с Роханом унесли ноги из цитадели, нежданно обратившейся во вражеский оплот.

Племена пустошей готовились к войне; адмирал Праудмур мог развязать полномасштабные боевые действия в любую минуту. Из топей, где обосновались тролли Вол'джина, герои отправились на запад, в Мулгор, земли тауренов. Именно сюда те перебрались при помощи воинства Тралла, когда кровожадные кентавры изгнали их из восточных регионов срединного Калимдора, и даже основали город Громовой Утес.

Но беды настигли племя и на равнинах Мулгора. Атаковав под покровом ночи, кентавры похитили сына вождя Кайрна Кровавое Копыто, уведя юнца в свое стойбище. Сломленный горем, Кайрн погрузился в апатию. Поняв, что в таком состоянии рассчитывать на помощь его - и, как следствие, на помощь всего народа тауренов - не приходится, Рекссар, Рохан и присоединившиеся к ним заклинатели из белых тауренов совершили дерзкий рейд на лагерь кентавров, где освободили пленника. Благодарный папаша, как и ожидалось, пообещал привести всех воинов своего рода на поле брани, буде таковое случится.

Следующим - и последним - шагом в подготовке к грядущему стал визит Рекссара на территорию клана огров Каменной Дубины. Бывшие некогда частью Орды и прибывшие наряду с орками из Дренора, ныне огры откололись от прежних союзников, избрав в этом мире свой собственный путь. Глупо полагать, что клан их очертя голову ринется в бой против ненавистных людишек, лишь заслышав призыв Тралла. Нет, эти твари скорее подождут, пока противники основательно измотают друг друга, а затем прикончат обоих. Потому Рекссар - будучи полуогром - открыто бросил вызов вождю клана и, одолев его в нелегком поединке, занял освободившуюся должность.

Объединенное войско пустошей обрушилось на лагерь Кул Тираса, возведенный в бухте Яростных Волн и в буквальном смысле стрело его с лица Азерота. Ошеломленные, люди отступили под защиту стен Терамора. Понимая, что закостенелый адмирал никогда не оставаит их в покое, Тралл отдал приказ штурмовать островной замок, искренне надеясь, что Джайна поймет его и простит.

Тяжелые корабли-разрушители орков пробили широкую брешь в блокирующей замок флотилии, куда не замедлили устремиться легкие и маневренные суда, несущие на борту рок защитников цитадели. Так началась резня. Следуя четким указаниям Тралла, орки старались обходить стороною людей Джайны Праудмур, благо счеты они сводили лишь с ее твердолобым папашей-адмиралом. В ходе жестокой битвы на крепостных улочках последний пал; повинуясь команде его дочери воины Кул Тираса сложили оружие.

Новая Орда вновь доказала, что не потерпит никаких посягательств на вновь обретенную свободу. Поклявшись, что никогда боле не придет с мечом в замок Терамор, Тралл увел своих воинов назад в Дуротар. Рекссар же скрылся на необъятных просторах дикоземья, вкусив отшельнический лад бытия, по которому жутко истосковался в ходе последней кампании.

После победы над адмиралом тролли Темного Копья начали возвращаться с континента на острова Эхо, когда сами познали предательство. Ведьмак по имени Залазан с помощью темной магии лишил нескольких троллей воли, заставив их полностью подчиниться ему. Влияние его росло, ровно как и войско, а число сохранивших свободу воли троллей все таяло. Испугавшись, что весь его клан перейдет под контроль Залазана, Вол'джин приказал своему племени покинуть острова Эхо.

Тролли Темного Копья основали небольшую деревеньку на берегу Дуротара, к северо-западу от островов Эхо, и назвали ее Сен'джин. Некоторые тролли остались жить в этой деревне, иные отправились дальше. Сам Вол'джин остался в Оргриммаре, столице Дуротара, да и немало его соплеменников осело в Долине Духов.

В последующие годы клан Темного Копья и их союзники не раз наносили удары по владениям Залазана на островах Эхо, намереваясь вернуть себе свой первый оплот в Калимдоре. Но попытки их пока не принесли результата...

Нравится16
Комментарии
    B
    i
    u
    Спойлер