НАВИГАЦИЯ ИГРЫ

Warcraft: Хроника, Часть Вторая

 

Хроника

Глава 6. Отголоски минувшей войны

За свою историю Азерот не раз становился ареной кровавых конфликтов. Война Древних и последовавший за ней Великий Раскол. Нашествие орочьих Армий Тьмы. Возвращение Пылающего Легиона и восхождение Короля Мертвых. И теперь, три года спустя после сих страшных деяний, зыбкое перемирие между Альянсом и Ордой пошатнулось вновь...


Хотя после смерти адмирала Праудмура остров-крепость Терамор был возвращён под контроль его дочери Джайны, далеко не все её соплеменники разделяли её доброжелательное отношение к оркам Орды. Недовольны были в основном земляки адмирала, прибывшие с его флотом из Кул Тираса и не сражавшиеся у горы Хиджаль плечом к плечу с орками. В довершение всего участились распри между представителями трёх рас, составлявших население Терамора - людьми, дворфами и Высшими эльфами.

Тралл и Джайна пытались сохранять мир, но там и сям вспыхивали мелкие стычки между людьми Терамора и орками Дуротара. В конце концов возмутились гоблины, которым принадлежал единственный нейтральный порт в этом регионе.

Несмотря на трения, Тралл попросил у Джайны помощи в поиске нового места обитания для стада громовых ящеров, которых прогнала с предыдущего места обитания неизвестно кем проводимая вырубка лесов. Джайна намеревалась переправить ящеров в почти необитаемый район Мулгора, но оказалось, что район очень даже населён, и кем!..

Проживала в сиём богами забытом месте не кто иная, как Эйгвинн, мать Медива и бывшая Хранительница Тирисфаля. Оказалось, что, лишив её магии, Медив не позаботился снять с неё заклятие, защищавшее её от старения. За него она и ухватилась, как за ниточку, восстановив с его помощью часть своей силы и телепортировавшись настолько далеко, насколько смогла - в Калимдор. Капля за каплей Эйгвинн копила силы, и двадцать один год ушёл, прежде чем в её распоряжении оказалось достаточно магии, чтобы вернуть Медива в этот мир - как показали предшествовавшие битве у горы Хиджаль события, весьма вовремя. Остаток жизни она рассчитывала провести в одиночестве, в домике с садиком, но, как видно, её надежды на покой не оправдались.

Расследования Эйгвинн и Джайны привели их к источнику трений между Дуротаром и Терамором - демону Змодлору. Хотя в Пылающем Легионе сей демон занимал позицию совершенно незавидную, он умудрился не только восстановить орочий культ Пылающего Клинка, но и внедрить своих агентов в окружение как Тралла, так и Джайны.

Так, Змодлор стоял за спиной Кристоффа, советника Джайны. Сей советник думал, что Тралл - единственный цивилизованный орк во всём Азероте, и стоит ему уйти в мир иной, как орки вернутся к той дикой агрессии, в которой пребывали во время Первой и Второй Войн. Оказавшись на троне Терамора во время отсутствия Джайны, Кристофф распорядился усилить охрану крепости Северного Дозора - и как только приказ был выполнен, советник Тралла Буркс - ещё один тайный агент Змодлора - убедил вождя, что сиё усиление гарнизона является актом агрессии по отношению к Орде, и вызвался лично возглавить армию орков, отправленную к крепости.

Подойдя к крепости Северного Дозора, Буркс предъявил людям ультиматум: либо они сами разрушат крепость и уберутся с этих земель за час, либо будут уничтожены. И план, несомненно, сработал бы, если бы не вмешательство Джайны, которая уже успела вернуться в Терамор и (непреднамеренно) убить Кристоффа. Узнав, что случилось в её отсутствие, Джайна немедленно рассказала обо всём Траллу. Тот, взбесившись от одной мысли о том, что один из его народа вновь попал под влияние Легиона, появился под стенами крепости, когда бессмысленное кровопролитие уже началось.

Быстро остановив битву, Тралл нашёл среди сородичей предателя-советника. Напрасно Буркс уверял, что действовал в интересах Орды - вождь и слушать не стал, а тут же, на месте, размозжил ему череп своим молотом. Джайна же тем временем нашла Змодлора на пике Грозного Тумана и с помощью заклинания, данного ей Эйгвинн, изгнала горе-интригана из этого мира. Надолго ли? Эйгвинн уверила её, что навсегда: Кил'джеден даже времени тратить не станет на его воскрешение...

С тех пор бывшую Хранительницу больше не видели. Поддерживая Джайну во время битвы со Змолдором и его приспешниками-чернокнижниками, Эйгвинн попыталась пожертвовать жизнью, уже в который раз - и в который раз выжила. Лекари Терамора описали строение её тела как "эльфийское". Хотя сама Эйгвинн исчезла бесследно, в свите Джайны обнаружилась странная и немногословная Ночная эльфийка по имени Пайнед. Не под её ли неприметной личиной скрывается женщина, на протяжении пяти столетий бывшая одним из самых могущественных созданий Азерота? Ответ на этот вопрос ведом, пожалуй, лишь ей самой и Джайне...

 

***

Малфарион и ТирандВернувшись с полей сражений, Малфарион и Тиранд занялись восстановлением своей опустошенной родины. Постепенно Ночные эльфы начали привыкать к своему смертному существованию, приняв его как неизбежную жертву, принесенную ими во имя изгнания Пылающего Легиона. Конечно, далеко не все эльфы сумели принять собственные старение и болезни. В попытке вернуть бессмертие группа друидов попыталась взратить особенно древо, что должно было восстановить связь между их духами и вечным миром. Когда об этом прознал Малфарион, он предупредил друидов, что природа не потерпит столь эгоистичного к ней отношения. А вскоре после этого дух Малфариона таинственным образом затерялся на просторах Изумрудного Сна. Попытки вернуть его не увенчались успехом.

Фандрал Олений Шлем - лидер друидов, возжелавших взрастить новое Мировое Древо - в отсутствие Малфариона был назван новым архидруидом. Так, на острове у северных берегов Калимдора древо и появилось, и называлось оно Телдрассил. До небес взметнулось Мировое Древо, а в ветвях его магией друидов был сотворен великий город - Дарнассус. Однако Ноздорму Безвременный - дракон, некогда даровавший Ночным эльфам их бессмертие - не благословил сие начинание, и порча Пылающего Легиона вскоре затронула Телдрассил, ветви которого поглотила тьма, быстро распространяющаяся...


Жрица Велинда Звездная Песнь, одна из Стражниц, методично очищала Ашенвальский и Гибельный леса от демонов, однако не добилась больших успехов в этом начинании, а однажды просто исчезла. Ночные эльфы направили в чащобы Ашенваля иную Стражницу, Мелирию Морозную Тень, нисколько не сомневаясь, что Велинда вернется, как только закончит неотложные дела, вынудившие ее отлучиться.

Чуть позже открылось, что Велинда возносила молитвы Элуне, моля богиню помочь ей справиться с демонами, и та даровала жрице артефакт - Косу Элуны. С помощью сего могущественного оружия становилось возможным ослабить барьеры времени и пространства. Когда Велинда впервые взяла Косу в руки, ей предстало видение: воргены, люди-волки, сражались с лордами Пылающего Легиона.

Эльфийка поняла, что в том и состоит истинная сила Косы. С помощью ее она призвала в Калимдор с десяток иномировых воргенов и повела их в бой против демонов в Гибельном лесу. Воргены были довольно примитивным народом, однако замечательно координировали свои атаки. Все больше и больше представителей сего народа призывала Велинда в мир.

И все же демоны Пылающего Легиона оказались сильнее, и войско последователей Стражницы таяло на глазах. Убоявшись, она поклялась больше не использовать силы Косы, дабы уберечь сий народ от неминуемой гибели, но все больше и больше воргенов появлялось в лесах Ашенваля. Как будто Коса Элуны призывала их по собственной воле.

Наказав воргенам дожидаться ее у святыни Мел'Тандриса, Велинда устремилась в Дарнассус, но и там не обнаружила никаких сведений об этом загадочном народе. Прознав однако, что некогда одного воргена умудрился призвать колдун Аругаль из Кирин Тора, пребывающий ныне в крепости Теневой Клык, эльфийка направилась в порт Рачета, что в Пустошах, где села на корабль, идущий в Залив Добычи. Там она примкнула к каравану, следующему через Сумеречный лес... и на этом след ее в истории теряется. Скорее всего, эльфийка погибла и Коса Элуны утеряна в тех землях, благо неожиданно в Сумеречном лесу объявилось множество воргенов.

 

***

Долго и славно правил король Вариан Вринн, сын приснопамятного Ллэйна. Ему, как повелителю королевства, ранее именовавшегося Азеротским (старое название вышло из употребления после того, как имя "Азерот" распространилось на весь мир, и теперь королевство называется по имени столицы Штормвиндским), было чем гордиться: люди Штормвинда оправились от поражения во Второй Войне за рекордно короткие сроки, а их столица была отстроена вновь, краше и величественнее прежнего.

Третья Война, до неузнаваемости перекроившая карту Лордерона и центрального Калимдора, южные королевства людей и дворфов затронула мало. Перемены заключались разве что в появлении потока беженцев с разорённого севера да в появлении в Штормвинде, ставшем самым населённым городом во всём Азероте, популяции Ночных эльфов после вступления оных в Альянс. Жили в Штормвинде и дворфы, вместе с гномами наладившие быстрый подземный транспорт между своим районом и столицей своего народа, Железной Кузней - хотя в подавляющем большинстве своём население как столицы, так и всего королевства составляли люди. После падения Лордерона Штормвинд претендовал на звание последнего оплота человеческой цивилизации в Азероте, хотя жители Терамора, скорее всего, не соглашались с такими заявлениями...

Не обошлось в возрождённом королевстве, однако, и без смутьянов. Основу Братства Дефиас - так называла себя эта разношёрстная, но весьма многочисленная преступная организация во главе с бывшим архитектором Эдвином ВанКлифом - составили рабочие, которым правящая аристократия Штормвинда отказалась платить за участие в восстановлении города, ссылаясь на недостаток финансов. Изначальной целью Братства была месть, но вскоре благие начинания были забыты, и члены Братства Дефиас стали в большинстве своём ворами, разбойниками или наёмниками.

Сам Эдвин ВанКлиф избрал своей резиденцией заброшенные Мёртвые Шахты в Вестфалле - крайней западной области королевства, ныне перешедшей почти под полный контроль Братства - и стал готовить там некое оружие массового поражения, о мощи которого штормвиндская разведка могла только догадываться. Используя свои связи в высших слоях общества, Дефиас ухитрились даже похитить законного короля Вариана, когда он направлялся в Терамор для установления дипломатических отношений с леди Праудмур. И по сей день его местонахождение неизвестно, хотя Джайна и её придворный архимаг Тервош всячески содействуют сыщикам Штормвинда в поисках их пропавшего правителя...

Между тем опустевший трон занял десятилетний сын Вариана, Андуин Вринн (названный, по-видимому, в честь Лотара), хотя большинство его подданных до сих пор пребывает в неведении об этой перемене. Регентами при короле-мальчике стали лорд Болвар Фордрэгон и леди Катрана Престор - впрочем, вокруг личности последней ходили разные тёмные слухи...

Несмотря на попытки новых правителей Штормвинда (и некоторых менее заметных личностей, в первую очередь из тайной службы РШ:7 - Разведки Штромвинда) навести порядок, ситуация в пограничных областях ухудшалась с каждым днём. В Красных Горах активизировались орки Чернокамня, а в Сумеречном лесу встала из могил нежить, сдерживаемая лишь немногочисленными добровольцами Ночного Дозора... Военной подмоги из столицы ни в одном из отдалённых городов так и не дождались, и приходилось рассчитывать лишь на свои силы да на редкую помощь путешественников.


В Пыльных Топях Калимдора Дефиас вновь напомнило о себе. Членов этого злокозненного Братства, легко узнаваемых по красным головным повязкам, заметили на побережье к северу от Терамора. Похоже, это выжившие с недавно потерпевшего крушение корабля, но что они делают в Калимдоре, ведь до сих пор активность сей преступной организации рабочих и каменщинов была сосредоточена преимущественно на территории Штормвинда?

Немедленно искатели приключений и стражники Терамора выступили на север, дабы пресечь на корню возможные деструктивные деяния Братства, направленные против их королевства. Взяв в одного из потерпевших крушение преступников и допросив его с пристрастием, герои выяснили, что на корабле перевозили некую "личность, имеющую немалый вес в обществе".

Братство Дефиас расположилось на острове Алказ в опасной близкости от Терамора. Прознав об этом, Джайна Праудмур немедленно приказала наездникам грифонов осмотреть остров с воздуха; быть может, удасться понять, что привело сюда членов сей организации, и, возможно, выяснить, кто эта таинственная личность, о которой преступники так пекутся?

Лазутчики доставили неутешительные вести: пролетая на островом, они разглядели начертанный на земле огромный рунный круг, а также наг и черных драконов. Все указывает на то, что у Дефиас появились новые могущественные союзники, и открывшийся факт заставлял глубоко призадуматься, ведь налицо новый гамбит темных сил.


...Маршал Регинальд Виндзор давно подозревал, что в ближайшем окружении королевского престола творится что-то неладное. Когда орки Чернокамня стали реальной угрозой, он, как командир войск Альянса в Пылающих Степях, послал разведчиков к Чернокаменному Шпилю с целью узнать, кто может стоять за их набегами. Информацию-то он получил, но во время возвращения попал в засаду дворфов из клана Темножелезных. Только один из его спутников, дворф по кличке Оборванец Джон, избежал плена и вернулся к своим с вестью.

Срочно была организована спасательная операция. Героям, пожелавшим остаться неизвестными, удалось проникнуть в подземную столицу клана и не только вызволить маршала, но и вернуть отобранные у него документы - и он немедленно отправился в Штормвинд, чтобы поведать его жителям о страшной тайне королевского двора.

Хотя леди Престор заблаговременно отдала приказ об аресте маршала Виндзора, народ приветствовал его как героя. Генерал Маркус Джонатан, начальник обороны, хотел было исполнить приказ, но один вид старого вояки развеял все сомнения в его честности. Маршал поднялся по ступеням королевского замка, сопровождаемый как верными защитниками Альянса, так и просто любопытными зеваками. Отчётливо прозвучали его слова, повергшие в шок всех присутствующих...

"Маскарад окончен, леди Престор. Или же я должен назвать твоё настоящее имя... Ониксия?"

В головах собравшихся царило смятение, смешанное с ужасом. Ониксия, сестра Нефариана, дочь Нелтариона Крыла Смерти! Так вот кто стоял за бедами, постигшими Штормвиндское королевство! Сбросив человеческую оболочку, "леди Престор" предстала в своём истинном обличьи - огромной чёрной драконицы, а восемь ближайших стражников превратились в драконьих отпрысков. Воспользовавшись замешательством, Ониксия смертельно ранила маршала Виндзора и исчезла.

Лорд Болвар Фордрэгон, обращаясь к собравшимся в тронном зале воителям Альянса, призвал их найти логово Ониксии и покончить с этой угрозой не только королевству людей, но и миру во всём мире. Сам же он, по крайней мере, наконец освободился от её воздействия на свой разум, и ему, как регенту, остаётся только дожидаться возвращения законного короля...

 

***

У народа гномов уже четыре столетия не было монарха - они предпочитали выбирать своих правителей на вполне определённый срок. Высший должностной пост города Гномерегана - пост Верховного Жестянщика - последние семь лет занимал гениальный изобретатель, но излишне доверчивый правитель Гелбин Меккаторк. Именно он в своё время, по заказу короля дворфов Магни Бронзобородого, спроектировал подземную систему сообщения между двумя столицами Альянса - Штормвиндом и Железной Кузней. Ныне же его планы получили наконец физическое воплощение.

Однако беда пришла к гномам с той стороны, с которой её никто не ждал. Гномереган подвергся нападению троггов. Теперь - после того, как в Улдамане были обнаружены записи, относящиеся к происхождению расы дворфов - стало известно, что трогги, эти туповатые каменные чудища, были нежелательной (для Титанов) мутацией Земных, предков дворфов. Как бы то ни было, вторжение застало гномов врасплох.

Мекжинер Сикко Термаплагг, доверенный советник Верховного Жестянщика, посоветовал ему облучить врагов радиоактивными отходами, коих в высокотехнологичном (по меркам Азерота) Гномерегане было в избытке. Не чувствуя подвоха, Меккарток распорядился открыть предохранительные клапаны...

Увы, на каменных троггов радиация особенно не подействовала, а вот на самих же гномов - в полной мере. В тот злосчастный день погибло больше половины всей расы гномов, а остальным, включая самого Верховного Жестянщика, пришлось бежать из ставшего опасным города. Они нашли приют у дворфов в Железной Кузне, но надеются однажды вернуться в Гномереган, и Гелбин Меккаторк часто посылает туда добровольцев, представителей всех народов Альянса, на различные миссии - чаще всего самоубийственные...

Что же до Сикко Термаплагга, то он попросту исчез. Поговаривают, что он знал о вторжении троггов задолго до его начала, но позволил ему осуществиться. Говорят также, что он метил на пост Верховного Жестянщика и что он якшается с ненавистными дворфами из Темножелезных - по крайней мере, те немногие, кому удалось побывать в Гномерегане и уйти оттуда живыми, утверждают, что видели посланцев этого клана вместе с самим безумным инженером, в отсутствие сородичей объявившим себя Верховным Жестянщиком разорённого города...

 

***

Четыре года прошло со времён Третьей Войны, а земли Лордерона всё не знали спокойствия. После того, как Тёмная Владычица Сильванас и её Отрёкшиеся свергли трёх Повелителей Ужаса, с остатками Пылающего Легиона на этом континенте было покончено, но врагов у них по-прежнему хватало. Это и религиозные фанатики из ордена Алых Крестоносцев, ненавидевшие всех мертвецов - как свободных, так и подвластных Королю Мёртвых; и сами приспешники Короля Мёртвых во главе с его наместником в Чумных Землях, Кел'Тузадом: и остатки присутствия Альянса в этом регионе, преимущественно гнездившиеся в южных его частях.

Сами Отрёкшиеся удерживали Тирисфальские Просторы вместе с развалинами столицы бывшего Лордеронского королевства (под которыми они и построили свою новую, подземную столицу), а также Серебряный лес, в котором уже не осталось и следа от экспедиции Ночных эльфов и их битв с нагами Иллидана. Правда, Даларан был отбит Альянсом ещё при маршале Гаритасе, и теперь вокруг развалин зачарованного города воздвигся непробиваемый магический купол, за которым скрываются выжившие маги Кирин Тора, занятые восстановлением своей столицы. Чумные же Земли оказались практически в полном распоряжении Кел'Тузада и его Бича.

В этих условиях Сильванас волей-неволей пришлось искать союзников, и таковые нашлись в лице Орды. Нельзя сказать, чтобы её нежить, хотя и обладающую свободной волей, встретили там с распростёртыми объятиями, хотя отдельные сторонники вступления Отрёкшихся в Орду там нашлись - в первую очередь Магата, предводительница клана тауренов Зловещий Тотем. Да и оркам, которые целое поколение находились под властью Кровавого Договора с демонами, страдания бывших подданных Короля Мёртвых были хорошо знакомы. Так или иначе, Отрёкшиеся стали частью Орды, а вместе с ними у этой фракции появился наконец постоянный военный контингент в Лордероне, которого ранее никогда не было и не могло быть ни у старой, ни у новой Орды.

Сама Сильванас, впрочем, не питала особого уважения к своим новым соратникам. Прочие расы Орды были, по её мнению, примитивными - лишь средством для достижения её великих целей. Что это за цели - отомстить Артасу, найти средство от проклятия, превратившего её народ в живых мертвецов, или же искоренить всё живое в этом мире? Одной ей ведомо...


Между тем в ордене Алых Крестоносцев наметился раскол. Орден сей был составлен в основном из бывших паладинов Серебряной Длани и, как следствие, был в большинстве своём людским. Эти фанатики ставили своей целью очищение Лордерона от нежити - любой, что Бича, что Отрёкшихся - и готовы были идти на любые жертвы, вплоть до уничтожения людей, заразившихся чумой Короля Мёртвых, но ещё не ставших нежитью. Действовали они преимущественно в Чумных Землях, со штаб-квартирами в Алом Монастыре, Руке Тира, Стратолме и Хартглене (была всё-таки злая ирония в том, что городок, некогда спасённый от разорения нежитью Артасом ещё в бытность оного паладином, служил теперь оплотом его непримиримым врагам).

Алый Монастырь, возведенный на Тирисфальских Просторах, занимали жрецы, мирмидоны и бывшие паладины из ордена Серебряной Длани. В годы, последовавшие за Падением Лордерона, к ордену примкнуло множество воителей. К югу от монастыря - гробница основателя Ордена Серебряной Длани, архиепископа церкви Благого Света Алонсуса Фаола. К счастью, бедный старик упокоился с миром до того, как основанное им братство претерпело столь пугающую трансформацию.

Орден Алых Крестоносцев основали сразу же после Падения Лордерона Высокая Леди-Полководец Аббендис и Великий Инквизитор Исильен. В бесчисленных сражениях с нежитью Бича упокоилось множество высокопоставленных офицеров ордена. Некоторые исчезли без вести, но считаются погибшими. В Алом Монастыре им установлены статуи: Великому Адмиралу Алого Флота Бареану Западному Ветру из Кул Тираса, погибшему у Морозного Берега Нортренда; лорду-паладину ордена Алых Крестоносцев Харталу Ясновидящему из Азерота, сгинувшему в Стратолме; воительнице Велее Двум-Мечам из Альтерака, углубившейся в Восточные Чумные Земли и не вернувшейся назад; Алому Крестоносцу Доргару Камнебровому, лорду Красных Пещер, сгинувшему в горах Альтерака; капитану-следопыту Алых Крестоносцев Феллари Скорострельному из Квел'Таласа, погибшему в Серебряном лесу; Первому Капитану-Генералу Алых Крестоносцев Орману из Стромгарда, погибшему на леднике Ледяной Короны; второй мастеру-убийце Яне Кровавое Копье из Даларана, погибшей на Тирисфальских Просторах; Высокому Аббату Алого Монастыря Феррену Маркусу из Стратолма, убитому при защите монастырских стен в час Первой Летней Атаки; воительнице Холии Солнечный Щит, погибшей в сражении с Повелителей Ужаса Белтерисом; Высокому Колдуну Арелласу Огненному Листу из Квел'Таласа, сошедшемся в вечном сражении с некромантом Дьесалвеном; первому мастеру-убийце Инвару Однорукому из Даларана, сгинувшему в Нортренде.

Несмотря на высокие цели Алых Крестоносцев, ни Альянс, ни Церковь Благого Света официально не одобряли их методов, хотя и не предпринимали попыток вмешаться в ситуацию. Конечно, знай они, что Великий Крестоносец Датрохан на самом деле является Повелителем Ужаса Балназзаром в человеческом обличии, может, они бы и подумали. А пока что...

А пока что безумный "крестовый поход" против нежити продолжался. Во имя одного из сражений на улицах Стратолма погиб один из основателей ордена - лорд Могрейн, брошенный на произвол судьбы своими же убегающими войсками, а затем преданный и убитый собственным сыном, Алым Командиром Рено Могрейном, заключившим тёмный договор с Кел'Тузадом. Погиб - и был немедленно воскрешён в образе рыцаря смерти. Нечестивого создания, обладающего могущественным артефактом - клинком Несущим Прах. Некогда вместилище магии Света, волшебный меч теперь напитан темной волшбою.

Каким-то чудом Великий Инквизитор Фэйрбэнкс, сопровождавший Могрейна-старшего и оказавшийся невольным свидетелем отцеубийства, спасся и вернулся в Алый Монастырь, где и поведал сию печальную историю. Поверившие ему покинули орден Алых Крестоносцев и основали новую организацию - орден Серебряной Зари. Однако самого Фэйрбэнкса лишили жизни Алые Крестоносцы, верные последователи Рено Могрейна.

Хотя основной резиденцией Серебряной Зари стала Часовня Надежды Света в восточных Чумных Землях, новый орден стал более децентрализованным - его представителей видели даже в Дарнассусе и Эверлуке, что в далёком Калимдоре. Целью Серебряной Зари была борьба с подданными Короля Мёртвых и только с ними, и, преследуя эту цель, орден вербовал в свои ряды воителей не только Альянса, но и Орды - даже мертвецов-Отрёкшихся!

Со временем, впрочем, излишняя мягкость и скрытность Серебряной Зари, концентрировавшейся в первую очередь на изучении Бича и способов борьбы с ним, стала раздражать наиболее нетерпеливых членов ордена, и произошёл новый раскол. Братство Света - такое название получила эта третья сила - считало себя разумным компромиссом между фанатизмом Алых Крестоносцев и более уравновешенным подходом Серебряной Зари.

 

***

Лордерону и суждено было стать местом наиболее отчаянных сражений между двумя сильнейшими фракциями современного Азерота. Хиллсбрадские Предгорья мало пострадали от Третьей Войны, и ещё недавно привычным зрелищем была безостановочная мясорубка на полях между селением Южный Берег, принадлежавшим Альянсу, и Таррен Миллом, находившимся под контролем Орды. Сейчас, однако, для чересчур отчаянных вояк нашлись более осмысленные занятия - бои в Ущелье Боевой Песни, Альтеракской долине и Нагорьях Арати, о которых речь впереди. Пока же в Хиллсбраде наступило относительное затишье...

Людям из соседнего Стромгарда повезло меньше. Основной угрозой для них, впрочем, была не Орда, а могущественная преступная организация - Синдикат, основанный лордом Алиденом Перенольдом. Его отец, Эйден Перенольд, во время Второй Войны получил известность как правитель Альтерака, переметнувшийся на сторону Орды, и теперь Синдикат считал себя в некотором смысле правопреемником не существовавшего более Альтеракского королевства. Его членам удалось оккупировать большую часть обветшалой крепости Стромгард; другая часть перешла под контроль огров из клана Каменного Кулака, а третья часть осталась под властью принца Галена, сына убитого при невыясненных обстоятельствах лорда Тораса Убийцы Троллей.

Основная масса жителей Стромгарда бежала из захваченного города и основала Лигу Аратора, целью которой было выдворение Синдиката и Орды за пределы территории Стромгардского королевства, известной как Нагорья Арати. Лишившись крова и поддержки от южных соседей (ибо крепость Дун Модр на границе северного и южного континентов оказалась захвачена гномами из клана Темножелезных, которые пытались разрушить два соединяющих континенты Тандольских моста и уже наполовину в этом преуспели), беженцы укрылись в жалкой лощине, у которой и имени-то нормального не было - с тех пор это место называют не иначе как Пункт Укрытия, и оба входа в лощину патрулируют солдаты Стромгарда в красных латах...

 

***

В последнее время на берегах Азерота стали появляться мурлоки - таинственные морские создания, сторонящиеся смертных и не владеющих общим языком. Таким образом, корни их народа неведомы.

Что же известно об этих людях-рыбах? Кажется, они не очень разумны. Живут на морских берегах небольшими племенами. Поклоняются таинственным морским божествам (и нагам в том числе). А судьба иных рас мурлоков мало заботит.

Однако, недавно открылись новые факты касательно этого народца, оказавшиеся весьма интересными. Во-первых, мурлоки не столь тупы, каковыми их считают. Возможно, их появление на суше в самых различных регионах мира - явление не случайное, а хорошо скоординированная миграция. Но по чьей воле происходит подобное, пока неведомо.

Во-вторых, раса мурлоков весьма древняя. Возможно, предки рыбо-людей старше даже народа троллей! Конечно, обитали они в глубинах океанов и потому неведомы жителям суши.

В последние годы злобные наги заявили о себе, и историки сделали предположение, что их активность и явилась причиной миграции мурлоков на сушу. А кое-кто добавил, что, возможно, две этих расы действуют сообща. Но самое страшное открытие было сделано совсем недавно, а именно: наги - не самое страшное, что скрывается на дне океанов. Поведение самих мурлоков указывает на их поклонение каким-то глубоководным тварям, которые в настоящее время то ли спят, то ли выжидают. Не является ли миграция мурлоков знаком, что пробуждение их хозяев скоро свершится?

В этом случае, таинственные и несколько недооцененные мурлоки могут стать первым намеком на страшные явления, ожидающие мир.

 

***

Несмотря ни на что, жизнь в послевоенном Азероте постепенно налаживалась. Возникла потребность в быстром и более-менее безопасном сообщении между населёнными пунктами - и в небесах Калимдора и Восточных Королевств показались сотни обученных грифонов, гиппогрифов, вайвернов и гигантских летучих мышей-вампиров, переносившие путешественников на немыслимые расстояния. Правда, перелететь Великое Море даже самым могучим животным было не под силу, и для связи между западным и восточным материками пришлось искать другие средства передвижения.

И тут морскому флоту Альянса нашлось применение. Когда-то Менетильская Гавань - затерянный в северных болотах Каз Модана укреплённый портовый городок, названный в честь правящей династии Лордерона - не привлекал внимания сильных мира сего и использовался только для сообщения с Джилнеасом и главной морской жемчужиной Альянса, Кул Тирасом. Но времена изменились: люди Джилнеаса ещё после Второй Войны отгородились от всего мира нерушимой Стеной Серогрива (таким образом увековечил имя своей династии Генн Серогрив, король этой маленькой, но гордой нации), а с Кул Тираса после отплытия адмирала Праудмура с флотом в Калимдор до сих пор не было ни слуху, ни духу. Теперь же в Менетильскую Гавань день и ночь заходили и уходили корабли - они плыли в Калимдор, по разведанным во время Третьей Войны морским путям. Одни направлялись на север, в населённый Ночными эльфами Аубердин на Тёмном Побережье, другие же - на юг, в Терамор.

Обзавелась своими средствами передвижения и Орда. Огромные дирижабли, построенные гоблинами, соединили Оргриммар, столицу орков, с Подземным Городом, столицей Отрёкшихся, и с Гром'Голом - лагерем Орды в диких джунглях на крайнем юге Восточных Королевств, названным в честь покойного Грома Адского Крика.

К югу от этого лагеря, на самой южной оконечности континента, располагался Залив Добычи, а в нём - город пиратов и торговцев, построенный гоблинами; и гоблинские суда отправлялись оттуда в гоблинский же порт Ратчет в Калимдоре, на полпути между Дуротаром и Терамором. Что гоблинам войны? От них одни неприятности, а зеленокожие видят своё призвание в торговле. Альянс, Орда - до политики гоблинским инженерам, торговцам и аукционерам нет дела, главное для них - прибыль!

А между тем, несмотря на видимость спокойствия, холодная война между Альянсом и Ордой продолжалась - и кое-где уже начинала оборачиваться вспышками войны горячей...

Глава 7. Солнечный Колодец

Заметив летящего в небе синего дракона, Харкин Гримстоун не колебался. "Пли!" - заорал он, вскидывая ружье. Соратники одноглазого дворфа - здоровенный орк и два тощих братца-тролля - немедля последовали примеру своего вожака, произведя прицельный залп. Каменные пули вознились в тело несчастной твари, а последовавшая за ними сеть опутала его лапы. С грохотом дракон рухнул вниз, в лесную чащобу.

Попыхивая трубкой, неизменно торчащей у него изо рта, Харкин злобно ухмыльнулся. "Пойдем добьем, что ли?" - рыкнул он, после чего повел свой престранный отряд охотников на драконов вглубь леса, еще не затронутого гниением, исходящим из соседних Чумных Земель. Здесь, в южном Лордероне, среди руин человеческой цивилизации, каждый промышлял чем мог, дабы только остаться в живых. Недавняя война с Пылающим Легионом, а затем - с нашествием нежити, опустошила сий благодатный край, и лишь малая часть его сохранила изначальное очарование...


...Дракон с трудом разлепил глаза, почувствовав рядом чье-то присутствие. Все его тело пульсировало от невыносимой боли. Угораздило же... Тем более странным было наблюдать здесь, в лесу, юную человеческую девушку, заботливо склонившуюся над ним. Конечно, сейчас и она видела пред собой всего лишь израненного полуэльфа - облик, который дракон успел принять за мгновение до того, как сознание оставило его.

"Ты тяжело ранен", - констатировала девчонка очевидное и потянула несчастного за руку с твердым намерением поставить его на ноги. "Они захотят убедиться... что убили..." - прохрипел дракон. - "Мне нельзя оставаться здесь... И тебе тоже... Оставь меня!" "Нет!" - крикнул девушка, и дракон поразился упрямству, мелькнувшему в сузившихся голубых глазах. - "Мой дом недалеко отсюда! Там ты отдохнешь, а мои родители тебе помогут".

Дракон, признаться, опешил. Мирные селяне, живущие на границе с кишащими нежитью Чумными Землями? Что за святая наивность. Вздохнув, он попробовал образумить девушку еще раз: "Неужто ты не понимаешь! Ты ведь себя опасности подвергаешь!" "Ты ранен", - отмела она его доводы, перекидывая руку через свое плечо. - "И я не могу оставить тебя здесь". "Но ты ведь даже не знаешь меня..." - прошептал раненый. "Как?" - изумилась девчонка. - "А разве ты не дракон?.."


"Синего здесь нет!" - прорычал Харкин, все себя от ярости. - "Как такое возможно?" "Может, сеть порвалась?" - несмело высказался орк. "Не будет дракона?" - догадался тролль. - "Жаль. Жрать хочу". "Всегда жрать хочешь!" - закатил глаза его братец.

Ухмыльнувшись, дворф вытащил из заплечного мешка небольшую черную сферу. "Видите этот кровавый след?" - указал он товарищам. - "Поглядим, куда он нас приведет!" Осторожно Харкин приблизил сферу к каплям крови, видневшимся на примятой траве, и реликвия озарилась изнутри призрачным светом. "Видишь, Грот!" - обрадованно обернулся он к орку. - "Наш наниматель все предвидел, когда снабдил нас этой игрушкой. Дракон уполз в том направлении и не думаю, что далеко!"

С гиканьем четверка охотников бросилась по следу...


...На лесной опушке примостился милый домик, куда девчонка и тащила своего случайного спутника. Последний все еще не оставил надежд ее образумить, но все попытки его не увенчались успехом: жизнерадостная селянка убеждала дракона, что родители ее будут просто счастливы помочь ему. А вот и они, ждут на пороге. Самые что ни на есть обыковенные крестьяне, с искренними улыбками привечающие гостей.

"Анвина!" - молвил папаша. - "Гостя привела?" "Как вас звать-величать, молодой человек?" - улыбнулась его женушка. "Это Калек, синий дракон!" - с ходу выпалила девчонка. - "Его подстретил какой-то охотник и он упал, а затем обратился в полуэльфа!" Глаза Калека вылезли из орбит от удивления, ибо ожидал он, что следующую секунду селяне с криками бросятся наутек, но те лишь рассмеялись. "Надо же, надо же!" - хохотала женщина. - "Ну, входите же, посмотрим на его раны! Бедняжка! Он ведь есть хочет!"

Ничего не разумеющий Калек позволил втащить себя в дом. И что за престранная семейка?! "Понимаете, у меня важная миссия..." - пытался упираться дракон, но его никто не слушал. "Отдохнешь хоть сперва..." - басил папаша...


Четверка охотников продиралась сквозь бурьян. "Мы преследуем двоих", - с легкостью читал следы Грот. - "Один из них поменьше. Может, женщина..." "Мне плевать, кто они!" - зло оборвал его Харкин. - "Нам нужен лишь дракон, за голову которого хорошо заплатят. Для меня лично-то деньги совсем не главное... Мне все еще снится та ночь, Грот... Кровь... Дракон, растерзавший всех моих родичей... Искалечивший меня и бросивший подыхать... Но я не умер... И поклялся, что убью этого дракона - любого дракона! Наш наниматель предоставил для этого все средства и возможности и я никому не позволю мешать мне! Никому!"

"Так что пошевеливайтесь, лентяи!" - напустился дворф на прикорнувших было троллей. - "Кристалл говорит, что синий уже близко..."


Синий потягивал вино из кубка под одобрительными взглядами гостеприимных хозяев. "Ых, не каждый день дракон заходит в гости!" - смеялся крестьяин. "Конечно нет, дорогой!" - вторила ему женушка. - "Вдобавок ко всему, он еще и друг Анвины..."

"Твоя семья так добра..." - шепнул Калек своей спасительнице. - "Обычно люди или убегают или пробуют меня прикончить". Глаза девушки наполнились ужасом: "Как это мерзко! Но за что?" "Просто от страха, наверное", - пожал Калек плечами. - "Драконы надзирают над младшими расами, но некоторые - в основном, черные - презирают всех, кроме себя самих. Немногие знают разницу между нами; потому и считают просто зверьми. Каждым из наших родов правит один, великий и наиболее могущественный дракон. Мой повелитель - Малигос Синий, Ткущий Заклятия. Нас осталось совсем немного. Черный дракон, Крыло Смерти, предал нас давным-давно и уничтожил практически весь род. Теперь число наше растет, но крайне медленно. Потому-то послали меня, а не кого-то из старейшин".

"Почему я рассказываю ей все это?" - внезапно осекся Калик, глядя в устремленные на него прекрасные глаза. - "Мне велено хранить все в тайне, но... кажется, я могу довериться ей".

"Что тебя послали найти?" - осторожно вопросила Анвина, и Калек продолжил: "Сложно объяснить. Мы почувствовали всплеск магической силы здесь... Мы, синие, вообще к этому чувствительны, а повелитель Малигос - в особенности. И он призвал нас всех к себе. Ты знаешь что-нибудь об эльфийском королевстве Квел'Талас? Уничтоженное нежитью в результате вероломного предательства?" "Конечно же, я знаю Квел'Талас!" - радостно откликнулась девчонка. - "Ведь мы оттуда и пришли!"

Калек отшатнулся. "Вы?" - выдохнул он. - "Люди? Но эльфы не принимают у себя иные расы! Потому-то случившееся предательство столь трагично! Они не думали, что кто-нибудь из их рода соблазнится силой, сулимой Королем Мертвых. И все-таки один соблазнился. Тайно, он попытался похитить для нежити источник магии эльфов, единственное, что оберегало их от волшебства Короля Мертвых - Солнечный Колодец! Мы не знаем, что случилось, но страшный взрыв прогремел в землях Квел'Таласа. Вместо того, чтобы получить его силу, эльф-предатель, наверное, попросту уничтожил Солнечный Колодец. До недавнего часа мы так и полагали..."

Не ведали ни Калек, ни Анвина, что беседу их подслушивал зомби, схоронившийся под окном. Не ведали они, что на поляну перед домиком из чащи лесной вышло четверо охотников. "Зверь где-то здесь!" - процедил Харкин, кусая чубук трубки. - "Окружите дом! Те, кто живут внутри, расскажут нам о драконе... если, конечно, заходят жить и дальше!.."


Не знал Калек и того, что за ним сейчас следит иное существо, зорко вглядываясь в хрустальный шар, установленный в сердце ледяной цитадели Нортренда. "До недавнего часа мы так и полагали..." - донеслись до воплощенного Короля Мертвых слова дракона. - "Всплеск силы ощущался где-то здесь. Я как раз искал его, когда на меня напали. Не знаю, кто эти существа, но думаю, что им нужно то же, что и мне. Так что пока они не..."

Хрустнула ветка. Калек вскочил на ноги, с тревогой глядя на дверь. "Поздно!" - прошипел он. - "Они уже здесь". Он обернулся к Авнине: "Если я сейчас уйду, они последуют за мной! Я не вижу иного выхода как..."

Девушка пресекла его излиния, ногой отпихнув коврик у камина, под которым обнаружился люк. "Быстро!" - выдохнула она. - "Ты сможешь пролезть сюда! Я помогу себе!" "Что-то я не припомню..." - начал Калек, после чего обреченно махнул рукой и нырнул во тьму подпола. Авнина прыгнула следом, захлопнула люк, и в ту же секудну входная дверь домишки оказалась сорвана с петель, а в проеме замаячили четверо охотников на драконов. "Всем стоять!" - проревел дворф самого что ни на есть бандитского вида. - "Иначе кто-то пострадает за свою глупость! Здесь бродит дракон, и я думаю, что кое-кто знает о нем!"

Но дворфу в лицо лишь ласково улыбались двое крестьян. Харкин внезапно почувствовал себя крайне неуютно. "Оглохли, что ли?!" - взревел он, тыча ружьем прямо в лица хозяевам. - "Дракон! Я охочусь на дракона! Где он?" Крестьяне расхохотались. "Охотник на драконов! Как впечатляюще!" - утирая слезы со щек, смеялся хозяин. "Должно быть, тяжелая работа!" - сочувствовала его жена. - "Наверное, проголодались?" "Где... дракон?!!" - вне себя от ярости ревел одноглазый дворф. За его спиной тролли и орк недоуменно переглядывались.


К изумлению Калека, под скромной на вид хибарой обнаружился достаточно широкий подземный коридор, аккуратно вымощенный кирпичом. "Что это?" - вымолвил дракон. Все еще не пришедший в себя после полученных ранений, он шаркал по каменному полу, тяжело опираясь на плечо Авнины. "Путь для бегства!" - пожала плечами девушка. - "Что же еще?" "Ну да", - кивнул Калек. - "Тут же нежить повсюду, потому-то он вам и понадобился". "Ага", - беззаботно кивнула девушка, - "и для этого тоже".

Добравшись до конца прохода, Авнина распахнула крышку люка и вместе с драконом-полуэльфом выбралась наружу. Они оказались на небольшой лесной прогалине футах в стах от домика... Подкравшийся сзади тролль обхватил парочку длиннющими руками. "Маленькие крольчишки хотели сбежать?" - издевательски заскулил он. - "Плохие! Плохие! Харкин хочет пообщаться с вами..."

Собравшись с силами, Калек оттолкнул тролля и тот с криком отлетел в сторону. "Беги, Авнина!" - крикнул Калек, но девушка упрямо покачала головой: "Нет! Никуда без тебя не пойду!" Вновь обхватив спутника руками, девушка осторожно повела его прочь.

Из домика, где дворф все еще препирался с хозяевами, на крики тролля выскочил Грот, огляделся по сторонам и заорал: "Харкин! Харкин! На восток!" Без лишних слов дворф схватил за шкирку второго тролля, вздумавшего позавтракать столешницей, и выскочил наружу. "Заходите к нам еще!" - махали вслед охотникам радушные хозяева.


Калек остановился, обреченно осознав, что с его-то силами далеко не убежишь. "Они схватят нас!" - в который раз обратился он к Авнине. - "Это не твоя проблема..." "С нами все будет в порядке", - нежно улыбнулась ему девушка.

Зашуршали кусты и к ним навстречу вышел дородный одноглазый дворф, из-за спины которого испуганно выглядывали братцы-тролли... Калек принял решение. Конечно, это может стоить ему жизни, но все же... Превозмогая дикую боль, полуэльф обратился в дракона, зажал в огромной лапе изумленную Авнину и взмыл в поднебесье. "Синий!" - возопил Харкин, подавившись собственной трубкой. - "В небе! А ну вернись, будь ты проклят!"

Охотники вскинули ружья и принялись палить по медленно набирающей высоту цели. Один из снарядов угодил дракону в заднюю лапу и тот застонал: "Плохо... Нужно... Нужно снова на землю..." Задевая крыльями верхушки деревьев, дракон камнем падал вниз, прямо в озеро. "Калек! Вода!.." - взвизгнула девушка. "Не могу остановиться!" - прохрипел дракон, отбросил ее к берегу, а сам, подняв тучу брызг, скрылся под водою.


Охотники замерли в нерешительности, взглядываясь в голубое небо. "Ты попал в него?" - задал наконец вопрос Грот, но дворф лишь пожал плечами: "Откуда я знаю! Встряхнул его, это уж точно! Он исчез вон за теми деревьями! А там как раз озеро! Вроде бы я слышал всплеск..."

Харкин полез в сумку, вытащил кристалл. "Странно, он светится, когда я направляю его на север!" - резюмировал дворф. - "Но ведь озеро... Ладно, кристалл никогда еще нас не подводил. На север так на север. Уж всяко лучше, чем через озеро! Чего там синему делать? Плавать, что ли?"

И отряд бравых охотников двинулся на север...


...Он неистово размахивал мечом, разя нежить, подступающую к нему со всех сторон. Многие мертвецы, как и сам Джорад, были облачены в сверкающие доспехи паладинов Лордерона. Единственное отличие - он еще жив. Пока. "Почему ты сопротивляешься, Джорад Мэйс?" - раздался в голове вкрадчивый голос его принца, отвлекая от поединка. Сосредоточившись, паладин пытался вытеснить чуждое присутствие из собственного разума, но не особо преуспел в этом. "Ты поклялся служить мне", - вещал Артас, Король Мертвых. - "Теперь же я просто хочу твоей службы и в смерти. Что может быть лучше, чем вечная служба?!."

"Нет, Артас!" - заорал Джорад... и проснулся. Он сидел в тихой корчме Таррен Милла, в окна ярко светило полуденное солнце, но озноб, бивший бывалого воителя, все не проходил. Уж слишком реальны стали его кошмары...


"Калек!" - кричала Авнина, бредя по берегу озера. В бесплодных поисках прошел день и уже смеркалось. "Калек, где же ты?" В неясных сумерках ей показалось, что у кромки воды недвижно замерло чье-то тело и девушка, не смеясь надеяться, бросилась к нему...

Да, это был он - Калек, вновь в смертном обличье. Вытащив его из воды, Авнина прислонила спутника спиною к камню, достала спелое яблока из подола и протянула ему. "Тебе не следовало здесь оставаться", - проговорил Калек, жуя. - "Они ведь могли найти тебя!" "Я не могла уйти, не зная, что с тобой", - проворковала девчонка. - "Но нам повезло! Должно быть, они подумали, что мы утонули!" "Я и должен был утонуть", - грубовато оборвал ее дракон. - "Уж не знаю, почему выжил... И как вновь обратился полуэльфом?!. Все-таки повезло. Потому что в этом облике я сумел доплыть до берега!"

Калек зевнул во весь рот. "Если бы остался драконом, то утонул бы", - смежив веки, невнятно пробурчал он. - "Тебе надо... Вернуться к родителям..." "Не волнуйся за меня", - молвила Авнина, нежно пригладив ему волосы. - "Ты отдыхай. Завтра будет завтра... А пока спи".


...Следующее утро вновь застало их в пути. Калек заметно окреп, однако передвигаться без посторонней помощи все еще не мог. И все же он настоял на том, чтобы отвести Авнину домой, после чего собирался продолжить путь. Внимание их приковал к себе черный столб дыма, поднимающийся над деревями... "Мама! Отец!" - Авнина со всех ног бросилась вперед, к полыхающему аду, бывшему некогда ее домом.

Из леса к ним выступила орда нежити, ведомая изящным эльфом в алом плаще и широкополой шляпе. Авнина вскрикнула, бросилась к Калеку, который врожденной магией сотворил из воздуха волшебный клинок и повернулся лицом к неприятелю. Внезапно шеи их захлестнули удавки, лишая силы и сознания.

Улыбнувшись, странный эльф продемонстрировал сверкающее кольцо на своем указательном пальце. "Магия этого артефакта заставляет петли стягиваться все туже, пока вы сопротивляетесь", - почти сочувственно молвил он. - "Мне доставляет боль вид ваших страданий... без которых вполне можно обойтись. Мое имя - Дар'Хан, и я ненавижу по натуре своей причинять вред кому бы то ни было. Так что знайте - все, что я делаю, я делаю из необходимости. Я ищу кое-что утерянное, хоть в этом и нет моей вины".

Нежить взяла в круг поверженных на колени Авнину и Калека, а Дар'Хан продолжал, как ни в чем не бывало: "Мне сказали, что вы можете кое-что знать об этом, а, значит, поможете мне. А ищу я Солнечный Колодец!.. Он был источником наших жизней, нашей магии. Тем, в чем мы нуждались наравне с едой и воздухом. Магией мы строили свои города, изменяли земную твердь и создавали все то, в чем нуждались. Но я не получил совершенно никакой награды за все те чудеса, что сотворил с помощью Солнечного Колодца. Так что я начал искать способ вознаградить себя сам. Не совсем эльфийский жест, но вы должны понять меня. Мой народ не видит дальше собственного носа. Мне пришлось в тайне творить свои заклятия, и я постигал тайны бытия. Но слишком медленно... пока ОН не обратился ко мне. Мой благословенный лорд Артас! Он понял меня, мои стремления. Он направлял мою руку, мои труды... И я учился... И все равно этого было мало. Я достиг своего дозволенного предела по управлению магией Солнечного Колодца. Пока я оставался одним из многих, я не мог достичь истинной славы! И с помощью моего благословенного лорда я собрался забрать Солнечный Колодец у Квел'Таласа. Славные легионы Артаса обрушились на Квел'Талас, защиты которого с моей помощью снизошли на нет. Мой народ не видел того, как я двигался к цели, к славе, по трупам былых наставников. Солнечный Колодец принадлежал нам! Лорд Артас приказывал мне идти вперед! Я чувствовал, как он сам поглощает магию Колодца, дабы позволить мне впитать ее в себя. Всю, без остатка!

Но нашлись те сородичи, кто вознамерились помешать мне в час славы! Кто осмелился наложить собственные заклятия, отрезавшие меня от Солнечного Колодца! Я сразился с ними; благословенный лорд Артас щедро вливал в меня свои силы... и тогда что-то пошло наперекосяк. Что-то вырвало Солнечный Колодец из-под моей власти! Последовавший взрыв опустошил то немногое, что еще оставалось от Квел'Таласа после нашествия нежити. Но мне было все равно. Я опозорил себя перед моим благословенным лордом. И все же он спас меня и отправил на поиски сосуда, впитавшего в себя волшебство Солнечного Колодца. И теперь... Я чувствую, что он близко..."

"А вы", - Дар'Хан указал на пленников, - "сейчас скажете мне, где именно". "И что потом?" - прохрипел Калек, сжимая удавку на шее. - "Освободишь нас?" "Нет, что вы!" - усмехнулся эльф. - "Могу лишь обещать безболезненную смерть". "Прекрати!" - вскочила на ноги Авнина. - "Я не позволю!" "Ох, моя маленькая..." - Дар'Хан демонстративно отвернулся. - "Да что ты можешь сделать?"

Раздался рев, и на поляну опустилась исполинская синяя драконица, тут же выдохнувшая струю пламени в эльфа, который едва успел отскочить. Ухмыльнувшись, Дар'Хан принялся плести заклятие, и воздух вокруг дракона обратился в пламенеющую сеть... Но тут Калек выхватил клинок у ближайшего зомби, бросился к отвлекшемуся эльфу и начисто отсек ему палец с магическим кольцом. Заклятие огненной сети рассеялось, а вот волшебных удавок - нет. Дракон вновь дыхнул пламенем, испепеляя упавший в траву окровавленный палец и дьявольский артефакт вместе с ним.

"Прочь! Прочь!" - Дар'Хан бросился в лесную чащобу, в то время как его зомби сомкнули ряды за улепетывающим лидером. Впрочем, столь своевременно подоспевшая драконица и Калек, мастерски орудующий мечом, довольно быстро расправились с оставшимися порождениями некромантии.

"Ты в порядке, Калекгос?" - послышался насмешливый голос, и на месте драконицы возникла прекрасная эльфийка-воительница в сияющих доспехах. "Ты-то что здесь делаешь, Тиригоса?" - не слишком вежливо буркнул в ответ Калек. - "Я ведь знаю, что Малигос тебя не посылал..." "Я просто боялась за тебя, и, как оказалось, небезосновательно", - напрямую ответила Тиригоса. - "Я сделала только то, что должна. В конце концов, должна же я защищать будущего супруга".

Калек задумчиво глядел на Авнину, разгребавшую обгоревшие бревна, еще вчера бывшие ее уютным домом. "И чего же ты ждешь, Калекгос?" - нарушила молчание его прагматичная подруга. - "Мы можем уйти хоть сейчас". "Я не оставлю ее", - ответствовал Калек. - "Это будет слишком жестоко". "Но она не одна из нас!" - возмутилась Тиригоса. - "Ее заботы нас не касаются". "Она спасла мою жизнь и потеряла семью по моей вине", - отрезал Калек. - "И кроме того, я не могу снять с нас эти удавки... да и ты тоже. По крайней мере, мы должны найти того, кто сможет нам помочь!"

Тиригоса демонстративно зевнула: "Столько шума из ничего. Малигос запросто избавит тебя от петли". "Но он не позволит человеку войти в его царство", - парировал Калек. - "Я не оставлю ее. Только не так". "Она человек! Она выживет!" - настаивала Тиригоса, но Калек был неумолим: "Нет! Мы найдем иного, кто сможет избавить нас от удавок!"

Пока два дракона препирались друг с другом, в дымящихся развалинах дома Авнина обнаружила... огромное сияющее яйцо! Изнутри послышалось приглушенное "раак!", скорлупа раскололась и оттуда показалась очаровательная мордашка маленького дракончика. Захлопав крылышками, существо воспарило в воздух и, радостно стрекоча, зависло над головой умиленной Авнины.

"Калекгос! Что это?" - выдохнула Тиригоса, как только к ней вернулся дар речи. "Не знаю..." - ответил Калек. - "Никогда не видел ничего подобного. Это яйцо хранилось под домиком... А тот эльф сказал, что почувствовал поблизости магию Солнечного Колодца..." Постепенно до Тиригосы начал доходить смысл происходящего. "Ты ведь не думаешь всерьез, что..." - начала она, но Калек, не слушая ее, скорым шагом подошел к Авнине.

"Я не знаю..." - начал он, неуклюже пытаясь выразить соболезнования. - "Авнина... Твоя семья... Прости..." "Ничего, Калек..." - глаза девушки затуманились слезами, она рассеянно почесала шейку дракончику и тот довольно заурчал. - "Ты ничего не смог бы сделать". "Прости за вопрос", - перешел к делу дракон, - "но знаешь ли ты что-нибудь о прошлом своих родителей?" Девушка пожала плечами: "Мы всегда жили здесь. Но они часто говорили о неком Бореле из Таррен Милла. Я-то никогда его не встречала". "Борел..." - задумчиво произнес Калек. - "Может, он сумеет помочь. К тому же, Таррен Милл не так далеко отсюда..."

"Это возмутительно!" - вмешалась в разговор Тиригоса. - "Мы что, собираемся отправиться в человеческий город на поиски того, кого никогда раньше не видели?.. Нет уж, пусть она идет сама. Ей это только на пользу пойдет". "Мы идем с ней, Тири", - резко бросил ей Калек. - "Не думаю, что это займет много времени. А затем мы с тобой вернемя в наше логове". Тиригоса довольно усмехнулась: "Ну, раз такое дело..."

И в следующее мгновение воительница вновь обратилась в дракона. "Залезайте-ка мне на спину!" - приказала она. - "И оставим наконец это попелище!" Внезапно новая мысль пришла ей в голову: "Постойте-ка, эта... тварь... она ведь не отправится с нами?" И драконица когтем указала на маленького дракошу, прижавшегося к щеке Анвины. "Это не тварь!" - возмутилась девушка, а дракончик согласно чирикнул. - "Его зовут Раак и он мой друг!" "Раак!" - закатила глаза Тиригоса. - "Как оригинально! Если по пути нам попадется пес, давайте и его назовем Гав!"

Поворчав еще немного, драконица дождалась, пока все пассажиры разместятся на ее спине, после чего взмыла в воздух, взяв курс по направлению к Таррен Миллу. "Ты хорошо держишься, Авнина!" - промолвил Калек, стараясь перекричать шум бьющего в лицо ветра. - "Ты наделена силой нашего рода!" Девушка зарделась: "Я просто... чувствую, что так будет правильно. И Раак... Я не могу объяснить, но вместе с ним я чувствую себя так спокойно... В безопасности!" Калек нахмурился, размышляя...


Тиригоса приземлилась в рощице недалече от Таррен Милла, и дальше путешественники двинулись пешком. Город встретил их обычной суетой, столь типичной для нынешнего Лордерона, где, наконец, воцарилось некое подобие зыбкого вида. Селяне все как один оборачивались поглазеть на чужаков, причем взгляды их подолгу задерживались на эльфийском обличье Тиригосы. "Подумаешь!" - фыркнула та. - "Я не снизойду до того, чтобы принять вид полукровки. Чистокровные эльфы хотя бы изящнее сложены!" "А я вообще вынужден оставаться полуэльфом с этой петлей на шее", - вздохнул Калек. - "Будем надеяться, что скоро нам удастся отыскать этого Борела".

"Борел?" - Джорад Мэйс, случайно услышавший обрывок разговора проходивших мимо путников, так и впился в них глазами...

Долгие часы поисков и расспросов не принесли ровным счетом ничего. Калек вконец обессилел и еле стоял на ногах. Видя это, Тиригоса скоренько наколдовала мешочек золотых монет да сняла комнаты на ближайшем постоялом дворе, куда и приволокла будущего супруга...


Первое, что узрел Калек, пробудившись - направленное ему в лицо дело ружья и свирепую рожу растрепанного одноглазого дворфа. "Здоров, парень!" - осклабился тот. - "Не искушай меня, с такого расстояния я не промахнусь. Мой кристалл говорит, что дракон близко... очень близко!"

Рывком Харкин сбросил Калека с кровати на пол. "Есть у меня одна теория, парень", - продолжал дворф, - "касательно тебя и твоих дамочек. Так вот..." В этот момент распахнулась дверь и тролль втолкнул в комнату растерянную Авнину, бережно прижимающую к груди дракончика. А за окнами брат его и Грот спеленали спешившую на помощь Тири волшебной сетью, блокирующей любые попытки использовать магию.

В этот момент Раак изо всех сил цапнул за руку своего обидчика-тролля и Авнина, повинуясь приказу отчаявшегося Калека, бросилась наутек. Подталкивая последнего в спину ружьем, Харкин вывел его на улицу, где уже начал собираться народ, желавший поглазеть на необычное зрелище. "Сбежавшая девчонка все равно нам не нужна", - сообщил Калеку довольный собою дворф. - "В отличие от вас двоих". "Не знаю я, где твой дракон!" - как можно более обиженно высказался Калек, но Харкин в ответ гордо продемонстрировал ему сияющую сферу: "А я вот думаю - знаешь! Я слышал как-то краем уха, что драконы могут изменять форму, а кристалл светится ярче всего, когда ты рядом".

Калек переглянулся с Тири, все еще обездвиженной сетью: положение их складывалось хуже некуда. Дворф тем временем продолжал разглагольствовать: "Так что остается вопрос - один ли ты или вы оба..." Внезпно он осекся, огляделся по сторонам, ибо вечный шум городской толпы стих, а воздух наполнило до боли знакомое зловоние. "Клянусь Грим Батолом!" - прорычал Харкин, ибо его компаньонов и пленников со всех сторон окружали ожившие мертвецы, избравшие сий момент для нападения на Таррен Милл.


...Лишь оказавшись за пределами города, Авнина смогла остановиться и отдышаться. "Я должна вернуться и спасти их!" - твердо заявила она сама себе, а дракончик подтвердил ее слова громким "Раак!"

"Не думаю, что вы захотите сейчас вернуться в Таррен Милл, юная леди", - послышался голос и из-за дерева выступил человек в рыцарских доспехах Лордерона. "Да кто вы такой? Что вы имеете в виду?" - опешила девушка, но Джорад Мэйс - а это был именно он - проигнорировал вопрос, заявив: "Я ты счастливица. Они проглядели тебя, когда вошли". "Вы имеете в виду дворфа и его охотников?" - вопросила Авнина, но Джорад грустно покачал головой: "Если бы! Дело куда более серьезно, чем появление горстки бригандов! Таррен Милл атакует нежить!"


"Проклятые твари!" - загремел дворф, поднимая ружье. - "Думали, сможете застать врасплох Харкина Гримстоуна?" Зомби подступали все ближе; ухмыльнувшись, дворф собрался было нажать на курок, но внезапно обнаружил, что не может пошевелить и пальцем. Все тело его словно окаменело. Похоже, товарищей его также хватил паралич, ибо они могли лишь пыхтеть в жалких попытках воспротивиться сковавшей их магии.

"О боги, ты упрям даже для дворфа", - раздался знакомый вкрадчивый голос, и по направлению к застывшему отряду охотников и их пленников двинулся Дар'Хан. - "Не говоря уже о том, что ты сильно разочаровал меня..." "Разочаровал?" - недоуменно переспросил Харкин; этого напыщенного эльфа в широкополой шляпе он лицезрел впервые. "Конечно", - серьезно кивнул Дар'Хан. - "В твою задачу входило лишь не подпустить драконов близко..." Глаза дворфа расширились; страшная догадка поразила его...


"Там слишком опасно, юная леди..." - Джорад изо всех сил сжимал руку вырывающейся Авнины, твердо вознамерившейся бежать обратно в Таррен Милл. - "И кроме того, ты ведь хотела найти Борела?" "Ты знаешь его?" - поинтересовалась девушка. Джорад кивнул: "Пойдем со мной и узнаешь..."

Воспользовавшись моментом, Авнина вырвала руку и по тропинке бросилась к городку. "Леди!" - кричал ей вслед рыцарь. - "Не смей! Это смерть! И еще хуже смерти!" "А мне все равно!" - долетел до него ответ. "Проклятье!" - прорычал Джорад. - "Ничто не стоит того..."

Отвернувшись, он зашагал прочь.


"Моим нанимателем был человек!" - заявил Харкин. - "Бывший принц Лордерона, который..." "Обычная иллюзия", - отмахнулся Дар'Хан. - "Более, чем достаточно, чтобы убедить дворфа. Когда я впервые почувствовал магию Солнечного Колодца, то понял, то он еще не потерян. Я послал весть моему благословенному лорду Артасу... И он напомнил мне, что даже если не принимать во внимание оставшихся в живых магов Даларана, драконы слетятся к Колодцу как мотыльки к пламени свечи. Понимаешь, они создания магии, так сказать, защитники оной. В особенности синие!"

"Ты просто глупец, Дар'Хан!" - взорвался Калек. - "Артас никогда не позволит тебе контролировать мощь Солнечного Колодца! Как только ты найдешь его, он тут же пошлет Кел'Тузада, дабы забрать его у тебя! И это единственная причина, по которой ты сейчас в числе его прихвостней".

"Достаточно!" - вскричал Дар'Хан, лицо его налилось краской. - "Если вы не можете дать то, что мне нужно, вы мне не нужны. Уж извините. Дворф, ты хотел убивать драконов? Любых драконов? Забирай этих двоих!" "Ты использовал меня?" - прошипел Харкин, брызжа слюной эльфу в лицо. - "Использовал мою ненависть..." "О, ненависть - столь прекрасный стимул", - нагло ухмыльнулся Дар'Хан. - "Убей-ка сперва женщину. Мужчина может тогда что-нибудь вспомнить".

"Пожалуйста, нет!" - послышался девичий крик и, распихивая зомби, на площадь вбежала Авнина. - "Я не знаю, что тебе нужно, но я помогу тебе... Только пожалуйста, не причиняй им вреда!" "Раак!" - подтвердил ее слова дракончик. "Хмм..." - нахмурился эльф. - "Девушка из избушки... И этот зверь... Путь вел сюда..." Он наклонился вперед, лицо его озарилось: "Да! Ну конечно же! Я чувствую мощь Солнечного Колодца вокруг тебя! Этот зверь! В нем-то и заключена наша магия!" "Раак?" - в унисон выдохнули оба дракона, переглянувшись.

Дар'Хан приблизился к Авнине, властно протянул руку: "Отдай это существо мне, и я обещаю, что беды твои на этом прекратятся. Ты никогда больше не будешь ничего бояться". "Раак?" - спросил дракончик, вопросительно взглянув на девушку, но та лишь всхлипнула: "Прости меня".

"Не делай этого!" - в ужасе закричал Калек, но Дар'Хан лишь отмахнулся: "Заставь его замолчать, дворф!" По лицу Харкина градом лил пот, тело сотрясала крупная дрожь. Он переводил взгляд с Калека на ненавистного эльфа...

На площадь, размахивая секирой, ворвался Джорад Мэйс, сокрушая зомби, даря им вечный покой. "Кто осмелился?" - процедил Дар'Хан, оборачиваясь. Он произнес короткое заклятие и рыцарь пал на землю, ибо тело его отказалось повиноваться. "Убей их!" - в ярости завопил эльф, обращаясь к дворфу. - "Убей их всех!"

Харкин принял решение. Вскинув ружье, он выпустил заряд прямиком в живот Дар'Хану. "Ни один хренов эльф не сделает идиота из Харкина Гримстоуна!" - удовлетворенно ощерился дворф. "Это работа - для вас, парни!" - крикнул он трем своим соратникам. - "Добьем же эти ходячие кости!"

Закипела битва. Плечом к плечу сражались охотники на драконов, сами драконы и паладин Лордерона. Один за одним падали изрубленные на куски зомби, все меньше и меньше оставалось тех, кто посягнул на покой Таррен Милла.

Но для того, чтобы сокрушить Дар'Хана, требовалось больше, чем один-единственный ружейный выстрел. "Глупцы!" - зловеще прошипел эльф, поднимаясь на ноги. - "Я - слуга Короля Мертвых! Больше, чем просто смертный!" Повинуясь его магии, Калек, Харкин и Авнина схватились руками за горло, корчась от удушья.

Но даже эльф не мог предвидеть действия всех участников разворачивающейся драмы. Одним прыжком Джорад оказался рядом с Тири, сдернул сковывающую ее сеть. Драконица времени даром не теряла. Мгновенно обратившись в свою истинную форму, она выдохнула волну пламени на предателя-эльфа.

Совместными усилиями герои прикончили оставшуюся нежить. Таррен Милл был вновь свободен.


Ночь они провели на постоялом дворе, залечивая полученные в бою раны. Выйдя с утра на городскую площадь, драконы вновь вернулись к разговору об удавкам, все еще красующимся на шеях Калека и Авнины. "Лишь эльф знал, как снять их", - молвила Тири. - "Прости, Калек. Но ты все еще можешь отправиться к нашему повелителю Малигосу и он избавит тебя от этого проклятия". И вновь Калек отрицательно покачал головой: "Не раньше, чем мы избавим от него Авнину. Я не оставлю ее так. Кроме того, мы должны отыскать Борела. Он может знать кое-что о происходящем".

"Я могу помочь вам отыскать его", - заявил Джорад Мэйс, приближаясь. - "Я дважды встречал его. Бородатый такой, похож на колдуна. И он, как и вчерашний эльф, тоже поминал Солнечный Колодец". Герои переглянулись. "Но почему ты хочешь помочь мне?" - резонно вопросила Авнина. "Да... почему?" - добавил Калек. - "Кто ты вообще такой?"

"Когда-то я был паладином", - ответствовал Джорад. - "И поклялся защищать Лордерон. А это может быть единственный шанс спасти то, что еще осталось. Если Король Мертвых получит Солнечный Колодец, ничто не сможет остановить его тогда". "Понятно", - кивнул Калек. - "И где по-твоему сейчас Борел?" "Он говорил что-то о Воздушном Пике", - пожал плечами паладин. - "Я бы начал поиски оттуда".

"Кто-то собрался к Воздушному Пику?" - раздался ворчливый голос, и к собравшимся подошел Харкин Гримстоун, за спиной которого бодро топали три его товарища. - "Ребята, думаю, я у вас в долгу. Я позволил своей ненависти повести меня на путь служения злу. А около Пика живет мой кузен, Логги. Ваши петли на шеях напоминают работу дворфов, вот я и думаю - возможно, он сможет помочь вам".

"Так что, если удастся, мы решим сразу обе проблемы", - кивнул Калек. - "Решено! Завтра мы выступаем к Воздушному Пику, где и закончатся все наши беды!"


...А тот, с кем сия разношерстная братия столь отчаянно желала встретиться, сосредоточил все свое внимание на магическом хрустальном шаре, виднелась в котором площадь Таррен Милла...

 

***

Мерно взмахивая крыльями, Тиригоса несла тройку седоков над заснеженными Альтеракскими горами. Воздушного Пика они должны достичь совсем скоро...

"Неееет!" - прорезал тишину истошный крик Анвины, и синяя драконица, зависнув в воздухе, принялась настороженно озираться по сторонам. Откуда-то снизу послышалось утробное рычание и шипение, однако видно не было никого. Но, внезапно, из снега, обволакивавшего вершину одной из гор, взметнулось ввысь нечто белое, огромное.

"Что-то приближается!" - выкрикнул Джорад Мэйс, рукой указывая в сторону невероятного создания. "Но что?.." - Калек, синий дракон, принять истинную форму которому мешала волшебная петля на шее, судорожно втянул воздух, разглядев наконец силуэт могучего создания.

Дракон-мертвяк, рекомый также морозным ящером, хлестнул острыми когтями по груди не успевшую вовремя среагировать Тиригосу. Говорят, подобное извращение - одно из недавних творений Короля Мертвых, хранящих Нортренд от внешних посягательств. Но что оно делает здесь, в Альтераке?..

Отлетев поодаль, костяной дракон выдохнул струю обжигающего холода, охватившую как Тиригосу, как и трех ее товарищей. Не удержавшись на чешуйчатой спине драконицы, Калек и Анвина с криком низвергнулись вниз, а следом за ними тяжело падала сама Тири; Джорад из последних сил старался удержаться на ней. У самой земли драконица умудрилась удержаться в воздухе, взглянула вверх; морозный ящер камнем падал на нее, стремясь поскорее добить ослабевшую жертву...

Анвина пришла в себя на лужайке, покрытой зеленой травкой, в одной из небольших долин, затерянных в Альтеракских горах. И первым, кого она увидела перед собой, был громадный таурен, все облачение которого составляли лишь набедренная повяка, лук да колчан со стрелами, притороченные за спиной.

Вот только злобным создание это нисколько не казалось; более того, оно протягивало девушке плошку с какой-то жидкостью, подобной на исцеляющее зелье. "Пей!" - пророкотал таурен с улыбкой.


Калеку повезло чуть меньше. Упав со спины нареченной на покрытое снегом горное плато, он сильно повредил правое плечо и теперь оно нестерпимо болело. И так донельзя ослабевший, обращенный в полуэльфа дракон яростно дернул за проклятую удавку на шее, но та, как и следовало ожидать, не подалась.

Услышав скрип костей и скрежечущие голоса, Калек юркнул за ближайшую каменную глыбу, и как раз вовремя. На плато показалась дюжина неживых созданий - наверняка Бич! Мертвяки внимательно оглядывались по сторонам, будто искали кого-то. Один из них, в отличие от товарищей, облаченный не только в жалкие лохмотья, но и стальные шипастые наплечники, держал в одной руке длинную цепь, заканчивалась которая на запястьях пожилого лысоватого дворфа. "Обыскать здесь все!" - приказал неживой воин подчиненным. - "Найдите их следы! Они наверняка здесь!"

Калек насторожился: кого это они ищут? Неужто его? Нужно потихоньку убираться, сейчас он слишком слаб, чтобы сражаться.

Резкое движение правой рукой заставило сорваться с губ непроизвольный стон, и зомби, как один, обратились к каменной глыбе. Поняв, что скрываться больше бесполезно, Калек с усилием поднялся на ноги, сделал шаг в сторону и, оступившись, кубарем покатился вниз по горному склону. С ревом мертвяки бросились за ним, потрясая проржавевшими зазубренными клинками.

Тут и пришел бы бесславный конец отважному Калекгосу, если бы не Раак. Неведомо откуда взявшийся маленький дракончик сердито захлопал крылями, заставив удивленных зомби немного помедлить и подарив Калеку те самые драгоценные секунды, что были необходимы ему для сотворения волшебного меча в руке. Первый же удар рассек тела сразу трех мертвяков, но с горы спускалась еще несколько. "Там! Там!" - вопил главарь, указывая бестолковым зомби на одинокого противника.

Калек прикоснулся ладонью к снежному покрову, пробормотал заклинание, обратившее крутой снежный склон под ногами зомби в гладкий лед. Не удержавшись на ногах, сразу трое неживых тварей тяжело ухнули оземь, понеслись вниз по склону, не в силах изменить направление движения, и низвергнулись в пропасть.

Но зомби все прибывали. Воздев клинки над головой, к Калеку неслись еще пятеро, и дракон в облике полуэльфа принял единственно разумного решение - бежать. Остаться живым, на свободе и отыскать остальных. Где бы они ни были.

Слишком поздно Калек заметил глубокое ущелье, скрытое под снежной коркой, дно которого терялось в тенях. Ноги его утратили опору, и Калек с криком полетел вниз, навстречу - как справедливо считал он сам - неминумой кончине. Зомби, с опаской приблизившись к черной ямине, не заметили и следа своей жертвы.


Таурен привел Анвину в небольшой каменный замок, примостившийся на окраине долины, в которой девушка оказалась, свалившись со спины Тиригосы. Усадив ее греться в главном зале у весело полыхающего камина, таурен удалился ненадолго, вернувшись вскоре с миской дымящейся похлебки в руках.

"Поешь, маленькая", - ласково обратился он Авине. - "Это снежный кролик и травы, которые я собрал в долине у подножья горы". "Спасибо", - отвечала девушка, принимая миску. Невиданное создание, столь испугавшее ее сразу, оказось тихим, кротким и дружелюбным. "Ты меня не бойся, маленькая", - будто почувствовав ее еще не совсем угасшие опасения, промолвил таурен. - "Меня зовут Траг из клана Высокогорных, и я не причиню тебе вреда". "А я - Анвина Тиг", - сказала девушка. - "Где же мы? И где мои друзья?"

"Друзья?" - нахмурился Траг. - "Я нашел лишь тебя, маленькая. Ты лежала в снегу и казалась спящей. Я думал, что ты дух, столь безмятежен был твой лик. Но больше я никого не видел. Но, если их отыскал морозный ящер, от них мало что осталось".

"Нет!" - воскликнула Анвина, рывком поднявшись на ноги. - "Нет! Они не могут быть мертвы! Я бы знала это! Они где-то там, снаружи! И они нуждаются во мне!" "Тише, маленькая", - попытался урезонить таурен отчаявшуюся девушку. - "Ты не должна уходить. Снаружи опасно". "Спасибо, конечно, что спас меня, Траг", - взяв себя в руки, молвила Анвина, - "но я должна отыскать их!"

"Маленькая, но ты должна опасаться не только морозного ящера", - растерянно развел руками Траг. - "Угроза куда страшее". "Это не важно", - начала было Анвина, отважно устремившись к выходу, но таурен преградил ей путь. "Ихор", - выплюнул он имя, и пояснил: "Он предводительствует отрядом мертвяков Бича. Они проскользнули мимо орков, дворфов и моего народа. Ихор владеет Сферой Нер'зула. С ее помощью Бич призывает великих мертвых, возрождает в нежизни ужасных чудовищ, таких, как морозный ящер. Ты уже видела его, и это первый монстр, сотворенный Бичом в этом регионе. Тварь с каждым днем становится все сильнее. Но это - старые земли, где некогда пребывало множество огромных и чудных животных... Их-то и пытается разыскать Ихор".

"Но сие отвратное создание падет, юный Траг, так и скажи ей это!" - послышалось ото входа. В дом прошествовал мужчина, облаченный в изысканный камзол и бриджи, несколько потрепанные и носящие на себе следы порезов. Весь вид выдавал в нем дворянина. "Непременно падет", - уверенно кивнул незнакомец, - "потому что остановлю его я, барон Валимар Мордис!"


"Борел..." - простонал Джорад Мэйс, приходя в себя. Осознание того, что заключен он в глубу льда и обречен на полную неподвижность, нисколько не способствовало улучшению настроения бывшего паладина. В руке он все еще сжимал свой молот, да толку от него?..

Прямо напротив, под сводами обширной каверны в гигантской ледяной глыбе, подобной его собственной, покоилась Тиригоса.


С испугом Анвина взирала на барона, фигуру которого частично скрывали тели; ужасное подозрение закралось к ней в душу. "Вижу, ты восстановила силы, девушка", - гулким голосом констатировал Валимар Мордис, делая шаг вперед. - "и я вижу также, что чертог этот не подходит для такой, как ты".

Он протянул руку, и в свете огня очага Анвина заметила кисть, покрытую сгнившей кожей, кое-где обнажившей кость. "Пойдем!" - молвил барон. - "Если ты чувствуешь себя достаточно хорошо, в этих развалинах есть лучшие комнаты, нежели этот сырой подвал". "Я... я..." - лепетала Анвина, отступая. Чего он хочет от нее? Что за странные слова?

"Ты страшишься меня?" - полюбопытствовал барон, изгибая бровь. - "Юный Траг, ты меня разочаровываешь! Ты должен был предупредить ее загодя!" "Простите, добрый барон!" - сконфузился таурен. - "Я хотел сначала накормить ее..."

"Ты ставишь меня в щекотливую ситуацию!" - властно отрезал Валимар, подступая к испуганной девушке. Он одернул высокий ворот камзола, открывая лицо, на котором зловеще сияли алые огоньки глаз. "Ты видишь истину, дитя, зришь мое проклятье", - молвил барон. - "Страх твой вполне понятен и закономерен! Ты знаешь, что я мертв! Но, прежде чем ты сделаешь поспешные выводы, знай также, что я не принадлежу Бичу, хоть и именно эти твари обрекли меня на нынешнее состояние нежизни. Юный Траг, пришедший в мое королевство как странник и оставшийся со мною как друг, не даст солгать".

И барон поведал девушке свою историю, начавшуюся в его родовых землях у Альтеракских гор. "Я, последний представитель рода, пытался править своим народом с добротой и заботой, как и мои предки", - говорил Валимар Модрис. - "Какое-то время мне это удавалось, но затем в земли мои явился безжалостный ужас - Бич! Мы были не готовы к вторжению и нас перебили всех до единого. Умирая на ступенях собственного замка, я ужасался тому, что они сделали, но знал, что ничего более страшного со мной содеять они не смогут. Но я ошибался... Я еще мог послужить делу Бича. Смерть не могла остановить их, не не смогла она спасти и меня".

Барон навсегда запомнил того, что обратил его в отвратное неживое создание - этого мертвяка с шипастыми наплечниками, глумливо скалящегося ему в лицо. "Выступая на стороне Бича, я убивал живых с дикой жестокостью, голыми руками", - продолжал Валимар свой рассказ. - "Я участвовал во всех их бесчинствах до того момента, когда переполнявшее меня отвращение собственными деяниями превзошло контроль их над моей свободной волей. Так, я вновь стал сам себе хозяином! Я знал, что если останусь и буду сражаться с упырями, то быстро погибну, потому я тайно бежал прочь от пламени, поглощавшем очередной разоренный Бичом город. Они преследовали меня, но безуспешно. Мысли мои пребывали в смятении, мне нужно было хорошенько обо всем поразмыслить, потому я направился домой. Точнее, в то немногое, что от него осталось... Я опустился на колени среди истлевших руин собственного замка и сполна осознал всю тяжесть моего проклятья. Там-то и нашел меня юный Траг. Он один не испугался того, чем я стал. Вместе с ним я обрел новые силы и поклялся отомстить за свой дом и свой народ! Проклятье, наложенное на меня Бичом, стало оружием, которое я использовал против него. Мое могущество сила Трага помогали нам расправляться с мертвяками повсюду, где мы их находили. Но я охотился лишь за одним, который всегда ускользал от меня - тем самым, что и обратил меня в столь страшное создание. След завел нас высоко в Альтеракские горы, где мы настигли упыря Ихора в тот самый час, когда он призывал в мир новый ужас!"

Валимар поведал девушке, как, схоронившись за скалистым выступом, ои Траг наблюдали одинокого Ихора у горного ущелья. Тот воздел руки, в одной из которых ярко светилась дьвольская Сфера Нер'зула, и, повинуясь зову ее, из-подо льда и камней появился исполинский морозный ящер. "То произошло несколько дней назад", - закончил барон свой рассказ. - "В этом старинном особняке, где бродят призраки иного рода, мы с Трагом строили замыслы, как сможем заполучить камень и уничтожить Ихора, пока не призвал он еще большее зло".

"Но пойдем же", - вновь обратился он к Анвине, сделав приглашающий жест рукой. - "Я уже говорил, что это не место для тебя". Повернувшись к девушке спиной и заложив руки за спину, неживой дворянин направился во тьму коридора. "Траг, свет!" - бросил он уже у выхода, и таурен немедленно сунул незажженный факел в очаг, после чего, подняв его над головою, последовал за компаньоном.

Трио ступило в длинный коридор, стены которого украшали картины лордов и леди, владевших крепостью в минувшие годы и века. "Что... что вы собираетесь предпринять против Бича?" - набравшись смелости, полюбопытствовала Анвина.

Коридор закончился у винтовой лестницы, ведущей в башню крепости. "До сегодняшнего дня я и сам не был уверен", - честно отвечал барон, начиная восхождение. - "Против силы артефакта, я - ничто, пустое место. Но теперь... Теперь я могу надеяться отправить его в преисподнюю, его же и породившую! И ты поможешь мне в этом!"

Суровый тон дворянина не допускал возражений, а Анвина была слишком растеряна и напугана, чтобы противоречить. К тому же, ничего плохого с ней не сделали... пока что.


Калек очнулся на снежной равнине от того, что Раак вылизывал ему нос своим теплым шершавым язычком.

"Как же мне не хватает крыльев!" - прохрипел дракон в облике полуэльфа, с трудом принимая сидячее положение и озираясь по сторонам. Избитое тело повиновалось с трудом, но все-таки оно было живо, и это главное! Должно быть, падение в расщелину вызвало снежную лавину, которая и вышвырнула его наружу... судя по всему, весьма далеко от упырей Бича. Повезло, конечно, что он не задохнулся в процессе пребывания под тоннами снега! Да и приземление тот смягчил, все-таки... Хоть за это следует судьбу благодарить!

Раак вился вокруг, радостно щебетал. "Спасибо, что помог в бою!" - запоздало поблагодарил дракончика Калек. - "Но, если уж ты сейчас со мной, значит, у остальных тоже не все гладко. Нам надо отыскать их до того, как это сделает Бич. Если только..."

Он огляделся на сторонам, окинул унылым взглядом бесконечную панораму Альтеракских гор. На одной из них - ближайшей - что-то ярко блеснуло. Калек прищурился: что же это? Пещера?

"Думаю, стоит исследовать ее", - принял он решение. - "Может, там укрылись остальные!" "Раак!" - согласился с его доводом дракончик.

Часом позже, когда Калек умудрился забраться на гору и добраться до темного зева пещеры, он уже вполне осознал, что его смущает во всем этом. Ровный каменный пол, гладкие стены, два ряда странных кристаллов, обрамляющих единственный коридор, уводящий вниз, во тьму... "Это место не создано природой", - сообщил он своему миниатюрному сородичу, который не замедлил согласно чирикнуть. - "Стены явно вырезаны, а еще эти странные светящиеся кристаллы... Слишком уж они упорядоченно расположены. Интересно, кто все это сделал?.. И как давно? Если они все еще здесь, то могут помочь нам!"

Медленно и осторожно Калек двинулся по коридору, освещаемому лишь ирреальным светом кристаллов. "Конечно, если я вообще кого-нибудь здесь обнаружу..." - рассуждал он тихим шепотом. - "Но, ради Анвины и остальных, нужно двигаться вперед!"

Ощутимо потеплело; Калека даже прошиб пот. А чуть позже до него донеслись отчетливые и размеренные удары, будто кто-то долбил киркой каменную породу. Дракончик возбужденно закружился в воздухе, а Калек, добравшись до поворота коридора, осторожно выглянул из-за него.

Взору его открылась огромная каверна, на полу которой покоился труп мамонта, погибшего, видимо, тысячелетия назад. В холоде Альтерака тело покрылось толстым слоем льда, потому и отлично сохранилось. И сейчас по нему сновали дворфы, без устали работая кирками, откалывая куски льда.

"Что они делают?" - изумился Калек, наблюдая за слаженной работой подгорного народца. - "Зачем им освобождать тело древнего исполина?"

Приглядевшись получше, он заметил весьма странную деталь - работали дворфы предельно осторожно, стараясь не повредить мертвое тело. Зачем им это?! Если только...

Ход его мыслей прервал пронзительный вскрик Раака; Калек и не заметил, как сзади к нему приблизился коренастый дворф и уже занес над головой лопату для удара. Бесстрашный Раак бросился на противника и Калек еле успел сотворить перед младшим товарищем волшебный щит, принявший на себя удар дворфа. После чего, создав волшебный меч, Калек перерубил древко лопаты, но дворф вовсе не выглядел смущенным. Напротив, он злобно захихикал, глядя куда-то за спину Калеку.

Слишком поздно тот заметил, что к нему вплотную умудрились подобраться еще двое дворфов, и один из них изо всех сил ударил Калека рукоятью лопаты по затылку. Тот пал, как подкошенный: сегодня явно был не его день.

"Ну, и что будем делать с ним?" - грубовато осведомился у товарищей дворф, нанесший удар. "Пока просто свяжем", - ответил ему один из них. - "Я думаю, ОН захочет узнать об этом..."


Вой снежных волков эхом отдавался среди величественных Альтеракских гор.

Анвина неуверенно ступила на круглый замковый балкон, по периметру которого красовались великолепные статуи грифонов. Отсюда открывалась великолепный вид на заснеженные пики. "Как красиво", - вырвалось у Анвину, - "и все же..." Она замялась, пытаясь подобрать нужное слово. "Грозно?" - пришел ей на помощь Валимар Мордис, ступая на балкон следом; таурен остался позади, скрываясь от снегопада под арочным сводом, и во взгляде Трага сквозила глубокая задумчивость.

"Да..." - отрешенно кивнул девушка, и вновь обернулась к барону: "Я все еще не понимаю, как могу помочь вам! И мои друзья..." "Если они все еще живы, то наверняка угодили в лапы Ихору", - перебил тот ее. - "Потому времени для колебаний у нас не остается. Если ты поможешь мне, девушка, я думаю, мы сумеем спасти их".

"Хорошо, барон", - решилась Анвина. - "Что я должна сделать?" "Ничего сложного", - Валимар развел руками, дружелюбно улыбаясь. - "Когда мы вновь отправимся в путь, я дам тебе кристалл. Ты станешь там, где я скажу тебе, и будешь думать о своих друзьях". "И все?" - озадачилась Анвина. "Да, все", - кивнул барон. - "Я сделаю все остальное". "Но как это поможет..." - вконец сбитая с толку, девушка вынуждена была признать, что запуталась окончательно.

Траг выступил из-под арки, приблизился к ней с явным намерением прервать щекотливую беседу. "Маленькая, здесь холодно", - обратился он к Анвине. - "Пойдем внутрь". "Ах, да!" - воскликнул барон. - "Прости меня! Ведь сам я холода больше не чувствую! Поговорим позже..."

Он чуть согнулся в поклоне, делая девушке знак вернуться во внутренние покои замка. "Ладно", - отвечала та, направляясь к лестнице, ведущей в большой зал. Кто они, эти странные компаньоны? Друзья или враги?..


"Ты сам должен вызволить себя", - взывал настойчивый голос в сознании Джорада Мэйса, заключенного в ледяной тюрьме. - "У тебя есть возможности... и воля... Молот... Ты и он - неразделимы. Когда вы - одно целое, сила ваша невероятна!.. Джорад Мэйс... Джорад Мэйс, ты должен пробудиться! Пробудись!"

Паладин узнал этот голос. Борел, кто ж еще?.. Но... так холодно... И двигаться он не может...

Собрав волю в кулак, Джорад яростно взмахнул молотом, вдребезги разнося ледяную глыбу. А в следующую секунду пал на колени, совершенно обессиленный. Всю свою оставшуюся энергию вложил он в этот один-единственный удар, вернувший ему свободу. Но... это еще далеко не все. Взгляд Джорада обратился к соседней глыбе, внутри которой просматривались очертания драконьей туши Тиригосы; пасть драконицы раскрыта в последнем крике боли и отчаяния. Жива или она вообще? Наверное, пусть и не издает ни звука...

Ударив из последних сил молотом огромную глыбу, Джорад добился того, что отколол лишь небольшой кусок льда. Эдак возиться ему еще долго, а времени и сил совсем не осталось. К тому же, изо тьмы пещеры донеслось премерзское шипение, и не нужно иметь семи пядей во лбу, чтобы догадаться, кто его издал.

Когти Тири чуть пошевелились, царапнув лед - жива, стало быть. "Миледи!" - выкрикнул отчаявшийся паладин. - "Тири! Уж не знаю, смогу ли я разбить всю глыбу целиком! Но, думаю, выход есть! Ты должна перевоплотиться! Слышишь? Перевоплотиться! Тири! Ты..."

На глазах Джорада когтистые драконьи лапы обратились в изящные девичьи руки, и энергии, выделившейся при трансформе синей драконицы в прекрасную эльфийскую деву, вполне хватило, чтобы расплавить ледяную тюрьму.

Джорад еле успел подхватить падающую Тири на руки. "Как она красива", - пронеслась непрошенная мысль.

"Джорад", - произнесла дева слабым голосом, приоткрыв затуманенные очи. - "Где мы?.." "Уж не знаю, миледи", - отвечал тот, вертя головой по сторонам. - "Похоже, что..."

Злое шипение раздалось совсем поблизости. "Быстро! Ко входу!" - схватив Тири за руку, Джорад поволок ее за собой к видневшемуся недалече проему, за которым открывалась заснеженная равнина. В проходе за ними возник исполинский череп морозного ящера. Не желая упускать столь лакомую добычу, дракон-мертвяк дохнул обжигающей ледяной струей, но добился лишь того, что оная молниеносно вынесла беглецов наружу, швырнув в сугроб.

Тяжело дыша, Джорад поднялся на ноги, помог встать Тири. "Не могу идти..." - прошептала девушка-дракон. - "Я так устала..." Паладин вздохнул: этот день в Альтераке им надолго запомнится! "Мы должны идти!" - твердо заявил он. - "Ящер преследует нас!"

И осекся: никакого преследования не было и в помине. "Но где же он?" - до боли в глазах Джорад вглядывался в чернеющий зев пещеры, но оттуда никто не показывался.

"Тааак... Что у нас здесь?" - раздался скрежечущий голос, и парочку горе-беглецов окружили мертвяки Бича, появившиеся неведомо откуда. Под снегом, что ли, пряталась? Предводитель их, высокий упырь в шипастых наплечниках, плотоядно оскалилися: "Живые, да? Ну, это ненадолго..."


"Где... я?" - простонал Калек. Голова раскалывалась от боли, руки и ноги почему-то не двигались. Что приподняв голову, он обнаружил, что растянут на дне некой пещеры, конечности его накрепко привязаны веревками к сталагмитам. Вокруг собрались белобородые дворфы, хмуро и недовольно разглядывающие пленника.

"А у тебя крепкая черепушка, паренек", - заметил один из них, наверняка заправила, благо камзол его был изукрашен богатой вышивкой. - "Хоть тебя это и не спасло! Вот уж не думал, что ты очухаешься так скоро!"

Калек напряг мускулы рук, пытаясь разорвать охватывающие запястья путы. В душе поднималась злость: эх, кабы не эта проклятая петля!.. "Почему я связан?" - выкрикнул он. - "Я вообще оказался здесь случайно!" "Здесь?" - недоверчиво переспросил дворф. - "Сюда никто не приходит случайно! Ты что, на драконе прилетел?" При этих словах остальные дворфы весело загоготали.

"Да послушайте же меня!" - не сдавался Калек. - "В этих горах - мертвяки Бича!" "Да, мы прекрасно знаем это!" - разом посерьезнел дворф. Только сейчас Калек заметил в руке его мешочек, в котором что-то шевелилось. "И хоть сам ты жив, но вполне можешь оказаться их шпионом. Но ОН решит твою участь, когдап придет..."

"Зачем вы меня позвали?" - пророкотал под сводами пещеры гулкий голос, и над дворфами нависла огромная рогатая фигура. Калек опешил: Таурен? Здесь? Что у него может быть общего с дворфами?

"Он ошивался поблизости!" - сообщил Трагу Высокогорному, а это был именно он, предводитель дворфов. Повинуясь его жесту, рудокопы освободили Калека от путь, но лишь затем, чтобы подтащить его к более крупному сталагмиту и, заломив руки за спину, привязать к нему веревкой. "Я подумал, что он может быть заодно с Бичом", - завершил дворф свой короткий рассказ.

Таурен приблизил свою хмурую морду к лицу Калека. "Да, они используют живых", - молвил он после долгой паузы. - "Может, все обстоит именно так, как вы полагаете. Его нужно допросить..."

Дворф развязал завязки на своем мешочке и оттуда сразу же высунулась мордочка рептилии. "Раак!" - каркнул дракончик. "Это еще что?" - озадачился Траг и когтистым пальцем запихал рвущегося на волю маленького ящера обратно. - "Давай-ка назад, малыш!"

"Да послушай же!" - надрывался Калек. - "Никакой я не шпион Бича!" Морда Трага приняла исключительно злобное выражение. "Побереги свою ложь..." - прошипел он, приставив острый коготь к горлу пленника, и обратился к дворфам: "Я сам с ним разберусь! Продолжайте работать!"

"Мы уже практически вызволили ото льда двух тварей, и третью наполовину", - похвастался один из дворфов. "Они должны быть полностью свободны к приходу барона", - отвечал таурен. "Но будет ли их достаточно?" - все еще сомневался дворф. - "Сумеют ли они остановить ящера?" "Ящер", - произнес Траг. - "Ящер не составит для барона никакой проблемы".

Про Калека, похоже, забыли, и он использовал представившуюся возможность, чтобы сотворить у себя в ладонях волшебные языки пламени, которые тут же принялись лизать удерживающие его веревки. "Барон? Морозный ящер? Что тут вообще происходит?" Из услышанного разговора Калек мало что понял.

"Хватит болтать!" - проревел Траг, обращаясь к дворфам. - "За работу!" И, как только те удалились на достаточное расстояние, приблизился к пленнику. "Молчать, иноземец!" - рявкнул он, и тихо добавил изменившимся голосом: "Если хочешь спасти себя и друзей".

"Сиди здесь", - таурен направился во тьму пещер...


Джорад Мэйс наносил удары молотом, снося голову одному мертвяку за другим; мускулы наливались свинцом, каждый следующий удар давался все сложнее, а зомби, казалось, не убывало. Изможденная Тири по мере сил помогала компаньону, прикрывая его спину и испепеляя подступавших противников огненными шарами.

"Бесполезно!" - злорадно вещал Ихор, загодя удалившись на безопасное расстояние. - "Никто не сможет остановить Бич!" Слова его походили на правду: все больше неживых воителей спускалось по горным склонам, приближаясь к месту отчаянной схватки. "Мужайтесь, миледи!" - прохрипел Джорад, занося молот для следующей удара. - "Они не пройдут!"

Улучив момент, Ихор подобрался к Тири сзади и обхватил миниатюрную эльфийку своими сильными ручищами. "Попалась, колдунья!" - радостно рявнул он. "Нет!" - Тири отчаянно и тщетно пыталась вырваться из мертвой - во всех отношениях - хватки. "Сдавайся!" - приказал Ихор, обращаясь к паладину. - "Или смерть ее будет воистину ужасна!"

Джорад отвлекся, мысли бешено заметались в голове, и в этот момент на него набросились сзади, сбили с ног, крепко прижали голову и руки к земле.

"Свяжите этих двоих!" - приказал Ихор, швырнув Тири в руки подоспевших зомби, которые немедленно опутала ее цепями, после чего проделали то же самое с поверженным паладином. - "Пусть поживут... пока... Мне интересно, что они делают здесь... Так близко от Мордиса... Оставьте их с нашим пленником! Посмотрим, какова будет его реакция!"

Последний, пожилой лысоватый дворф, потерянно сидел в снегу, положив на колени окованные цепями руки и, казалось, был безразличен ко всему вокруг. "Подъем!" - рявкнул Ихор, подступая к нему. - "Кое-кто составит тебе компанию! Наслаждайтесь, пока живы..."

Швырнув Джорада и Тири в снег рядом с дворфом, мертвяки чуть отошли, не теряя, однако, троицу из виду.

"Человек и эльфийка?" - чуть приподнял дворф кустистую бровь. - "Да, в этих горах воистину становится слишком много народа..." "Я - Джорад Мэйс, а она - Тири", - представился паладин. - "А ты?" "Я?" - дворф пожал плечами. - "Да, в сущности, никто. Просто Логги Гримстоун..."


Огромный черный вайверн опустился на горный выступ в некотором отдалении от замка, занимаемого бароном Валимаром Мордисом. Закутанная в плащ фигура на спине ящера обратила взор в сторону затерянной в Альтеракских горах цитадели. "Анвина", - послала она мысленный зов...


Анвина мирно спала на лавке у очага в теплом главном зале замка. Сны она видела исключительно мирные: свою родную избушку, отца, играющего на скрипке, мать... Они смеялись и были счастливы... "Анвина", - зов настойчиво пробивался сквозь грезы. - "Анвина..."

Девушка пробудилась, и первым, что она увидела, было обезображенное лицо немертвого барона, склонившегося над ней. "Анвина!" - пытался разбудить ее Валимар.

Девушка вскрикнула в ужасе, вся сжалась. "Мои искренние извинения, дорогая моя", - чопорно произнес барон, отступив на шаг и поклонившись. - "Я испугал тебя снова. Порой я все еще забываю, что утратил человечность". Анвина почувствовала прилив жалости к этому несчастному созданию. "Да нет же!" - замахала она руками. - "Это я должна просить прощения! Я просто... от неожиданности..." "О, тебе не за что извиняться, прекрасная леди", - отозвался Валимар. - "Но хватит об этом! Я пришел обсудить куда более важный вопрос, касающийся спасения твоих друзей, если они, конечно, все еще живы".

Он протянул девушке сияющую сферу. "Что это?" - спросила она с подозрением. "Способ, которым мы нейтрализуем артефакт Ихора", - уклончиво отвечал барон. - "Я не могу подобраться достаточно близко, чтобы воспользоваться ею, потому что Ихор может вновь получить контроль надо мной, как над тем же морозным ящером. Но ТЫ можешь!" "Но... А как же Траг, к примеру?" - все еще сомневалась Анвина.

"Траг, может быть, и хотел, да не сможет", - отвечал Валимар. - "Это не та магия, воспользоваться которой посильно его народу. Но ты... Ты сможешь..." "Я все еще не понимаю, почему..." - начала Анвина, и барон поднес сферу прямо у ее глазам. "Ты должна лишь посмотреть, чтобы увидеть правду", - произнес он, в то время как реликвию окружил сияющий ореол. - "Видишь это, дорогая моя? Это знак твоего магического таланта. У тебя дар!"

"У меня?" - изумилась Анвина. - "Но откуда?" "А это важно?" - пожал плечами барон. - "Это дает тебе то, что необходимо - способ спасти друзей". Завороженная волшебным сиянием, исходящим от сферы, девушка не замечала злобной ухмылки, которой Валимар сопроводил свои последние слова. "Ты ведь все отдашь за это, не так ли?"

Траг, схоронившийся за дверью большого зала, слышал все до последнего слова, и суровый лик таурена исказила гримаса гнева, руки сжались в кулаки.

"Да, смотри, смотри внимательно..." - улыбался Валимар, наблюдая за несчастной Анвиной, всецело загипнотизированной магией сферы. - "Потрясающая сила воли для такого изящного создания, как ты, но все же не достаточная... Почувствуй, как опустел твой разум, и ждет он лишь моего приказа... Воистину тебя привела сюда судьба! Все мы замыслы воплотятся в жизнь именно сегодня! Когда я украл одну из Сфер Нер'зула у Ихора, я планировал подъять собственную армию! Но у камней есть свои пределы! Обладая вот этим, я сумел подъять лишь морозного ящера. Но мои замыслы требуют куда большего!"

Барон наслаждался звуком собственного голоса, зная, что Анвина не слышит его, не чувствует... и будет повиноваться во всем. "А затем появилась ты", - продолжал вещать он. - "И даже отсюда сфера почувствовала твое глубоко сокрытое могущество... которое даст мне возможность не только повелевать морозным ящером, но достичь много, много большего!.. Создать армию ужасных неживых исполинов, тела которых освобождают из-под гор глупцы-гномы, считающие меня своим избавителем и другом, как и ты сама, кстати. И они, как и твои друзья, появятся они или нет, обратят во мне подобных - в Отрекшихся!.. И вечно будут служить моей славе!"

Траг услышал все, что хотел, и принял нелегкое для себя решение. Побрел он в глубины замковых подземелий, где оставил пленника-полуэльфа, но, добравшись до пещеры, оного не обнаружил. На полу у сталагмита валялись лишь обрывки веревки. Таурен помедлил, размышляя над новым поворотом событий, и в это мгновение Калек бросился на него сзади, занеся меч для удара. Траг отшатнулся, закрывшись левой рукой, и клинок оставил глубокую рану у него на запястье.

Шанса нанести второй удар у Калека уже не было. Молниеносно выбросив вперед правую руку, таурен ухватил его за горло, проревев в лицо: "Остановись! Твоя подруга... Она в опасности!" Этот немного поумерило пыл обращенного в полуэльфа дракона, и он с трудом выдавил, пытаясь разжать каменную хватку: "Где она? Что ты сделал с Анвиной?" "Я хотел привести ее сюда, но не успел - сейчас с ней барон!" - отвечал Траг, не торопясь освобождать противника, благо тот все еще воинственно трепыхался.

"Почему я должен верить твоим словам?" - хрипло вопил Калек. - "Ты сказал, что поможешь, и просто оставил меня здесь..." "Клянусь честью клана Высокогорных!" - торжественно произнес таурен. - "Я помогу тебе вызволить юную девушку!"

Он убрал руку с горла полуэльфа, и тот сразу же отпрыгнул, не торопясь, впрочем, опускать волшебный меч. В нескольких словах таурен объяснил Калеку суть происходящего, и тот недоуменно нахмурился: "Я все-таки не понимаю, как она может помочь со Сферой Нер'зула, о которой ты говорил! Она не владеет магией!" "Сфера Нер'зула говорит барону обратное", - возразил Траг. - "Ничто иное для него не важно... Так или иначе, она погибнет, если позволит ему себя использовать".

"Но ведь ты служишь ему!" - недоверчиво прищурился Калек. - "Почему тогда помогаешь нам?" "Я не служу!" - неожиданно взъярился таурен. - "Я его друг! Но барон... он больше не тот барон... хоть я и лгу себе, что это не так".

Понурившись, он тихо добавил: "Барон Валимар Мордис мертв уже много лет... А то, что называет себя этим именем сейчас - чудовище пострашнее Бича! И я не позволю ему причинить вред маленькой... Делай, как я скажу, и у вас обоих появится шанс выжить. Ну?"

Минуту Калек и Траг пристально созерцали друг друга, затем дракон-полуэльф медленно кивнул. "Что мне нужно сделать?" - спросил он. "Доверять мне", - усмехнулся таурен.


"Мы пришли сюда в поисках металла для ковки оружия, необходимого в сражениях с Бичом", - тихо рассказывал Логги, - "но вместо этого наткнулись на барона Мордиса. Он сказал, что нежить Бича бесчинствует в горах, но он отыскал способ уничтожить ее... А, возможно, и принести войну в Чумные Земли". Джорад внимательно ловил каждое слово дворфа; Тири же, похоже, пребывала без сознания, и полулежала, притулившись к плечу паладина.

"У него был артефакт, украденный вон у того", - Логги кивнул на Ихора, - "магия которого возрождала гигантских монстров, обращая их в нежить. Мы занимались тем, что выкапывали трупы из-подо льда, но однажды я вышел наружу глотнуть воздуха... тут-то меня и сцапали. Они хотели знать, где найти Мордиса и Сферу, но я молчал. Не собирался предавать ни сородичей, ни барона. Но затем я увидел, как морозный ящер напал на вас... и понял, что барон не является другом никому! Он может ненавидеть Бич, но и все живое тоже!"

"Ужасная история", - покачал головой Джорад, - "как, в общем-то, и наша, которую мы тебе уже рассказали. Сюда мы пришли в поисках именно тебя..." "Да, петли эти я мог бы снять", - закивал дворф. - "Я знаю изделия Бича". "Я бы сказал, что нас свело провидение", - невесело усмехнулся паладин, - "если бы не обстоятельства, в которых мы оказались". Он бросил обеспокоенный взгляд на Тири. "Ей плохо, но почему?" - пробормотал он. Неужто сражение с морозным ящером так ее вымотало, а трансформа, потребовавшаяся для освобождения из ледяного плена отняла последние силы?

Размашистыми шагами к ним вновь приблизился Ихор. "Уж простите, что заставил ждать!" - издевательски прошипел мертвяк. - "Соскучились?" "Освободи нас!" - взорвался Джорад. - "У тебя нет счетов к нам!"

Ихор лениво ударил его по лицу. "У нас есть счета ко всем живым", - пояснил он, и, наклонившись, провел рукою по лицу Тиригосы. "Такая прекрасная..." - с вожделением протянул Ихор. - "Но, став подобной мне, она будет еще прекраснее..."

Лобик эльфийки сморщился от напряжения, и заклинание огненного кольца, сотворенное ею, стремительно распространялось вширь, плавя снег и обращая в пепел окружающих троицу пленников мертвяков. "Впечатляет, подружка", - похвалил Логги, однако пламя спало, а Ихор выстоял. Вот только сейчас он был просто в ярости, обугленная плоть все еще дымилась.

"Мерзкая ведьма!" - выкрикнул он, выхватив из-за пояса длинный нож. Число зомби заметно поуменьшилось, но все же их оставалось куда больше количества, с которым Джорад мог надеяться справиться. "Оставь ее!" - крикнул он Ихору, приближавшемуся к Тири со вполне очевидными намерениями. Тот немедленно обратил внимание на скованного цепями паладина. "О, конечно же, оставлю... пока..." - прошипел мертвяк, поднося нож к горлу Джорада. - "Но вот ты мне совсем не нужен..." "Стой!" - выкрикнул Логги, прожигая Ихора ненавидящим взором. - "Не трожь парня, а я, так и быть, отведу тебя туда, куда ты стремишься попасть. Я покажу тебе, где прячется Мордис!"

Ихор отступил, несомненно довольный. Подобная сделка его вполне устраивала.


Чары Сферы Нер'зула продолжали обволакивать Анвину, туманя рассудок, подавляя волю. "Да... Почувствуй, как могущество обволакивает твою душу..." - шептал Валимар.

"Барон! Скорее!" - в чертог ворвался громадный таурен, и Валимар Мордис с недовольством к нему обернулся. "Как смеешь ты прерывать меня сейчас?" - с еле сдерживаемой яростью проревел он. - "Не видишь, что ли..." "Простите, барон, но это Ихор!" - промолвил таурен. "Ну? Что с ним?" - поторопил компаньона барон. Траг вздохнул: "Похоже, у него есть еще одна Сфера Нер'зула! Он - на северном склоне! Вы должны увидеть, что за тварь он подъял!"

Услышанное действительно требовало немедленных действий. "Подожди здесь, пока я гляну на это!" - приказал барон, стремительно шагая к выходу из большого зала. - "Не смей трогать ее! Она может скоро нам понадобиться!" "Да, барон..." - отвечал таурен, но, лишь неживой дворянин скрылся за дверью, легонько потряс Анвину за плечо: "Просыпайся, маленькая! Скорее! Твой друг Калек ждет тебя!"

"Калек?" - вымолвила девушка, все еще прибывая в полнейшем замешательстве. Таурен протянул ей мешочек, из которого выпорхнул довольный Раак, зачирикал, разгоняя туман иллюзий, опутавший разум девушки. "Вот, маленькая, он отведет тебя к Калеку", - торопил ее Траг.

Анвина все еще сомневалась: "Но я не понимаю! Ведь барон..." "Замышляет предательство, маленькая!" - резко оборвал ее таурен. - "Именно он приказал морозному ящеру атаковать вас! И он убьет вас, чтобы увеличить могущество Сферы!"

"Иди же!" - легонько подтолкнул Траг Анвину в направлении лестницы, ведущей в подземелье, у которой уже нетерпеливо хлопал крылышками Раака. - "Следуй за крылатым! И быстрее! Пока внимание барона отвлечено..."

Бросив последний благодарный и чуть сконфуженный взгляд на своего спасителя, девушка устремилась вниз по каменным ступеням.


Череда мертвяков Бича тащилась по ровному плато, с одной стороны которое ограждали исполинские снежные пики, с другой зияла бездонная пропасть. Ихор крепко сжимал в руке цепь, которая опутывала запястья троих пленников, причем Джорад поддерживал обессиленную Тири, не давая ей упасть в снег.

"Как ты, Тири?" - тихонько спрашивал он, и та отвечала: "Ну... Если бы у меня было чуть больше времени..." "Боюсь, как раз его-то у нас и нет..." - молвил паладин.

Ихор был время время настороже. Они шли уже довольно долго, направляясь к подножью небольшой горы, на вершине которой высился замок, увенчанный двумя башенками.

"Мы точно правильно идем?" - прошипел мертвяк, обращаясь к Логии, выразительно взмахнув мечом. - "Если ты лжешь..." "Я не лгу, ходочий ты мечок с костями", - хмуро огрызнулся дворф и указал на цитадель. - "Впереди - конец твой долгой охоты. Уже недолго..."

"И гораздо быстрее, чем ты думаешь", - ухмыльнулся он про себя, "случайно" пиная ногой небольшой камень. Тот полетел в пропасть, с грохотом ударяясь о горный склон. Никто из мертвяков не обратил на это ровным счетом никакого внимания, чего нельзя сказать о сородичах Логги Гримстоуна, ибо пещера, в которой они работали, пытаясь вызволить трупы древних животных из ледяного плена, находилась как раз внизу. "У нас гости, парни!" - зычно возвестил предводитель дворфского клана, и собратья его с лопатами и кирками наперевес бросились наружу.


Таурен уверенно шел по коридору с обоюдоострой секирой в руках, направляясь к смотровому балкону, где, как он полагал, и должен находиться неживой барон. Мрачные думы роились в голове Трага Высокогорного. Ведь некогда он и помыслить не мог о том, чтобы совершить гнусное предательство по отношению к другу своему, барону. Кое-что в рассказе Анвине тот утаил, а именно факт, что таурен повстречал его уже после подъятия в образе нежити.

На самом деле тогда Траг вновь отыскал его, познакомился же гораздо раньше, в тихие благословенные годы пред Третьей Войною. Он восхищался дворянином, как впрочем и все. Тот был другом ему, другом подданным, не гнушался помогать крестьянам убирать урожай, и те были благодарны ему за это. Но того, прошлого барона Валимара Мордиса больше нет. А этот должен быть остановлен.

"Простите меня, барон", - прошептал таурен, ступая на верхнюю террасу замка. "Простить тебя?" - раздалось в ответ издевательское. - "Не думаю..."

Магический огненный шар, пронесшись по коридору, ударил таурена в грудь. Могучее создание страшно взревело; секира выпала из ослабевших рук и Траг тяжело рухнул на каменный пол; опаленная шерсть его все еще дымилась.

Из теней появился Валимар, ничуть не опечаленный тем, что только что содеял со своим единственным другом. "Нет прощения предательству", - назидательно промолвил он, стоял над распластанным телом таурена. - "И, несмотря на все твои усилия, девушка не бежала от меня. Напротив, она направляется как раз туда, куда мне и нужно! И, когда я того пожелаю, Сфера использует ее могущество, чтобы сокрушить как Ихора, так и живых!"


С гортанными криками дворфы обрушились на нежить Бича, ошарашенную внезапным нападением. "Что это?" - опешил Ихор, и Логги, воспользовавшись с моментом, рванул цепь у него из рук. "Сюда, братья!" - радостно закричал он, пытаясь распутать стягивающие запястья звенья.

Белый снег оросила кровь; сам Ихор бросился в гущу сражения, убивая дворфов голыми руками. Те же в долгу не оставались и рубили кирками нежить почем зря. "Держи, Логги!" - предводитель дворфов вручил сородичу секиру, и тот радостно осклабился, предвушая, как раскроит сейчас гнилые черепушки своим мучителям.

Джорад Мэйс, прежде чем ввязаться в бой, попытался увести подальше от него обессиленную Тиригосу...


"Бедный простодушный Траг", - вздохнул Валимар Мордис, качая головой. - "Ведь твои действия принесли лишь временный успех, не больше. Я знал, что это произойдет рано или поздно. Так или иначе, как только дворфы закончили бы своим раскопки, и ты, и они исполнили бы свою задачу. Но теперь, с появлением этой девушки, час настал. Могущества ее, которое почувствовала Сфера, достаточно, чтобы подъять всех древних чудовищ этих гор. Мне нужно лишь..."

Внезапный шум - крики и удары металла о металла, заставили барона насторожиться. "Это еще что такое?" - недоуменно пробормотал он. - "Еще одна попытка ввести меня в заблуждение? Но шум слышится с южного, противоположного склона..."

Оставив тело поверженного таурена дымиться в коридоре, Отрекшийся скорым шагом направился на смотровую площадку. Картина, открывшаяся взору, немало его позабавила: внизу мельтешили сошедшиеся в бою дворфы и нежить Ихора. "Как же вовремя они подоспели", - ухмыльнулся барон.


Из пещерки у подножья горы выскользнули Калек и Анвина, устремились прочь от замка. Раак возбужденно вился к них над головами.

"Еще немного!" - торопил девушку Калек. - "Траг сказал, что этот путь приведет нас к тому месту, где мы подверглись атаке ящера!" "А что же Тири и Джорад?" - вопрошала девушка. - "Ты сказал, они в плену у Бича!" "Не волнуйся! Вызволим!" - с уверенностью, которой на самом деле не чувствовал, заявил Калек.- "Нам нужно лишь следовать по пути, указанному тауреном, и..."

Оба остановились, как вкопанные, ибо впереди бушевало сражение. Судя по всему, дворфы рубились с мертвяками. "Анвина! Гляди!" - выкрикнул Калек, указывая на сошедшихся в смертельной схватке. - "Это они!"

Джорад Мэйс с своих паладинских доспехах, лишенный, правда, молота, свернул шею одному из зомби, вырвал меч у него из руки, после чего приступил к методичному убиению остальных. За спиной его виднелась Тиригоса, пытавшая сжигать мертвяков огненными заклятиями. Да, этой паре так и не удалось удалиться на достаточное расстояние, когда волна сражения захлестнула их.

На замерших в отдалении Калека и Анвину покамест внимания не обратили, и юноша-дракон решил воспользоваться выпавшим шансом, чтобы проскользнуть мимо и укрыть девушку где-нибудь поодаль. Схватив ее за руку, он перешел на бег, пытаясь обойти и дворфов, и нежить по широкой дуге, однако и на этот раз удача не благоволила ему. Заметив живых и дышащих особей, несколько зомби отделились от основной массы сил Бича, устремившись им наперерез. Калеку не оставалось ничего иного, как сотворить в руке волшебный меч и ввязаться в бой, дабы не дать тварям добраться до Анвины.

Последняя внезапно почувствовала, что не может сделать ни шагу. Силы покидали ее, а разум вновь стремительно пустел. "Малышка", - раздался голос барона у нее в голове. - "Теперь ты принадлежишь Сфере. А силы твои принадлежат мне!"

Валимар Мордис стоял на самом краю парапета, с удовольствием наблюдая за сражением, а в вытянутой руке его ярко сияла Сфера Нер'зула, вытягивающая из бедной девушки сокрытую в ней могущественную магию.

Повинуясь зову подъявшего его, к месту сражения поспешил морозный ящер. Мерно взмахивая костяными крыльями, завис он над полем брани, и, яростно зашипев, выдохнул хладную струю, мигом обратившую в ледяные статуи попавших под нее дворфов. "Его контролирует не Бич!" - прокричал предводитель последних своим уцелевшим сородичам. - "Должно быть, это барон!" Те потрясенно уставились на замковую стену; и действительно на вершине ее замер их мнимый союзник с сияющим артефактом в руке.

Калек первым заметил творящееся со своей компаньонкой. "Анвина?" - неуверенно произнес он, отвлекшись от сражения. - "Анвина!" Глаза девушки ярко сияли, волосы развевались, и дракон в обличье полуэльфа чувствовал, как исходит от нее могущественная магия.

Заметил это и Ихор. "Девчонка!" - взревел он, указывая на Анвину мертвякам. - "Между ней и Сферой какая-то связь! Впрочем, ее легко разорвать! Убейте ее!" Повинуясь приказу, зомби бросились к беспомощной жертве. Калек заступил им путь, магическим ударом снес головы троим, с остальными скрестил клинки. Раак, яростно щебеча, низринулся на врагов, но один из мертвяков отмахнулся от дракончика, как от назойливой мухи, и отважный малыш кубарем полетел в сугроб.

На помощь Анвине пришел и Логги Гримстоун, секирой отведя удар, направленный на девушку сзади. "Слушай, парень", - обратился он к Калеку, сдерживая натиск мертвяка. - "Думаю, ты бегаешь быстрее, чем мы, дворфы! Дуй-ка в замок и поскорее останови Мордиса! Это единственный шанс - наш и ее тоже!"

Калек бросил быстрый взгляд в сторону: морозный ящер опустился чуть поодаль и вертел огромной мордой, выбирая себе следующую жертву. "А что насчет него?" - неуверенно пробормотал Калек, на что Логги лишь хмыкнул: "Думаю, они решили сами покончить с этой тварью, парень!"

С ревом мимо пронеслась Тири, бросилась на морозного ящера; на спине ее, держась за гребень, восседал Джорад Мэйс, сжимая меч в руке и искренне горюя об утрате молота. "Тири! Нет!" - воскликнул Калек. - "Она выглядит такой слабой!" "Ну так хотя бы купит нам какое-то время!" - хмыкнул Логги, отбиваясь сразу от двух наседающих на него мертвяков. - "Беги же!"

Оглянувшись назад в последний раз, Калек бросился ко входу в тоннель, через который совсем недавно они с Анвиной и выбрались из подземелий замка Валимара Мордиса. К его вящему удивлению, проход был наглухо завален камнями. Не видя иного выхода, Калек полез вверх прямо по горному склону, цепляясь руками за выступы и всем телом ощущая некую вибрацию в недрах породы. Что же происходит там, внутри?..


Барон искренне наслаждался устроенным представлением, не замечая ничего вокруг. "Да, я чувствую силу..." - шептал он, а Сфера в ладони его ослепительно сияла. - "Великие твари пробуждаются, восстают по зову моему..."

В темном коридоре за его спиной поверженный таурен чуть пошевелился...


Сражение бушевало и в воздухе.

Волну пламени, исторгнутая Тиригосой, погасил ледяной поток, выдохнутый морозным ящером. Однако, приблизившись к противнику почти вплотную, синяя драконица дала Джораду Мэйсу шанс вспрыгнуть на голову дракона-мертвяка и вонзить меч ему в темя.

Увы, результата это не принесло. Тварь лишь взмахнула головой, сбрасывая с себя паладина, как надоедливую букашку. Кувыркнувшись в воздухе, безоружный, расставшийся с мечом человек полетел вниз, к земле, и пришел бы ему конец, не подоспей вовремя Тиригоса, подставившая под товарища лапу, в которую тот и угодил.


"Да!" - орал Валимар Мордис в экстазе. - "Восстаньте, мои легионы мертвых!"

Горы задрожали; магия Сферы Нер'зула вдыхала искры страшной "нежизни" в тела гигантских животных и монстров, умерших еще когда мир этот был совсем молод. Мамонт, пробудившийся в каверне под горою, на которой и возвышался замок барона, протяжно затрубил.

Калек, взбиравшийся по горному склону, почувствовал содрогания породы. "Что-то движется внутри", - пробормотал он. - "Что-то огромное. Мне нужно удержаться..." И вскрикнул он резкой боли, когда клинок ударил его сзади, пронзив левое плечо. Ихор, карабкавшийся по соседнему склону, не намеревался оставлять в живых вероятных противников. "Сфера Нер'зула моя", - прошипел мертвяк, готовясь нанести следующий удар, который окажется последним для судорожно вцепившегося в камень полуэльфа. - "И ничья больше! Я заберу у Мордиса и ее, и девчонку!"

Калек с пугающей ясностью осознал, что положение его, похоже, безвыходно. Если бы он смог призвать магию... Но, распластанный на горном склоне, с поврежденной рукой и петлей на шее... Стыдно подумать даже: синего дракона прирежет обыкновенный зомби!..


"Да!" - хохотал Валимар Мордис. - "Оно вершится! Оно..." "...Закончится здесь и сейчас, барон", - произнес над ухом знакомый голос. Барон охнул от неожиданности, но сильные ручищи таурена уже сдавили его в гибельных объятьях.

"Я не могу позволить тебе и дальше вершить зло", - объяснил Траг Высокогорный. - "Потому я остановлю тебя". Протянув руку, он сдавил в кулаке сияющую Сферу Нер'зула, и та с хрустом разлетелась вдребезги.

"Ты глупец!" - задохнулся Валимар от ярости и ужаса. - "Ты хоть представляешь себе, что наделал?"

...Сражение между двумя драконами продолжалась как раз над замком. На глазах Тиригосы морозный ящер содрогнулся всем телом; магия, поддерживающая в нем жизнь, стремительно таяла...

"Сфера уничтожена!" - орал Отрекшийся, с тревогой следя глазами за зависшим над замком драконом-мертвяком. - "Морозный ящер гибнет вновь! Он ведь прямо над нами! Отпусти же меня! Остается еше мизерный шанс поддержать в нем жизнь, пока он не рухнул прямо на замок! Я могу..." "Нет, барон", - спокойно произнес Траг, принимая уготованную ему участь. - "Его путь - да и наш тоже - закончится здесь... Сейчас... Чему и следовало случиться давным-давно!"

А в следующую секунду исполинское тело ящера рухнуло на парапет, сокрушая замершую в смертельном объятии пару. Казалась, гора содрогнулась до основания. Массивные кости обрушились вниз, сметая все на своем пути. Одна из статуй грифонов, низвергнувшись в пропасть со смотровой площадки, ударила Ихора, сбивая его со скалы, и предсмертный вопль мертвяка заглушил гул летящих следом валунов.

Не удержался на склоне и Калек. Гора рушилась прямо под ним и несчастный, лишившись опоры, полетел вниз, мысленно успев распрощаться с жизнью.

Но падение внезапно превратилось - Калек завис в воздухе. Бросив взгляд вниз, он заметил Анвину, протягивающую к нему руки. Наверняка девушка призвала магию, замедлившую его падение, но каким образом ей это удалось?

Внезапно глаза Калека расширились от ужаса, и то, что увидел он за спинами девушки и Логги Гримстоуна, заставило его похолодеть. "Дворф!" - заорал Калек, барахтаясь в воздухе. - "Сзади!"

"Что?" - нахмурился дворф, попытался обернуться, и в эту секунду острый клинок вошел ему в шею. С предсмертным хрипом дворф осел на землю, а Анвина резко обернулась, заметив огромного черного вайверна и того, кто прибыл на нем. "Ты!" - изумленно выдохнула девушка. - "Дар'Хан! Но ты же..." "Мертв?" - закончил за нее эльф, ехидно ухмыляясь. - "Не совсем, дорогая моя".

"Как?.." - начала было Анвина, но Дар'Хан, приблизившись к ней, коснулся пальцами лба девушки, присовокупив к этому жесту простенькое заклинание. "Спи, дорогая моя", - прошептал он, не собираясь тратить ни секунды на душещипательные беседы и объяснения своего чудесного воскрешения из мертвых.

Заклятие, удерживающее Калека от падения, рассеялось, и тот с воплем полетел вниз, рухнув в сугроб у подножья горы. Но Дар'Хана это нисколько не заботило. Подхватив тело Анвины, он водрузил его на спину черного вайверна, взобрался следом. Вайверн взвился в воздух, набрал высоту и устремился на север. "Такое нежное юное создание как ты не должно прозябать в столь негостеприимном месте", - шептал эльф девушке, объятой магическим сном. - "Но не бойся... Я везу тебя домой!"

Потрясенные, дворфы глядели вслед удаляющемуся дракону. "Он убил Логги!" - выдохнул один из них. - "Кто это был?" "Слуга Короля Мертвых", - сквозь зубы процедил Джорад Мэйс, удерживая в объятиях Тиригосу, вновь обратившуюся в эльфийку и потерявшую сознание от истощения сил физических и ментальных. - "Дар'Хан".

Выбравшись из сугроба, израненный Калек, шатаясь, побрел туда, где ожидали его друзья. Взгляд его оставался прикован к черной точке на горизонте. "Дар'Хан?" - шептал он, не в силах поверить в чудесное воскрешение эльфа, которого на его глазах уничтожила струей пламени Тиригоса в Таррен Милле. - "Анвина... Анвина!"

Отчаянию юного синего дракона не было предела...

 

***

"Разве он не прекрасен?" - мечтательно улыбался Дар'Хан. - "Квел'Талас..." Анвина, к которой были обращены эти слова, жалела, что не может вновь забыться благословенным сном, ибо по пробуждении обнаружила, что самые потаенные кошмары ее стремительно обращаются явно. Вместе со слугою Короля Мертвых она находилась на спине огромного черного вайвернп, который нес их в земли, ныне рекомые не иначе, как Призрачными. И, приходилось признать, вполне заслуженно: внизу проносились выжженные равнины, сухие, иссохшие деревья, полуразрушенные города... все то, что еще несколько лет назад составляло прекраснейший Квел'Талас, державу Высших эльфов.

"Здесь все началось", - продолжал Дар'Хан, всецело пребывая во власти неких сладостных дум, - "и будет логично, если здесь все и закончится. В месте, где родился я... Где родилась и ты". Не совсем понимая смысл, вложенный эльфом в эти слова, насмерть перепуганная Анвина сейчас могла лишь гадать о том, что уготовила ей коварная судьба.


Бесконечная панорама Альтеракских гор протянулась до горизонта. Небеса над ними рассекала синяя драконица, спешащая на север. Минуты растягивались на часы... Калек до рези в глазах взглядывался в свинцовые облака, ожидая, что вот-вот мелькнет в них черная точка. Увы... Лишь снег безжалостно хлестал в глаза. Петля на шее в который раз заставляла чувствовать бессильную ярость: Логги погиб, а смогут ли помочь ему иные дворфы, Калек и спрашивать не стал; лишь Тири чуть передохнула и набралась сил для трансформы, компаньоны отправились в погоню за черным вайверном Дар'Хана.

"Быстрее, Тири!" - в отчаянии кричал Калек. - "Быстрее!" "Я и так на пределе, Калекгос!" - отвечала ему драконица, но нареченный ее, предавшийся отчаянию, будто и не слышал обращенных к нему слов. "Мы должны догнать их!" - говорил он. - "Неведомо, что Дар'Хан собирается сделать с Анвиной! Каким-то образом Раак знает, куда они направились. Он приведет нас к ним, уж я-то знаю! Просто следуй за ним!"

Тиригоса кивнула массивной головой, вновь обратив взор на миниатюрного сородича, стремительно порхающего чуть впереди. "Как он может лететь столь быстро?" - недоумевала драконица. И в такой буран?

"Это... создание... Раак", - подал голос Джорад Мэйс из-за спины Калека. - "Говоришь, он вылупился из яйца, спрятанного под ее домом?" "Да", - кивнул Калек, не оборачиваясь. - "и я был уверен, что он - ключ к Солнечному Колодцу, найти который стремится Дар'Хан! Но... он забрал с собой Анвину, а Раака почему-то оставил!" "Думаю, теперь я понимаю", - задумчиво промолвил Джорад. - "Раак - совсем не то, что ты думаешь! Он никак не связан с Солнечным Колодцем. Думаю, он создание Борела..."

"Борел!" - воскликнул Калек; уж сколько они ищут эту таинственную... персону, а все без толку. - "Да кто он такой, во имя Малигоса?" "Даже я не знаю точно ответ на твой вопрос", - пожал плечами паладин. - "И не уверен, настоящее ли это его имя".

Мыслями он обратился в прошлое, когда, бежав от своего безумного принца Артаса, вернулся в разоренный Лордерон. Он шел по разрушенным городам без какой-либо цели, лишенный надежды. А когда силы окончательно оставили его, он просто упал посреди улицы, чтобы умереть. И тогда появился Борел - высокий человек, с ног до головы закутанный в плащ. Наброшенный на лицо капюшон скрывал его черты, но намерения были вполне очевидны. Он протянул сбившемуся с пути паладину Лордерона мех с водой, заклятием исцелил его раны... а затем предложил возможность искупить все грехи, за которою Джорад Мэйс с радостью ухватился. Они расстались, и Борел обещал, что призовет его однажды.

Бежали месяцы... Джорад Мэйс ждал, но не сидел сложа руки все это время. Снова и снова искупал он грехи службы своей у Артаса, выходя против мертвяков Бича со священным молотом. Зомби гибли во множестве, но не было мира в душе паладина... И когда однажды глас Борела раздался в его разуме, Джорад Мэйс с радостью откликнулся на зов. Следуя наказу, прибыл он в Таррен Милл... где снова принялся ждать.

"Я прождал несколько недель", - закончил Джорад свой рассказ. - "Сам Борел так и не появился, хотя, похоже, он навещал Анвину. Ожидание чуть не свело меня с ума... Теперь-то я вижу, что должен был ожидать... неприятностей". "И это все?" - раздраженно бросил Калек. - "Ты не знаешь, как он связан с Анвиной?" "Нет, я...", - начал было Джорад, но беседу наездников прервал клич синей драконицы: "Калек! Джорад! Глядите! Вы почти прилетели! Квел'Талас..."

Заснеженные горные перевалы остались позади, сменившись оскверненными Призрачными Землями...


Отряд зомби Бича брел по мертвому лесу, где не осталось ни травинки под ногами, ни листочка на деревях, в мольбе тянущих сухие искривленные руки-ветки к солнцу. Гиблая земля, и они отныне здесь - полновластные хозяевы. Бывшие при жизни эльфами, сейчас воля их и тела принадлежат новому господину - Артасу, Королю Мертвых. А души... оных уж давно не осталось.

Подобно призракам, из-за деревьев выступили тени в алых одеяниях, немедля атаковали опешивших мертвяков. Исполненные гнева и горечи Кровавые эльфы не терпели присутствия Бича на своих исконных землях, а мертвяков-эльфов почитали за высшую форму извращения и ненавидели всеми фибрами души.

Все закончилось в считанные секунды; трупы зомби устлали мертвую землю. Лишь один-единственный мертвяк, оторвавшийся от основного отряда, удрал к кусты, незамеченный эльфами.

"Плохо все это!" - сплюнул один из предводителей последних - одноглазный эльф с суровыми чертами лица, - вытирая кровь с клинка сухими листьями. - "Этих тварей в округе становится все больше и больше!" "Справимся, Лор'Темар", - с уверенностью заявил его товарищ, выделявшийся более утонченным телосложением и богатыми, изукрашенными резьбой доспехами, но одноглазый лишь покачал головой: "Справимся ли, Халдюрон? С каждым сражением нас становится все меньше... И чего ради? Я мечтаю о возрожденном Квел'Таласе, но сего мы не сможем достигнуть лишь силой собственного оружия".

Он тяжело вздохнул: "Давай-ка сожжем наших павших и эту падаль, дабы не восстали они нежитью Бича". И добавил, обращаясь к Халдюрону Яснокрылому, своего верному соратнику: "Слишком много мертвяков... Думаю, для этого есть причины".

Тот пожал плечами: "Все наши лазутчики, кроме одного, вернулись, не обнаружив ничего подозрительного". "И все же, должно быть.." - начал было Лор'Темар Терон, когда на поляну выбежал последний лазутчик. Лицо его говорило само за себя.

"Лор'Темар!" - выкрикнул он, с трудом переводя дыхание. - "Я был около места, где располагался ранее благословенный Солнечный Колодец, когда увидал его! Негодяй вернулся!" "Кого ты видел?" - вопросил Лор'Темар, пораженный чересчур уж возбужденным тоном лазутчика, и тот отвечал: "Дар'Хана! Предателя собственной персоной!" "Дар'Хан?!" - Лор'Темар пришел в неописуемую ярость. - "После всего содеянного он осмелился появиться в Квел'Таласе? Да, это сполна объясняет присутствие Бича!"

"Готовьте оружие!" - сжав в гневе кулаки, обратился он к сородичам, не менее изумленным услышанным. - "Оставим покамест погребальный костер!" И добавил чуть тише, обратившись к Халдюрону Яснокрылому, пораженному его яростной вспышкой: Я вижу лицо его в своих снах, Халдюрон! Вновь и вновь зрю я его предательство... Я вижу, что он сделал с великим Квел'Таласом - королевством, которое я поклялся защищать целой собственной жизни..."

С болью пришли воспоминания. В обязанности Лор'Темара как командира следопытов входило надзирать за безопасностью убеленных сединами древних колдунов, направляющих энергии Солнечного Колодца, дабы те, в свою очередь, надзирали за безопасностью всего народа Высших эльфов. В то время он и сдружился с Дар'Ханом. Будучи магом, он весьма интересовался службой следопытов - стражей Солнечного Колодца, и задавал о ней множество вопросов. Не чувствуя подвоха, Лор'Темар честно отвечал на них... и слишком поздно обнаружил предательство, когда наткнулся в лесу на мертвые тела следопытов, назначенных в патруль. Со всех ног устремился он по направленю к Солнечному Колодцу, но мертвяки Бича, допущенные предателем в Квел'Талас, заступили ему дорогу. Лор'Темар сражался столь яростно, как только мог, надеясь, что шанс спасти королевство все еще остается... В том бою он потерял глаз... И все-таки он опоздал! Чудовищный взрыв уничтожил Солнечный Колодец...

"И тогда я поклялся, что ничто и никто боле не запятнает память Квел'Таласа и Солнечного Колодца", - промолвил Лор'Темар. - "Особенно, предатель!" Он сделал приглашающий жест рукой: "Пойдемте, приветим возвращение домой нашего блудного брата... насадив на копье его ухмыляющуюся рожу!"


Одинокий зомби, избегнувший резни, продирался сквозь лес. Скоро, скоро доберется он до своих набольших и непременно поведает о жалкой горстке "мстителей", подлежащих искоренению...

Слишком поздно заметил он над собою красные крылья, а в следующую секунду огромная когтистая лапа обрушилась на него, размазав по земле. Для верности дракон дыхнул пламенем, обращая в прах жалкие останки...

А минутой позже из огня выступила высокая фигура, облаченная в плащ с капюшоном, надежно скрывавшим лицо...


"Ужасно..." - прошептал Калек, качая головой. - "Как много мертвых..."

Пред ними расстилалась панорама разрушенного эльфийского города. Остовы зданий, мертвые деревья, пересохшие фонтаны... да скелеты погибших защитников, белеющие на мощеных камнем улицах.

"Мы ничего не можем сделать для них, Калек", - заметила Тири. Драконица вновь обратилась в эльфийку, благо свинцовые тучи, нависшие над Призрачными Землями, делали дальнейший полет невозможным. Потому дальнейший путь пришлось проделать пешком.

"Да, ты права, не можем", - согласился Калек. - "Сейчас лишь Анвина имеет значение". Будто отвечая на его слова, Раак яростно забил крылышками, требуя к себе внимания, после чего отлетел на небольшое расстояние, будто приглашая за собой. "Судя по поведению Раака, она где-то рядом", - констатировал Калек. - "Пойдемте! Если уж мы не можем подняться в небеса в эту странную погоду, так давайте хоть ноги разомнем!" И добавил тихонько: "Я не подведу тебя, Анвина... Обещаю!"

Калек бросился вперед; Тиригоса и Джорад Мэйс, вновь вернувший себе молот после сражения с Бичом в Альтеракских горах, бежали следом, стараясь не оставать. "Дар'Хан за все заплатит", - шипел Калек сквозь сжатые зубы.


Дар'Хан привел дрожащую девушку в рощу мертвых древ, в центре которой красовался лишь глубокий округлый кратер.

"Похоже, ты все еще не можешь свыкнуться с мыслью, что я жив и здоров", - осклабился эльф. - "Вообще-то я сумел произнести заклятие перемещение до того, как огонь охватил меня. Вы думали, что я мертв, и меня это вполне устраивало до поры, до времени. Велики силы, дарованные мне лордом Артасом!"

Он приобнял девушку за плечи, указал пальцем на кратер. "Ты ведь знаешь о могуществе, так ведь?" - промурлыкал он. - "Могуществе Солнечного Колодца... Часть его была использована для возрождения слуги лорда Артаса, великого Кел'Тузада! За помощь в возвращении Кел'Тузада меня ожидала награда... Но, как ты уже знаешь, все пошло наперекосяк".

Дар'Хан поморщился, вновь воссоздав в памяти день, когда Солнечный Колодец исчез, оставив после себя лишь кратер. "Сначала я действительно поверил, что Колодец уничтожен и навсегда потерян для меня", - признался он. - "Мой по праву! Моя награда! Но все это изменилось... Солнечный Колодец вернулся ко мне!"

Взяв упрямо хранящую молчание девушку за подбородок, Дар'Хан приблизил ее лицо к своему. "И ты, малышка, ключ к тому, чтобы он стал моим навечно", - прошептал эльф.


Чуть поодаль, схоронившись за грудой камней, за парой зорко следили эльфийские следопыты.

"Это он!" - кивнул Лор'Темар, дрожа он ненависти. - "И он привел с собой пленницу, человеческую деву!" "Что мы предпримем, Лор'Темар?" - вопросил Халдюрон. "Возьмем его в кольцо!" - отвечал одноглазый эльф. - "Халдюрон, бери половину отряда и обходи его с севера! Я поведу за собой остальных..."


"Я не понимаю!" - Анвина отшатнулась от эльфа, подальше от его отвратительных прикосновений. - "Что я могу сделать? Разве тебе нужен не Раак?" "Раак?" - поморщился Дар'Хан. - "Это мерзкое маленькое создание? Нет, когда-то я думал, что он и есть воплощение Солнечного Колодца, но вскоре осознал свою ошибку. Понимаешь, лишь его нахождение рядом с..."

"Дар'Хан! Твой час пробил, предатель!" - раздался крик, прерывая слугу Короля Мертвых на полуслове. "Что у нас?" - настороженно оглянулся тот через плечо. Мертвую рощу стремительно заполняли Кровавые эльфы с мечами наголо, обходя Дар'Хана широким полукругом. Похоже, шанса спастись ему предоставлять не собирались.

"Неужто мой старый приятель Лор'Темар?" - злобно ухмыльнулся Дар'Хан. - "А я думал, что ты мертв! Ошибся, да... Впрочем, это легко исправить! Ведь столько твоих товарищей погибло, защищая Солнечный Колодец!"

Могущество, которым Артас наделил Дар'Хана, позволило последнему подъять десятки следопытов, сложивших головы в тот судьбоносный день, и сейчас они восставали из мертвых, появляясь из-под земли и создавая заслон между опешившими эльфами и весело хохочущим предателем. "Они так скучали по тебе, Лор'Темар!" - издевался Дар'Хан. - "Думаю, настало время тебе к ним присоединиться. Как считаешь?"

"Клянусь Колодцем!" - прошептал изумленный следопыт. На мертвяках все еще сохранились плащи, безошибочно указывающие на принадлежность к его отряду. И сейчас он должен был оказать им последнюю услугу, даровав вечный покой. "За Квел'Талас!" - выкрикнул Лор'Темар, и Кровавые эльфы бросились в атаку.

Скрестив руки на груди, Дар'Хан хохотал, наслаждаясь неописуемо приятным зрелищем. Эльфы - мертвые и живые - ожесточенно рубят друг друга мечами, и все это - его заслуга, и ничья иная.

Сражение длилось лишь несколько минут, прежде чем Лор'Темар признал очевидный факт - им не выстоять. "Их слишком много!" - выкрикнул он. - Отступаем! Отступаем!"

Разом развернувшись, Кровавые эльфы бросились наутек, оставив на залитом кровью поле своих погибших товарищей. Ничего, тела эти вновь восстанут по воле Дар'Хана, вольются в ряды нежити Бича - истинных властителей Призрачных Земель.

"Беги, беги, дружище Лор'Темар!" - кричал вслед улепетывающим эльфам Дар'Хан. Настроение у мага было превосходное: вот уж потешили - так потешили! "Скоро уже ты никуда не сможешь убежать от меня!" - добавил он со значением, оборачиваясь. - "Ну ладно, это, конечно, было весело, но пора..."

Дар'Хан разинул рот от изумления, растерянно оглядываясь по сторонам. А где же Анвина?..


Девушка со всех ног неслась прочь, подальше от ужасного сражения, ото всех этих мерзких зомби, и - самое главное - от столь пугающего ее Дар'Хана, упивающегося собственным могуществом. Она бежала и бежала, петляя между разрушенных зданий; животный ужас гнал ее вперед. Зацепившись ногой за камень, девушка упала, а встать уже не было сил...

"Здравствуй, Анвина", - произнес спокойный глубокий голос. - "Я искал тебя". Испуганная пуще прежнего, девушка отшатнулась от высокого незнакомца, с ног до головы закутанного в плащ. "Кто вы?" - выкрикнула она в смятении. - "Откуда вы меня знаете?"

"Я знаю тебя лучше, чем кто-либо", - отвечал тот. - "Я тот, кто впервые обнаружил тебя, кто помог укрыться, пока не пробьет час. Но все пошло не так, как мы предполагали..." Незнакомец протянул руку: "Ты должна пойти со мной. Мы все должны начать сначала".

Анвина прижала руки к груди, отступила еще на несколько шагов. "Вы все еще не сказали меня, кто вы такой!" - выкрикнула она, не зная, можно ли довериться этому... человеку (человеку ли?). "У меня великое множество имен, Анвина", - улыбнулся незнакомец. - "Но тебе я известен как Борел".


Далекий звон долетел и до троицы путников, петляющих в руинах. "Вы слышите?" - насторожился Калек. - "Это откуда-то спереди". "Этот звук мне хорошо знаком", - молвил Джорад, озираясь по сторонам. - "Это звон мечей!" "Но кому же здесь сражаться?" - недоумевал Калек. Пока что за все время пребывания в Призрачных Землях они не встретили не души - ни живой, ни мертвой.

"Должно быть, это как-то связано с Анвиной!" - решил для себя Калек, заскрипев зубами в бессильной ярости. - "Она где-то рядом!"

Тири, шедшая чуть позади, пыталась понять, почему каждый раз при упоминании об этой человеческой девчонке нареченный ее становится сам не свой. "Если так, то я должна идти впереди! Магию твою сильно ослабляет петля на шее, в то время как моя сильна!" - не удержалась драконица от ехидного замечания. - "И я могу принять свою истинную форму и на этот раз удостовериться, что от Дар'Хана и уголька не останется!"

"Если рассудить здраво, она - наиболее могущественная из нас, Калек", - негромко произнес Джорад, обращаясь к товарищу, и тот кивнул, чуть усмехнувшись: "Да, но и самая упрямая тоже!"

"Вспомни", - добавил Калек чуть громче, краем глаза следя за подругой, - "дворф Харкин Гримстоун поймал ее, и никакая магия не спасла". Тири разозлилась: "Мы, драконы, сильны, но не неуязвимы... И вообще, я устала от всего этого! Ты находишься в этом смертном теле слишком долго, Калек! Ты даже говорить и думать стал, как люди!"

Тири прибавила шаг, чтобы поспеть за порядком ушедшими вперед компаньонами, не заметив, как из-под горы мусора и щебня чуть в стороне от дороги показалось черное слизкое щупальце, устремившееся следом за нею.

"Я просто не хочу, чтобы кто-нибудь еще пострадал, Тири!" - бросил Калек, чуть остудив пыл раздраженной драконицы. - "Ты ничего не достигнешь, ринувшись в бой очертя голову! Дар'Хан слишком хитер для этого!" "Не бойся!" - язвительно заявила Тири, уперев в бока изящные ручки. - "Я не позволю, чтобы что-нибудь случилось с твоей дражайшей Анвиной".

Пресыщенные словесной перепалкой, и Калек, и Джорад разом обернулись к Тиригосе, чтобы попросить ее прекратить, но хором в ужасе завопили: "Тири! Сзади!"

Два черных щупальца захлестнули девичьи руки, вздернув ошарашенную жертву высоко в воздух. С утробным рычанием из-под груды мусора появилось гигантское создание ростом, поди, с молодого дракона. Мощные лапы, поросшие шерстью, усеянная острыми зубами пасть, хлещущий из стороны в сторону хвост да целый ворох шевелящихся щупалец на голове и хребте. В возникшем кошмаре Джорад Мэйс без труда распознал адскую гончую - одну из тварей Пылающего Легиона, наверняка пребывающую в Квел'Таласе еще со времен Третьей Войны и питающуюся лишь случайными путниками.

Тири истошно завопила, дергаясь, но не в силах вырваться. "Эта тварь поглощает ее магию", - заметил паладин готовому вновь предаться отчаянию Калеку, который на чем свет стоит клял ухватывавшую шею петлю.

Подскочив к адской гончей, Джорад подпрыгнул и что было сил огрел ее молотом по морде. "Отпусти ее, будь ты проклята!" - присовокупил он к удару, но тварь лишь недовольно мотнула головой, отправив паладина в полет вверх тормашками. Джорад грузно шмякнулся оземь; Тири продолжала кричать, теряя последние силы.

"Отпусти ее!" Теперь в бой вступил и Калек, нанеся гончей удар зачарованным мечом. Но на глазах его глубокая рана немедленно затянулась!.. Не остался в стороне и Раак, да только проку от забавной зверушки оказалось совсем немного. Спикировав на морду твари, дракончик лишь больно стукнулся о нее головкой, после чего из последних сил замахал крылышками, пытаясь отлететь в сторону, от греха подальше.

Чуть поодаль на холме замерла эльфийская дева. Ее зоркие глаза внимательно следили за демонической тварью, а мертвенно-бледные руки сжимали зачарованный лук. Наложив стрелу на тетиву, дева прицелилась, а затем исторгла крик, ледянящий сердце и душу... невыносимый для живого создания.

Даже проходящий совсем в ином квартале развалин потрепанный отряд Кровавых эльфов разом остановился, и Лор'Темар бросил: "Это она!", мечом указав товарищам новое направление движения.

Джорад и Калек, выронив оружие, прижали руки к ушам, лишь бы не слышать страшного звука. Адская гончая, вместо того, чтобы прикончить надоедливых противников, лишь ревела, запрокинув морду.

Не переставая кричать, эльфийская дева вскинула лук и выпустила в направлении твари несколько стрел. Многие из них пробили щупальца, удерживающие Тиригосу и та, уже успевшая лишиться сознания, камнем рухнула вниз. Джорад Мэйс едва успел подватить ее на руки у самой земли.

Между тем все больше стрел вонзалось в ставшую внезапно беспомощной тушу адской гончей; не стихал и режущий нервы крик. Наблюдая за тварью, Калек понял, что он каким-то образом не дает гончей воспользоваться врожденной целительной магией.

"Это может быть мой единственный шанс!" - прорычал Калекгос, сжал волшебный клинок обеими руками и вновь ринулся к чудовищу. Вскочив на морду гончей, а оттуда - на спину, он принялся кромсать мечом шевелящиеся щупальца, отсекая их, разрубая до основания. Он бил и бил, пока тварь под ним не затихла. Лишь тогда синий дракон в обличье полуэльфа осознал, что ирреальный крик стих. Обернувшись к ближайшему холму, он успел заметить уходящую прочь фигуру эльфийки. "Неужто это..." - начал было Калек, но тревожный клик Раака вернул его к действительности: "Тири! Джорад!"

Очнувшись, Тиригоса лицезрела склонившуюся над ней бородатую физиономию паладина. "Что? Снова ты?" - возмутилась она, отпихнув его, и Джорад обиженно поклонился: "Всегда к вашим услугам, миледи". "Ну, спасибо, что ли", - хмыкнула Тири, чуть зардевшись, - "хотя ТВОЯ помощь мне не очень была нужна". Калек принял камень в свой огород, но виду не показал. "Ну, если вы оба в порядке, я предлагаю..." - начал он...

"Я предлагаю тебе и твоим товарищам сдаться, чужеземец, или последствия могут оказаться самыми плачевными", - раздался властный голос, и троих путников окружила дюжина Кровавых эльфов с обнаженными мечами. Не оставалось сомнений, что они пустят их в ход при малейшем намеке на неповиновение приказу их одноглазого командира.


"Пойдем, Анвина", - убеждал девушку тот, кто называл себя Борелом. - "Времени в обрез". "Но вы не можете быть Борелом!" - все еще сомневалась та. - "Мои родители знали вас иным! Вы были старше, носили бороду, и..." "Твои родители?" - прервал ее незнакомец. - "Ты все еще называешь их так? Любопытно!"

Анвине заявление это совсем не понравилось; казалось, весь мир ее рушится в свете все новых и новых откровений. "О чем ты?" - возмутилась она. - "Конечно же, мои родители! Они любили меня! Они вырастили меня!" "Но они не настоящие, Анвина", - тихим, увещевающим голосом произнес Борел. - "Я создал их, чтобы помочь сокрыть правду о тебе! Чтобы тайна не была раскрыта до нужного времени!"

"Нет!" - выкрикнула девушка, скрывая отчаяние и пустоту в душе за нахлынувшей яростью; из глаз лились горячие, злые слезы. - "Я не понимаю, о чем вы говорите! Вы мелете чушь!" "Послушай!" - горячо воскликнул Борел. - "Восстановение столь великой силы обязательно заметят та и другая стороны! Потому-то ты и согласилась на этот ход! Никто не сможет заподозрить юную деву и ее простых любящих родителей! Они были моими глазами и ушами, как впоследствии стало создание, названное тобой Рааком! Если заклинание, которое я наложил, чтобы скрыть от тебя истину, начнет развеиваться, они должны были сразу же дать мне знать!.. Когда пришли мертвяки Бича, необходимость в твоих родителях отпала! Они прекратили свое существование как только пламя объяло ваш дом..."

Девушка всхлипывала: он еще хуже, чем Дар'Хан! Тот, по крайней мере, не пытался доказать, что вся жизнь ее была ложью! Борел, казалось, не замечал бури эмоций в душе Анвины... или не хотел замечать. "Пойдем же, Анвина!" - торопил он ее. - "Забудь о них. Они были ненастоящими и не чувствовали боли. Мы все начнем сначала..."

"НЕЕЕТ!!!" Чудовищная сила, дремавшая в глубинах души девушки, выплеснулась на поверхность, подхватила Борела и с легкостью отшвырнула его прочь. Обессилев, Анвина вновь опустилась на землю, повторяя "Это неправда! Это неправда! Он безумен! Они были моими родителями! Они были настоящими!"

Но безутешные рыдания ее прекратились, и Анвина изумленно прошептала: "Нет, он не лгал. Я вспомнила! Я..." Петля на шее у нее вспыхнула, и осмысленное выражение покинуло взгляд девушки.

"Ах, вот ты где!" - по направлению к безвольной Анвине шагал Дар'Хан. - "Мне пришлось потрудиться, создавая заклинание, чтобы отыскать тебя! Ведь ты - часть этих земель, и отделить тебя от них сложновато". Приблизившись, Дар'Хан взял девушку за подбородок и прошипел ей в лицо: "Но я всегда добиваюсь поставленных целей! Я получу то, что по праву является моим! Моим... А не Кел'Тузада... И даже не... Да, даже не лорда моего Артаса!"

Схватив девушку за волосы, но поднял ее на ноги. "Поднимайся, малышка", - хохотнул Дар'Хан. - "Новое заклинание, что я наложил на твою петлю, удержит тебя на время, достаточное для того, чтобы передать твою сущность, твое могущество, мне! Обладая им, я стану богом!"

"Кстати, должен сказать, это было впечатляюще!" - молвил эльф, имея в виду невольную демонстрацию силы Анвины. - "Великолепное действо! У меня дрожь по коже, как подумаю, что я смогу сделать, когда сам буду повелевать этой магией!.. Кстати, это наводит меня на мысль, как раз и навсегда покончить с твоими спутниками!" И он с усмешкой обратился в сторону, куда была отброшена человеческая ипостась Борела... вот только сейчас там виднелся лишь слабо подергивающийся красный драконий хвост!


"У вас есть лишь один-единственный шанс остаться в живых", - молвил Лор'Темар, обращаясь к трем чужеземцам, окруженным Кровавыми эльфами. - "Скажите, где сейчас скрывается баньши! Скажите, где Сильванас!"

Калек разозлился: вот уж, действитель, из огня - да в полымя. "Не знаю, о чем ты говоришь", - заорал он, - "и мы не враги вам! Мы и не думали причинять вас вред!" "Никто больше не заходит сюда без весьма веской причины", - усмехнулся Лор'Темар, на которого пылкая речь полукровки не произвела должного впечатления. - "И ты не можешь отрицать, что слышал сейчас ее крик. Лишь его магия смогла ослабить магию, окружающую это чудовище, достаточно, чтобы ты сумел убить его". "Да говорю тебе, не знаю я ничего о баньши", - убеждал Калек Кровавого эльфа. - "Мы здесь в поисках друга". "И что же это за друг, который столь безумен, что отправился в эти проклятые земли?" - недоверчиво полюбопытствовал Лор'Темар. "Она пленница одного из вашего рода!" - выкрикнул Калек. - "По имени Дар'Хан!"

"Дар'Хан?" - разом подобрался Лор'Темар, нахмурившись. - "И какая связь между твоей подругой и этим грязным предателем?" "Он думает, что она как-то связана с великой силой, которую он стремится получить", - молвил Калек. - "Возможно, вы слышали о ней... Думаю, вы называли это Солнечным Колодцем".

"Ты безумец!" - воскликнул Лор'Темар, яростно взмахнув мечом. - "Солнечного Колодца больше нет... И Дар'Хан повинен в его уничтожении!" "Но он может знать, как призвать его магию вновь", - возразил Калек. - "И, хоть мы и стремимся спасти свою подругу, если Дар'Хан преуспеет в своем начинании, она станет лишь первой из многих, обреченных на страдания".


"Ты не будешь страдать... долго, малышка", - усмехнулся Дар'Хан, обращаясь к Анвине, безразличной ко всему. - "В конце концов, ты же ненастоящая! Просто что-то вроде маски, скрывающей могущество. Оболочка, как бы живая, но на самом деле - нет. Воистину, изящное заклятие, но и оно..."

Внимание эльфа ненадолго отвлекла летучая мышь - вампир, пролетающая мимо. Заприметив новую жертву - эльфийку! - неподалеку, тварь испустила хриплый крик и устремилась на нее... лишь затем, чтобы получить стрелу в голову. Мышь-вампир пала прямо к ногам Дар'Хана, и тот сразу же догадался, кто еще является свидетелем становления его самым могущественным существом в Азероте.

"А я все думал, куда ты запропастилась!" - воскликнул он, пытаясь разглядеть лучнику между черными стволами мертвой рощи. - "Без тебя все будет совершенно не так..." Сильвана выступила из-за дерева, сжимая лук в руках. "Оставь свою лесть, Дар'Хан", - проскрежетала баньши. - "Я пришла закончить то, что осталось незаконченным. Смерть твоя принадлежит мне, и так было всегда..." Наложив стрелу на тетиву, Сильванас подняла лук, готовясь произвести роковой выстрел.

"К чему такая враждебность, дражайшая Сильванас?" - пропел Дар'Хан. - "Ведь мы оба на одной стороне..." "Мы никогда не будем на одной стороне, Дар'Хан!" - отрезала баньши. - "Я не делала выбор, чтобы стать такой, какая сейчас... В отличие от тебя, предавшего свой народ по доброй воле! Я долго ждала этого... Попробуй-ка произнести заклинание! Ты знаешь, что крик мой успеет прервать его, а стрелы мои - пронзить твое черное сердце!"

Дар'Хан легонько подтолкнул безвольную Анвину вперед, давая Сильванас возможность хорошенько рассмотреть его пленницу. "Зачем же нам сражаться, когда я собираюсь воссоздать то, что вернет Квел'Таласу утраченное великолепие?" - вкрадчиво поинтересовался он. "Ты воистину предался отчаянию, раз произносишь столь безумные речи", - пронзительный голос баньши резанул эльфа по нервам, и он поморщился. - "Твою бесполезную шкуру это все равно не спасет!" "Ну же, дражайшая Сильванас!" - расхохотался Дар'Хан, демонстративно и обреченно взмахнув руками. - "Ты гораздо более могущественна, чем была когда-то! Думаю, ты можешь осознать истинную природу моей маленькой подружки..."

"Это человеческое отродье?" - впервые баньши обратила негодующий взор на Анвину. - "Ну и что в ней такого... Невозможно! Она... не может быть..." На бледном лице Сильванас отразилось полнейшее смятение. "Это маленькое отродье не может заключать в себе сущность благословенного Солнечного Колодца", - неуверенно закончила она, зная, что пытается обмануть саму себя.

"Весьма занятная маскировка, так ведь?" - ухмыльнулся Дар'Хан. - "Кто заподозрит? Но суть в том, что сейчас она моя и я восстановлю ее в истинном обличье". "А после этого благородно вернешь нашей родине ее исконное величие?" - недоверчиво покачала головой Сильванос. - "Что-то я сомневаюсь, предатель!" Рывком она вскинула лук, прицелилась: "Но мне... она еще пригодится... после твоей смерти!"

Дар'Хан, казалось, чувствовал себя вполне раскованно и ни на секунды не принимал всерьез угрозы Темной Владычицы. "Бедная милая Сильванас", - с иронией покачал он головой. - "Такая наивная... Так легко... отвлекаешься... Тебе так просто обойти сзади!"

Насторожившись, Сильванас неуверенно обернулась, и в этот момент страшный удар драконьей лапы отбросил ее далеко в сторону. Приподнявшись на локтях, баньши закричала, печально сознавая, что против исполинского красного дракона, нависшего на дней, крик бесполезен.

Дар'Хан весело расхохотался...


"Лор'Темар! Снова баньши!" - смятенно вымолвил Халдюрон. Кровавые эльфы беспокойно задвигались, не спеша, впрочем, вкладывать в ножны клинки, сейчас нацеленные на тройку престранных чужаков. Лор'Темар кивнул: "Да, и исходит он с той самой стороны, где ранее располагался Солнечный Колодец".

"Что?" - вскрикнул Калек. - "Именно туда Дар'Хан увел Анвину! Ты должен показать нам, где это место!" "Ничего я тебе не должен!" - напыщенно огрызнулся Лор'Темар. - "Просьбы полукровки не значат ровным счетом ничего!" "Я не полуэльф!" - разозлися Калек. - "Я - синий дракон, слуга Малигоса!" "Дракон?" - изумился Лор'Темар. - "Да ты и вправду безумен!"

Подчиненные его весело рассмеялись. Подобного снисходительного презрения со стороны Кровавых эльфов Калек вынести уже не мог. Схватив Лор'Темара за грудки, он заорал ему в лицо: "Если бы я смог избавиться от этой петли, то доказал бы свою правоту!" Эльфов это еще более позабавило, и теперь они хохотали во все горло, не думая даже вступиться за своего командира. Даже Халдюрон прыскал в кулак чуть в стороне. "Какая трагедия!" - прокудахтал Лор'Темар. - "Будь ты драконом, мы бы точно тебе поверили, полукровка!"

"Что ж, если это необходимо, чтобы прекратить бесполезную перепалку..." послышался холодный и злой голос Тири, - "позволь мне... просветить тебя касательно фактов!" Последние слова Лор'Темару в лицо проревела огромная синяя драконица. "Что скажешь?" - рявкнула она, и Кровавые эльфы, как один, повалились на колени. "Прошу простить мое неверие, великая", - чопорно промолвил Лор'Темар, пребывая в состоянии полнейшего шока. - "Я не хотел выказывать неуважение к тебе и твоим спутникам. Но это не изменяет того факта, что следует брать в расчет не только Дар'Хана, но и Сильванас тоже".

"Кто такая эта Сильванас?" - вопросил Калек. - "Откуда взялась эта баньши?" "Сильванас некогда была защитницей Квел'Таласа", - дрогнувшим голосом отвечал Лор'Темар. - "Защитницей Солнечного Колодца, как и я! Она была предводителем следопытов во время войны с Бичом и верховодила защитниками Серебряной Луны во время защиты города, но вся ее доблесть не смогла предотвратить неизбежное. Мы думали, что она мертва, как и все остальные, и, ради нас и ее самой, как жаль, что это не оказалось правдой! Говорили, что ее бросили еле живую перед троном рыцаря смерти Артаса. Он забрал крохи оставшейся ее жизни, но, когда она наконец упокоилась, не остановился на этом! Он наложил на ее истерзанное тело нечестивые заклинания, извратил добрую душу Сильванас Бегущей-с-Ветром и обратил ее в баньши, которой она и является сейчас. Какое-то время она прислуживала Артасу, помогая ему творить зло, но затем восстала против него, дабы воплотить в жизнь собственные темные начинания".

"И, раз уж Дар'Хан здесь, я боюсь, что и касательно Солнечного Колодца у нее есть какие-то замыслы", - добавил Халдюрон Яснокрылый. "Думаешь, они объединились?" - полюбопытствовал Калек. "Нет", - уверенно ответил за товарища Лор'Темар. - "Она предпочтет видеть Дар'Хана погибшим, ибо уничтожение им Солнечного Колодца сыграло роль в ее собственной судьбе и порче. За это она ненавидит его... Нет, я уверен, Дар'Хану следует страшиться Сильванас куда больше, чем нам..."


"Надеюсь, тебе удобно там, дрожащая Сильванас", - радостно пропел Дар'Хан, созерцая плененную баньши. Магические струйки тумана удерживали руки Сильванас прижатыми к полуразрушенной каменной стене крепче железных цепей; еще одна струйка закрывала ей рот, мешая применить главное оружие.

"Отсюда тебе откроется замечательный вид на то, что я собираюсь претворить в жизнь", - сообщил словоохотливый эльф, - "даже если это означает то, что в самый ответственный момент тебе придется умереть... снова!"


"Там! Мы должны приземлиться там!" - выкрикнул Лор'Темар, перекрывая шум ветра. Наряду с Калеком и Джорадом Мэйсом, Кровавый эльф восседал на спине Тиригосы, и синяя драконица несла их в указанном направлении через серую хмарь, зависшую над Призрачными Землями. Впереди показались мертвые деревья, многие из которых - в особенности те, что окружали гигантский кратер - оказались с корнем вырваны из земли. "Все, что осталось от славы Квел'Таласа", - с горечью добавил Лор'Темар. - "Роща Солнечного Колодца".

"Но она огромна!" - изумился Калек, вертя головой по сторонам. - "Если мы приземлимся там, где ты предлагаешь, это будет все еще далековато от Анвины!" "Нам не следует подлетать ближе", - резонно заметил Лор'Темар, пояснив: "Дар'Хан не должен знать о нашем появлении. Мы приземлимся так близко, как это возможно. Предатель будет там! Ведь, скрытая плотным туманом, там находится площадка, где ранее пребывал Солнечный Колодец!"

"Да плевать мне на Солнечный Колодец!" - разозлился Калек. - "Все, что имеет значение, это Анвина..." "Ты что, еще не понял?" - приподнял бровь Лор'Темар. - "Я-то прекрасно все осознал. Она и есть Солнечный Колодец!"


Что ж, вот и настал час произнести последнее заклинание. "Сила явится вновь", - прошептал Дар'Хан, блаженно улыбаясь, - "и на этот раз она подчинится мне!" Он обернулся к баньши, все еще скованной струйками волшебного тумана. "И даже ты сыграешь роль в моем возвышении, дражайшая Сильванас", - усмехнулся Дар'Хан, но тут же оборвал себя: "Достаточно болтовни! Давай же, моя малышка... Пробил час сбросить эту бесполезную оболочку и восстановить твое полное величие!"

Эльф воздел руки, и столб лучистой волшебной энергии окружил Анвину, устремившись к небесам. Ноги девушки оторвались от земли и безвольное тело ее устремилось ввысь, в сердце сотворенного Дар'Ханом магического водоворота.


Четверка героев неслась по мертвой роще по направлению к кратеру, когда впереди перед ними возникла исполинская сияющая колонна. "Калек! Гляди!" - выкрикнула Тири, указывая на проявление столь могущественной магии, и тот кивнул: "Он уже начал..." "Мы не можем бежать достаточно быстро!" - выкрикнул Джорад Мэйс; ему в полном паладинском облачении да с тяжеленным молотом приходилось тяжелее всего. - "Мы должны были подлететь вплотную и испытать свою удачу! Возможно, Тири и я смогли бы..."

Внимание его привлек шум, раздавшийся позади, и Джорад рискнул бросить быстрый взгляд в сторону - к ним приближалось скопище мертвяков, потрясающих ржавыми клинками. "Они повсюду!" - выдохнул Калек.

Трое воителей бросились в атаку; Тиригоса осталась чуть позади, готовясь произнести заклинание. "Снова грязная работа Дар'Хана!" - скривился Лор'Темар, бешено орудуя клинком. - "Боюсь, я завел нас в ловушку! Пока мы пробъемся через их ряды, будет уже слишком поздно!"

"Тогда зачем терять время вообще?" - удивилась Тири. Мертвяки окружили ее со всех сторон, но могущественное заклятие, брошенное драконицей, мигом обратило всех созданий Бича в горстки праха.

"Ну, так быстрее?" - ухмыльнулась Тиригоса, но Калек ее восторг не разделял. "Быстрее... но теперь Дар'Хан точно знает, что мы здесь", - заметил он. - "Мы не можем продолжать так и дальше!"

Сияние, исходящее от колонны, становилось все более ослепительным. "Тири! Ты должна вновь обратиться в дракона", - вымолвил Калек, донельзя встревоженный творящимся у кратера, но Тиригоса уже пребывала в милом сердцу облике синей драконицы. "А я все думала, когда ты найдешь достаточную причину, чтобы попросить об этом!" - не удержалась она. "Избавь меня от своих шуточек! Полетели скорее!" - Калек был не в настроении вести пустопорожние беседы.

Вместе с паладином Калек взобрался на спину Тиригосы, но Кровавый эльф медлил. "Лор'Темар! Чего ты ждешь?" - окликнул его Калек.

Лор'Темар указал на ближайший холм, на вершине которого уже показались фигурки его сородичей. "Халдюрон и остальные почти нас нагнали", - отвечал предводитель следопытов. - "Я подожду их, а вы отправляйтесь вперед!" "Ну что ж..." - кивнул Калек. - "Полетели, Тири!" "Держитесь!" - синяя драконица взмыла в серый туман, направляясь к ослепительному сиянию волшебной колонны.

"Я должен был прислушаться к своим чувствам!" - корил себя Калек, до боли в глазах вглядываясь в проявления творившейся волшбы. - "Мы потеряли драгоценное время! Если что-нибудь случится с Анвиной..." "Мужайся, Калек!" - подбодрил его Джорад. - "Мы окажемся там вовремя!" "Думаешь?" - усомнился Калек и, вытянув руку, указал паладину на сияющий столб энергии. - "Погляди на это! Заклинание Дар'Хана обволакивает весь кратер!... Погоди-ка! А что это там, сверху?"

Он прищурился, разглядев маленькую фигурку, парящую высоко над землей в сердце колонны. "Не может быть!" - задохнулся от изумления Калек. - "Это она!"

Глаза человеческой девушки превратились в два сияющих колодца; рот был разинут в беззвучном крике. "Анвина! Анвина!" - вопил Калек во всю глотку, но тщетно. - "Она не слышит меня..." "Не важно! Я почти рядом!" - подбодрила его Тиригоса. - "Мне нужно лишь аккуратно выдернуть ее оттуда..." И драконица протянула переднюю лапу по направлению к девушке, заключенной в колонне чистой магии...

"Тири! Нет!" - выкрикнул Калек, но опоздал: сильнейший магический удар обрушился на Тиригосу, разом лишив драконицу сознания. Камнем устремилась она к земле, ровно как и двое ее наездников. Джорад, как мог, держался за костяной гребень, Калек же соскользнул со спины и пытался сконцентрироваться, дабы магией смягчить падение, что в противном случае приведет их к неминуемой гибели.

Все трое тяжело грохнулись оземь, но Калек первым пришел в себя. Поднялся на ноги, огляделся. "Дар'Хан..." - процедил он, узрев невдалеке знакомый силуэт в широкополой шляпе, который, воздев руки над головой, продолжал творить заклятия, развеивая защиту, хранящую магию Солнечного Колодца от посягательств. "Клянусь, на этот раз тебе не уйти", - сотворив волшебный клинок, Калек, скрываясь за обугленными древесными стволами, устремился к предателю. Краем глаза он заметил каменную стену, к которой было приковано тело незнакомой эльфийки... Еще одна пленница Дар'Хана?


"Прекрасно! Прекрасно!" - блаженствовал Дар'Хан, чувствуя, как охранные заклятия, ограждающие могущество Солнечного Колодца, дают трещину. - "И теперь, дражайшая Сильванас, пришел час пришел час использовать твои замечательные способности, дабы завершить..."

Эльф осекся, заметив движение у камня, к которому была прикована баньши. "Ах, наш так называемый герой", - ухмыльнулся он, узнав крадущегося к нему Калека. - "Зачем тратить на тебя силы, когда твою жалкую попытку спасти подружку можно пресечь одним-единственным жестом?" Дар'Хан щелкнул пальцами, и волшебная петля на шее Калека угрожающе затянулась, вынудив его опуститься на колени. По лицу синего дракона, вынужденно оставаться полуэльфом, тек пот, он скрипел зубами, противясь подавляющей его магии, но... безрезультатно. "Все еще сопротивляешься?" - подивился Дар'Хан. - "Отважно, но глупо. Ты не можешь противиться могуществу петли. Моему могуществу! Прими как неизбежное..."

Но отчаявшемуся Калеку было уже все равно. Он сотворил огненный шар, бросил его в Дар'Хана, но магические барьеры, хранящие эльфа, без труда остановили заклинание. Задыхаясь, Калек рухнул наземь, вцепившись руками в удавку. И он, и Сильванас всеми силами пытались превозмочь заклятия, которыми опутал их Дар'Хан.

Последний, впрочем, был вполне уверен в надежности своей магии. "Ты и так появился слишком поздно, мой глупый друг", - обратился он к Калеку, указывая рукой на все еще пребывающую в сердце волшебного водоворота Анвину. - "Заклинание действует и тебе не остановить его. Сила Солнечного Колодца уже наполняет меня, хоть оболочка, сдерживавшая ее, еще не полностью растворилась. И тогда... я стану богом Азерота! Никто, кроме меня, не достоин обладать таким могуществом! Никогда боле не склонюсь я пред подавляющей силой иного! Я заставлю склониться передо мною даже милого лорда Артаса! Мощь моя распространится за пределы Азерота, дойдет до иных миров! Это будет славно!"

"Это... будет... безумие..." - со слезами боли и ярости на глазах прохрипел Калек, на которого монолог опьяненного собственной силой эльфа не произвел ни малейшего впечатления. - "Безумие... претворение которого в жизнь... ты никогда не увидишь".

В эту секунду заклинание тумана, закрывающего рот Сильванас, наконец развеялось, и баньши испустила пронзительный крик в надежде нарушить ход творящейся волшбы. Дар'Хан поморщился, после чего нанес воспрявшей пленнице магический удар, лишивший ее сознания.

"Идиоты!" - выругался эльф, указывая на Анвину. - "Я уже выкачал из нее достаточно энергии и теперь силен, как никогда раньше. Ваши атаки не могу причинить мне вреда!" "Тогда, возможно, нужно что-то... большее?" - прорычала Тиригоса, подступая к Дар'Хану сзади. Верный Джорад Мэйс восседал на спине драконицы.

"Но и к твоему появлению я подготовился, дорогая моя!" - как бы извиняясь, пожал плечами Дар'Хан. - "Повторения нашей последней пламенной встречи не будет". Тиригоса помедлила, чувствуя подвох: уж что-то слишком уверенно держит себя этот презренный эльф. Последний же указал ей на кратер, рядом с которым лежал человек в длинном плаще... пребывая то ли без сознания, то ли скованный магией, как и остальные пленники Дар'Хана.

"Думаешь, он окажется для меня большей проблемой, чем ты?" - насмешливо фыркнула Тиригоса. "О, в этом я совершенно уверен!" - расхохотался Дар'Хан. - "На этот счет... у меня нет никаких сомнений!"

Повинуясь его воле, человек на глазах изумленной Тиригосы обратился в громадного и древнего красного дракона, который, взревев, тут же бросился в атаку на синюю самку. Глаза красного были туманны: он всецело находился под контролем Дар'Хана, который получал истинное наслаждение, видя, как марионетка его атакует своих же союзников. И Калек, и подоспевшие Кровавые эльфы с ужасом взирали на сражение, разворачивающееся в воздухе.

Тиригоса мигом смекнула, что сближаться с противником, многократно превосходящим ее физической силой не следует. Она попробовала было провести магическую атаку, но красный наотмашь полоснул ее задней лапой по морде, отбросив в сторону. Драконица с силой забила крыльями, пытаясь восстановить равновесие и вновь набрать высоту.

"А, вот и глупцы пожаловали", - расцвет Дар'Хан, заметив наконец бегущий в его направлении отряд эльфийских следопытов. - "Дорогой мой Лор'Темар! Неужто до тебя никогда не дойдет?.."

Навстречу Кровавым эльфам вновь устремились десятки мертвяков, подъятые из-под земли волею Дар'Хана. "Клянусь Колодцем!" - вырвалось у Лор'Темара, но эльф тут же взял себя в руки и прокричал сородичам: "Мы должны пробиться любой ценой, или все потеряно!" "Но все и так потеряно, дорогой друг!" - долетел до него вкрадчивый, усиленный магией голос Дар'Хана. - "Ты потерпел поражение, как, впрочем и всегда..."

Эльфы становились в круг, спиной друг к другу, благо твари Бича успели окружить их со всех сторон. "Слишком много", - обреченно бросил Халдюрон, но Лор'Темар, разделяя отчасти отчаяние компаньона, упрямо отогнал от себя упаднические настроения: "Мы не сдадимся!"


Превозмогая боль, которую причиняла ему сдавливающая боль петля, Калек нашел в себе силы вновь оторвать голову от земли. "Он отмахивает от нас, как от мошек", - с отчаянием подумал он. - "Но должен же был способ..."

Бросив взгляд на ослепительную колонную магической энергии, Калек заметил Раака, спешащего к заключенной в оной Анвине. Возможно, дракончик сможет развеять сковывавшее девушку заклинание... Однако Раак внезапно резко изменил траекторию полета и устремился прочь, к сражающимся в небесах драконам.

Гнев захлестнул Калека. Дар'Хан стоял спиной к нему в двух десятках шагов и, казалось, пребывал в полном спокойствии, впитывая в себя мощь Солнечного Колодца. "Я должен попытаться..." - решил для себя взбешенный Калек. - "Ради Анвины! Не должен ждать... Должен ударить сейчас!"

Он подпрыгнул высоко в воздух, на ходу трансформируясь в дракона. Лицо его покрылось чешуйками, зубы обратились в острые клыки, а руки - в драконьи лапы. Петля на шее сейчас или сломается, или - что более вероятно - окончательно удушит его, но прежде он доберется до Дар'Хана и нанесет ему последний удар.

"Дар'Хан!" - не удержался, взревел Калек. Эльф обернулся к нему с выражением удивления на лице. "Ты, должно быть, шутишь!" - молвил он, пораженный глупостью и настойчивостью укрощенного дракона. - "Тебе следует преподать еще один урок!"

Одной силой магии Дар'Хан отбросил Калека далеко в сторону, где тот и остался лежать, полузадушенный. "Обещаю, это был последний урок!" - выкрикнул Дар'Хан. - "И вообще, когда я закончу, от тебя останется совсем немного!" Претворив в жизнь очередное заклинание, эльф принялся высасывать из Калека жизненные силы...


Красный дракон и синяя драконица продолжали сражение в воздухе, когда между ними возникла крошечная фигурка Раака. Дракончик завис перед мордой красного, приветливо захлопал крылышками. "Раак! Что ты делаешь?" - ужаснулся восседающий на спине Тиригосы паладин. - "Улетай!"

Но Раак продолжал вертеться подле красного исполина, и пелена безумия спала с глаз того. "Стало быть, малыш", - пророкотал дракон, - "ты помог мне освободиться от заклятие проклятого, но, боюсь, уже может быть поздно!"

Чирикнув напоследок, Раак вновь устремился к Анвине, очертания фигуры которой подернулись рябью. "Кто ты? Почему?.." - вопрошала Тиригоса, но красный прервал ее: "Нет времени объяснять! Еще несколько секунд и заклинание его станет необратимым! Возможно, еще осталась одна надежда! Она зависит от того, сколько еще осталось от "оболочки"... Торопитесь! Вы должны атаковать Дар'Хана, даже зная, что сил его сейчас хватит, чтобы уничтожить вас одним взглядом!"

"А ты, малыш", - обратился красный дракон к удаляющемуся Рааку, - "должен добраться до нее... Должен показать ей..." "А ты чем займешься?" - поинтересовалась Тиригоса. "Я?" - удивился красный. - "Я буду наблюдать... И это станет либо ключом к нашей победе... или последним действом кровавого финала! Летите же! Летите и сражайтесь!"

С ревом Тиригоса устремилась к земле, готовясь дыхнуть на Дар'Хана пламенной струей. "Что такое?" - эльф прервал вытягивание последних сил из поверженного Калекгоса, обратив взор к новой угрозе. - "Твои друзья пришли умереть вместе с тобой. Я буду счастлив удовлетворить их желание..."

Черные щупальца, сотворенны Дар'Ханом, потянулись к Тиригосе, оплетая крылья, шею. "Они стремятся поглотить нас!" - ужаснулся Джорад Мэйс, и Тири прохрипела в ответ: "Моей магии не хватает, чтобы отразить их!"

Каким-то чудом синяя драконица вырвалась и зависла в воздухе вне досягаемости щупалец, сознавая, что до Дар'Хана ей не добраться. "Ну, что?" - издевательски прокричал эльф. - "Парализована страхом на этот раз? Да, тебе следует бояться! Вам всем следует бояться!"

Наслаждаясь очередной победой, Дар'Хан не заметил, как крошка-Раак подлетел к Анвине, легонько пощекотал хвостиком лицо девушки. Пристальный взгляд дракончика развеял гипнотическую магию, сковывающую Анвина, и она встрепенулась, оглядев с высоту рощу Солнечного Колодца. Внимание ее сразу же приковало истерзанное тело Калека у ног ее мучителя. "Калек!" - выкрикнула девушка. Тот слабо пошевелился. "Ан... Анвина?" - прохрипел он.

Дар'Хан услышал, и лицо его искривилось в недовольной гримасе. "Все еще цепляешься за этот образ?" - процедил он. - "За эту ложь? Она - не человек! Она всего лишь средоточие чистой магии! Все остальное, составляющее ее - ложь! Она - Солнечный Колодец!"

"Да... Я - Солнечный Колодец!" Пораженный, Дар'Хан обернулся; прямо к нему с небес опускалась Анвина и глаза ее пылали гневом. "Не Анвина..." - продолжала вещать могущественная сущность. - "Не человек... Лишь великая сила... Потому... ты не имеешь власти надо мной... и надежды выстоять против меня".

С ужасом Дар'Хан понял, что пробил его смертный час, когда магия Солнечного Колодца захлестнула его, сдирая кожу, разрывая плоть, перемалывая кости. Десятками гибли и мертвяки, призванные им.

Анвина легонько коснулась шеи и петля исчезла с тихим шипением. "Анвина..." - прошептал Калек, устремив на девушку измученный взор. - "Ты ли это?" Та рассмеялась, так знакомо. "Для тебя - да, Калек", - молвила она. "А что остальные?" - вопросил он, и девушка коснулась пальцами его лба, шепнув: "Все живы-здоровы. Я позаботилась об этом. А теперь спи".

И юный синий дракон в образе полуэльфа провалился в тенета глубокого сна.


Очнувшись, он лицезрел рядом с собою Анвину и человека в длинном плаще, тихо беседующих. Судя по всему, именно этот субъект и был красным драконом, принявшим участие в последних событиях.

"Ты уверена, что этого хочешь?" - вопрошал человек, и девушка уверенно отвечала ему: "Да. Это к лучшему, мне кажется". Человек кивнул: "Я смирюсь с твоим решением, но остальные..."

Заметив пробудившегося Калека, оба с улыбками обратились к нему. "А, наш храбрый юный синий!" - приветствовал его человек. - "Чувствуешь себя лучше?" "Да", - честно кивнул Калек, благо петля на шее чудесным образом исчезла. - "Чувствую себя великолепно. Я чувствую..."

Он запнулся, оглядываясь по сторонам. Вместо искореженных мертвых остовов их окружали полные жизни деревья, а серую хмарь Призрачных Земель сменили синие небеса, по которым неслись белые барашки облаков. "Откуда все это..." - начал было Калек, и внезапно понял, обернулся к потупившейся Анвине: "Анвина... ты? Значит, это правда? Ты - Солнечный Колодец?" "Да", - тихо отвечала девушка. "И гораздо больше этого", - заметил человек. - "Она и Солнечный Колодец, и Анвина, которую ты знаешь".

"А сам ты кто такой?" - с подозрением вопросил Калек. - "Не Борел ли твое имя?" "Нет..." - покачал головой тот. - "Это просто одна из личин. Ты видел истину. Мое настоящее имя - Кориалстраш". "Я тебя знаю!" - изумился Калек. - "Ты - консорт Алекстраши, королевы красных драконов!"

"Я считал, что создал хорошую, если не великолепную иллюзию, чтобы сокрыть могущество", - продолжал Кориалстраш, кивнув на притихшую Анвину. - "Но иллюзия обрела собственную жизнь, что я не брал в расчет".

С Калекгоса было довольно: задание Малигоса выполнена и ничто больше не держит его в Призрачных Землях. "Думаю, стоит покинуть это место", - заявил он подошедшим Тиригосе в образе эльфийки и Джораду Мэйсу. "Мудрое решение", - кивнула его подруга. - "Теперь, когда ты избавился от петли, ничто нас здесь не держит".

"Готова, Анвина?" - усмехнувшись, обратился Калек к девушке, но та грустно покачала головой: "Я не пойду с вами, Калек. Мое место - здесь. Я знаю, кто я и что я. Я должна ожидать здесь... часа, когда я понадоблюсь". "Лор'Темар и его эльфы поклялись ей в верности", - добавил Кориалстраш. - "Они тоже останутся с ней. Всем, кто следит за этим местом извне, даже Артасу, оно покажется опустошенным. В ее силах содеять подобное". "А что же баньши?" - вспомнил Калек. - "Сильванас?" "Перед тем, как уйти, баньши поклялась сохранить все в тайне", - отвечал Кориалстраш. - "Она не друг Артасу... и все еще помнит, чему служила при жизни".

"Видишь?" - радостно усмехнулась Тиригоса. - "Давай, полетели отсюда!" "Нет..." - с величайшим трудом для себя произнес Калек, избегая глядеть подруге в глаза. - "Я тоже остаюсь". "Калек!" - воскликнула пораженная Анвина. - "Ты не обязан..." "Но я так решил", - улыбнулся ей Калекгос. - "Я поклялся присматривать за тобой. Я не могу оставить тебя".

"Но..." - начала Тиригоса, и Калек прервал ее. "Я так решил... Тиригоса", - твердым голосом заявил он, назвав подругу полным именем, и вкладывая в эту фразу куда больше, чем казалось на первый взгляд, ибо определяла она их дальнейшие судьбы. Тири кивнула, принимая выбор нареченного... уже, вероятно, бывшего. "Очень хорошо... Калекгос", - произнесла она и отвернулась к паладину.

"Я должен покинуть вас, но оставляю вместо себя его", - молвил Кориалстраш, указав на порхающего вокруг компаньонов Раака. - "Если во мне возникнет нужда, посредством него я это узнаю..."

Он двинулся прочь, в густую зеленую чащобу, как самый обыкновенный человек. "Приглядывай за ней, юный синий!" - бросил Кориалстраш напоследок Калеку. - "Приближается время, когда ей придется сделать то, что должно быть сделано!" "Я буду готова", - твердо отвечала Анвина. "И я буду рядом", - добавил Калек. - "Клянусь".

Отойдя на достаточное расстояние, Кориалстраш принял свой истинный облик. "Стало быть, мне осталось сказать лишь... до свидания!" - проревел древний красный дракон, взвился в воздух и скрылся за древесными кронами.

"Я расскажу Малигосу, что здесь произошло", - молвила Тири, и Калек благодарно кивнул ей: "Спасибо... Тири".

Та обратилась в синию драконицу, почтительно изогнула шею пред воплощением Солнечного Колодца. "Для меня было честью сражаться рядом с вами, о великая... Анвина", - пророкотала она, и Калек прищурился, пытаясь уловить, не было ли сказанное сарказмом. "Я буду скучать по тебе", - тепло улыбнулась Анвина. - "И по тебе тоже, Джорад".

Паладин поклонился ей, взобрался на спину Тиригосы, к которой уже привык и испытывал... определенные чувства, по крайней мере, к эльфийской ипостаси. Впрочем, до поры до времени Джорад предпочел об этом помалкивать.

"Куда вы отправитесь?" - спросил Калек у Тири, и та отвечала: "Джорад хочет, чтобы я доставила его на родину". "Пришло время разрешить некоторые вопросы с моим лордом", - добавил паладин без тени улыбки. - "С Артасом". "Что ж, будьте осторожны, вы оба", - Калек на прощание помахал им рукой, зная, что отныне у каждого из них свой путь в жизни, своя миссия. "И вы берегите себя!" - крикнул Джорад в ответ, а Тиригоса уже поднялась над землею, взлетев выше возрожденной рощи, за пределами которой вставали знакомые мертвые остовы уничтоженной цивилизации Высших эльфов.

К Калеку и Анвине приблизились следопыты, и Лор'Темар Терон склонился в низком поклоне, который не замедлили повторить все его собратья. "Господа?" - обратился Лор'Темар к девушке. - "Думаю, не стоит оставаться больше на виду". "Ты прав, Лор'Темар", - кивнула та, и обратилась к другу: "Калек?" "Иду", - улыбнулся тот и, взяв Анвину за руку, вслед за эльфийскими воителями направился в потаенный уголок Призрачных Земель.

Со скального уступа у полной жизни рощи за удаляющимся отрядом следила Сильванас Бегущая-с-Ветром. Воистину, следует готовиться к переменам...


Так в сердце земель отчаяния и смерти зародилась надежда. Надежда для Квел'Таласа, надежда для сокрушенного королевства и, возможно, надежда для всего Азерота.

Нравится3
Комментарии
    B
    i
    u
    Спойлер