НАВИГАЦИЯ ИГРЫ

Warcraft: Хроника, Заключение

 

Хроника

Глава 10. Судьба короля

Об обществе этом говорят лишь шепотом в густых тенях, дремучих чащобах, забытых руинах и иных темных уголках Калимдора. Входят в него лжецы, шулеры, игроки, дельцы, дворяне и селяне, удачливые и не очень. Называется оно "Алым Кольцом", и представляет собой тайную организацию гладиаторских боев... до смерти!

Сегодня ночью в лесах недалече от Дайр Мола члены Алого Кольца собрались, дабы почтить память безвременно погибшего гладиатора, чемпиона арены. Бывший хозяин и наставник усопшего, орк-шаман Рехгар Ярость Земли, стоя у погребального костра, на котором покоилось тело сородича, проникновенно вещал, обращаясь к собравшимся: "Мы, гладиаторы, знаем, что смерть тенью следует за ними. Опасность придает жизни пикантный вкус... и приносит неплохой доход. Когда сам я прекратил сражаться на арене, то потратил свои сбережения на покупку Кровавоглазого, прозванного Красным Кулаком... тело которого покоится перед вами и будет предано огню. С первого взгляда я понял - быть ему чемпионом..."

Собравшиеся - орки, таурены, гоблины, тролли, а также немногочисленные представители иных рас - внимали словам уважаемого шамана: кто-то сочувственно качал головой, кто-то злорадно ухмылялся, но случившееся накануне никого не оставило равнодушным, ибо баланс сил в Алом Кольце сместился, и явно не в пользу Рехгара.

В некотором отдалении за спиной последнего замерли Ночной эльф и юная Кровавая эльфийка, пребывавшие в собственности шамана. Скрыть свою антипатию друг к другу эта пара и не пыталась, но сейчас оставила личные противоречия, сознавая всю важность момента и последствия, который смерть Кровавоглазого будет иметь для каждого из них.

"Это верно", - задумчиво пробормотал Ночный эльф, Бролл Медвежья Шкура. - "В Кровавоглазом Рехгар увидел самого себя, Валира". "Рехгар был каким-то знаменитым гладиатором?" - подивилась Кровавая эльфийка, Валира Сангвинар, внимательно следя за разворачивающимся действом. "О, да ты ничего не знаешь?" - хмыкнул Бролл, бросив угрюмый взгляд на компаньонку, присутствие которой он вынужден был терпеть. - "Он - весьма знаменитая личность в Алом Кольце. Как и все орки, Рехгар родился на Дреноре. Клан его воевал с местной общиной огров, и первое свое убийство Рехгар совершил в весьма юном возрасте, задолго до ритуала возмужания. Застав его над трупом своего сородича, огры невольно прониклись уважением к орчонку и забрали его с собой, намереваясь использовать в боях с юнцами собственного племени для оттачивания их боевых навыков. Но они не знали, что получат в итоге. Стравливая Рехгара с более сильными противниками, они оттачивали боевые навыки и его тоже. И вскоре, после ряда смертей молодых огров, вожди племени продали его на орочьи арены, радуясь, что избавились от столь опасного субъекта. Нескончаемые сражения - вот и все, что знал Рехгар в этой жизни. Он был юн, и все же он был закаленным воином. Потому и ступил в Темный Портал, когда орочья Орда вторглась в Азерот. Рехгар без устали сражался с Альянсом людей, эльфов и дворфов, но был схвачен и отправлен в трудовой лагерь. Примерно в то же время в клане Чернокамня знаменитого военного вождя Оргрима Рокового Молота родился Кровавоглазый. Как и Регхар, с детства он знал лишь войну. Глаз он потерял в битве, когда было ему всего семь лет".

Как завороженная, Валира слушала рассказ. "А Рехгар провел все эти годы в лагерях?" - осмелилась спросить она, не сводя глаз с шамана, все еще глаголящего о подвигах своего подопечного. Бролл кивнул, качнув ветвистыми рогами: "Когда Альянс разрушил Темный Портал, орки остались на Азероте, потеряв всякую надежду вернуться домой. Рехгар бежал из лагерей и вернулся к единственному ремеслу, которым овладел - сражению на тайных аренах. Он учился контролировать свою ярость, и теперь пытается научить этому меня. Он стал славен и богат, настоящий мастер-гладиатор..."

Зычный глас Рехгара перекрыл шепот Ночного эльфа, и Валира вновь обратила внимание на шамана, как раз перешедшего к рассказу о том, как судьба свела его с подопечным. "Я заглянул в Залив Добычи, где гоблины пытались взять под стражу Кровавоглазого Красного Кулака", - говорил Рехгар, а в памяти его вставали картины того замечательного во всех отношениях дня. - "Тогда еще он был горячим бедовым парнем, но противостоял стражникам, пытавшимся заковать его в цепи, весьма умело. Я сразу разглядел в нем потенциал и купил его... как будто увиденная сцена подкупила меня самого... В ту пору наш лидер Тралл начал возрождать древние орочьи обычаи, и я взялся за изучение шаманизма... А когда Тралл повел орков на запад через море, мы с Кровавоглазым последовали за ним... к красным берегам Дуротара... Я учил Кровавоглазого не только сражаться, но и думать при этом, и в течение трех лет он стал любимым чемпионом среди орков".

"Любой орк из клана Чернокамня мог бы стать непревзойденным гладиатором", - пробормотал Бролл, вслушиваясь в слова хозяина, но все же не мог с ним не согласиться. - "Но Кровавоглазый был действительно хорош... Он был лучшим!.. Огры заняли часть руин города высокорожденных Элрд'Таласа, который теперь зовется Дайр Мол. Там они огранизовали гладиаторскую арену. В прошлом году Кровавоглазый одолел всех противников в единственном бою. Рехгар и Кровавоглазый разбогатели! Кровавоглазый выкупил свою свободу, но уходить на покой не собирался. Потому он и Рехгар сообща купили нас с тобой, ведь нам предназначено было присоединиться к Кровавоглазому в групповом сражении. Но в тот самый день, когда Рехгар купил тебя..."

Валира содрогнулась: произошло это совсем недавно, и тот день навечно отпечатался у нее в памяти. "Жизнь гладиатора трудна", - продолжал Рехгар, всецело пребывая во власти воспоминаний и отдавая последнюю дать памяти воспитанника. - "Великий чемпион наживает великих врагов. А врагов у Кровавоглазого было множество. Они предательски убили его. Орчиха, чьего мужа Кровавоглазый прикончил на арене, вознамерилась отомстить и поднесла чемпиону отравленное вино. Умирая, он забрал ее с собой, проломив голову винным кубком".

Взяв в руку горящий факел, Рехгар обернулся к погребальному костру, на котором покоилось тело чемпиона. "Сегодня, он присоединится к духам стихий!" - проревел шаман, поднося факел к сушняку, который немедленно занялся и яростное пламя взметнулось ввысь, разгоняя ночные тени. - "Ветру, воде, земле, огню... и свободе!"

...Толпа начала расходиться; прощание с чемпионом завершилось. Гоблин по прозвищу Искрящийся Глаз, хозяин иной, весьма многообещающей команды гладиаторов, отозвал сородича в сторонку, ехидно заявил: "Ставлю пятьдесят к одному серебром против этих двух эльфов и третьего, кого Рехгар сумеет отыскать до того, как игры в Дайр Моле начнутся!" "Никто в здравом уме не примет твою ставку", - покачал головой его собеседник, Гриззгир. - "Кровавоглазый был великим гладиатором. Рехгару никогда не найти подходящей замены. Ему конец".

С последним утверждением Рехгар согласился бы и сам. Пришел час возвращаться в Оргриммар, и на душе шамана было тяжело. Он направился к повозке, в которую верные орки впрягали кодо. Здесь разместится он сам, а парочке эльфов, запястья коим орки сковывали кандалами, придется трястись в железной клети, притороченной сзади.

"Что теперь, Рехгар?" - осмелился обратиться к нему Бролл. Шаман остановился. Если бы он только знал! "Теперь?" - рявкнул он. - "Теперь ты, Бролл, и Валира будете сражаться в Дайр Моле через месяц... Вы, и тот, кого я успею купить. Но одно я знаю наверняка - я никогда не найду воина, достойного занять место Кровавоглазого!"

 

***

Деревянные колеса повозки тоскливо поскрипывали, навьюченный кодо тяжело топал по каменистой тропе у морского побережья. Рокуль - орк-возница, всячески поносил ездовую скотину, но самые его витиеватые выражения не возымели на усталого кодо ни малейшего эффекта. "Двигайся, ты, ленивая тварь!" - распалялся Рокуль. - "Хозяин хочет добраться до Оргриммара до наступления ночи!"

Острозубый - орк-охранник , один из нанятых Рехгаром для сопровождения каравана и шедший у головной повозки, довольно осклабился. "Уж скорее я выиграю тысячу золотых в Дайр Моле", - хмыкнул он. - "Сломанная ось весьма замедлила нас, Рокуль". Возница насупился: мог бы и не поминать! "Похоже, удача повернулась-таки к Рехгару задом?" - бросил он, не упуская случая обсудить череду неурядиц, преследующих хозяина... за глаза, конечно. - "Кровавоглазый умирает, и лишь два эльфа остаются в качестве бойцов? Да иные гладиаторы просто сожрут их с потрохами!" "Да, Рехгару конец!" - с готовностью согласился Острозубый. - "Может, мне стоит поискать новую работенку в Дайр Моле до того, как... Постой, что это?!"

Наемник остановился, пялясь на нагромождение камней на морском побережье, ярко освещенном лучами заходящего солнца. Рокуль натягул поводья, останавливая кодо, привстал, силясь разглядеть то, что заметил его товарищ. Побережье устилали обломки досок, обрывки парусины... "Небось прибило к берегу всякий храм", - пренебрежительно махнул рукой возница. Кораблекрушения - далеко не редкость в водах у Острокулачного побережья. "Да нет же!" - не унимался Острозубый. - "Там что-то двигалось!"

Теперь и Рокуль разглядел фигуру человека, с трудом силящегося подняться на ноги. Неужели жертва кораблекрушения?.. Впрочем, в живых ему оставаться совсем недолго, ибо над водою показалась злобная морда кроколиска, стремительно приближающаяся к обреченному. Разинув челюсти, тварь метнулась вперед, ухватила человека за ногу. Острые зубы сжали ботинок; во взгляде мужчины мелькнула паника, но лишь на мгновение. Схватив подвернувшийся под руку камень, он что есть силы огрел кроколиска по морде, заставив тварь ненадолго отпрянуть.

Орки одобрительно заворчали. Рокуль спрыгнул со стремян, встал рядом с товарищем. "Неплохо!" - рыкнул Острозубый. - "Ставлю двадцать серебряных монет на человека!" "Идет!" - ощерился Рокуль, входя в азарт.

То, что было для пары орков безобидным развлечением на долгом скучном пути в Оргриммар, для человека оказалось вопросом выживания. Тяжело дыша, он оступил на несколько шагов, подобрал с земли палку, ни на секунду не теряя из виду кроколиска.

"Человек свободен, Рокуль!" - радовался Острозубый. - "Плати давай!" "И не подумаю!" - набычился возница. - "Запах крови сводит кроколиска с ума! И начхать ему на обломок палки! Нет, говорю тебе - этим парнем зверюга сегодня точно закусит!"

"Ну, так давай поднимем ставку до сорока..." - начал было Острозубый, но тяжелая оплеуха мигом заставила его замолчать. "На что пялишься, Острозубый?!" - рявкнул Рехгар, выбираясь из повозки. - "Я тебе не за это плачу! Давай, поехали! Мы доберемся до Оргриммара, даже если всю ночь проведем в пути! Мне нужно найти третьего гладиатора..."

"Врежь ему, человек!" - не сдержался Рокуль, неотрывно следя за разворачивающимся на берегу действом. - "Вот так!" "Чего?.." - шаман медленно обернулся, впервые заметил необычное противостояние. Человек как раз сломал палку о нос метнувшегося к нему кроколиска, и орки заулюлюкали: "Сломалась! Парню конец!"

Рехгар, прищурившись, наблюдал за плавными, уверенными движениями незнакомца, и глазки его довольно поблескивали. "Подпрыгнул, чтобы не попасть к монстру в пасть..." - одобрительно комментировал он. - "Высокий прыжкок... Острозубый! Я удваиваю твою ставку!" Наемник недоверчиво воззрился на шамана, но тот кивнул, подтверждая свои слова, и вновь погрузился в созерцание сражения. "Ловкий..." - шептал Рехгар, отмечая неоспоримые достоинства незнакомца. - "И голову не теряет!.. Знает свои сильные стороны... Он хорошо обучен..."

Бросившись вперед, человек с силой вонзил острый конец палки в глаз кроколиска, но тот, широко разинув челюсти, обрушился на него всем своим весом. "Нет!" - выдохнул Рехгар, интуитивно призывая ветер и направляя его на разъяренного монстра. Впрочем, в следующую секудну шаман с облегчением заметил, что последнее действие его было откровенно лишним: человек использовал вес навалившейся на него бестии, вогнав палку в сердце ей до самого основания.

"Умно", - уважительно кивнул Рехгар, приближаясь к выбравшемуся из-под издохшего кроколиска человеку. - "Я не мог допустить, чтобы агония этого монстра стоила тебе нескольких костей. Кто ты, человеве?" "Я..." - начал было тот, но неожиданно растерялся. - "Я не знаю. Кто я... и откуда..."

"Прекрасно!" - осклабился Рехгар; воистину, судьба вновь благоволит ему. - "Это все упрощает!" Заклинание шамана мигом вышибло дух из человека, не ожидавшего столь предательского жеста, отбросив его на несколько шагов в сторону.

Ухмыляясь во всю пасть, Рехгар обернулся к наемникам, непонимающе взирающих на хозяина. "Закуйте его в цепи и бросьте в клеть к остальным!" - приказал тот. Орки с рвением бросились исполнять приказ.

Внимательно надзиравший за происходящим на берегу Бролл Медвежья Шкура не преминул напомнить Рехгару: "Вообще-то, если ты помнишь, между Ордой и Альянсом сейчас перемирие. Ты играешь с огнем, Рехгар... обращая в рабство свободного человека!" "Свободного?" - ухмыльнулся шаман, обернувшись к Ночному эльфу, что осуждающе пялился на него из-за железных прутьев. - "Ты об этом гнусном дезертире, которого я поймал? Пока розовокожий не докажет обратное, он будет принадлежать мне! И он займет на арене место Кровавоглазого!"

Рехгар держал нос по ветру, и откровенно собирался извлечь выгоду из недавней смуты в Тераморе, когда множество городских стражей оставило свои посты, мотивировав это тем, что Джайна Праудмур, якобы, "сдалась Орде и заставляет их подолгу держать мечи в ножнах". Пока что случившееся играло на руку шаману, ведь в любом случае он мог заявить, что принял незнакомца-человека за дезертира и при первой возможности собирался вернуть его в Терамор для свершения правосудия.


Очнулся человек глубокой ночью, когда караван Рехгара был уже на подступах к Оргриммару. Голова болела нещадно, мысли путались, а образы никак не желали выстраиваться в нужной последовательности...

"Добро пожаловать, незнакомец", - приветила его юная эльфийка с ярко сияющими раскосыми глазами. Их третий спутник, могучий бородатый Ночной эльф с ветвистыми рогами, то и дело бросал на нее неодобрительные взгляды. "Если ты не можешь вспомнить, то..." - неуверенно продолжала эльфийска, но осеклась. - "Ладно, значит, не можешь". "Что?" - растерянно вопросил человек, не уловив ни малейшего смысла в реплике девушки.

"У тебя потеря памяти, человек", - пробасил Ночной эльф. - "Наверное, ударили по голове. Конечно, если ты не претворяешься..." И он вперил пронзительный взгляд с лицо незнакомца, который растерянно и затравленно озирался по сторонам. "Нет", - изрек в конце концов человек, отчаявшись вызвать из глубин памяти воспоминания о собственном прошлом. - "Я..."

"По крайней мере, тело твое прекрасно помнит, как вести сражения", - промолвил эльф. - "Потому-то ты и оказался здесь, с нами. И, кстати говоря, ты все еще жив. Я - Бролл Медвежья Шкура". "А я - Валира Сангвинар", - немедленно представилась Кровавая эльфийка. - "Мы направляемся в орочий город Оргриммар, где будем тренироваться, чтобы стать гладиаторами. Бролл, кстати говоря, уже стал". "Да, Рехгар владеет мной уже несколько месяцев", - подтвердил Ночной эльф. - "Я обучался вместе с Кровавоглазым до его смерти..."

"Кровавоглазым?" - уточнил человек. "Да, тебе явно хорошенько врезали по голове", - вымолвил Бролл. - "Кровавоглазого знают все. Это же прошлогодний чемпион в поединках один на один! Да я сам, сражаясь с ним плечом к плечу, одержал немало побед!"

"Чему тут удивляться, если сам великий Кровавоглазый был твоим партнером!" - хмыкнула Валира. - "Гордишься, значит, тем, как хорошо ты служишь своему хозяину из Орды?" "Я сражаюсь, чтобы жить, Валира", - сдержанно отвечал Бролл, хотя внутри у него все клокотало от этих слов. - "Но вы, Кровавые эльфы, стали предателями по собственной воле..."

"Ты станешь гладиатором?" - обратился к эльфийке человек, стремясь прервать зарождающуюся перепалку будущих возможных товарищей. - "Но ты совсем еще ребенок!" "А вот и нет!" - обиделась та, как бы невзначай продемонстрировав спутнику свои пышные формы. - "Ну, по правде сказать, я юная эльфийка, но наш народ стареет совсем не так, как вы, люди. Я была "ребенком", когда разбойники перебили всю мою семью. С тех пор я оказалась предоставлена самой себе. Но я как-то умудрялась выжить... Пережила даже нашествие Бича. Но я сделала ошибку, попытавшись "позаимствовать" амулет шамана. Я покалечила нескольких орков, но они все же бросили меня в темницу. Что еще хуже, еще день - и я бы бежала, но тут меня продали Рехгару".

"И не удивительно", - поддел ее Бролл. - "Удача не благоволит Кровавым эльфам. Все они - расчетливые трусы, предатели по своей подленькой природе. Им нельзя доверять!" "Нам можно доверять, Бролл!" - с жаром возразила Валира. - "Сражаться, выкладываясь полностью. Отличать друзей наших от врагов. И отомстить всем, кто довел нас до такого состояния! Уверяю тебя, уж в это ты можешь поверить!"


Во врата крепости Оргриммар, что в северных горах Дуротара, караван проследовал следующим утром, когда солнце уже высоко стояло в небе. Вдосталь проплутав по узеньким улочкам из камня и металла, орки и пленники их достигли Долины Чести, где обитали воины Орды... и где хитроумный Рехгар собирался начать обучение своих будущих гладиаторов.

Последние сменили одну клеть на другую, на этот раз - в грязном подвале у тренировочных залов. "Вы все знаете, почему вы здесь!" - произнес Рехгар, когда за "собственностью" его опустилась тяжелая решетка. - "Вы, Кровавые эльфы и люди, прирожденные воины, но внутренний огонь ваш выходит из-под контроля... как, впрочем, и у Бролла! Я научу вас направлять этот огонь...контролировать свою ярость... и использовать свои сильные стороны как в групповых, так и в одиночных сражениях".

Трое пленников с ненавистью взирали на своего хозяина, но того, казалось, это лишь забавляло. "Пока что лишь Бролл успел пролить первую кровь на арене", - ухмыльнулся Рехгар. - "Но это место вы все покините гладиаторами. А через три недели вы примите участие в играх в Дайр Моле, и покажете там, на что способны. Вы победите. Или умрете".


Так начался первый день их обучения. По приказу Рехгара троицу вывели из камеры во внутренний дворик у оружейной, где те должны были провести несколько одиночных поединков друг против друга. Человек наотрез отказался принимать участие в этом действе, и, облачившись в новые доспехи, отданные ему орками, замер чуть в отдалении, внимательно наблюдая за сражением Бролла и Валиры, которые, казалось, ничуть не считали бой этот тренировочным.

"Тебе придется постараться, друид, если ты собираешься взять вверх с помощью этого "оружия", - насмешливо бросила Кровавая эльфийка, стремительно орудуя двумя кривыми саблями, стремясь пробить оборону противника, но тот мастерски отбивал направленные на него удары деревянным посохом. "Считаешь оружие мое слабым, эльфиечка?!" - проревел Бролл, распаляясь. - "Знай, что сила друида лежит не в оружии, но в его собственной природе! Ночные эльфы не забыли еще, что такое честь. Мы сражаемся такими, какие мы есть!"

Обратившись в гигантского бурого медведя, Бролл продолжал наседать на Валиру, без устали молотя воздух лапами с острейшими когтями. Ту, впрочем, подобная метаморфоза лишь позабавила. "Вот она, твоя слабость, Медвежья Шкура", - усмехнулась девушка, отскочив на шаг. - "Тебя так легко вывести из себя. Прекрасно! Ты стал больше, а значит, прибавилось плоти, которую разрежут мои клинки, и крови, которая прольется!"

Рехгар и его орки внимательно наблюдали за поединком, переминаясь у одного из проходов во дворик, но озабоченный взгляд шамана то и дело возвращался к человеку, с которым их столь неожиданно свела судьба. "А что с розовокожим, Рехгар?" - поинтересовался Острозубый, высказав вслух собственные тревоги шамана. - "Почему он просто стоит там?" "Он отказывается сражаться потехи ради", - честно отвечал Рехгар. "Удар хлыста сделает его более сговорчивым", - нахмурился Острозубый, делая шаг по направлению к человеку, который с самого начала поединка эльфов даже не пошевелился; так и стоял, сложив руки на груди, лишь глаза жили на его лице, отмечая каждое движение противников.

Из иного закоулка, ведущего к оружейной, послышались шаги, бряцанье цепей и доспехов. "Что? Кто здесь?!" - недовольно рыкнул Рехгар, но в следующее мгновение они появились на сцене: команда гладиаторов гоблина Искрящегося Глаза - Траск, тролль из племени Темного Копья, Маггор, таурен из клана Зловещий Тотем и воин-нежить. Рехгара всегда забавляла столь разношерстная группа, подобранная гоблином, но вместе с тем он понимал, что избраны сии трое индивидов не случайно, и, сражаясь плечом к плечу друг с другом, являют силу, с которой стоит считаться.

Остановившись у входа во двор, четверка "конкурентов" некоторое время молча наблюдала за поединком Бролла и Валиры; как никак, вполне возможно, что вскоре им придется встретиться в настоящем сражении на арене Дайр Мола, и неплохо заранее узнать сильные и слабые стороны потенциального противника.

"А почему человек не участвует в поединке?" - недоуменно вопросил таурен, и Искрящийся Глаз понимающе ощерился, отдавая должное хитрости Рехгара. "Это же очевидно!" - процедил гоблин. - "Рехгар хочет сохранить сильные качества его в тайне. Орки-стражи говорят, что это самый сильный боец из всех, кого им только доводилось видеть... Но ерунда все это! Кровавоглазый мертв, и никто из людей не сможет с ним сравниться!" "Ну, не знаю..." - подозрительный Маггор в упор глядел на человека, который упорно отказывался замечать его. - "Это Рехгар, все-таки... Не хотелось бы, чтобы оставался шанс на то, что команда его выхватит приз в Дайр Моле из-под самых наших носов. Может, нам стоит... испытать... остальных его бойцов?" "Хорошо сказано, Маггор!" - хмыкнул Искрящийся Глаз, признавая истинность слов своего гладиатора. - "При достаточном давлении на самое слабое звено..." "...Порвется вся цепь!" - закончил таурен за хозяина, и довольно засопел.

Рехгар, слышавший беседу от начала до конца, плутовато улыбнулся, благо в голову ему пришла великолепная идея. "Убери свой хлыст", - наказал он Острозубому, удержав того за руку. - "Нам всего лишь нужно дождаться завтрашнего дня!"


Крайне недовольные друг другом, будущие гладиаторы коротали унылые вечерние часы у костра в крохотной камере, производя оценку событий, произошедших за день.

Бролл смачно сплюнул на пол, повел рогами из стороны в сторону, с презрением глядя то на одного, то на второго "товарища по несчастью". "И о чем думает Рехгар, пытаясь сделать из нас команду?" - горестно вопросил он, воздев горе могучие руки. - "Человек, который отказывается сражаться..." "...и два эльфа, жаждущих перегрызть друг другу глотки", - не остался в долгу тот.

"Он выбрал нас так же, как и ранее - Кровавоглазого, Бролл", - спокойно промолвила Валира. - "Он так и сказал на похоронах, помнишь? Каждый из нас чем-то напоминает Рехгару самого себя. Мои быстрые ум и тело. С трудом подавляемая боевая ярость Бролла. Прекрасно отточенные умения Обеда Кроколиска, и..." Она запнулась.

"И что?" - разозился человек, чувствуя свою уязвимость. - "Потеря памяти?" "Да, второе твое самое замечательное качество, по мнению Рехгара", - ничуть не смутившись, кивнула эльфийка. - "Хотя я и не думаю, что ты где-то стукнулся головой. От тебя исходит мощная аура темной магии, человек".

"Ты узнаешь эту ауру, не так ли?" - Бролл глядел на мужчину немигающим взглядом, о чем-то напряженно размышляя. "Что означает твой вопрос, Бролл?" - вскинулась Валира, ожидая, что сейчас Ночной эльф вновь начнет поносить весь ее род, обвиняя в чрезмерной зависимости от магии.

"Помолчи немного", - Бролл тяжело поднялся на ноги, подошел к человеку сзади, попутно бросив пучок сухих трав в костер, и прикоснулся пальцами к его вискам. - "Орочья техника медитации, которой меня обучил Рехгар, поможет снять барьеры с твоего разума, человек. Определенные травы, брошенные в огонь, приведут тебя в расслабленное состояние. А теперь вдохни дым, и в пламени появятся образы..."

Человек последовал наставлениям Ночного эльфа, и действительно, в пламени явилось видение горящего города. Крики. Кровь Смерть. Запахи горелой плоти. Все это окружало его, совсем еще мальчишку, приводило в панику, ибо то был его дом. Горел его родной город!

"Эй, оленерогий! Я к тебе обращаюсь!" - резкий женский голос разрушил транс. Человек ошалело затряс головой, приходя в себя. Он все еще пребывал в тюремной камере, а эльфы снова сцепились друг с другом.

"Ты, маленькая дура!" - орал Бролл. - "Ты могла причинить его разуму непоправимый вред! Все вы, Кровавые эльфы, жаждете магии и не мыслите своего существования без нее!" "По крайней мере, наши мужики не спят тысячелетиями, пока женщины трудятся в поте лица!" - съязвила Валира в ответ. "Не смей оскорблять друидов, пребывающих в Изумрудном Сне..." - глаза Бролла угрожающе полыхнули. - "Тех, кто сражался и умирал, дабы не допустить возвращения Пылающего Легиона!" "Тронь меня хоть когтем, оборотень", - схватилась за меч Валира, - "и ты узнаешь, к великому своему сожалению, что не стоило насмехаться над моими боевыми навыками!"

"Прекратите, вы оба!" - рявкнул человек, и повелительные нотки в его голосе заставили эльфов отступить друг от друга и окинуть взглядами, в которых смешались растерянность и удивление. - "Приберегите гнев свой для врагов". Последние слова оказались явно лишними.

"Кровавые эльфы - враги Ночных!" - проревел Бролл, лицо его исказила гримаса ярости. - "Да и всего Альянса! Они переметнулись..." "Мы были вынуждены переметнуться..." - возразила ему Валира. - "Верховный маршал Альянса Гаритас использовал нас и предал! Мы вступили в Орду лишь затем, чтобы выжить!"

"Вы вступили в Орду, чтобы удовлетворить свою тягу к магии!" - с ходу отмел доводы эльфийки Бролл. - "И выживание ваше несет опасность всем нам!" "Давай, ударь меня, Бролл Медвежья Шкура!" - рявкнула Валира. - "И ты поймешь, насколько я опасна в действительности!"

"Ну вы и дурни!" - человек встал между эльфами, никак не желающими угомониться. - "Как раз сейчас враг ваш... наш общий хозяин. У вас будет достаточно времени... чтобы выяснить отношения... когда окажетесь свободны".

...Позже, ночью, человек и Ночной эльф мирно похрапывали на своих циновках; Валира же никак не могла отойти ко сну, столь задели ее ядовитые слова Медвежьей Шкуры. "Почти весь мой народ был уничтожен Бичом", - размышляла она. - "Те, кто выжил и сражался на стороне Альянса, оказались преданы. Неужто единение с нагами и Иллиданом, чтобы спасти жизни немногих уцелевших, было столь неправильным шагом?.. Будучи ребенком, я впитала магию с молоком матери. Я не просила этого, и не хотела становиться от нее в зависимость. И магия помогла мне выжить! Какое право Бролл имеет обвинять меня в выборах, сделанных моим народом, или обстоятельствах, сопутствовавших моему рождению?"


К утру злость на несправедливые обвинения Ночного эльфа не улеглась, и Валира решила, что стоит преподать Броллу урок, чуток сбить с него спесь и привить немного уважения к ее народу. Валира прошептала нехитрое заклятие, направив его на Ночного эльфа; как и ожидалось, тот никак не прореагировал. Полные губы Валиры искривились в улыбке.

Шагая вслед за Рехгаром и орками-стражами по коридору, ведущему ко двору для тренировок, Кровавая эльфийка не могла не согласиться со словами человека, произнесенными им вчерашним вечером. Да, истинный враг их - Рехгар, потому он и окружил себя сонмом охранников, при этом обучая своих гладиаторов новым и эффективным способам убийства.

Неожиданно наперерез команде Рехгара устремились гладиаторы Искрящегося Глаза со вполне очевидными намерениями. "С дороги, розовокожий!" - рявкнул мертвяк. "Прочь с тренировочных земель!" - прогудел таурен. - "Здесь сражаются те, кто этого действительно достоин!"

Человек, Бролл и Валира шагали вперед, ни единым жестом не выказав того, что заметили троицу пытающихся вывести их из себя созданий. Рехгар, шедший впереди, даже не оглянулся, но внутренне напрягся, ибо этого момента он ожидал со вчерашнего дня и возлагал на него весьма большие надежды.

"Лунатик, трус и... предательница!" - взвыл тролль, и это оказалось последней каплей, переполнившей чашу терпения Валиры. "Гладиаторы Дайр Мола сожрут вас на завтрак!" - выкрикнул мертвяк, и клинок Валиры с сухим хрустом вошел ему под ребра. "Это мы будем завтракать", - прошипела она, с силой выдернула меч и приставила его к горлу тролля. - "Так кого ты назвал предательницей?" "Тебя, эльфиечка!" - хихикнул тот, ничуть не убоявшись. "Конечно, если ты не настолько сильна, чтобы остановить нас!" - прогремел глубокий голос над ухом Валиры, и удар огромного деревянного молота таурена свалил ее с ног.

Бролл и человек обернулись: похоже, схватки не избежать. Глупая и неопытная эльфийка угодила прямиком в расставленную ловушку, одну из самых примитивных. Выхватив меч, Ночной эльф швырнул его человеку со словами: "Бери клинок и начинай махать им, Обед Кроколиска, или она не доживет даже до того, чтобы стать пятном на песке арены Дайр Мола!"

Тяжелый двуручник в руках человека ожил, блокировал удар кривого меча, которым тролль собирался наградить беспомощную, оглушенную Валиру.

Орки-охранники, Рехгар и гоблин отошли в сторонку, наблюдая за разразившемся сражением с нескрываемым интересом. "Хотите, чтобы я вмешался, босс?" - все-таки вопросил Острозубый. "Нет, пусть все идет своим чередом", - отозвался Рехгар, не упуская из виду ни малейшего движения противников. - "Они сражаются, чтобы получить право на жизнь. Это и значит - быть гладиаторами". "Ну..." - ухмыльнулся азартный Искрящийся Глаз. - "Если уж ты так хочешь рискнуть жизнями членов своей команды, как насчет маленькой ставочки, Рехгар? Скажем, сорок серебряных монет!" "Восемьдесят!" - уверенно заявил шаман, и гоблин недоуменно нахмурился. В чем подвох?..

Бролл схватился с Маггором, заслонив собою эльфийку, и все же не удержался от подначки: "Эй, Валира! А я-то думал, эти ребята, с которыми мы сражаемся, твои союзнички по Орде!" Последняя, уже пришедшая в себя, яростно полосовала тело мертвяка клинками, но толку от ударов ее было мало. "Союзники появляются и исчезают, Бролл", - тем не менее, отвечала Валира, нисколько не замедляя стремительный темп атаки. - "Это политика... Но нежить Бича - мои кровные враги!"

Тролль рубился на мечах с человеком, и в какой-то момент с растущим ужасом осознал, что противник этот - сильный, собранный, осторожный - ему не по зубам.

У Бролла же дела складывались несколько хуже: посох его был фактически бесполезен против могучего таурена, потому Ночной эльф воззвал к своим врожденным магическим способностям, намереваясь обратиться в медведя... с изумлением обнаружив, что от них не осталось и следа!

"Бролл!!!" - вырвалось одновременно у человека и эльфийки, когда товарищ их пал наземь, сраженный ударом тяжелого молота. Оба понимали: нужно как можно скорее расправиться с собственными противниками и спешить на помощь Медвежьей Шкуре! Человек что было сил ударил тролля по морде шипастым нарукавником; Вариса, чье заклинание, должное стать невинной шуткой, обратилось для Бролла в вопрос жизни и смерти, отпрыгнула от мертвяка, встав между силящимся подняться на ноги Ночным эльфом и грозным тауреном. Но, внимательно следя за молотом Маггора, она упустила из виду иное оружие таурена - рога. Удар головой отбросил девушку далеко в сторону, после чего таурен, злобно ухмыляясь, вновь сделал шаг по направлению к беспомощному Броллу, тщетно пытающемуся обратиться в медведя.

Счет шел на секунды; человек отсек троллю правую руку, после чего прямо в воздухе схватил его кривой меч и что было силы швырнул клинок в направлении мертвяка, уже приближающегося к Ночному эльфу наряду с тауреном, перерубив сей твари позвоночник. А человек уже бежал к Маггору, поднырнул под молот, которым таурен неуклюже замахнулся, и погрузил меч в предплечье противника по самое основание. Как подкошенный, таурен рухнул наземь, и закоулке, где только что кипело яростное сражение, воцарилась звенящая тишина.

"Спасибо!" - исполненная раскаяния, Валира бросилась человеку на шею. - "Ты спас его! Это я во всем виновата! Я выкачала из него всю магическую энергию! Я... просто хотела преподать ему урок!" "Преподать урок?" - зло прошипел Бролл, не в силах подняться с земли. - "О том, что я был прав насчет тебя?"

"Живенько они чуток разогрелись!" - радостно ощерившись, Рехгар протянул руку, и гоблин, горестно вздохнув, опустил в нее мешочек с золотыми. "Конечно, некромант с легкостью воссоздаст мертвяка", - не преминул заметить он, - "но Траск не отрастит себе руку. И Маггор..." "...Выживет", - отмахнулся шаман. - "Но не сможет оправиться к началу игр в Дайр Моле". "Ну, Рехгар..." - покачал головой Искрящийся Глаз. - "Интересно, что именно ты разумеешь под "разогревом"?

"Рехгар!" - послышался басовитый рык. К потрепанным гладиатором приближался исполинский орк с густой рыжей бородой - мастер-мечник тренировочных залов; в правой руке он сжимал тяжелый двуручный меч. Нависнув над эльфами, он презрительно скривился, обернулся к шаману: "Ты говорил, что эти слабаки зададут мне жару! Смеешься, что ли?"

Острием клинка орк указал на Ночного эльфа, слишком слабого, чтобы встать на ноги: "Я убью его первым!" "Нет, ты не можешь!" - на пути его мигом оказалась Валира, выставив перед собою саблю, которая казалась детской игрушкой по сравнению с чудовищным палашом орка. - "Он не слаб. Он просто..."

Молниеносным движением орк вывернул ей правую руку; послышался хруст кости, и эльфийка истошно взвыла от боли. "И кто же остановит меня?" - ухмыльнулся орк. - "Уж точно не ты, маленькая эльфиечка! Так что, если знаешь какие-нибудь молитвы, говори их, и поскорее!"

Он осекся, почувствовал хладную сталь у своего горла. Человек, ростом доходящий великану до пояса, откровенно бросал ему вызов, и еще поспел заявить голосом твердым и властным: "Прочь. Эти эльфы под моей защитой". "Твоей защитой?" - орка подобное выступление лишь позабавило. - "Да ты еще даже не гладиатор, розовокожий! И ни какой-нибудь там легендарный герой! Ты и себя-то защитить не можешь!"

Глаза человека угрожающе сузились. Медленно, чеканя каждое слово, он изрек: "Брось меч! Быстро, орк! Или умрешь!" Тот, приведенный в ярость, взревел, занес клинок высоко над головой...

Рехгар с кривой усмешкой наблюдал за противостоянием, зная, что если человеку удастся остаться в живых по прошествии следующих пяти минут, он окажется прекрасной заменой Кровавоглазому и достойно покажет себя в Дайр Моле...

Клинки скрестились. "Я - Хайку Стальной Клинок, розовокожий", - проревел мастер-мечник в лицо человеку, обдавая его смардным дыханием. - "Я слышал, что ты даже имени своего не знаешь! Прекрасно! Избавлю Рехгара от необходимости выбивать его на твоем надгробии!"

Человек пригнулся, и удар меча Хайку расколол деревянную дверь за его спиной. Одна из двух шипастых булав, притороченных над дверной аркой, упала вниз... прямо в левую руку человека, который не мешкая швырнул ее в голову противнику. "Надеюсь, твое имя он выбьет без ошибок", - ухмыльнулся человек и, подскочив к оглушенному орку, вспорол ему живот.

Побежденная команда Искрящегося Глаза отправилась восвояси; морщась от боли, таурен тащил в мешке останки приятеля-мертвяка. Рексар же склонился над израненными эльфами, и, шепча целительные заклинания, принялся врачевать. "Страшновато даже как-то!" - шепотом констатировала Вериса, бросив опасливый взгляд на спасителя-человека. - "Хотела бы я, чтобы Обед Кроколиска вспомнил, где выучился так сражаться! Я бы попросила его наставника дать и мне несколько уроков! Да, мне с Броллом повезло, что он был с нами, или поставить нас на ноги оказалось бы не под силу даже тебе, Рехгар".

Шаман лишь ухмыльнулся, и эльфийка, видя, что ответа от хитрого орка не дождется, вопросила напрямую: "Зачем ты это сделал? Зачем стравил нас с мастером-мечником, ведь мы еще не оправились от боя с тремя гладиаторами Искрящегося Глаза?" "Ты должна научиться адекватно реагировать на неожиданности", - промолвил Рехгар в ответ, и Бролл не удержался: "Этот урок в первую очередь не помешало бы усвоить твоему мастеру-мечнику".

"Хайку просчитался", - равнодушно пожал плечами Рехгар. - "Он посчитал Обед Кроколиска зеленым новичком, не представляющим для него никакой угрозы". "А когда он понял, что ошибался, было уже поздно", - глаза Ночного эльфа весело блеснули. - "Изобретательно, Рехгар. Это и будет нашим коньком, так?"

Вериса сочла момент достаточно удобным, чтобы принести свои извинения напарнику, взирающему на нее с нескрываемым презрением и обидой. "Прости, Бролл", - тихо молвила Кровавая эльфийка; дождавшись, когда Рехгар закончит целительную волшбу и отправится восвояси, она опустилась на землю рядом с Ночным эльфом.- "...Я лишила тебя магической энергии. Просто... ты разозлил меня, и я хотела отплатить, но не думала, к чему это может привести, и..." "Рехгар должен был взять в расчет воровство магии, характерное для Кровавых эльфов, прежде чем он взял тебя к нам в команду!" - съязвил Бролл, фыркнул и демонстративно отвернулся, всем своим видом показывая нежелание продолжать разговор.

"Прекратите!" - в который уже раз попытался человек урезонить своих не в меру вспыльчивых напарников, и обратился к Рехгару: "Как жаль, что твои целительные заклинания не могут вернуть мне память". "Тело твое помнит, как сражаться!" - отвечал тот. - "Вот и все, что имеет значение... Кстати, забери клинки мастера-мечника. По правилам поединка, они принадлежат тебе". Человек лишь хмуро зыркнул на него, но мечи, тем не менее, взял.


Три недели спустя Рехгар привел свою команду в тайную оружейную Алого Кольца, расположенную в Зале Легенд Оргриммара. Изнурительные тренировки подошли к концу, и теперь шаман предоставлял компаньонам право выбрать оружие для сражений на арене Дайр Мола. Здесь, в подземных чертогах, были собраны орудия убийства как со всего Азерота, так и с Дренора.

Вариса немедленно схватила пару искривленных орочьих кинжалов, сделала ими несколько пробных выпадов. "Длинные, как мечи, и острые, как зубы дракона!" - констатировала она. - "Прекрасный баланс!" "Я выбираю оружие друида!" - молвил Бролл, беря в руки посох, увенчанный вырезанной из дерева оленьей головой. - "А ты, Обед Кроколиска?"

"Я..." - все внимание человека было сосредоточено на поясе с внушительных размеров позолоченной пряжкой, искусно исполненной в форме львиной морды. Протянув руки, он легонько коснулся ее. "Я знаю этот пояс..."

Неожиданно нахлынули воспоминания... Ночь, буря, корабельная палуба... и могучий седовласый ветеран в пластинчатой броне, опоясавшийся сим же поясом. "Спокойно, паренек", - говорил воин, обращаясь к нему, насмерть перепуганному мальчугану. - "Конечно, сейчас все кажется безнадежным, но за бурей последует штиль, и это так же верно, как и то, что мир всегда наступает после окончания войны".

"Обед Кроколиска?!" - кто-то орал ему в ухо, тряс за плечи. Человек моргнул, тряхнул головой, вперив взгляд в крайне недовольную орочью физиономию. Рехгар досадливо крякнул, отступил на шаг. "Что это с ним?" - осведомился он у двух притихших эльфов. "Должно быть, пояс вызвал какие-то воспоминания", - осмелился предположить Бролл. - "Не волнуйся, Рехгар. Я никогда не видел, чтобы это случалось с ним во время сражения". "Молись, чтобы не случалось", - огрызнулся орк. - "Если он вот так замрет в Дайр Моле, мы все, почитай, покойники".

...Орки-стражи сковали троицу гладиаторов цепью, повели их за город, к Небесной Башне, где их уже ожидал дирижабль, должный доставить команду в Дайр Мол. Рехгар приблизился к тщедушному гоблину с жиденькой бороденкой, протянул ему мешочек монет. "Рад, что мы отправимся на твоем дирижабле, капитан Гриззгир", - пророкотал шаман, и, не сдержавшись, плутовато ухмыльнулся. - "Забавно, но за проезд я плачу деньгами твоего приятеля Искрящегося Глаза, он проиграл мне пари". "Бедняга Искрящийся Глаз", - без тени сожаления произнес гоблин, принимая мешочек. - "Всегда готов побиться об заклад... и редко когда решение это мудро".

"Кстати, капитан, какие вести из-за моря?" - полюбопытствовал Рехгар. "Темные вести", - вздохнул Гриззгир. - "Объединенные Рендом Черноруким, орки Чернокамня осаждают Грим Батол, а Темножелезные дворфы покидают свои пещеры и устремляются в мир. В Пылающих Степях идут сражения..."

Человек демонстративно отвернулся от остальных, оперся о борт, положив руку на новообретенный пояс, и уставился куда-то вдаль. "Обед Кроколиска - прекрасный боец, но какой-то странный, ты не находишь?" - прошептала Вериса, обращаясь к Броллу. - "Ты заметил, что он никогда не улыбается?" "А чему ему улыбаться?" - хмыкнул тот. - "Ты бы тоже была странной, если бы не помнила, кто ты и откуда. Хотя в случае с тобой так, наверное, было бы даже лучше!.."

Заметив сию перепалку, Гриззгир шепнул Рехгару: "Двое из твоей команды постоянно хамят друг другу, в то время как третий просто смотрит вдаль и думает о чем-то своем. У тебя могут возникнуть проблемы". "Им не нужно любить друг друга, чтобы хорошо сражаться вместе", - отвечал шаман. - "Хотя, если их взаимотношения не улучшатся, я могу решиться на замену в Дайр Моле".

...Дирижабль поднялся в воздух, устремившись к Фераласу. Здесь, на юго-западе Калимдора, лежат руины Элдр'Таласа, древнего града высокорожденных. Возведенный 12000 лет назад, ныне он - всего лишь руины, таящее в себе древнее зло. Несколько лет назад огры заняли небольшое пространство у северо-восточной стены города, где раз в год они проводят гладиаторские бои...

"Вон там арена, где вы будете сражаться", - указал Рехгар бойцам, когда дирижабль шел на снижение к причалу. - "Как это ни странно, но сие нелегальное действо собирает огромную толпу зрителей. А завтра начнутся индивидуальные бои. А лучшая команда, члены которой выживут в них, встретится с прошлогодними чемпионами - ограми клана Гордунни, и, возможно, одолеет их. Или погибнет".

...Обитатели и гости Дайр Мола высыпали наружу, дабы поглядеть на прибытие знаменитого Рехгара... а заодно и на того, кто должен предстать заменой Кровавоглазого. Увиденное, однако, сильно разочаровало публику. "Этот тощий человечек должен занять место убитого чемпиона Рехгара, Кровавоглазого Красного Кулака?" - раздавались возгласы, недоверчивые и негодующие. - "Самого Кровавогласного? Чемпиона поединков? Отпрыска клана Чернокамня великого Рокового Молота?!" "Глядите! У него орочьи мечи!" - презрительно бросил кто-то. - "Да, сдает старик Рехгар... Кучка отбросов! Где действительно могучие воины?" "А я слышал, что человеку и эльфийке еще даже кровь не пускали!" "Они зовут розовокожего Обедом Кроколиска! Сгодится ограм для завтрака!" "Возможно, но я видел, как Бролл сражался рядом с Кровавоглазым в прошлом году. Он воистину яростен".

"Но он не Ночной эльф!" - с возмущением выкрикнул юный пухленький огр. - "У Ночных эльфов не растут рога. Он какой-то монстр! Эй, оленерогий? Твоя мамаша была из тауренов?" И огренок швырнул гнилую репу в голову Броллу.

Тот немедленно поддался ярости, на глазах порядком струхнувшего огренка обратился в огромного медведя. Один из стражей-орков хохотнул, похлопал малыша по плечу. "Боюсь, теперь ты пойдешь медведю на обед, паренек", - сочувственно произнес он, но огренок в панике глядел на приближающуюся смерть, не в силах даже повернуться и задать стрекоча.

Человек метнулся к медведю, пытаясь сдержать его. "Бролл! Нет!" - орал он. - "Ты всем нам подпишешь смертный приговор! Приди в себя, сохраняй спокойствие, мы же хотим убраться из Дайр Мола живыми". Медведь бесновался, ревел, но человек не отступал: "Он - никто, Бролл. Просто какой-то глупый огренок. Забудь о нем".

К счастью, слова человека возымели немедленное действие; вновь вернув себе эльфийский облик, Бролл криво усмехнулся: "Ты прав. Не думаю, что останусь доволен, если обо мне будут слагать саги и исполнять их у огрских костров - Бролл, Могучий Убийца Детей".

Гладиаторы проследовали вслед за Рехгаром по направлению к отведенным им кельям; толпа, ставшая свидетелем случившегося, озадаченно притихла. "Забавно", - нарушил воцарившееся молчание некий таурен. - "Первый раз вижу, чтобы безоружный человек взял да урезонил оборотня. Странно, и то, что в Дайр Моле появляется команда дисциплинированных воинов, слушающихся своего лидера. Возможно, схватка будет куда более интересной, чем мы полагаем".

Яростный рев прервал его, и таурен встревоженно вскинулся, радостно хлопнул по плечу товарища: "Вот они! Команда победителей прошлогодних игр - клан Гордунни с древнего Дренора!"

Трое могучих огров тяжело ступали ко входу на арену, их налитые кровью глазки буравили публику, почтительно расступающуюся. Впереди, сжимая в руке кистень, топал облаченный в тяжелые доспехи Джиаго, за ним следовали могучий Брли и Двуглавец. Головы последнего особой любви друг к другу не испытывали и разительно между собой отличались хотя бы тем, что левая, увенчанная рогатым шлемом, принадлежала циклопу... Толпа, собравшаяся поглазеть на игры да побиться об заклад, нисколько не сомневалась, что и в этом году команде огров удасться сохранить за собой звание чемпионов Дайр Мола.


Игры начались с индивидуальных поединков на рассвете следующего дня. Мало кто верил в успех команды Рехгара и ставили зрители в основном на противников троицы гладиаторов. Как следствие, деньги они свои теряли, а кошель Рехгара все тяжелел.

Ведь в первом поединке Бролл легко разделался с кентавром, во втором Валира прикончила перевепря. Настало время третьего боя, в котором человек должен был сразиться с троллем из племени Снежногривых. Толпа, и без того недовольная потерей собственных сбережений, приветствовала выход на арену безвестного бойца разъяренными воплями.

"Не слишком ли велики для тебя орочьи мечи, человечек?" - гнусно ухмыльнулся тролль, кивая на оружие противника. "Подойди-ка поближе, тролль", - спокойно отвечал тот. - "Они как раз придутся тебе по размеру".

С этими словами человек резко выбросил вперед правую руку, метнув клинок... Тот пробил шею тролля, чуть не отделив голову от плеч. Поединок закончился, не успев начаться. Трибуны ошарашенно притихли. "Как это случилось?" - послышалась шепотки. - "Глазам не верю... Просто удачный бросок..."

Как бы то ни было, деньги свои зрители вновь потеряли. "Сдохни, розовокожий гад!" - вопили они. - "Ставлю 30 золотых против человека!" Рехгара же подобные отчаянные вопли лишь позабавили. "Глупцы!" - ухмыльнулся он. - "Они оказываются верить собственным глазам. А слепота их пойдет мне на пользу! Ведь с таким успехом за эти игры я заработаю столько, сколько за последние три года! А завтрашний барыш сделает меня богатейшим мастером-гладиатором на всем Калимдоре!.." Почему-то в победе в командных боях шаман нисколько не сомневался...


На следующее утро массивные дубовые врата, ведущие на арену, с треском распахнулись, и представители команд, победивших во вчерашних состязаниях, одновременно шагнули на хладный песок, которому сегодня предстоит напиться немало крови.

"Какие симпатичные огры", - хищно улыбнулась Валира, разглядывая противников. Двуглавец вооружился шипастой палицей и тяжелым кривым мечом, Брли - секирой на длинном древке, Джиаго же помахивал неизменным кистенем. "Они больше нас и сильнее", - шепнул напарникам человек. - "Потому нам следует быть быстрее и умнее". "О, конечно", - попыталась пошутить эльфика. - "А я то было уже начала волноваться". "Будь серьезней, Валира!" - оборвал ее Бролл, не отрывающий глаз от противников. - "Я видел Джиаго в сражении. Он силен и может нанести удар издалека, но левой он замахивается медленно. Думаю, что смогу с ним справиться".

Со всех ног огры ринулись к ожидающей их троице, выкрикивая угрозы и непристойности в адрес Валиры. Выдержка той не изменила, и, не поддавшись на провокации, она избрала себе в противники Двуглавого, в то время как человек занялся Брли, наиболее опасным из огров. "Прекрасно", - вздохнула эльфийка, делая пробные выпады орочьими кинжалами. - "Огры и так тупы до безобразия, мне же все досталось в удвоенном варианте". Обе головы ее противника немедленно набычились. "Ха!" - рассмеялась одна из них, обращаясь к соседней. - "Эльфиечка назвала тебя тупым!" "Меня?" - прохрипела та. - "Нет. Тупой у нас ты".

"Слабаки! Неудачники!" - надрывались трибуны. На арену летели гнилые фрукты и овощи - выражение неприязни толпы к команде Рехгара, виновнице многих опустевших кошелей.

Джиго выбил кистенем посох из руки Бролла, попутно сломав ее, но Ночной эльф немедленно обратился в медведя, полоснул когтями наотмашь, распоров огру бедро. "Джиаго выбыл!" - сокрушенно взвыл один из зрителей-орков. - "Бролл пустил ему кровь!" "Невозможно!" - вырвалось у сидящего рядом тролля, длинные уши которого огорченно поникли. - "А я на него десять золотых поставил..."

"О, за это я буду убивать тебя долго!" - сулил Джиаго, безуспешно силясь вновь подняться на ноги. - "Я раскрою тебе череп и высосу мозги! Даже стоя на одном колене Джиаго достаточно силен, чтобы..." Он раскрутил кистень с явным намерением метнуть оружие в голову Броллу, все еще пребывающему в медвежьем обличье.

"Бролл! Пригнись!" - выкрикнул человек, отпрыгнул от занесшего над ним секиру Брли, и, срезав мечом крепления нагрудника Джиаго, вторым клинком начисто снес огру голову. Тот повалился на Бролла, который засучил мохнатыми лапами, силясь выбраться из-под тяжеленной туши.

Трибуны притихли. Забрезжило ознание того, что исход сражения может оказаться далеко не очевиден. "Как это произошло?" - искренне недоумевал чернобородый орк. "Обед Кроколиска уделал Джиаго, как новичка!" - пророкотал таурен. "Да быть не может!" - возопил разбойник из Братства Дефиас. - "Я уже потерял 35 золотых!" "Не важно!" - утешил его товарищ. - "Ночной эльф застрял под трупом Джиаго и добить его проще простого. Все-таки я ставлю на огров!"

...Кровавая эльфийка увернулась от удара палицы Двуглавого, хихикнула: "Мимо, циклоп! Может, лучше двуглазый попробует нанести удар?" "Точно, кретин!" - выкрикнула вышепомянутая голова, наградив осточертевшую компаньонку ударом клинка плашмя по щеке. - "Слушай, что говорит эльфиечка!" "Сам дурак!" - огрызнулась голова-циклоп. - "Думаешь, что коль глаза у тебя два, так ты и умнее?" "Вижу лучше и целюсь лучше!" - взревела двуглазая, и головы огра, забыв о сражении, принялись ожесточенно бодаться. "Давайте, мальчики!" - усмехнулась Валира, метнувшись к Броллу. - "Я вернусь через минутку!"

Толпа зрителей покатывалась со смеху, глядя, как головы огра оражаются друг с другом. Порадовал их и тот факт, что человек наконец-то пропустил удар секиры Брли, оставивший на бедре его глубокую рану.

"Давай, вылазь оттуда!" - Валира пыталась вытащить напарника из-под трупа Джиаго. - "Быстрее! Как твоя рука?" "Сломана", - отвечал Бролл, скрипя зубами от боли. "Но ты же друид, да?" - не отставала эльфийка. - "Исцели ее!" "Ох, спасибо", - рыкнул Бролл с нескрываемым сарказмом. - "И как я сам не додумался!.. Кстати, разве ты не должна сражаться с Двуглавцем?" "У меня небольшой перерыв", - пропела Валира. - "Учусь использовать свои сильные стороны и вымещать ярость на своих врагов. В отличие от других, не будем указывать пальцами..." Бролл хотел было по привычке огрызнуться, но передумал и ухмыльнулся: "Думаю, я это заслужил..."

Человеку приходилось туговато; боль в ноге становилась нестерпимой, пот ручьями стекал по лицу, а Брли методично наносил удары секирой, которые человек успешно блокировал скрещенными мечами. Могучий огр не торопился, зная, что довольно скоро противник его потеряет достаточно крови, и тогда его можно будет брать голыми руками.

Понимали это и зрители. "Без Бролла команда Рехгара не продержится и пяти минут", - авторитетно заявил чернобородый орк. - "Клянусь зубами Маннороха! Ставлю 10 серебряных монет на то, что розовокожий выдохнется за две минуты!" "Принято!" - немедленно отозвался сидящий рядом орк, еще не до конца утративший веру в искусного воителя, которым успел явить себя безвестный человечишка...

Трудное положение, в котором оказался напарник, не укрылось от Валиры Сангвинар. "Исцеляй себе руку друидической магией. Я сейчас вернусь", - бросила она Броллу и, устремившись к исполину Брли, не удержалась, выкрикнула: "Обед Кроколиска! Я иду!.." "Валира! Нет!.." - в отчаянии простонал Бролл, но было поздно: услышал возглас и огр, и, дождавшись, когда девушка подбежит поближе, резко развернулся и наотмашь рубанул ее секирой.

Глаза человека расширились от ужаса и гнева. "Надеюсь, ты успел помолиться своим богам, Брли!" - прошипел он. - "Время вышло!" Высоко подпрыгнув, он с силой вонзил клинок в горло великана, пронзив голову того насвозь.

На трибунах творилось нечто невообразимое, ибо зрители успели проникнуться искренним уважением к новому фавориту боев. "Остались Двуглавец и розовокожий!" - раздавались крики. - "Ставлю пять золотых на Двуглавца!" "А я - сорок серебряных на Обед Кроколиска! Не иначе, как он - дух самого Ло'гоша!" "Прикончи его, Двуглавец! Чего ты ждешь?!"

"Бролл! Унеси Валиру отсюда, пока она не истекла кровью!" - выкрикнул человек, обращаясь к Ночному эльфу, который поднял здоровой рукой тело стонущей от боли Валиры. "Надеюсь..." - стенала та, - "что друидическое исцеление... действительно... достойно своей славы..." То, что рана ее крайне тяжела, Валира прекрасно сознавала, и не испытывала особых иллюзий по поводу своих шансов остаться в живых. "Понял!" - крикнул Бролл в ответ. - "Только не будь слишком уж самоуверенным, Крок! Схватка еще не закончена!"

Однако человек стремился завершить ее как можно скорее. Молниеносным ударом он снес одну из двух голов огра, вонзил меч в основание другой. Последний противник повержен, и зрители неистовствовали. "Ло'гош! Ло'гош!" - бесновались они, приветствуя нового чемпиона Алого Кольца. А тот, повернувшись лицом к трибунам, победно вскинул меч, обагренный кровью.

"Мы победили!" - прошептал Бролл, еще не до конца уверовав в произошедшее. - "Мы действительно победили!" "А что... они говорят?" - вопросила Валира. "Ло'гош", - произнес Рехгар. Шаман неслышно приблизился и склонился над израненными бойцами, готовясь применить целительную магию: "Это значит - "призрачный волк". "Волк..." - повторила Валира, и радостно улыбнулась. - "Доброе имя... для героя... Дайр Мола".


Два дня спустя, когда ажиотаж по случаю исхода гладиаторских боев чуть поутих, Рехгара разыскала иная госпожа-гладиатор - женщина-таурен по имени Хелька. "Рехгар, поздравляю!" - обратилась она к довольно осклабившемуся орку. - "Можно с тобой поговорить?" "Чего тебе, Хелька?" - добродушно рыкнул тот.

"Мне нравятся ум и неистовство твоей Валиры", - напрямую заявила таурен. - "Она... неожиданна! А теперь она еще и одна из чемпионов Дайр Мола. Я хочу купить ее для роли ведущего бойца в команде женщин-гладиаторов, которую я сейчас формирую. Думаю, она стоит тысячи монет?" Рехгар задумчиво потер подбородок: толку в сражении от Валиры было немного. Не "умна", скорее - "импульсивна", а для гладиатора это верная смерть. Каким-то чудом в этот раз Кровавая эльфийка уцелела на арене, но умудрилась сделать массу ошибок. Да, пожалуй, будет лучше, если он от нее избавится.

"Две тысячи монет, и она твоя", - предложил Рехгар, и Хелька немедленно согласилась на сделку. "Кстати, знаешь какого-нибудь таурена, который сейчас не у дел?" - полюбопытствовал шаман. - "Я бы хотел добавить в свою команду больше физической силы..."

 

***

Дайр Мол опустел. Зрители и игроки, нищие и наложницы, победители и проигравшие тянулись через полуразрушенные врата в дикоземье Фераласа. Ежегодные игры Алого Кольца завершились; тела мертвецов бесцеременно сожгли.

Еще несколько дней назад они были объектом насмешек всего Дайр Мола, сейчас же - уважаемые и любимые чемпионы, гладиаторы Рехгара Ярости Земли. И все же в ворота они проходят в оковах, ведь даже могучий шаман опасается, как бы его гладиаторы не обратились против хозяина. Такова для них цена победы.

Проводить чемпионов высыпало все население сего квартала Дайр Мола - орки да огры. "Видишь того Ночного эльфа, Бролла?" - пузатый огренок дергал друга-орчонка за рукав, указывая грязным пальцем на проходящего мимо калдореи. - "Когда он проходил на арену, то обратился в медведя и чуть было не съел меня!" "Счастливый!" - искренне позавидовал товарищу орчонок. - "Как бы я хотел, чтобы он попытался съесть меня!"

Иной орк, замерший в отдалении, недоуменно почесал затылок. "Я вижу человека и Ночного эльфа", - растерянно заметил он, обращаясь к приятелю-гоблину. - "А где женщина? Кровавая эльфийка, Валира?" "Продал ее госпоже-гладиатору Хельке, таурену", - ответствовал тот, недоумевая, как сия орясина не ведает новость, о которой судачит весь Дайр Мол. - "Выручкой за нее плюс выигрышем на играх Рехгар обеспечил себя на всю оставшуюся жизнь... И все-таки лишь Рехгар мог за столь короткий срок создать команду-победительницу... во главе с человеком. Немыслимо!"

Скрываясь в толпе провожающих, на удаляющуюся процессию Рехгара во все глаза глядел разбойник с красной повязкой на лице, откровенно говорившей о принадлежности его к Братству Дефиас. Изумленный взгляд его не отрывался от нового чемпиона...

Как ни парадоксально, но новость о продаже Валиры повергла Бролла в уныние. Шагая к дирижаблю Гриззгира, Ночной эльф то и дело оглядывался назад, на площадь, где могучая Хелька тащила на веревке сразу трех воительниц, перешедших к ней в собственность - орчиху, троллиху... и Валиру.

"Оставлять ее... это неправильно", - высказал Бролл наконец снедавшую его мысль. "И это Бролл говорит?" - хмыкнул человек, к которому прозвище "Ло'гош" приклеилось намертво. И в самом деле, куда лучше "Обеда Кроколиска". "Может, тебя слишком сильно приложили по голове на арене?" - попытался сострить он, но Броллу было не до шуток. "Я слишком сурово судил ее, Ло'гош", - самобичевание, видать, доставляло ему истинное удовольствие. - "Я и помыслить не мог, что Рехгару вздумается продать ее... любого из нас. Мы ведь команда". "Хелька купила ее, чтобы поставить во главе собственной команды", - возразился человек. - "Валира умна. Прирожденный тактик. Может, с ними она будет счастливее..."

"Она слишком юна", - с жаром зашептал Бролл. - "И из-за этого у нее целая куча собственных демонов. Когда она еще преодолеет их!.. А Рехгара в качестве хозяина я принял потому, что поверил ему!" "Ты хочешь сказать, у тебя был выбор - служить ему или нет?" - изумился человек. "У нас... у всех... есть выбор", - загадочно прознес Ночной эльф и замолчал, наблюдая за процессией Хельки.

"На тренировочную площадку, вы трое!" - зычно приказала таурен своим гладиаторам. - "Я хочу, чтобы вы научились работать в команде до того, как мы отправимся на показательные выступления на Торговом Берегу". Новые компаньонки Валиры уважением к чемпионке минувших игр не разделяли. "Чемпионка ты или нет, в глазах Рехгара ты проигравшая", - ехидно прошепела орчиха на ухо эльфийке, а троллика - как бы нечаянно - пребольно задела ее локтем. - "Продал же он тебя? Думаешь, ты достаточно хороша, чтобы стать над нами?" Да, сию парочку положение Валиры чрезмерно задевало, и всеми силами стремились они показать, что мнения своей хозяйки ничуть не разделяют.

"Валира!.." - проревел Бролл в отчаянии, и даже Рехгар удивленно обернулся, воззрившись на Ночного эльфа. - "Думай головой! И без глупостей! Мы придем за тобой!" Шаман понимающе хмыкнул: придете, как же... Но ничего, со временем привыкнут...

Валира же и виду не подала, что расслышала обращенную к ней реплику. "Придут они за мной..." - прошептала она, сжав зубы и опустив голову, дать скрыть выступившие слезы. - "Как будто их самих все время не охраняют! Нет, не нужны они мне... Я сама выберусь... И тогда - может быть - спасу и их..."


Дирижабль медленно поднялся в воздух, взял курс на северо-восток, где распростерлись равнины Мулгора. Гризгир, однако, наотрез отказался брать с Рехгара плату. "Этот полет - за мой счет", - заявил гоблин. - "Я поставил все свое золото на твою команду... Без лишнего шума, как ты и советовал. Выиграл баснословную сумму! Если бы я не любил свою работу, прямо сейчас ушел бы на покой!"

Рехгар довольно хмыкнул, ощерился, а гоблин продолжал: "Ходят слухи, ты хочешь заменить Кровавую эльфийку тауреном. Поэтому мы направляемся в Громовой Утес? Будешь говорить с Магатой?" "Хелька обещала послать весточку своей тетке", - кивнул орк. - "Думаю, старая ведьма будет ожидать нас с целым списком предложений..."

...Опершись о борт дирижабля, Бролл и Ло'гош созерцали проносящиеся внизу зеленые просторы Фераласа. "Валира была добрым товарищем", - эльф никак не мог отрешиться от терзавших его мыслей. - "Она заставляла меня хотеть смеяться так же часто, как и задушить ее. И зачем только Рехгар ее продал?.." "Золото", - прагматично отвечал человек. - "Он наш хозяин и это его право". "А я думаю, он решил, что мы плохо взоимодействуем в команде", - предположил Бролл. - "И здесь он ошибается. "Быть гладиатором - значит быть женатым на смерти. Быть рабом - значит исполнять волю хозяина". "Незавидное будущее, как считаешь?" - хмыкнул Ло'гош, и что-то в голосе его заставило эльфа насторожиться.

Понизив голос, он осторожно поинтересовался: "Собираешься бежать? Но ведь ты ничегошеньки не помнишь о себе. Ты никто, кроме как Ло'гош, гладиатор-чемпион". Человек не нашелся, что ответить, а Бролл, помолчав, добавил: "Знаешь, в Громовом Утесе есть чистые пруды, рекомые Источниками Видений. Ходят слухи, что они могут доставлять вести... от мертвых. Я попрошу Рехгара по прибытии дать нам принять участие в очищающем ритуале. Возможно, это поможет восстановить твою память". "Мы?" - удивился человек. - "Ты хочешь поговорить с мертвыми?" "Я..." - Бролл глубоко вздохнул, понурился. - "Я потерял дочь. Живую, забавную и храбрую... Совсем как Валира. Быть может..." Он запнулся, не в силах облечь в слова ту сокровенную надежду, что рвалась из сердца.


Разбойник с красным платком на лице склонился перед ней, стремясь выложить все факты о случившемся на арене Дайр Мора. Да, он проиграл там все свои сбережения, но надеялся, что сведения, доставленные им, будут оплачены сполна.

"Я видел его", - говорил разбойник. - "Того, кого мы захватили. Того, кого мы..." "Это он?" - глубокий женский голос эхом разнесся под сводами обширного чертога древнего замка. - "Ты уверен?"

"Уверен", - закивал разбойник. - "Я стоял так близко от него, как сейчас стою от тебя! Это был он, клянусь! Он, гладиатор, сражался на арене Дайр Мола и привел свою команду к победе. Они прозвали его "Ло'гош" - призрачный волк. По слухам, сейчас он на пути к Громовому Утесу".

"Ты правильно сделал, что пришел ко мне", - изрекла сокрытая тенями фигура, и в раскрытую ладонь разбойника опустился туго набитый кошель. - "Ты заслужил свою награду". Пробормотав слова благодарности, тот поспешил ретироваться, благо сие гиблое место и обитательница его заставляли чувствовать себя крайне неуютно.

Дождавшись, пока слизняк из Братства Дефиас удалится на значительное расстояние, женщина тихо молвила: "Гакса, ко мне!" Немедленно рядом с ней вырос здоровяк в старых иссеченных доспехах. Безумные глазки сверлили спину спешащего убраться прочь разбойника, а повелительница его тихо говорила: "Иди за этим недоумком. Убей его. Сделай так, чтобы все походило на простое ограбление. В приницпе, так оно и есть, ибо деньги, что ты получишь за это, пребывают у него в кошеле..."

Помолчав немного, женщина добавила: "А после этого ты пошлешь весточку в гильдию убийц Штормвинда..."


Дирижабль заходил на посадку на одно из плато Громового Утеса - вотчины тауренов, ведомых могучим Кайрном из клана Кровавого Копыта. Само селение расположилось на четырех скалах, соединенных между собой веревочными и деревянными мостами.

Множество тауренов и Отрекшихся высыпало на плато дабы встретить дорогих гостей, весть о прибытии которых молниеносно разнеслась в Громовом Утесе. Конечно, преобладали представители Зловещего Тотема, и молодые таурены сего клана обменивались между собой восторженными репликами. "Летят чемпионы Дайр Мола!" - восклицал один из них. "Лишь двое!" - перебил его другой. - "Я слышал, Хелька купила Кровавую эльфийку". "Магата говорит, вместо нее Рехгар возьмется обучать одного из нас", - прошептал юный таурен, опасливо косясь на матрону клана, замершую у подъемника края плато и зорко следящую за опустившемся невдалеке дирижаблем.

Прибывшая процессия направилась к тауренам; впереди важно шествовал Рехгар, за ним - двое гладиаторов, с которых не спускали глаз орки-охранники. "Между Магатой и Кайрном разлад", - шепотом втолковывал Бролл человеку, стремясь просветить его об особенностях политики Громового Утеса. - "Если верить россказням гладиаторов-тауренов, Магата хочет, чтобы закаленные в сражениях члены Зловещего Тотема были верны лишь ей одной..." "Просветишь Ло'гоша позже, Бролл", - шепотом оборвал эльфа Рехгар, благо Магата отделилась от толпы и резво направилась к ним навстречу.

"Добро пожаловать в Громовой Утес, Рехгар Ярость Земли", - зычно молвила матрона. - "Я слышала, ты хочешь добавить таурена в свою команду гладиаторов?" "Магата Зловещий Тотем", - сдержанно поклонился шаман, - "старейшая матрона клана Зловещего Тотема, ты оказываешь мне честь". Магата пренебрежительно хмыкнула: "Конечно, Кайрну это неинтересно, ведь он занят лишь думами о мире. Но я представлю тебе нескольких молодых тауренов, которые окажутся достойными кандидатами для того, чтобы пройти у тебя обучение".

Она указала на небольшую группку воинов-тауренов, выступивших из толпы и сейчас переминающихся с ноги на ногу за спиной матроны. "Конечно, они пребудут не рабами, но гладиаторами на какое-то время..." - изрекла Магата, - "...дабы обучиться боевому искусству и отточить его на аренах Алого Кольца. Доходы от их побед станут твоей платой за обучение. Моя собственная внучка и несколько внучатых племянников..."

"Благодарю, Магата", - быстро произнес Рехгар. Если дать старухе шанс продолжать в том же духе, то она отправит с ним всех без исключения юнцов клана. "Пока я поразмыслю над твоим предложением, Бролл и Ло'гош искупаются в Источниках Видений". "Боюсь, это неразумно", - качнула рогами матрона. - "В кавернах объявилась пещерная элементаль. Даже Отрекшиеся бежали оттуда". Лицо Рехгара вытянулась от изумления. "Магата, ты же - мастер-шаман", - неверяще вымолвил он. - "Ты что, не можешь развоплотить элементаль?"

Магата зло сплюнула: "Старый глупец Кайрн говорит, что хочет обождать и поглядеть, чего сия элементаль хочет, и что он не желает нарушать природное равновесие. А полагаю..." "Тайным силам Источников что-нибудь угрожает?" - поинтересовался Бролл, и Магата отвечала: "Нет. Лишь их безопасности". "Тогда мы рискнем", - молвил Ло'гош, положив конец беседе. Возразить чемпиону Дайр Мола, пусть и с рабским обручем на шее, не решился никто.


Тем временем, завершив тренировочные поединки, команда Хельки готовилась покинуть Дайр Мор; таурены госпожи-гладиатора седлали вайверн.

Гладиаторши не упустили возможность поддеть несчастную Валиру и здесь. "Не будет больше частных дирижаблей, эльфиечка", - хихикала троллиха. - "Здесь все дешево и сердито!" "Полетишь на спине вайверны!" - добавила орчиха. - "И не одна, с кем-нибудь еще!"

"Тарм!" - кликнула Хелька одного из тауренов-охранников, пожилого степенного ветерана. - "Полетишь с Валирой на Ощетинившейся". "Понял", - таурен подвел девушку к одной из вайверн, разрезал веревки, стягивающие ей запястья.

Валира ухмыльнулась: "Прекрасно..." Лихо вскочив на спину вайверны, она ударила ее каблучками по бокам, и создание, захлопав кожистыми крыльями, воспарило в воздух. Тарм еле успел ухватиться за мех на спине Ощетинившейся, а Валира истошно завопила, изображая панику.

Остальные вайверны поднялись в воздух следом, устремились к северу. "О, Тарм!" - выдохнула Валира, искусно симулируя крайнее волнение. - "Она просто... взметнулась, а я так перепугалась! Терпеть не могу высоту!" "Да, она живенькая", - усмехнулся таурен, устроившись у эльфийки за спиной. - "Не о чем волноваться, я с тобой. И, знаешь, я удивлен, как это ты умудрилась выжить в Дайр Моле". "Удача благоволила", - скромно потупилась Валира. - "Я была ранена весьма тяжело из-за собственной неуклюжести. Потому-то Рехгар и продал меня". "Ну, со стариком Тармом ты в безопасности", - авторитетно заявил таурен и, глядя Валире в затылок, никак не мог видеть на лице ее хитрую улыбку.

Помолчали немного, а затем Валира поинтересовалась у Тарма: "А что случилось с лесом? Мне казалось, он должен был тянуться еще несколько миль". "Ничего не случилось, маленькая эльфиечка", - произнес таурен. - "Леса Фераласа сменяются равнинами Мулгора". Валира задумчиво кивнула: стало быть, они уже на границе лесных просторов, а когда те исчезнут вовсе, схорониться ей будет негде... Пора!

Резко дернув за мех на голове вайверны, она заставила Ощетинившуюся перевернуться в воздухе. Тарм, не ожидая столь подлой выходки, не удержался, с ревом полетел вниз... к счастью, с поразительной точностью он грохнулся прямо на Хельку, которая правила своей вайверной на куда меньшей высоте. Валира же, воспользовавшись сумятицей, направила Ощетинившуюся вниз, под зеленый ковер древесных крон. Действительно, никто не может схорониться в лесу лучше, чем это сделает эльф. "Я почти ненавижу себя за то, что сделала с Тармом", - повинилась Валира сама себе. - "Боюсь, завтра он останется без работы".


На закате Бролл и Ло'гош ступили в пещеры Горы Духов, провожаемые всем кланом Зловещего Тотема с Магатой во главе. Орки-охранники сняли цепи с рук гладиаторов, ведь иного выхода из пещер все равно нет. Вот только оружие им взять с собою не дозволили. "Мы посторожим у входа", - осклабился орк. - "Если чемпионам понадобится помощь в сражении с большим страшным монстром - кричите!" И он радостно заржал, наслаждаясь собственной шуткой.

"Нам повезло", - шепнул Ночной эльф человеку, когда они шагали по подгорному лабиринту, направляясь к Источникам Видений. - "Рехгара с нами нет. Пока мы будет заняты ритуалом очищения, он отобедает с архидруидом Хамуулом Рунным Тотемом на Горе Старейшин. А Кайрна и вовсе сейчас отсутствует в Громовом Утесе... Старая ведьма Магата недовольна. Она-то надеялась, но Рехгар у нее в кармане, но он оказался слишком уж изворотлив".

Они ступили в обширную каверну; от источников в центре ее расходилось призрачное сияние. "Как красиво!" - восхитился человек. Бролл настороженно огляделся по сторонам: "Магата права, здесь никогда нет. Даже Отрекшихся, которые обычно пребывают в сих пещерах. Не нравится мне это". "Но я и монстра не вижу", - резонно заметил человек. - "Возможно, над нами просто подшутить решили?" "Если уж тут и есть монстр, то наверняка призванный самой Магатой", - уверенно заявил Бролл. - "В надежде на то, что он расправится с нами, и Рехгар согласится обучать весь ее клан. Я бы с удовольствием унес бы отсюда ноги, но меня смущают проблески воспоминаний, которые вгоняют тебя в ступор. Если это случится в сражении..."

Ступив в один из Источников, человек и эльф опустились на корточки, уставились в сияющие воды. "Просто смотри и моли Источники об откровении", - шепнул Бролл. Человек кивнул, сконцентрировался... и видения захлестнули его разум.

...Прекрасная женщина с младенцем на руках... "Муж мой", - взывает она. - "Твой народ нуждается в тебе. Твой сын нуждается в тебе..." Ло'гош тянется к ускользающему видению, единственной ниточке, связующей его с прошлым, но оно стремительно отступает, развеивается...

...Видения Бролла были куда более кошмарны. В ревущем пламени он видел то свою дочь... то Валиру... и обе взывали к нему о помощи! Он протянул руку... и хладный камень сомкнулся на запястье Ночного эльфа.

Бролл вышел из транса, оценил ситуацию и немедленно заорал, пытаясь привести в чувство Ло'гоша. Из глубин Источников поднималась исполинская каменная элементаль, и Бролл жалко трепыхался у нее в руке. К счастью, человек пробудился мгновенно, схватил обломок сталактита и обрушил его на каменное тело монстра. Он бил и бил, откалывая от создания куски породы, а элементаль страшно ревела, пытаясь достать субъекта, столь нагло ее атаковавшего.

Увы, сему не суждено было случиться и элементаль рассыпалась грудой мертвых камней. "Молодец", - пропыхтел Бролл, выбираясь из-под обломков. - "Было то творением магии Магаты, или нет... Источники Видений ныне очищены. Думаю, нас даже поблагодарят..."

"Я ухожу", - бросил человек. Бролл подумал было, что ослышался. "Что?" - переспросил он. "Где-то у меня есть сын, Бролл, и мой народ нуждается во мне", - пояснил человек, все еще пребывая под впечатлением от увиденного. - "Некогда мне оставаться с Рехгаром".


Выступив из темного зева пещеры, чемпионы Дайр Мола сообщили ожидающим их оркам и тауренам о победе над элементалью. "Чемпионы Рехгара содеяли то, что оказалось не под силу великому Кайрну", - немедленно взвыла Магата, весьма тщательно подобрав слова. - "Это знак!"

Один из тауренов отделился от толпы, бегом бросился на Гору Старейшин, к шатру, занимаемому архидруидом. "Хамуул..." - переводя дыхание, вымолвил он. - "Чемпионы Рехгара уничтожили пещерную элементаль!"

Престарелый таурен склонил голову, бросил быстрый взгляд на Рехгара, разделившего с ним трапезу. "Думаю, Магата приложила руку к появлению этого монстра", - шепотом сообщил Хамуул насторожившемуся шаману. - "А теперь она сделает вид, что рада его уничтожению. Забавно".

Архидруид повелел немедленно привести к нему героев дня, и приказание старейшины было немедленно исполнено. Орки, во всеобщей сумятице позабывшие вновь заковать в цепи рабов-гладиаторов, указали последним путь на Гору Старейшин, где тех с нетерпением дожидался Хамуул Рунный Тотем.

"Стало быть, вот они, твои чемпионы, Рехгар", - пробасил таурен, приглашая человека и эльфа пройти к нему в шатер. - "А человека прозвали Ло'гошем, призрачным волком?" "Призрачным волком?" - недоуменно переспросил человек. - "Это из-за бледного цвета моей кожи?" "Имя говорит о великой доблести", - пояснил Хамуул. - "И, похоже, вполне заслуженно. Присаживайтесь к костру, разделите с нами явства и питье, а я покамест поведаю тебе историю..."

Рехгар отстраненно замер в дальнем углу шатра, гладиаторы с жадностью набросились на еду, а архидруид, усмехнувшись, молвил: "Полубог Ло'гош был огромным волком, воплощением ярости в бою. За десять тысячелетий до Первой Войны он сошелся в сражении с могущественными демонами Пылающего Легиона в плодородных землях, которые после Раскола будут названы Пустошами. Демоны безнадежно превосходили его числом, и все же он прикончил сотни адских порождений, прежде чем скончался от полученных ран. Говорят, что смерть не смогла уничтожить его желание спасти народы Калимдора".

"У нас, Ночных эльфов, есть похожая легенда о Голдринне", - добавил Бролл. - "Когда Легион ворвался в мир и началась Война Древних, призрачный дух Голдринна помогал Ночным эльфам Элрд'Таласа удерживать осаждаемый демонами город. Во время сражения дух направлял калдореи к ключевым позициям, требовавшим защиты. А после того, как битва завершилась, Голдринна не видели боле".

"Мы, орки, отправляемся в бой верхом на волках", - подал голос Рехгар. - "Когда народ наш ступил на земли Калимдора, таурены поведали нам о Ло'гоше. Мы признали его своим героем в этом новом мире, ибо воля орков сильна, как и его, и даже смерть не может остановить нас".

"Легенда о Ло'гоше звучит повсеместно в Азероте", - подытожил Хамуул. - "Даже у троллей, гоблинов и дворфов есть свои версии сего предания. В каждой из историй несгибаемая воля Ло'гоша и дикая ярость помогают ему пробиться через границы жизни и смерти на помощь своему народу... Легенда жива и по сей день".

"Возможно, тебе это пригодится", - и с этими словами архидруид протянул человеку перышко. - "Прими сей дар в знак моей благодарности за уничтожение элементали в наших Источниках Видений". Человек, вконец сбитый с толку, пробормотал слова благодарности, не заметив, как радостно вспыхнули глаза Бролла и сколь хитрое выражение появилось на физиономии Рехгара. "Имя Ло'гош - признание силы твоей воли", - молвил Хамуул на прощение. - "Но будь осторожен, ибо сила воли может привести к твоему падению. Ты должен обрести равновесие!"

Распрощавшись с гостеприимным хозяином и Рехгаром, гладиаторы ступили наружу под усеянное яркими звездами ночное небо. Человек недоуменно повертел перышко в руках: "Не понимаю, зачем Хамуул мне его дал?" "Ты и впрямь хочешь бежать?" - обратился к нему Бролл и человек уверенно кивнул: "Видение показало мне, что я должен это сделать". "Как и мое", - изрек Бролл. "Стало быть, бежим вместе", - безаппеляционно заявил Ло'гош. - "Но когда... и как?"

"Сейчас..." - Ночной эльф осторожно принял перышко из рук товарища. - "Пока мы не закованы в цепи... Пока Рехгар не решит остановить нас... Хамулл вручил нам ключ и я собираюсь использовать его. Бежим!"

Всю свою волю друид направил в невзрачное перышко... и в древних чащобах Ашенваля гиппогриф, которому оно, собственно, и принадлежало, услышал призыв... и ответил на него. Сознавая, что у них есть лишь несколько минут, гладиаторы со всех ног бежали обратно на Гору Духов. Орки-охранники, заподозрив неладное, устремились было за ними, но человек, обернувшись, рубанул мечом толстые канаты, удерживающие соединяющий горы мост, и тот низвергнулся в пропасть... как и орки, имевшие несчастья оказаться на нем в тот момент. "Вайверны! Приведите вайвернов!" - разорвали ночь гортанные крики...


Впереди показались силуэты четырех гор Громового Утеса. "Наконец-то, Ощетинившаяся! Добрались..." - Валира ласково провела ладонью по загривку своенравного создания. - "Бролл и Ло'гош где-то здесь. Как они удивятся, когда увидят меня! А Хелька никогда не догадается искать меня здесь! Конечно, она ведь таурен, но..."

До нее донеслись шум, крики, а в следующее мгновение к вершине одной из гор устремился гиппогриф. "Похоже, внизу какое-то сражение", - подобралась Валира, пытаясь разобраться в происходящем и до рези в глазах вглядываясь вниз, во тьму. - "Наверняка Бролл снова сделал какую-нибудь глупость".

Она наказала вайверну опуститься на небольшое плато на вершине одной из гор, сокрытое от посторонних взглядов внушительным шатром. Спрыгнув со спины Ощетинившейся, Валира метнулась в кусты, не переставая внимательно следить за гиппогрифом, пикирующим на соседний пик...


Когда Бролл и Ло'гош добрались до вершины Горы Духов, гиппогрифф уже дожидался их, нетерпеливо скребя когтями камень. "Гиппогриф!" - изумился человек, с восхищением обратился к спутнику. - "Бролл! Как это тебе..." "Его призвало перышко Хамуула", - разъяснил эльф. - "Но магию его высвободили наша воля. Быстренько забирайся на него!"

Дважды упрашивать Ло'гоша не пришлось, и спустя лишь несколько мгновений гиппогриф с двумя седоками на спине воспарил над Громовым Утесом. "Магата будет рада", - не удержался, съязвил Бролл. - "Может, Рехгар теперь возьмется обучать команду тауренов".


Зоркие глаза Валиры, схоронившейся за шатром, в бледном свете полной луны разглядели эльфа и человека, оседлавших гиппогрифа и сейчас стремящихся убраться прочь из Громового Утеса. "Снова они оставляют меня", - огорчилась эльфийка. - "Но не сейчас! Мы..."

Неожиданно на площадке перед шатром появились орки, споро седлающие вайверн, дабы пуститься в погоню за ускользающей собственностью их хозяина. Сам Рехгар наряду Хамуулом стоял буквально в нескольких футах от кустов, где съежилась Валира, и задумчиво глядел в ночное небо. "Мои стражи могут все еще нагнать их", - отстраненно заметил он. "Возможно", - согласился архидруид. - "Ты весьма спокойно говоришь о своей потере".

Рехгар ухмыльнулся: "В Дайр Моле я покрыл затраты на этих двоих тысячекратно. Я знал, что этот день настанет. Человек пребудет пленником, доселе он согласится оставаться таковым". Валира не верила своим ушам: неужто Рехгар хочет сказать, что подстроил побег собственных рабов?!. "В сердце своем он свободен", - продолжал шаман. - "И туда, где пребывает сердце, может направиться и тело, коль воля его сильна... Я - прожженный малый, Хамуул, и узнаю перо гиппогрифа, когда вижу его. Я знаю, на что способны сии перья, окажись они в умелых руках. Как его зовут хоть?" "Острый Коготь", - улыбнулся таурен. - "Он весьма хорош". "Не сомневаюсь", - усмехнулся Рехгар в ответ. - "Но я не собираюсь делать побег для них достаточно простым".


Новое сражение вспыхнуло в ночном небе; шестеро орков верхом на вайвернах настигли беглецов, взяли в кольцо. Человек и эльф отчаянно отбивались от преследователей, и трудно предугадать, чем закончится сие противостояние...

За оным посредством волшебного зеркала с превеликим интересом наблюдала и таинственная женщина. "Новый чемпион Дайр Мола, толпа прозвала его Ло'гошем", - пояснила она замершему рядом человеку с резкими и жестокими чертами лица. - "Справишься?" "Конечно", - чуть склонил голову тот. - "Мой успех гарантирован гильдией убийц". "Гарантии для меня ничего не значат", - отрезала женщина. - "Когда доберешься до Громового Утеса, убей его. Но осторожно. Уважительно. Так, как этого заслуживает великий воин. Ни у кого не должно возникнуть подозрений, что в смерти его повинно нечто иное, за исключением судьбы".

В эту секунду одному из орков удалось спихнуть человека со спины гиппогрифа и он, кувыркаясь в воздухе, устремился к земле. Женщина тяжело вздохнула: "Прикончишь его, если он еще будет жив к тому моменту, как ты доберешься до цели".


В самый последний момент Бролл успел-таки ухватить упавшего со спину гиппогрифа человека за запястье. К счастью, меч тот из руки не выпустил. "Бролл! Выше! И быстрее!" - заорал тот. Друид насупился. "Смелые слова из уст юного летуна, который тридцать секунд назад не мог усидеть в седле", - процедил он. - "И ни слова благодарности?" "Дурак!" - человеку было не до шуток. - "Я имел в виду, подведи меня к ним на расстояние удара! Я поблагодарю тебя после того, как мы выберемся из этой заварушки живыми!"

Бролл немедленно направил гиппогрифа к атакующим вайвернам, и человек, орудуя зажатым в левой руке клинком, обрушился на орков. Один за одним те, сбитые со спин крылатых созданий, устремлялись к земле.

"Бролл!" - воскликнул человек, заметив кровь на лапе и мехе гиппогрифа. - "Мне кажется, Острый Коготь ранен! Здесь кровь!" "Тогда нам следует как можно скорее расправиться с последними орками", - молвил Бролл, подтягивая человека к себе и помогая ему вновь устроиться на спине гиппогрифа, - "а после найти тихое местечно, где мы сможем позаботиться о нем". "Хороший план", - одобрил человек, лихо извернулся и нанес режущий удар мечом по морде последнего орка, готовившегося обрушиться на него со своего вайверна. - "Спасибо, кстати".

Воздушное сражение завершилось. "Что теперь?" - полюбопытствовал человек. - "Я знаю, нам следует отправляться за Валирой, но Острый Коготь не сможет донести нас до Торгового Берега". "У меня семья в Ущелье Боевой Песни", - отвечал Бролл, направляя гиппогрифа в сторону Ашенваля. - "Это недалече. Думаю, он дотянет, если мы не будет его торопить. К тому же, мои целительные силы помогут. А в лесу он быстро пойдет на поправку. А затем мы с тобой отправимся за Валирой и вызволим ее из лап Хельки. Конечно, если она до сих пор не бежала сама!.. Это было бы на нее похоже..."


Конечно, Бролл и помыслить не мог, что пребывала Валира на Горе Старейшин, схоронившись за одним из шатров. До боли в глазах Кровавая эльфийка вглядывалась в ночное небо, но ни гиппогриффа ее товарищей, ни посланных вдогонку вайверн не было видно. "Ставлю десять золотых на то, что им удалось бежать", - обратилась она к прикорнувшей рядом Ощетиневшейся. - "А у меня был такой великий план по их вызволению! Они сами спаслись, как, впрочем, и я. Да, Рехгар хорошо нас обучил".

Темная тень пронеслась над головой Валиры, и она немедленно прижалась к стене шатра. Эбеновый грифон?.. Что ему здесь нужно?..

Между тем грифон спустился к центральной площади на Горе Старейшин, где высилась одинокая фигура могущественной матроны. "Приветствую, убийца", - обратилась она к закутанной в плащ фигуре, восседающей на спине грифона. Тот изумился: "Леди Магата! Ты ожидала меня?" Магата Зловещий Тотем медленно кивнула. "Через Отрекшихся меня достигло послание, что ты прибудешь", - отвечала она. - "И что же привело тебя сюда?" "Мой приход никак не связан с тауренами", - молвил убийца, осторожно направляя грифона на площадь. - "Я ищу чемпиона Дайр Мола, которого прозвали Ло'гошем, и владеем им мастер-гладиатор Рехгар". "Нет Ло'гоша", - отрезала Магата. - "Бежал".

Убийца откинул капюшон, его немигающий взор вперился в старую интриганку. "Мне нужен Ло'гош..." - отчеканил он, - "живым или мертвым. Я собираюсь заполучить его. И я заплачу за любые сведения". Глаза Магаты хищно блеснули. "Ну так скажи своему грифону полетать в округе", - молвила старуха, - "а затем милости прошу в мой шатер".

Ни одно слово из сей краткой беседы не укрылось от Валиры Сангвинар. Как бы то ни было, покидать Громовой Утес еще рано, а выяснить поболе о пугающем субъекте, преследующем ее товарища, будет совсем не лишним.


Занимался рассвет. Усталый гиппогриф, медленно взмахивая крыльями, парил над густыми чащобами Ашенваля. "Это - древний лес", - объяснял Бролл спутнику. - "Тысячи лет он был домом для Ночных эльфов. Но теперь наше право на него оспорено".

Откуда-то снизу донесся резкий скрип, а затем гулкий удар. "Что это за звук?" - встрепенулся человек. - "Как будто кто-то срубил дерево!" Бролл помрачнел. "В бытность мою гладиатором, орки, именующие себя Предвестниками Боевой Песни начали рубить деревья в нашем лесу для строительства Дуротана", - пояснил он. "Дуротар - это пустыня", - нахмурился человек. - "Оркам понадобится доставить туда огромное колечество древесины..." "Только не наш лес!" - в отчаянии воскликнул Бролл. - "Они же весь лес вырубят, коль мы им дозволим!"

Будто в ответ на его слова, внизу показалась огромная просека, усеянная пнями вековых древ. Рядом маячили орочьи подъемники... "О, богиня!" - возопил Бролл, лицо его исказила гримаса боли. - "Это уже не вырубка леса! Это - осквернение!"

Маленькие фигурки, схоронившиеся за гигантскими пнями на краю просеки, приковали к себе внимание наездников гиппогрифа. "Орки, таурены, тролли и даже несколько огров", - констатировал Бролл.- "Засада, полагаю!"

Вскинув голову, он до боли в глазах вглядывался вдаль, в черные точки на противопложном краю Ущелья Боевой Песни. По мере приближения те росли в размерах, обращаясь во внушительный отряд Ночных эльфов и их союзников - людей и дворфов. "Я слышал, что Ночные эльфов, ведомые Стражницами Серебряного Крыла, сражаются, пытаясь вернуть Ашенваль", - процедил Бролл, оглянувшись на притихшее в засаде воинство орков. - "Думаю, вопиющая вырубка леса стала лишь способом заманить их сюда. И Стражницы проглотили наживку. Неплохо бы перемолвиться с ними..."

Острый Коготь опустился на прогалине прямо перед эльфийским отрядом, изрядно всполошив калдореи. Однако, разглядев наездников, те расслабились, хоть и не до конца, созерцая спешившегося Бролла с заметной тревогой?

"Бролл Медвежья Шкура?" - констатировала жрица Элуны, вне всякого сомнения, верховодившая сим воинским образованием. "Кузен?" - неуверенно добавила юная эльфийка, выглянув из-за ее спины. "Приветствую тебя, жрица!" - пробасил Бролл, уважительно склонив голову. - "И тебя, Теландрия!" "Бролл!" - обрадовалась та. - "Я так рада, что ты снова с нами! Но..."

"Большой отряд орков устроил вам засаду на том конце Ущелья", - прервал ее Бролл. "Вскоре они обнаружат, что с нами не так-то легко справиться, Бролл!" - уверенно заявила служительница Элуны. - "Стражницы поклялись изгнать орков из Ущелья Боевой Песни. Но... что ты делаешь... здесь?" "Об этом, жрица, я расскажу как-нибудь в другой раз..." - вывернулся Бролл.

Человек, спрыгнув со спины гиппогрифа вслед за товарищем, внимательно огляделся по сторонам, отметив, сколь далеко от них замерли остальные воины, составляющие отряд освободителей Ашенваля, сколь напряженно они держатся, будто ожидая предательского нападения со стороны новопробывших. Возможно, в действиях их есть резон... Смутил человека и еще один очевидный факт: ни одна из собравшихся в Ущелье Ночных эльфиек не имела рогов. Возможно, носят их лишь мужчины народа калдореи?..

"У меня есть предложение касательно орочьей засады", - заявил человек, подступив к Стражницам, и Бролл не преминул добавить: "Выслушай его, жрица. Ло'гош сведущ в стратегии". "Орки превосходят вас числом", - без обиняков констатировал человек, завладев наконец вниманием собравшихся. - "Я предлагаю части воинов осторожно обойти орков с тыла и занять позицию в лесу. А затем отправить небольшой отряд вперед по просеке..."

Присев на корточки, он начертил веточкой на земле примерную схему Ущелья, пометив предлагаемую им расстановку сил. "Завидя могучую орочью орду, ваши воины должны бежать, будто в панике", - продолжал Ло'гош. - "Я сам поведу этот отряд. Действие это сподвигнет орков на преследование. И тогда воины, хоронящиеся в лесу, нанесут удар с тыла и разорвут врага на кусочки".

Стражницы молчала, осмысливая предложенное. "Подобный же прием оруи собирались использовать против нас", - усмехнулась Теландрия. - "Мне нравится". Жрица кивнула в знак согласия. "Возможно, Бролл..." - неуверенно начала она, - "ты... пересидишь сражение здесь..." "Ты в своем уме?" - в изумлении выдохнул человек. - "Бролл - гладиатор, один из чемпионов Дайр Мола". Не желая слушать возможных возражений, он обратился к товарищу: "Бролл, поднимет ли Острый Коготь тебя в воздух еще разок? Если ты сверзишься с небес в час сражения, это вселит страх в сердца противников". "Кровотечение его прекратилось", - согласно кивнул Бролл, ласково погладив мех гиппогрифа. - "Он возьмет меня в полет еще раз... Ты же не тревожься насчет меня, жрица. Долгие годы я провел, обучаясь сдерживать свою ярость. Все будет хорошо".


Приложив ухо к стенке шатра, Валира вслушивалась в доносящиеся изнутри голоса.

"Что это у тебя в руках?" - с подозрением вопрошал убийца. "Травы, обладающие редкими и особенными силами", - разъяснила ему Магата. - "Когда их поглотит пламя, они укажут тебе, где пребывает Ло'гош". Старая ворожея бросила травы в жаркий костер, разведенный в шатре, и очам изумленного убийцы предстал человек, восседающий верхом на коне, окруженный Ночными эльфами.

"Ущелье Боевой Песни в Ашенвале!" - немедленно констатировал убийцы, признав просеку, знаменитую на весь Калимдор. "Жизнь человека и его спутника и так в опасности!" - всполошилась Магата. - "Гляди!"


Пришпорив коня, человек с удовольствием поерзал в седле. После гиппогрифа, не в обиду ему будет сказано, восседать на этой кляче - одно удовольствие. Такое чувство, будто немалую часть жизни он провел в седле. Что ж, пора выступать; должно быть, эльфы уже рассредоточились в лесу за спинами ничего не подозревающей орочьей братии.

"Все знают свои роли?" - на всякий случай поинтересовался Ло'гош, обращаясь к замершему за его спиной небольшому отряду Стражниц верхом на неизменных белых тиграх, и, дождавшись утвердительных кивков, громко воскликнул: "Тогда за мной! И ни в коем случае не приближайтесь ближе, чем на расстояние полета стрелы. Когда придет время поворачивать вспять, я подам сигнал!"

Ущелье они пересекли за считанные минуты, остановились на почтительном расстоянии перед воинами Орды, старательно изображая замешательство и панику. "Поворачиваемся и улепетываем так, будто сам Бич наседает нам на пятки!" - недобро ухмыльнулся человек. Стражницы немедленно подчинились приказу и, обратив к чуть ошарашенным оркам тигриные хвосты, устремились прочь.

"И это все, что они выслали против нас?" - разочарованно протянул один из орков. "Глупцы!" - рявнул другой, предводитель сего отряда. - "Они - ничто! Лишь отряд лазутчиков! Они поднимут тревогу и вернутся с подкреплением! Убьем же их! Перебьем их всех!"

С ревом и гиканьем воители Орды устремились за отрядом калдореи; оглянувшись через плечо, человек недобро усмехнулся, мысленно поздравив себя с удачно проведенным маневром. Стражницы и жрицы, схоронившиеся в засаде под сенью вековых древ, дождались, когда мимо них промчится воинство противника, после чего нанесли оркам удар в спину. Слишком поздно те смекнули, что сами угодили в ловушку, попытались наскоро выстроить подобие обороны.

Бролл направил гиппогрифа к здоровенному орку - одному из лидеров отряда и, обратившись в медведя, сверзился со спины крылатой бестии, наказав Острому Когтю улетать. Заметив превращение кузена, Теландрия усмехнулась: "Надо же, не думала, что когда-нибудь увижу снова, как ты это делаешь!"

Все смешалось на поле брани; Бролл в облике медведя вцепился в горло орочьему лидеру, Ло'гош, пришпорив коня, сплеча рубил мечом подступавших со всех сторон орков и тауренов. Но до полной победы было еще ой как далеко. Орочий шаман, держащийся в отдалении от сражения, в отчаянии сотворил гигантскую лавовую элементаль, возвысившуюся над кронами древ Ашенваля. "Лавовая элементаль?" - ужаснулась жрица Элуны. - "Он обезумел? Он не сможет контролировать эту тварь здесь!"

Монстр ревел; во все стороны летели раскаленные камни, объятые пламенем, и... Ашенваль воспылал. Полный муки вопль Бролла пронесся над полем брани, заставив бойцов оторваться от схватки и удивленно воззриться на друида. "Нет!" - иступленно ревел тот. - "Это не должно повториться!!!" "Бролл! Нет!" - в ужасе выкрикнула жрица, осознав, что сейчас произойдет, но возглас ее утонул в реве ветра и раскатах грома.

Небо стремительно затянули черные тучи, полыхнули первые молнии. "Услышьте меня, духи бури!" - ревел Бролл, вскинув над головой волшебный посох. - "Услышьте меня, языки пламени! Услышьте меня, голоса грома! Я призываю вас в Ашенваль. Немедленно!!!"

Безумие стихий все усиливалось, и ярость друида передалась силам природы, древнему эльфийскому лесу. Древесные корни хлестнули из-под земли, преследуя и душа бросившихся врассыпную воителей - как Орды, так и Альянса. Духи не принимали сторон, их не заботили мелочные дрязги смертных; ослепленные яростью, они атаковали всех без исключения.

Корни обвили тело коня и восседающего на нем Ло'гоша, все еще силящегося разорвать удушающие объятья Ашенваля. "Бролл! Что ты творишь?! Бролл!" - орал человек, но, осознав, что дозваться товарища невозможно, обратился к эльфийской жрице. - "Уводи всех отсюда! Назад! Невозможно сражаться с монстром в этом хаосе!"

Лавовая элементаль нависла над Броллом, но магия стихий, призванных друидом, превозмогла орочью волшбу, и исполинский монстр осел, обратившись в тлеющее нагромождение камней. Но и после этого буйство стихий не улеглось; запрокинув голову, Бролл, казалось, наслаждался воцарившемся хаосом... а, быть может, попросту не осознавал происходящего. И напрасно Ло'гош, разорвавший наконец путы-корни, пытался дозваться до него...

"Этого мы и боялись, позволяя ему участвовать в сражении", - проговорила жрица. - "Его ярость поистине легендарна! Она поглощает его! И нас вместе с ним!" "Я остановлю его!" - пообещал человек, подобрал с земли увесистую дубинку и, подскочив к Броллу, как следует приложил того по голове. Тот обмяк, и в ту же секунду ливень прекратился, черные тучи рассеялись и солнечный свет омыл поле брани, где немногочисленные оставшиеся в живых воины Орды предпочли сдаться на милость победителям.

"Хвала Элуне!" - выдохнула жрица с нескрываемым облегчением. - "Безумие природы минуло!" "Бролл и я должны обсудить это..." - молвил человек, с изумлением оглядываясь по сторонам. - "После того, как он придет в себя..."


Магата и убийца внимательно вглядывались в огонь, не упустив ни единой детали сражения в Ущелье Боевой Песни.

"Поучительная битва, убийца", - уважительно качнула головой матрона. - "Похоже, Ло'гош привел их к победе". "С помощью этого чудовища из рода Ночных эльфов", - резко отозвался тот, протянув Магате кожаный мешочек. - "Но Ло'гош - всего лишь человек. То, что ты явила мне, стоит сотню золотых". "И теперь тебе лучше уйти", - фыркнула Магата, принимая плату, - "пока кто-либо еще не заметил тебя здесь. Людей особо не жалуют в Громовом Утесе... если, конечно, их не приводят в цепях, как Ло'гоша".

Валира дождалась, пока убийца покинет шатер, призовет своего грифона. Эльфийка смекнула, что друзья ее снова оказались в беде, и неплохо бы подсобить им... Грифон обратился в еле заметную точку в небесах, когда Валира осмелилась последовать за ним на Ощетинившейся. "Попробую остановить его, если смогу..." - шепнула она.


Ло'гош и Теландрия тихо переговаривались в сторонке от празднующего победу воинства калдореи. "Как он?" - спрашивала эльфийка, кивая на могучего Бролла, все еще пребывающего без сознания. "Без изменений", - покачал головой человек. - "Дыхание ровное. Когда проснется, головная боль ему обеспечена. И.. исходя из того, свидетелем чему я стал... надеюсь, он не будет сильно на меня злиться".

"Это было потрясающе", - помолчав, добавил он. - "В то время, как я знала его, он и намека не выказывал, что обладает такими силами... Я знала, что ему сложновато контролировать свою ярость, но и помыслить не могла, что это в действительности означает... или что он может содеять. На арене он сражался лишь с посохом в руках и в образе медведя. Если бы он обрушил на огров подобное могущество, публике Дайр Мола очень бы повезло, коль сумела они пережить тот день!"

"Бролл не всегда был таким..." - Теландрия замялась, пытась подобрать слова. - "...готовым отдаться гневу. Он был рожден с рожками... Чрезвычайно редкий дар природы... Знак того, что предначертано ему свершить нечто великое. Годами мы следили за тем, как рога его росли и ждали, когда могущество явит себя. С веками он стал хорошим друидом - очень могущественным, мог перевоплощаться во множество зверей - но, помимо этого, никем особенным он не казался. Кроме того, бессмертный друид Ремулос, сын полубога Кенариуса, даровал ему идол, связанный с зеленым драконом. Посредством последнего Бролл установил связь с Изумрудным Сном. Мы надеялись, что идол поможет Броллу проявить весь свой скрытый потенциал".

Как завороженный, человек внимал рассказу Теландрии, понимая, сколь нелегко пришлось его товарищу, какую ношу пришлось нести ему с рождения. "Но ничего особенного так и не произошло", - продолжала эльфийка. - "Бролл чувствовал, будто не может исполнить нечто, ему предначертанное. Эта... неудача... сильно отравляла ему жизнь... А затем началось вторжение Бича, и Бролл участвовал в сражении у горы Хиджаль против нежити и демонов. Рядом с ним сражалась его дочь, Анесса. Отряд Бролла оказался отрезан от основных сил. Демоны обрушились на Бролла, почувствовав его друидическое могущество. В отчаянии Бролл впервые воззвал к силам земли дабы защитить тех, кто сражался рядом с ним. Он непоколебимо стоял, не отходя ни на шаг, давая остальным время отступить и воссоединиться с основной армией, а деревья, повинуясь его зову, атаковали нежить и демонов... Но долгие часы сражения давали о себе знать. Он устал и в итоге Повелитель Ада Азгалор одолел его. Упавь наземь, Бролл выронил драконью статуэтку... По словам мистиков, когда меч Азгалора, Злоба, ударил в идол, дракон взревел в ярости и боли... Анесса бросилась было к павшему отцу, но взрыв адской энергии из ныне затронутого порчей идола уничтожил ее на глазах Бролла... Конечно, действиями своими он спас немало жизней и поспособствовал окончательной победе. Но гибель дочери оставила на сердце Бролла неизгладимый отпечаток. Он винил себя в ее смерти, ровно как и в потери идола, и не мог больше сдерживать свою ярость. Его... перевоплощения в зверей... стали опасны для остальных, а затем и вовсе прекратились. Лишь медведь оставался с ним и позволял Броллу принимать его форму... А вскоре Бролл и вовсе исчез. Если, как ты утверждаешь, он стал гладиатором Алого Кольца, стало быть, путь свой он избрал сознательно. Если бы он хотел покончить с такой жизнью, никакой бы мастер-гладиатор не сумел удержать его. Он могуч. И гибелен. Но судьба его трагична. Я..."

"Кузина..." - прервал рассказ Теландрии тихий шепот. Глаза Бролла чуть приоткрылись, на лице застыла печать страдания. "Прости меня!" - с жаром выдохнул он. - "Не знаю, о чем я думал, вновь осмелившись появиться среди вас. Могу лишь одно сказать в свое оправдание: я полагал, что готов вернуться. Но здесь, вдали от упорядоченной агрессии арены, я все еще опасен..."

"Брось, Бролл", - отмахнулся человек. - "Если бы не ты, лавовая элементаль перебила бы нас всех. Именно ты привел Стражниц к победе. Предвестники потерпели сокрушительное поражение. Ты спас лес. Большую часть его, по крайней мере. Не отвергай победу, которую достиг с помощью сил, дарованных тебе богами. Ты как никто другой должен знать, что даже победы имеют свою цену". Бролл нахмурился; слова товарища заставляли взглянуть на произошедшее с иной стороны...

"Кузен..." - неуверенно начала Теландрия. - "Я должна сказать тебе кое-что. Мы все полагали, что исполненный порчи идол Ремулоса уничтожен. Но поползли слухи, что его унесли с собою наши союзники фурболги, почитав обычной безделушкой. Говорят, сейчас он отравляет лес в окрестностях Крепости Чертополоха. И, по правде говоря, фурболги в последнее время стали какими-то дикими, опасными даже. Это всего лишь слухи, но... я подумала... что ты должен знать".

Лицо Бролла исказила гримаса ярости; эльфийка в ужасе отшатнулась и даже Ло'гош непроизвольно напрягся. "Спасибо, Теландрия!" - рявкнул друид. - "Если остается хоть малейшая вероятность того, что идол все еще существует, я должен отыскать его, ведь именно я несу ответственность за случившееся. Он должен быть или очищен, или уничтожен... раз и навсегда! Я отправляюсь в Крепость Чертополоха!"

 

***

Ни Ло'гош, ни Бролл никак не ожидали, что, подлетая на гиппогрифе к владениям фурболгов, станут объектом пристального внимания целой стаи злобных гарпий. Конечно, вести сражение в воздухе, восседая на спине Острого Когтя, крайне непросто, но человек с Ночным эльфом как могли отгоняли бестий оружием... правда, толку от этого было мало - крылатые твари старались держаться вне его досягаемости.

"Ты мне мешаешь, Ло'гош!" - проворчал Бролл. - "Я не могу размахнуться посохом!" "Но ведь у тебя есть и другое оружие, Бролл!" - возразил его спутник. - "Призови ветер! Или..." "Отдайся гневу?!" - неожиданно взъярился Бролл. - "Сейчас? Когда демонические излучения от затронутого порчей идола и так держат меня на пределе? Ты что, обезумел?!"

И Бролл, умудрившись схватить одну из гарпий за лапу, низвергнулся вниз, устремившись к далекой земле. Ло'гош покачал головой, провожая его взглядом... Гарпия отчаянно била крыльями, пытаясь вырваться на свободу, посему замедлила падение Бролла; впрочем, вместо благодарности тот с силой впечатал ее в землю, лишь коснувшись оной ногами. "Отомстим за свою сестру!" - взвыли остальные, устремившись вниз с явным намерением растерзать в клочья обнаглавшего калдореи.

Спрыгнув со спину гиппогрифа, человек поспешил на помощь другу, но, к вящего его удивлению, из-под древесных крон на поляну высыпали фурболги, немедленно атаковавшие гарпий. Тем не менее, крылатых тварей оставалось все еще слишком много, и Бролл обратился в медведя, дабы хоть немного увеличить шансы на то, что им удастся пережить этот бой. К тому же истовая ярость фурболгов, жестоко убивающих гарпий, не осталась для него незамеченной; возможно, порча идола затронула и этих мирных созданий.

Осознав наконец, что сражение складывается не в их пользу, гарпии сочли за благо ретироваться. Взоры фурболгов немедленно обратились к незнакомцам. "Человек и Ночной эльф-оборотень!" - проревел один из них - лидер, вне всякого сомнения. - "Что вам понадобилось в окрестностях Крепости Чертополоха?" "Мы ищем утраченный артефакт", - честно отвечал Бролл, - "маленькую зеленую статуэтку, вырезанную в подобии дракону. Эта называется идолом Ремулоса. Она была затронута порчей и утеряна в сражении у горы Хиджаль. Мы думали, что она уничтожена! Но недавно до нас дошли слухи о том, что..."

Дальше фурболги слушать не стали. "Воры!" - взревели они, бросившись в атаку. - "Хотите украсть наше сокровище!" "Ваше сокровище принадлежит мне!" - возвразил Бролл, для пущей убедительности огрев лидера наконечником посоха по носу.

И вновь из-под земли вздыбились древесные корни, опутывая фурболгов, удушая их. Не обошла сия участь и человека, на память которому живо пришло недавнее сражение в Ущелье Боевой Песни. Действительно, близость идола заставляет Бролла терять контроль над собой...

В лапах обездвиженного лидера фурболгов полыхнуло пламя. "У нашего народа есть собственная шаманская магия, Ночной эльф!" - прохрипел он, благо корни туго обвили его горло. - "Я взываю к стихии огня, дабы освободить себя!" С сухим хрустом древесные корни вспыхнули... и опали, освободив шамана. Впрочем, Бролл немедленно ударил его в челюсть; глаза фурболга закатились и он тяжело рухнул наземь.

Бешено орудуя клинком, Ло'гош рубил гибельные корни, не давая им захлестнуть его, ибо означало сие верную смерть. "Бролл!" - взывал он к товарищу. - "Вспомни, зачем мы здесь! Не позволяй демоническим энергиям идола подчинить тебя так же, как этих фурболгов! Борись с ними!.. Или демоническая магия уничтожит всех нас!"

"Верно", - проскрежетал Бролл. Лицо эльфа было покрыто капельками пота, глаза зажмурены - всеми силами хватался он за угасающие огоньки сознания, за которыми лишь ярость и безумие. "Бролл!!!" - в отчаянии прохрипел человек; один из корней, неслышно подобравшийся сзади, захлестнул его шею и сейчас неумолимо сдавливал, выжимая последние крупицы воздуха из легких.

"О, прости, Ло'гош", - в глазах Бролла забрезжило узнавание; древесные путы спали с человека, продолжая, впрочем, удерживать воинственных фурболгов. - "Я должен был понять это раньше. Идол связан со мною. Его порча... воздействует на меня. Чем ближе я к нему..." "Я заметил!" - буркнул человек, разрубая на части безвольно опавшие корни. - "Знаешь, может нам направить усилия на то, чтобы поскорее вернуть его". "Прекрасный план", - ухмыльнулся Бролл. - "Если мне и нужны были доказательства, что идол поблизости, эта бойня меня полностью в сем убедила. Фурболги... снедаемые жаждой крови! Это... тревожит!"

"Острый Коготь!" - воззвал Бролл, и верный гиппогриф, круживший над поляной, немедленно спустился. Эльф бросил быстрый взгляд на Ло'гоша, стряхивающего с себя последние стебли шипастых корней. "Ты в порядке?" - осведомился Бролл, и человек кивнул: "Могу идти, если ты об этом спрашиваешь. Но я лучше сойдусь в сражении с тремя ограми, чем вновь возжелаю испытать на себе удушье от твоих корней!"

Фурболги, все еще пригвожденные к земле оными, лишь тихонько рычали, следя налитыми кровью глазками за противниками. Лишь взобравшись на спину гиппогрифа, Бролл прекратил удерживать корни силою воли, и фурболгам понадобятся секунды, чтобы освободиться... но к тому времени пара "воров" будет уже далеко.

Острый Коготь поднялся в воздух, провожаемый яростными воплями фурболгов. "Я не думаю, что мы могли в принципе объяснить им ситуацию?" - на всякий случай осведомился Ло'гош. "Ты что это, записался в пацифисты?" - хмыкнул Бролл. "С тактической точки зрения это представляется более разумным, нежели сражение с превосходящими силами противника", - попытался разъяснить человек, но Бролл лишь скорбно покачал головой: "Нет, друг мой! Я знаю, каково это, когда тебя пытается поглотить демоническая порча. Пребывая в исступленной ярости, фурболги утрачивают способность рассуждать здраво. Они всецело отдаются чувствам, и чувства эти питают ярость до тех пор, пока она не захлестывает их души".

Солнце скрылось за горизонтом и сумерки объяли Ашенваль, когда впереди показалась огромная пещера, нареченная Крепостью Чертополоха. У входа в нее виднелось множество мохнатых фигур, но Бролл направил гиппогриффа чуть в сторону, на вершину холма, под которым, собственность, и раскинулись подземные каверны обиталища фурболгов.

"Это и есть Крепость Чертополоха", - молвил Бролл, указывая вниз. - "Фурбогли хранят идол в этой пещере". "Откуда ты знаешь?" - невинно осведомился Ло'гош. Бролл бросил на товарища удивленный взгляд. "Он взывает ко мне", - объяснил он. - "Ты что же, ничего не чувствуешь?" "Возможно... как будто что-то не так, как должно быть", - пожал плечами человек. - "Но очень слабое чувство. Оно нисколько не выбивает меня из колеи". "Странно", - нахмурился Бролл. - "Но ведь идол дважды был "настроен" на меня. Первый раз это сделал бессмертный друид, Ремулос. А затем и Азгалор, который наполнил его своей мерзкой демонической магией, а через него и меня тоже. Так что будь счастлив, что умудряешься сохранять трезвую голову рядом с ним. Чем ближе к идолу я, тем больше демонические энергии его подталкивают меня к грани безумия".

Гиппогриф опустился на ровную поверхность холма над подземной Крепостью Чертополоха. "Я ответственен за то, что случилось с идолом", - продолжал говорить Бролл, спрыгнув на землю. - "И я должен вернуть его. И, если возможно, очистить от магии Азгалора. У фурболгов сейчас наверняка праздненство в ознаменование победы над гарпиями". "И, небось, над нами", - ухмыльнулся Ло'гош. Ночной эльф согласно кивнул: "Пока они пребывают у костров, горланя победные песни, мы тихонько войдем через черный ход".

"Это где?" - поинтересовался человек, недоуменно оглядевшись по сторонам. "Здесь", - рявкнул Бролл. - "Я сам сделаю вход. Твой любимый трюк может быть использован не только для того, чтобы душить друзей".

Повинуясь заклятию Бролла, древесные корни принялись стремительно буравить землю, пробивая шахту, ведущую с вершины холма прямиком в недра Крепости Чертополоха. "Мое сознание держится на ниточке, Ло'гош", - честно признался Бролл товарищу. - "Да и та, того и гляди, оборвется. Если что-то пойдет не так... обещай мне, что уничтожишь идол. Некогда он был драгоценен, да и вновь может стать таковым, но в нынешнем состоянии он - смертельный яд для всего живого. Обещай мне!" "Обещаю", - изрек Ло'гош, и, поморщившись от жуткого шума, создаваемого корнями, обваливающимися пластами земли и валунами, добавил: "Если ты действительно хотел войти тихонько, смею заметить, что замысел твой с самого начала обречен на неудачу".

"Они никогда не услышат нас за тем гвалтом, который сами поднимают у кострищ!" - отмахнулся Бролл и сиганул в образовавшийся тоннель. "К тому же..." - добавил он, тяжело приземлившись на дне пещеры и обернувшись к следующему за ним по пятам человеку, - "мы зайдем, схватим идол... и уйдем задолго до того, как они поймут, что здесь кто-то побывал!"

"Чужаки!" - разорвал тишину рев фурболга, пришедшего поглядеть на источник шума, эхом отдавшегося по всех коридорах и кавернах Крепости Чертополоха. - "Они пришли за нашим идолом!"

"Так что ты там говорил?.." - вздохнул Ло'гош, обнажая меч, ведь по направлению к ним с копьями наперевес уже бежали фурболги. - "Сейчас - самое время для тебя показать какой-нибудь ярчайший пример выстраданного самоконтроля". "Тогда отойди", - бросил Бролл, выступив вперед. - "Это удержит их на какое-то время". Повинуясь его воле, огромный древесный корень пробил стену тоннеля, перегородив путь фурболгам. Те, внедаемые жаждой крови, не растерялись. "Колдовство!" - возопили они. - "Несите топоры! Разрубите корень на куски! Разорвите воров!"

Утерев пот со лба, Бролл огляделся по сторонам... и сейчас же заметил сияющий идол на подстаменте у дальней стены пещеры. "И все это - из-за него?" - недоверчиво хмыкнул Ло'гош, проследив за направлением вгляда товарища. - "Он же такой маленький!" "Поверить не могу, что ты не чувствуешь его силу!" - выдавил Бролл, отгоняя волну дурноты, вновь грозившей затопить его сознание. - "Магию природы! Сокрытую под демоническими энергиями, что чуть было не уничтожили меня! И все же могут уничтожить!.."

Но, подступив к подстаменту, Бролл ощутил чудовищный выброс энергии, отбросивший его прочь, как пушинку. "Идол предвидел мое появление", - выдавил друид, с трудом поднимаясь на ноги. - "И теперь у нас новая проблема".

В пещере материализовался огромный зеленый дракон, занявший позицию между компаньонами и сияющей статуэткой. "Зеленый дракон связан с идолом, источающим демоническую магию", - осознал Бролл. - "Он знает, что я - угроза! Да, это будет сложнее, чем я полагал". "Может, это просто иллюзия", - с надеждой предположил Ло'гош, окидывая взглядом исполина. - "Мне казалось, что дракон реален лишь в Изумрудном Сне".

Дракон стремительно метнулся к ним, и, предвидя, что сейчас произойдет, Ло'гош с силой толкнул Бролла в сторону, отпрыгнул сам; там, где они только что пребывали, клацнули острые зубы. "Ладно, согласен, это не иллюзия", - примирился в сим фактом человек. - "Что ж, в этом случае..."

Он с силой рубанул мечом по драконьей туше, но клинок прошел сквозь нее, даже не задев. А в следующую секунду удар хвоста отбросил Ло'гоша далеко в сторону. "Он может обретать плоть и лишаться ее по желанию", - догадался Бролл. "Понял!" - отвечал человек, с хрустом впечатавшись в стену пещеры, но - надо отдать ему должное - сознание не потеряв. - "Что теперь?"

Проскочив под брюхом дракона, Бролл метнулся к подстаменту, выкрикнув на ходу: "Будем сражаться на двух фронтах! Ты - здесь. Если я смогу коснуться статуэтки, пусть она и запятнана порчей, она поможет мне сконцентрироваться и ступить в Изумрудный Сон... Отвлекай дракона! Не позволяй ему приблизиться к идолу! Но, если фурболги прорвуться в пещеру, уничтожь его!" "Но что тогда станет с тобой?" - молвил Ло'гош. Возложив руки на сияющий идол, Бролл отвечал: "Мои корни никогда больше не удушат тебя вновь, но фурболги, хотя бы, будут свободны".

Ло'гош кивнул: иного ответа он и не ожидал. "День становится все веселее и веселее", - невесело ухмыльнулся он, разворачиваясь к изготовившемуся к новой атаке дракону. "Пока я буду пребывать во Сне, тело мое будет беззащитно", - добавил Бролл. - "Защити его... если сможешь".

А затем реальность исчезла, сменившись тенетами Изумрудного Сна. Увы, скорее - грязно-зеленого, ибо демоническая энергия окружила Бролл, прописав всю его суть. Сжав в руке посох, увенчанный оленьей головой, калдореи вновь ощутил ужас, который испытал в ту минуту, когда Азгалор ударил идол мечом... отчаяние, захлестнувшее его при гибели дочери... беспомощность что-либо изменить. И ярость... Ярость столь великую, что она проявилась в образе огромного призрачного медведя. Да, это - его ярость... гнев...

И в ту же секунду пришло озарение, почему медведь оставался с ним, в то время как иные духи животных ушли, отвергли друида. Вновь пред очами его возник образ дочери, юной и прекрасной, и понял он, что обратился в отца, ею не узнаваемого.

"Я не сделаю больше ни шагу на этом пути!" - звучат слова, и медведь в исступленной ярости бросается на Бролла... но того подхватывает и уносит прочь призрачный буревесник. "Хорошо сказано, брат!" - клекочет он. - "Я унесу тебя за пределы этой сумятицы". "А я огражу тебя от когтей его и зубов", - рядом появляется призрачная пантера.

"Глупец!" - беснуется медведь. - "Эти духи ничего не смогут сделать для тебя! Лишь ярость может притупить твою боль!" И это - последняя капля. "Достаточно!" - кричит Бролл. - "Отпусти меня, буревестник. Я выстою против медведя!"

Тот с ревом набросился на Бролла, поверг того наземь... если понятие сие вовсе применимо к пространству, рекомому Изумрудным Сном. Но не дрогнул Бролл, взглянул медведю прямо в глаза. "Не образы духов должны властвовать над друидом", - изрек он. - "А друид хранит в себе образы духов. Теперь-то я усвоил этот урок". "Нет!!!" - истошно ревет медведь, тряся головой. - "Ты - мой, и только мой!"

Но иные духи возвращаются, держатся рядом, готовые в любой момент придти на помощь друиду, некогда отрекшемуся от них - буревестник, пантера, тюлень, олень. "Брат мой", - с грустью обращается Бролл к медведю. - "Ты - олицетворение моей души, запятнанной демоническими энергиями, неконтролируемыми яростью и болью. Но с помощью иных духов наше равновесие будет восставлено".

И, бросив взор на оленя, призрачный облик которого пребывал рядом с верным посохом, обретенным друидом в Оргриммаре, зычно выкрикнул Бролл: "Олень! Мой посох!" В то же мгновение призрак устремился на направлению к нему, древко посоха пронзило медведя и тот с ревом исчез, обратившись в клочья изумрудного тумана. "Я отрекаюсь от прошлого", - молвил Бролл, - "и через посох сей наши единые силы исторгнут зло. Наконец, брат мой, душа моя, пребывай в мире..."


Дракон безжалостно теснил Ло'гоша, вынуждая его отступать, пока тот не оказался рядом с подстаментом и эльфом, все еще пребывающим в тенетах Изумрудного Сна. Человек сознавал, что шансы выжить его в этом бою невелики, если немедленно не произойдет чудо...

А затем дракон исчез, просто растворился в воздухе. Не успел Ло'гош искренне обрадоваться, как в пещеры хлынули фурболги, разрубив, наконец, на части корень, заграждавший вход. "Вот они!" - как один, возопили один, заметив две фигуры у подстамента. - "Убьем их! Смерть грабителям!"

"Прости меня, Бролл!" - человек занес меч над идолом, намереваясь исполнить данное товарищу обещание, благо иного выхода из сложившейся ситуации попросту не видел. Однако Бролл неожиданно оказался на ногах; в правой руке крепко сжат посох, увенчанный оленьей головой, на ладони левой ослепительно сияет идол. "Я очистил идол", - сообщил друид глубоким, уверенным голосом, - "и вновь обрел себя. Как, впрочем, и они!"

Кивком он указал на фурболгов, которые неуверенно топтались у входа в пещеру, пораженные тем, что ярость и жажда крови покинули их души. "Вы освободили нас", - молвил шаман, выступив вперед. - "Благодарю вас от лица всего клана, путники. Забирай идол, Ночной эльф. Мы не хотим, чтобы он боле пребывал среди нас".


Вечером следующего дня гиппогриф, мерно взмахивая крыльями, подлетал к исполинскому древу, крона которого попирала небеса. "Телдрассил, "Корона Земли", - сообщил Бролл изумленному спутнику. - "Перед глазами твоими - новое Мировое Древо, созданное Ночными эльфами, ведомыми архидруидом Фандралом Оленьким Шлемом. Когда я отправил весть о том, что отыскал и очистил от порчи идол Ремулоса, Фандрал велел доставить артефакт ему, дабы он смог лично убедиться в свершившемся очищении. Вскоре мы пребудем в портовый град Рут'теран, а оттуда через портал пройдем в Дарнассус. Он находится в ветвях Мирового Древа, и это - самый прекрасный город в мире!"

 

***

Заставив Ощетинившуюся опуститься на самой окраине Ущелья Боевой Песни, Валира Сангвивар крадучись двинулась вперед, туда, где за рядом обрамлявших прогалину древ пребывал преследуемый ей человек. В последнее время на отстутвие событий в собственной жизни ей было грех жаловаться. Она была взята в плен, продана, сражалась в качестве гладиатора, снова продана, бежала и пыталась вызволить своих товарищей, узнав при этом, что освободились они и без ее помощи. А теперь след убийцы привел ее в занятое Стражницами Ущелье Боевой Песни, где те надзирали за пленными орками, занятыми исправительными работами.

Не слезая со спины эбенового грифона, убийца дружелюбно кивнул калдореи, и те ответили на приветствие. Валира внимательно слушала, как тот вполне безразличным тоном интересуется судьбой Ло'гоша, с горечью сознавая, что ей, Кровавой эльфийке, не стоит рассчитывать на теплый прием в этих лесах... в отличие от человека, ибо любой из них ассоциировался с Альянсом, а, стало быть, являлся союзником.

Жрица Луны, внимательно выслушав доставленное филином сообщение, обратилась к человеку, терпеливо дожидавшемуся ответа. "Круглоглазый говорит, что Бролл очистил от порчи идол Ремулоса и избавился от проклятия", - молвила она. - "А теперь вместе с Ло'гошем они направляются в Дарнассус..."

"Идол?" - недоумевала Валира, не смея пошевелиться. - "Что еще за идол? И о каком проклятье идет речь?" Удар в спину поверг ее наземь, а Ночная эльфийка - Стражница, - нанесшая его, немедленно возопила: "Сюда, сестры! Я поймала лазутчику, Кровавую эльфийку! Наверняка шпионит для орков!"

Как следует приложив нападавшую головой о камень, Валира попыталась разъяснить ей сложившуюся ситуацию. "Я не шпионю, Ночная эльфийка!" - рявкнула она. - "По крайней мере... не за вами! Я - друг Бролла и Ло'гоша, и сражалась рядом с ними в Дайр Моле! А человек, с которым вы тут расшаркиваетесь, убийца, которого наняли убить..."

Ее окружали Стражницы, нисколько не уверовавшие в правдивость сей истории. "Такому даже ребенок не поверит!" - ухмылялись они, подступая с кинжалами в руках. Выхватив орочьи мечи, Валира приготовилась дорого продать свою жизнь. "Вы все смотрите на меня и думаете - Кровавая эльфийка, предательница..." - с горечью сплюнула она, - "но даже у ребенка достаточно мозгов, чтобы немного подумать перед тем, как отвечать на вопросы убийцы лишь потому, что он человек!"

"Видите?" - Валира вскинула один из клинков, указывая ввысь, где эбеновый грифон, взмахивая крыльями, мерно набирал высоту. - "Узнав от вас все, что нужно, он поспешил откланяться, а я застряла здесь, в бессмысленном сражении с ватагой круглых дур! С меня хватит!.. Не сомневаюсь, что вы, Стражницы, хороши в бою, но меня обучал сам Рехгар Ярость Земли!"


Лишь добравшись до Дарнассуса, Бролл и Ло'гош прошествовали в Анклав Кенариона, обиталище друидов-калдореи под предводительством Фандрала Оленьего Шлема.

"Идол Ремулоса, будучи затронутым порчей Повелителя Ада Азгалора, был взят фурболгами в качестве сувенира после сражения у горы Хиджаль", - говорил Фандралу Бролл Медвежья Шкура. - "Несчастные создания не сознавали демонические энергии, питавшие его, Фандрал. Они принесли его в Крепость Чертополоха, все население которой подверглось порче. Я отыскал идол, очистил его и, с помощью Ло'гоша, вернул. Ко времени нашего ухода жизнь в Крепости Чертополоха возвращалась в свое русло..."

"Я так понимаю, путь твой еще не окончен?" - изрек архидруид, неотрывно глядя на сияющую статуэтку в руках Бролла. "Я должен помощь Ло'гошу вернуть его память, а также семью. И еще собираюсь освободить из рабства другого друга", - отвечал Бролл. Фандрал кивнул, будто услышал именно то, что хотел. "Ты не можешь знать, куда заведут тебя поиски", - заявил архидруид. - "Боюсь, опасно носить с собой идол. Лучше оставь его здесь, в Анклаве Кенариона, где он будет дожидаться твоего возвращения". "Как скажешь, Фандрал", - и Бролл протянул статуэтку предводителю их ордена.

Позже, когда компаньоны покинули Анклав и ступили в Сады Храма, раскинувшиеся за его пределами, Ло'гош осмелился заметить: "Я не доверяю Фандралу. Очень уж он хотел, чтобы идол был оставлен ему на хранение... весьма странно, учитывая то, что он не связан с реликвией лично". "Он будет в безопасности в Дарнассусе, Ло'гош", - возразил Бролл. - "Так как связан он со мной, лишь архидруид сможет почерпнуть его силу. Малфарион Свирепый, например, но он пребывает в Изумрудном Сне".

"А сам Фандрал?" - поинтересовался человек. "Ну, и он тоже", - помедлив, признал Бролл. - "Но Фандрал предводительствует над Анклавом Кенариона. Мы можем безгранично доверять ему". "Личный опыт научил меня, что очень немногим - вне зависимости от расы - можно доверять безгранично", - не преминул заметить Ло'гош. "Я оставил идол по собственному выбору, друг мой", - твердо молвил Бролл. - "Это могущественный артефакт, но он служит мне воспоминанием о том безрадостном времени, когда связь моя с духами животных и Изумрудным Сном была разорвана. Сейчас я ощущаю свободу, чего не было долгие годы. И на данный момент этого для меня достаточно". "Надеюсь, ты прав", - пробормотал человек, от сомнений своих в целесообразности совершенного так и не избавившийся.

"Бролл Медвежья Шкура!" - к героям приближалась юная Сестра Элуны. - "Верховная Жрица Тиранд Шепот Ветра хотела бы поговорить с тобой!"


Со всех ног неслась Валира к краю утеса, преследуемая Стражницами по пятам. Она и сама не знала, как ей удалось вырваться из окружения, и теперь делала ставку исключительно на верную вайверну. "Ощетинившаяся!" - вопила она во все горло. - "Ко мне!"

И - к вящему изумлению Стражниц - Кровавая эльфийка сиганула с края утеса... угодив прямехонько на спину вайверны, тут же принявшейся набирать высоту. Однако из калдореи немедленно устремилась к гиппогрифу с явным намерением пуститься в погоню, но иная Стражница неожиданно остановилась. "Я слышала, среди чемпионов Дайр Мола была Кровавая эльфийка", - произнесла она. - "Быть может, это..." "Да, сражается хорошо, но ведь она - почти что ребенок!" - с сомнением отвечала ей другая. "Такое дитя и одной схватки не продержалась бы в Дайр Моле", - молвила Стражница, приостановившись подле гиппогрифа. "Может, и дитя", - согласилась с ней иная усомнившаяся эльфийка. - "Но ведь сумела же она бежать от нас?" "И то верно", - приняла решение их предводительница. - "Оставьте погоню".

Быть может, они и в самом деле сделали несусветную глупость, доверившись незнакомцу лишь потому, что принадлежал он к человеческой расе.

"Поднимайся высоко и лети быстро, Ощетинившаяся", - проептала Валира вайверне, оглянувшись назад и немного приободрившись, благо погони не наблюдалось. - "Мы направляемся в Дарнассус... последнее место в мире, куда может решить отправиться пребывающий в здравом уме Кровавый эльф".


В Храме Луны Бролла и Ло'гоша приветствовала сама Тиранд Шепот Ветра, Верховная Жрица Элуны и лидер калдореи. "Добро пожаловать домой, Бролл", - с теплотой в голосе молвила она. - "Спасибо за то, что содеял ты в Крепости Чертополоха. Я рада, что и идол, и твое внутреннее равновесие восстановлены. Я бы хотела услышать рассказ о твоих приключениях... и о твоих тоже, Ло'гош".

"Мой рассказ которок, жрица", - ответствовал человек. - "Я очнулся на побережье Дуротара безо всяких воспоминаний о прошлом. Орк-шаман принудил меня стать гладиатором. Я сражался. Я бежал. Так что приключения мои незначительны. Рассказ Бролла куда более интересен". "Думаю, что обе ваши истории окажутся значимы", - улыбнулась Тиранд. - "Возможно, за обедом вы поведаете мне их более подробно?"

Конечно, отказаться от приглашения на обед, прозвучавшего из уст Верховной Жрицы Элуны, было равносильно оскорблению, посему герои наши почли за честь согласиться. За трапезой Ло'гош в деталях поведал Тиранд все историю своего недолгого пребывания в землях Калимдора. "Вот и все", - закончил он. - "О моем прошлом сохранилось лишь несколько отрывочных воспоминаний, но я не знаю, кто я и откуда пришел. Мне нужно это узнать!" "Сама я не волшебница, Ло'гош", - молвила Тиранд, - "но даже я чую темную волшбу, тебя окружающую. Если хочешь, я попрошу волшебницу Джайну Праудмур, правительницу острова Терамор, помочь тебе восстановить память".

...Пройдя через портал, Ло'гош и Бролл вновь оказались на северной оконечности континента, в портовом Рут'теране. "Терамор расположение достаточно близко от Торгового Берега", - говорил друид, когда шагали они по направлению к Стойлу Гиппогрифа, где оставили накануне Острого Когтя. - "Надеюсь, мы все еще застанем там Валиру и сумеем ее вызволить". "Если она все еще остается рабыней Хельки", - с сомнением вымолвил человек. - "Не могу представить, что Валира будет тихо-мирно дожидаться, пока кто-нибудь соблагоизволит спасти ее. Думаю, к настоящему времени она уже умудрилась бежать, иначе будет просто на нее не похоже".

"Приветствую, мастер Веспристус", - обратился Бролл к мастеру-конюшему из рода Ночных эльфов, выведшему Острого Когтя им навстречу. - "Острый Коготь был несколько раз ранен в недавних сражениях. Сможет ли он донести нас обоих до Терамора?" "А, да, я видел шрамы", - улыбнулся Веспристус, дружелюбно похлопав гиппогрифа по лохматому боку. - "Гиппогрифы должны оставаться гиппогрифами, разве нет? Острые клювы и когти. Рождены для сражений... В Терамор, говоришь? Это далековато, но наш паренек доставит вас туда безо всяких проблем. Хоть я и не советовал бы вам отклоняться от курса".

Через несколько минут Острый Коготь уже поднялся в воздух, а когти эбенового грифона коснулись площади Рут'терана. Убийца знал, что жители столь маленького городишки наверняка запомнят Бролла и Ло'гоша, если те действительно побывали здесь...

...Час спустя на крышу одного из портовых складов опустилась уставшая вайверна. "Посиди здесь, пока я поброжу в округе", - шепнула ей Валира. - "Постараюсь выяснить, были ли они здесь".

Восторженные девичьи вопли, раздавшиеся буквально в двух шагах, заставили Кровавую эльфийку замереть. Остороно, она чуть свесилась с крыши, заметив, как две девчонки-калдореи, радостно попискивая, подбежали к степенному пожилому Ночному эльфу. "Они побывали здесь, Веспристус?" - наперебой тараторили они. - "Бролл и Ло'гош - чемпионы Дайр Мола?! Как они выглядели?! Где они?! Мы можем встретиться с ними?!" "Простите, девчата", - отвечал мастер-конюший. - "Ло'гош и Бролл направились в Терамор. Они, должно быть, уже успели прославиться, ведь совсем недавно о них спрашивал человек верхом на эбеновом грифоне..."

Похоже, отдыха Ощетиневшейся сегодня не видать, и вайверна навряд ли обрадуется, узнав, что ей предстоит перелет через весь континент...

Лишь к рассвету на самой окраине Пыльных Топей вайверне удалось настигнуть грифона, силуэт которого означился на фоне неба, светлеющего на востоке. "Вот он, Ощетинившаяся!" - возликовала Валира. - "Лети как можно быстрее, дорогая. Передохнем, как только нагоним его. И я обещаю попотчевать тебя диким кабанчиком!"

А вскоре показался и гиппогриф, на спине которого отчетливо виднелись два силуэта. Наверняка Бролл и Ло'гош! И ведь не догадываются даже, что грифон фактически у них за спинами, даже не подумают оглянуться назад, наслаждаясь прекрасными пейзажами Пыльных Топей.

"Тут, в основном, болота, усеянные маленькими островками", - рассказывал Бролл, указывая вниз, где змеилась лента реки и виднелась маленькая лодчонка. - "Растет здесь множество целебных трав - золотой шип, корень жизни, - но и тварей опасных хватает". "Рад, что путь наш пролегает над ними", - искренне порадовался Ло'гош, и Бролл, улыбнувшись, кивнул, добавив: "А за теми холмами, что впереди, находится Терамор".

Из-под плаща убийца извлек арбалет с явным намерением всадить болт в спину означенной жертве, и Валира поняла, что остается у нее последний шанс спасти жизнь друга. С силой метнула она орочий кинжал... угодивший убийце в предплечье. Вскрикнув от неожиданности, он дернулся, нажал на курок, и болт безвредно ушел в небо.

"Мой следующий болт будет предназначен лишь для тебя!" - злобно прошипел убийца, и в этот момент низвергнувшаяся сверху Валира сшибла его со спины грифона. "Подумай еще раз, убийца!" - хмыкнула девушка, и крикнула вайварне: "Ощетинившаяся, лети прочь!" Двое стремительно приближались к земле...

Двое в лодчонке - седовласая женщина-человек и могучий чернобородый дворф - изумленно глядели на кувыркающиеся в воздухе фигурки. "Мои глаза играют со мной шутки, Свен?" - обратилась женщина к спутнику. - "Или я только что видела, что один воздушный наездник выбил из седла другого?" "То же самое видел и я, леди", - молвил дворф. - "Падение наверняка убьет обоих... Но, конечно, если ты хочешь удовостовериться в этом..."

Валира и убийца рухнули в тенета гигантской липкой паутины, натянутой между двумя деревьями, растущими на противоположных берегах реки. "Ты заплатишь за это, Кровавая эльфийка!" - выдохнул убийца, пытаясь высвободить левую руку с зажатым в ней коротким мечом, благо правая, а также ноги, завязли надежно. "Судя по всему, куда мы попали, заплатим мы оба!" - отвечала Валира, умудрившись не выронить при падении второй из орочьих кинжалов. Оставалось уповать на то, что ей удастся расправиться с противником и бежать до прихода хозяина паутины...


Дорогих гостей Джайна Праудмур встречала лично у врат Терамора. "Как хорошо будет вновь увидеть Бролла Медвежью Шкуру", - размышляла она, наблюдая за приближающимся гиппогрифом. - "Отважные действия его в сражении у горы Хиджаль помогли нам одержать победу... практически разрушив его собственную жизнь. Однако, я чувствую, что ныне он примирился с прошлым и пребывает в мире с самим собой".

Спешившись, Бролл и Ло'гош устремились к воротам, где их терпеливо дожидалась волшебница. "Леди Джайна Праудмур", - церемонно поклонился эльф. - "Вы оказываете нам честь". "Нет, честь оказываете нам вы", - улыбнулась Джайна. - "Рада видеть, что ты вернулся из самоизгания. Тиранд Шепот Ветра предупредила меня о твоем приходе... и о появлении друга твоего, Ло'гоша". Последний упрямо молчал, разглядывая единственный бастион расы его на землях Калимдора, посему ответил Бролл: "Благодарю тебя, леди Джайна. Тиранд считает, что на Ло'гоша наложено заклятие. Мы все надеялись..."

"Дай мне руку, Ло'гош", - приблизившись, волшебница приняла протянутую ладонь, сосредоточилась. - "Тиранд права. Я чувствую на тебе ауру темнейшей волшбы. Я знакома со многими заклинаниями, но подобного никогда не встречала. Здесь кроется какая-то тайна, и мне понадобится вся мудрость моей управляющей, чтобы приоткрыть ее завесу".


"Вон они, госпожа!" - хмыкнул Свен, лишь утлая лодчонка причалила к берегу и он наряду со спутницей ступил на болотистую почву. - "Попали в сети паука, но все еще дергаются! Либо они самые удачливые глупцы в округе... либо самые неудачливые, если вы понимаете, о чем я..."

Матрона отрешенно кивнула, наблюдая, за продолжающейся схваткой человека и Кровавой эльфийки, а затем, приняв какое-то решение, быстро зашагала по направлению к ним...

Сложно сражаться, когда ноги твои обездвижены клейкими нитями, а в руках - лишь короткие кинжалы, но Валире и убийце вполне удался этот чуть неуклюжий танец смерти. "Кто послал тебя убить Ло'гоша?" - раз за разом вопрошала эльфийка, и человек отвечал: "Не знаю, кто хочет покончить с ним, Кровавая эльфийка! Даже если бы знал, не сказал тебе!"

"Жаль", - Варила сделала стремительный выпад орочьим кинжалом, и убийца едва успел отдернуть руку, тем самым сохранив кисть. - "Если ты ничего не знаешь, у меня нет никакого смысла оставлять тебя в живых". "Читаешь мои мысли!" - ощерился убийца. "Последний раз спрашиваю", - повторила Валира. - "Кто хочет покончить с Ло'гошем?"

"Взять ее, Черный Коготь!" - рявкнул человек, и стальные когти эбенового грифона сомкнулись на предплечьях Валиры, рывком выдернули ее из тенет паутины. Эльфийка не растерялась, погрузила кинжал в глаз грифона по самую рукоять, и тварь, взревев от боли, отшвырнула ее в сторону. Варила камнем рухнула вниз, в зловонную реку, с головой уйдя под воду у самой кромки гигантской паутины.

"Давай, всплывай, эльфиечка", - поддразил ее убийца. - "Чтобы я мог покончить с тобой!" Голова Валиры показалась на поверхности и первым, что она увидела, был занесенный для последнего удара короткий меч убийцы. Сознавая собственную беспомощность, эльфийка все же решила попытать счастья в последний раз, ибо с ужасом и надеждой разглядела за спиной человека исполинскую тень. "Ответь на вопрос, прежде чем убьешь меня!" - с излишним пафосом возопила она. - "Кто тебя нанял?" Как и следовало ожидать, убийца вопрос проигнорировал, медленно, наслаждаясь каждым мгновением, отвел руку для удара. "Я никому не выдаю свои тайны", - прошипел он. - "Даже мертвецам".

И нанес удар... который Валира с легкостью отразилась орочьим кинжалом. "Жаль", - ухмыльнулась она, и триум на лице ее заставил убийцу покрыться холодным потом. - "Если бы от тебя было больше пользы, я бы тебя предупредила". Резко обернувшись, человек уставился на гигантскую тушу мохнатого паука, а тысячи маленьких черных паучат стремительно облепили все его тело, и последний крик убийцы замер, когда на шее его сомкнулись челюсти монстра.

Видя, что некоторые из маленьких, но наверняка ядовитых паучков, метнулись к ней, Валира с трудом заковыляла к берегу, разрубая кинжалом тех, которым удалось подобраться достаточно близко. "Одной добычи в день... вполне достаточно, мои мохнатые друзья..." - прошептала Валира перед тем, как добраться до берега и без чувств распластаться у ног подоспевшей пары - пожилой матроны и ее спутника дворфа.

"Спасай девчонку, Свен", - не терпящим возражений тоном приказала женщина. - "Тащи ее в лодку". "Но она - Кровавая эльфийка, госпожа!" - с негодованием отозвался тот. - "Враг всего..." "Ты достаточно долго прожил в Тераморе, Свен", - с явным неодобрением в голосе оборвала его матрона. - "Неужто не понял до сих пор, что сегодняшние враги завтра могут оказаться друзьями, и что все порой не так, как кажется?" "Довольно нотаций на сегодня, миледи", - пробурчал дворф, но, подняв тело Валиры, легко втянул его в лодку. - "Это может плохо сказаться на моем пищеварении".

"Да ты погляди на нее!" - воскликнула матрона, пинком отбрасывая в сторону одинокого паучка, не терявшего до последнего надежды добраться до тела эльфийки. - "Она тяжело ранена и лишь недавно вышла из детского возраста по эльфийским понятиям". "Она в хороших руках", - заверил компаньонку дворф, и поудобнее устроил Валиру на дне лодчонки. "Давай-ка, маленькая воительница", - с внезапно проявившимся дружелюбием произнес он. - "Мы отвезем тебя к целительнице Хелиана".

"Я... не... ребенок..." - пролепетала Валира, не открывая глаз; какая-то часть ее сознания пребывала настороже, хотя она с трудом отдавала себе отчет в том, где находится и что, в сущности, происходит вокруг. "Думаю, что нет", - согласилась с ней матрона. - "Вместе со Свеном мы видели, как ловко ты разделалась с убийцей Гильдии. Очень смело. У тебя большой потенциал".

"Спасибо..." - с превеликим трудом разлепила губы Валира, - "что спасли меня... леди... чувствую... ауру... древнюю магию... но вы... человек..." "Даже в твоем нынешнем состоянии ты весьма проницательна, эльфийка", - молвила женщина. - "Некогда я обладала великим могуществом, но слишком сильно полагалась на него... и, в итоге, оного лишилась. Усвоенный урок стоил мне сына... и иных сыновей множеству матерей. Я редко понимаю об этом. Но с тех дней я часто размышляла о танце Света и Тьмы, и я чувствую, как сии два первоначала схлестнулись в твоей душе, эльфийка. Как и в моей. Если захочешь, отыщи меня, когда наберешься сил, и мы поговорим. Но пока что запомни одно: искупление никогда не бывает невозможным. Что до твоих ран..."

Женщина сняла с пояса флягу, поднесла ее к губам Валиры. "Это травяная настойка послужит твоему скорейшему выздоровлению", - молвила она. "Но... твоя магия?" - поразилась эльфийка. Женщина лишь плечами передернула. "Бывали времена, когда я была столь могущественна, что одна мысль моя исцелила бы все твои раны", - изрекла она с оттенком потаенной грусти и смирения. - "Но те времена ушли безвозвратно. Когда мы доберемся до Терамора, тебе понадобится настоящий целитель. Возможно, по пути ты поведаешь мне свою историю..."


...К полудню они добрались до Терамора. Лишь завидя приближающуюся лодку, один из стражников обратился к матроне: "Леди Эйгвинн, леди Джайна посылала за тобой!" Та кивнула, обернулась к дворфу. "Предоставь Валире западный чертог, Свен", - приказала она, - "призови целительницу, и проследи, чтобы кто-то занялся ее вайверной, будь добр". Силуэт Ощетиневшейся вырисовывался на одной из замковых башен; верное животное ни за что не хотело оставлять хозяйку, к которой уже успело привязаться.

"И все это одновременно, леди?" - возопил в отчаянии несчастный дворф. - "Мои старые кости этого не вынесут". "Что нужно твоим старым костям, так это хорошая встряска!" - отрезала Эйгвинн, после чего склонилась над Валирой. "Ты должна отдохнуть и набраться сил, Валира", - мягко произнесла она. - "Ты чрезвычайно одарена, дитя, и друзья твои будут чрезмерно нуждаться в тебе, если надеются выжить... Но мудро избирать свой жизненный путь. К добру ли, к худу ли, но судьбы наши не предначертаны свыше, мы сами творим их".

Через несколько минут Эйгвинн уже ступила в заклинательный чертог, где ее дожидались Джайна Праудмур и Ло'гош. В нескольких фразах правительница Терамора ввела свою нынешнюю управляющую в курс дела. "Я думаю, Эйгвинн, что кто-то похитил воспоминания Ло'гоша", - закончила она рассказ. - "Возможно, их даже преднамеренно уничтожили". "Согласно", - молвила матрона, оценивающе разглядывая стоящего перед ней человека, чувствовавшего себя в присутствии двух чародеек крайне неуютно. - "Темная аура окружает его. Интересно..." "Попробуем развеять ее", - произнесла Джайна. - "Начнем, пожалуй..."

Усевшись на пол заклинательного чертога, Джайна и Эйгвинн все свои силы направили на то, чтобы разорвать барьер темной волшбы, сковавшей память Ло'гоша. Перед глазами того вновь замелькали образа прошлое - как знакомые, так и новые... Пожар, корабельный вояж, рождение сына... Жена, убитая камнем, невыносимое отчаяние и сменяющая его решимость... А затем - тьма, но в ней он видит свою цель. "Терамор", - уверенно изрек человек. - "Я направлялся в Терамор".

"Как будто невидимая стена закрывает твой разум, Ло'гош", - вздохнула Джайна. - "Я могу коснуться лишь поверхности, остальное мне недоступно". "Согласна", - молвила Эйгвинн. - "И это... тревожно". "Как бы то ни было, то, что я увидила, позволило мне увериться в том, кто ты", - добавила Джайна. - "Очевидно, что ты стал жертвой весьма изощренной атаки. Против тебя была использована темная магия. Но ты... Ты должен быть... Варианом Вринном, исчезнувшим королем Штормвинда! Благодарение Свету, ты жив! Вы уже и надежду потеряли..."

"Король?" - до глубины души изумился Ло'гош. "Именно", - кивнула Джайна. - "Нужно узнать, что произошло за то время, как ты отправился в Терамор и пришел в себя на побережье Дуротара". "И самое важное, ты должен узнать личины своих врагов", - изрекла Эйгвинн.

"Я предоставлю тебе один из своих кораблей", - ободряюще улыбнулась Джайна, но Эйгвинн, однако, сочла нужным предостеречь Вариана еще раз: "Ты должен действовать с оглядкой. Твой сын, Андуин, остается в Штормвинде. Необдуманные поступки могут поставить его жизнь под угрозу".

...Позже, на закате, Вариан отыскал Бролла Медвежью Шкуру, бесцельно слонявшегося по крепости, поведал ему об открывшемся. "Значит, Джайна и Эйгвинн считают тебя исчезнувшим королем Штормвинда", - ухмыльнулся Ночной эльф. - "Это многое объясняет. Твою заносчивость, для начала". "Бролл..." - Вариану было не до шуток. - "Я узнал, что моя жена мертва, хоть видел ее всего мгновение. Это означает, что мой сын остался один, и мое немедленное возвращение в Восточные Королевства необходимо". "Конечно", - согласился Бролл. - "Но перед тем, как мы отправимся в путь..."

"Мы?" - уточнил Вариан. - "Ты отправишься со мной за море?" "Мы уже с боем пробились через земли одного континента", - отвечал Бролл. - "Думаю, стоит проделать то же со вторым! Но сперва мы должны разыскать Валиру и вызволить ее".

"Поздно, мальчики!" - по направлению к изумленному Броллу шагала сопровождаемая Эйгвинн Валира Сангвивар, целая и невредимая, улыбаясь до ушей. - "И я уже свободна, и, кстати, нет в том заслуги вас, двух лентяев! Но, так или иначе, я отправляюсь с вами. Потому что без меня у вас вряд ли что получится!". "Валира... Но как..." - Бролл все никак не мог придти в себя от изумления. "Я освободилась сама", - доходчиво объяснила эльфийка.

"Почему я не удивлен?" - в радостном порыве Бролл сграбастал Валиру, крепко обнял и закружился с ней до замковому двору. "О, Бролл, мне нужно столько всего рассказать вам!" - смеясь, говорила девушка. - "А еще я хочу услышать рассказ о том, что случилось с вами! Например, что с идолом? И, Ло'гош... так ты король?! И мы едем в Штормвинд?!" "Тише, Валира", - улыбался Вариан. - "Давай сначала дождемся корабля. Я затем у нас будет предостаточно времени для историй, пока доберемся до Восточных Королевств". "А затем?" - полюбопытствовал Бролл. "Затем я разыщу своих врагов", - твердо заявил Вариан. - "И горе тем, кто осмелился встать против меня!" "Слышала, Валира?" - Бролл с гордостью глядел на своих друзей. - "Вот он, истинный глас Ло'гоша! Ибо то говорит король!"

Нравится7
Комментарии
    B
    i
    u
    Спойлер