НАВИГАЦИЯ ИГРЫ

Геральт из Ривии

Ты – ведьмак, мутант. Чем скорее ты это признаешь, тем лучше. Люди нуждаются в тебе из-за твоих умений, но ты должен понимать, что тебе следует поскорее исчезнуть, когда твое присутствие становится нежелательно. Ты другой, уникальный. Это ставит тебя в такое же опасное положение, как и нелюдей, которых могут насадить на кол или вздернуть на дереве. Они существуют, вызывая негодование, неприязнь, злобу и ненависть обычных людей, готовых использовать любой предлог, чтобы указать им их место. Как же так получается, что ведьмаки, не будучи в полной мере людьми, не разделяют судьбу этих несчастных уродцев? Ответ двоякий.

Во-первых, не так уж и много таких, как ты, населяет эту землю. Намного проще встретить эльфа, чем подобного тебе убийцу монстров. А во-вторых, ты силен, тебя берегут острый меч и надежный набор жизненных правил и принципов.

Острие твоего меча – это твой жизненный путь. Неудивительно, что твое мастерство владения клинком стало легендой, и вряд ли найдется смельчак, который захочет на себе испытать твои умения. Однако это не сделало тебя надменным. Ты не применяешь силу, если в этом нет крайней нужды. И если существует хоть малейшая возможность решить дело миром, ты оставишь мечи в ножнах и не станешь искушать судьбу. Однако в сражениях ты жесток и не испытываешь ни жалости, ни угрызений совести. Ты не святой и не пытаешься спасти мир. В конечном счете, ты просто хочешь выжить и остаться верным своей профессии.

Лето из Гулеты

Кто этот таинственный гигант со шрамом на лице? Почему его изображениями пестрят все стены в трех королевствах? Как и почему, будучи Dh`oine, он смог завоевать доверие непримиримого Иорвета? Что связывает его с Геральтом из Ривии?

Только несколько человек могут ответить на эти вопросы, но они должны хранить молчание. Самый опасный преступник в Северных Королевствах остается неуловимым. Каждый его поступок заставляет врагов кипеть от ярости, но он всегда на шаг впереди преследователей. Повсюду он находит временных союзников, и всегда может предложить им нечто особенное. Каковы его мотивы? Где он появится в следующий раз?

Лишь один человек способен угнаться за тем, кто с легкостью рушит вековые устои. Геральт из Ривии однажды уже имел дело с Лето, и вот волею судеб пути их вновь снова пересеклись. Только ведьмак в состоянии нарушить планы убийцы королей, и – вот ирония! – именно он единственный, кого гигант не в состоянии хладнокровно убить.

Вернон Роше

Вернон Роше – пример человека, который всего достиг сам. Он лично преследовал отряды скоя’таэлей во время войны с Нифгаардом. Он сам вздергивал их предводителей на придорожных деревьях. Собственными руками он вытаскивал эльфийские стрелы из своего тела. Вскоре король Фольтест осознал, что негоже губить такой талант, заставляя Роше заниматься лишь уничтожением партизан. В конце концов у Темерии огромное количество врагов и помимо белок. Так Вернон Роше получил повышение и стал специальным агентом. Наемным убийцей, как сказали бы многие. 

Став правой рукой короля, он раскрывал заговоры, сжигал резиденции непокорных баронов, проникал в шпионские замыслы враждебных империй. За годы службы он собрал небольшой отряд бесстрашных головорезов, мастеров пыток и допросов, неуловимых разведчиков, которые готовы пойти за него в огонь и в воду. Роше – опытный стратег и умелый руководитель. Его отряд потерпел лишь одно поражение – не сумел поймать небезызвестного разбойника Иорвета.

О Верноне Роше болтают всякое. Поговаривают, что если бы каждый его враг дал ему орен, тот смог бы купить всю Темерию и еще хватило бы на окрестности. А если бы похороны Вернона устраивали его друзья, пришлось бы хорониться самому. Да он и с этим справился бы, если бы в гроб положили нож.

Йорвет

Для одних он самый опасный разбойник в долине Понтар, для других – непримиримый борец за права нелюдей. Во время войны с Нильфгаардом Иорвет руководил отрядом скоя’таэлей, нещадно разорявшим земли Северных Королевств, а позднее в течение многих месяцев скрывался от темерских карательных отрядов. 

Иорвет сумел выжить в кровавой расправе. После того, как его отряд был разгромлен, он собрал вокруг себя бывалых вояк, недовольных исходом войны, молодых эльфов, жаждущих свободы, и наемников краснолюдов, оказавшихся вне закона. Так он создал отряд, который стал легендой.

Иорвет не знает жалости к своим врагам. Он одинаково жесток и с людьми, и с подозреваемыми в предательстве эльфами. Скрываясь в густых лесах на границе Темерии и Аэдирна, он нападает на богатых и убивает бедных. Сотни раз темерцы устраивали облавы, но ему всегда удавалось избегать ловушек. Для Вернона Роше Иорвет стал врагом номер один, а для местных гарнизонов – воплощением возмездия, спастись от которого можно лишь за толстыми крепостными стенами.

Но и у Иорвета есть свой секрет. Те, кто видит в нем лишь жестокое воинственное чудовище, бунтаря, погрязшего в жестокости, сильно ошибаются. Иорвет – истинный сын гордой и мудрой расы эльфов. Он преданно служит идее, о которой скоро узнает весь мир.

 

 

 

Детмольд

Бунт на Таннеде коренным образом изменил жизнь чародея Детмольда из Бан Арда. Во время восстания его брат погиб от стрелы скоя’таэля, и сказать, что Детмольд был в ярости, значит, не сказать ничего. Однако чародей не впал в отчаяние. Его скорбь длилась ровно столько, сколько ему потребовалось на то, чтобы составить список виновных. Детмольд оставил службу у короля Ковира Эстерада и нашел покровителя, который больше соответствовал его целям. По его мнению, лучшим помощником по претворению в жизнь его планов был Хенсельт, король Каэдвина. 

Чего жаждал Детмольд? Уничтожить всех белок, которых он считал бандитами и убийцами. Детмольд страстно желал смерти предателям-чародеям, принявшим сторону Нильфгаарда, а также всем, кто так или иначе был причастен к смерти его брата. Список Детмольда постоянно пополнялся новыми именами. 

Детмольд с удовольствием служил Хенсельту, монарху Севера, могущественному и скорому на расправу. Король, в свою очередь, был доволен новым советником и безгранично доверял ему. Со времен Танедда чародей всюду видел предательства и заговоры, кои уничтожал на корню. Хенсельт закрывал глаза на амбиции Детмольда, но всегда держал его при себе… Однажды, рано или поздно, чародей встретится лицом к лицу со знаменитым Белым Волком. Смогут ли они найти общий язык или станут злейшими врагами? Первый шаг за Геральтом.

Золтан

Краснолюд Золтан Хивай - один из немногих, кто может по праву считать себя близким другом Геральта. Они познакомились случайно много лет назад, когда Геральт, следуя своему Предназначению, искал Цири, а Золтан – повод для драки и возможность разбогатеть. В хаосе войны они не раз спасали друг другу жизни, благодаря чему их случайное знакомство переросло в крепкую дружбу. 

В перерывах между кровопролитными сражениями Золтан старается поддерживать прекрасные традиции краснолюдов – устраивает потасовки в тавернах, просаживает деньги в карты и напивается вдрызг. Геральт, всегда открытый к познанию мира, часто присоединяется к этим ритуалам, о чем искренне сожалеет на следующее утро, когда, терзаемый похмельем, пытается восстановить в памяти события прошлого вечера. Но, несмотря ни на что, Геральт ценит дружбу краснолюда так же, как и его боевой топор, считая, что лучше проснуться с больной головой, чем вообще без головы.

Хенсельт

Ведьмак сказал некогда, что ему встречались в жизни разбойники с внешностью городских советников, советники, похожие на вымаливающих подаяние старцев, блудницы, смотревшиеся принцессами, принцессы, выглядевшие как стельные коровы, и короли с манерами разбойников. Король Хенсельт на разбойника не походил, но, при всем уважении к его величеству, не слишком от него и отличался. Этим живописным сравнением был он обязан не только своей бородатой физиономии и пронзительному взгляду маленьких глаз. Разбойничьей считали также его аннексию Нижней Мархии, или Верхнего Аэдирна. Она произошла в то время, когда Аэдирн вел на южных границах войну с Нильфгаардом. Ныне покойный король Демавенд дал довольно точную моральную оценку этому захвату и изволил выразить ее короткими и звучными словами. Но это не единственная причина того, что у короля Хенсельта была репутация личности довольно неприятной. Широко известны были также его амбиции, грызня с соседями и радикальная политика по отношению к нелюдям, на борьбу с которыми положил он немало сил и средств.

У немолодого уже Хенсельта не было наследника. Ходили также слухи, что зачатие очередного сына доставляет ему немалые хлопоты.Возможно, с возрастом снизилась мужская сила Хенсельта - но не его амбиции. Король любой ценой стремился к войне и выдвинул свои права на Нижнюю Мархию, которая однажды уже ускользнула у него из рук.Король пожинал плоды своих прошлых деяний и расплачивался за раздел Аэдирна, который они учинили совместно с Нильфгаардом. Хотя позже ему пришлось вернуть захваченные земли, среди каэдвенцев немало было тех, кто считал нападение на бывшего союзника подлостью. Именно они составили заговор, доставив монарху новое серьезное беспокойство.На правителе Каэдвена лежало проклятие, наложенное чародейкой Сабриной Глевиссиг, которую король приговорил к смерти.Стараниями ведьмака проклятие, тяготившее Хенсельта, было снято. Король вздохнул с облегчением и с удвоенной энергией приступил к воплощению своих планов. Помимо набега на Аэдирн он, по всей видимости, намеревался убить Стенниса, перевешать всех нелюдей и поиметь Саскию. Впрочем, деяния эти могли бы следовать и в иной последовательности.

 

Трисс Меригольд

Сначала она прославилась как обладательница роскошных золотисто-каштановых волос – подающая надежды, хотя и скромная чародейка. Некоторое время ее считали погибшей вместе с тринадцатью другими чародеями в битве при Соддене, и потому нарекли «Четырнадцатой с холма».

Благодаря своему мужеству и мудрости Трисс вошла в Совет короля Фольтеста, и сейчас уже никто не сомневается в ее магической силе и компетенции в вопросах политики. Правители считаются с ее мнением, а молодым чародейкам в школе магов рассказывают о могущественном заклинании «Разрушительное Градобитие Меригольд», которое остановило восстание в Ривии. 

Ворота в Каэр Морхен, крепость ведьмаков, для Трисс открыты всегда. Геральт может всегда рассчитывать на чародейку, ведь когда-то они вместе одолели преступную организацию, известную как Саламандра, и остановили восстание, подготовленное Великим магистром Ордена Пылающей Розы. После таинственного покушения на жизнь короля Фольтеста Трисс и Геральт снова стали работать вместе. Наперекор всем невзгодам и превратностям судьбы рыжеволосая чародейка всегда старалась быть рядом с любимым мужчиной.

Лютик

Миру нужны герои, чтобы защищать слабых от зла, а героям нужны барды, чтобы воспеть их имена в балладах об отваге, силе и доблести, проявленных даже в предсмертной агонии. И пусть придорожные таверны полны бродячих музыкантов, называющих себя менестрелями, по-настоящему талантливы лишь единицы, и Лютик – лучший из них. Назвать его величайшим бардом среди любовников едва ли было бы справедливо; назвать его величайшим любовником среди бардов, что ж… десятки очарованных им женщин не могут ошибаться. 

Лютик давно путешествует вместе с Геральтом, и хотя сложно вспомнить, с чего все началось, невозможно представить, чтобы их дороги разошлись надолго. Лютик не стесняется в выражениях, он шутник и балагур, а его эго размером с небольшое королевство. Все это давно привело бы друзей на эшафот, если бы не искусный меч ведьмака. Такая вот цена за дружбу…

Бьянка

Светловолосая Бьянка выделялась в отряде Вернона Роше не только тем, что была единственной женщиной в элитном подразделении, собранном из отъявленных рубак. Ее милое личико и стройная фигурка обращали бы на себя внимание, даже если бы их не подчеркивал мундир (есть в женщинах в военном платье нечто, притягивающее мужской взгляд). Но пусть читатель не обманывается этим описанием: не красота приводит в ряды Синих Полосок, но способности, решительность и, порой, жестокость. Всякий, кто не разглядел бы этих свойств в Бьянке, дорого заплатил бы за ошибку.

Порой Бьянка получала задания, для выполнения которых прежде всего важна была ее красота, и лишь затем - боевые навыки. Не раз она становилась козырным тузом в хитроумных играх Роше.

 

Анаис Ла Валетт

В те времена дочери баронессы Марии-Луизы Ла Валетт было лишь несколько зим. Сплетни о том, что отцом ее был король Фольтест, послужили началом многих важных событий.

Шилярд Фиц – Эстерлене

В нашей истории фигурируют персоны разных королей Севера: вспыльчивых и рассудительных, влюбчивых и замкнутых, отважных и трусливых. Любезный читатель без труда может заметить, что ежели поснимать им с голов короны, а вместо скипетров в руки вложить вилы, меч, пачку векселей или горсть козьего говна, они были бы такими же обыкновенными людьми, как и мы. Ни в коей мере этого нельзя сказать об императоре Нильфгаарда, Белом Пламени, Пляшущем на Курганах Врагов, тень которого коснулась всех описываемых мной событий. Обязанности же оной тени усердно исполнял Шилярд Фиц-Эстерлен, искусный дипломат, которому случилось развязать не одну войну лишь для того, чтобы затем завершить ее и принять контрибуцию с разбитых врагов.

 

Мария Луиза Ла Валетт

В прошлом мне не раз случалось бывать при дворе Ла Валеттов. Я встречал там теплый прием и гостеприимство, достойные моей славы и таланта. Баронесса Мария-Луиза была весьма изящной дамой, исполненной цветущей красоты, с темными волосами и чувственно очерченным ртом. Как о многих дамах, отданных в жены мужчинам старше их по возрасту, о баронессе ходили самые разные сплетни. Находились и такие, кто приписывал ей роман с самим королем Фольтестом и даже предполагал, будто он был отцом ее младших детей.

Ариан Ла Валетт

Самый старший из детей баронессы Ла Валетт, Ариан, был, без всякого сомнения, ее сыном, рожденным в законном браке со старым бароном. Воспитанный как рыцарь, он следовал всем добродетелям своего сословия, ценил отвагу и мужество. Конфликт, в который он вмешался, был для Ариана делом весьма неудобным, ибо здесь честь рода и его матери сопрягалась с широко обсуждавшимся романом между баронессой и Фольтестом. Хотя борьба была безнадежна, рыцарь мужественно командовал обороной родного замка, не собираясь отступать хотя бы на шаг.

Бусси Ла Валетт

В то время, о котором идет речь, Бусси был совсем несмышленым отроком, однако уже выказывал гордость и упорство, свойственные роду Ла Валеттов. Некоторые же объясняли это тем, что отцом его был сам король Фольтест.

Мальчик погиб при неясных обстоятельствах, однако факт оставался фактом: из двоих детей баронессы Ла Валей единственной возможной наследницей престола осталась Анаис.

Демавенд

Демавенд, сын Вирфурила, правил королевством Аэдирн, которое изрядно пострадало во время последней войны с Нильфгаардом. Он был уверен, что лишь сильная рука способна управлять государством. Поговаривали также, что сей монарх не питал горячей любви к нелюдям: он прибегал к самым жестоким мерам против скоя'таэлей и посылал карательные экспедиции в лес Брокилон. Безо всякого сомнения отправлял он на эшафот смутьянов и уличных прорицателей, стоило им сказать только слово о политике. Потому и удивляться не стоит, что многие желали увидеть его бездыханным. Однако же кончина его стала для его подданных великой неожиданностью, ибо не каждый день отрубленные монаршие головы кровью своей метят полы во дворцах.

Бернард Лоредо

Когда произошла сия история, Бернард Лоредо исполнял обязанности коменданта гарнизона в фактории Флотзам. Он отличался тяжелой рукой и крутым нравом, которые необходимы в наши времена для того, чтобы нести закон и правосудие. Этот грубиян, бывалый солдат темерской армии, отлично освоился на новой должности и превратил маленькое приграничное поселение в свой собственный город, которым правил при помощи страха и права сильного. Лоредо вершил суд и выносил приговоры по собственной прихоти. 

Шеала Де Тансервилль

По собственному опыту я знаю, что жажда власти не чужда магам. Взять хотя бы чародеек: среди них достаточно таких, кого амбиции заставляют рваться к власти и дергать за ниточки, управляющие королями и иными сильными мира сего. Они желают повелевать стихиями, укрощать джиннов, изменять предназначение, диктовать королевскую волю или, по крайней мере, вынуждать собеседников есть курицу ножом и вилкой. Вот потому-то такие магички, как Шеала деТансервилль, прозванная Отшельница из Ковира, выделялись на их фоне. Госпожа Шеала была известна тем, что никогда не вмешивалась (по крайней мере явно) в политику, посвящая все свое время исследованиям. Строгая, спокойная, сдержанная, в отличие от своих соперниц, она не пользовалась женскими чарами, не кокетничала с мужчинами, на каждом шагу стреляя глазами или крутя перед ними задницей. Впрочем, не могу я идти против собственных убеждений, а потому должен добавить: не будь на свете типичных чародеек, этот мир был бы гораздо более беден.

Зеррит

Иногда само имя или упоминание о ком-либо может запасть в память и пробудить беспокойство в сердце. Кем же был этот таинственный Зеррит? Какие цели он преследовал и какую роль должен был сыграть? Обо всем этом Геральту только предстояло узнать.

Эган

Когда в первый раз прозвучало имя Эгана, ведьмак понятия не имел, кто за ним скрывается. Он и подумать не мог, какую роль сыграет эта личность во всей нашей истории.
Разузнать об убийце удалось лишь после его смерти. Соратник Лето и Зеррита пал от руки Геральта, а в его воспоминаниях нашлись весьма важные сведения. Убийцы королей, которые отвечали за смерть Фольтеста и Демавенда, а также за попытку покушения на Хенсельта, вели свою тайную игру. Они в равной мере использовали как Шеалу, так и Иорвета. Кроме того, похоже было, что их с Геральтом объединяет общее прошлое.

Филиппа Эльхард

He первый раз мне и Геральту дано было встретиться с Филиппой Эйльхарт, украшением королевского двора в Третогоре, некогда -доверенной чародейкой короля Визимира II. Филиппа была одной из наиболее талантливых волшебниц тех времен: чародеек, овладевших искусством полиморфии можно пересчитать по пальцам. Нельзя также недооценивать ее интеллекта и того влияния, которое она приобрела при реданском дворе. Гордая, независимая и необычайно красивая, она замечательно смотрелась и в элегантном платье, и в мужском дорожном костюме. Без сомнения, она была одной из самых притягательных среди всех известных мне женщин. Впрочем, несмотря на бесспорную красоту, я не отнес бы Филиппу Эйльхарт к числу милых женщин. Одного ее взгляда хватало, чтобы даже самые уверенные в себе мужчины чувствовали, как холод пробегает у них по спине, а колени начинают дрожать при одной лишь мысли о том, чтобы провести с ней ночь.

Саския

Ничто так не возбуждает народ на восстание, как подходящий предводитель. Лучше всего на роль эту годится молодая дева, избранница, являющая чудеса мужества на полях сражений. От Иоанны из Лукоморья до овеянной дурной славой Фальки в истории то и дело появлялись девицы, которые вели к победе толпы оголтелых фанатиков. Надобно отметить, что кроме силы духа всех этих героинь отличала яркая красота, поскольку косые, щербатые или рябые обычно не собирают тысячи сторонников. Саския, за которую люди пошли бы в огонь и в воду, в этом смысле тоже не была исключением. Ладная девица со светлыми волосами, темными бровями, большими глазами, сочными губами, полной грудью и округлыми бедрами в самый раз подходила для того, чтобы стать иконой восставшие Поелику, дорогой читатель, ежели мужчине дать правильное побуждение, особенно в форме соблазнительной женской задницы, то следуя за оной он истинное чудо мужества явить может. Если же оной задницы нет, борец за свободу быстро вспоминает о жатве, собственной бабе и баклажке самогону, припрятанной в хлеву.

Принц Стеннис

После смерти короля Демавенда принц Стеннис был, по крайней мере согласно титулу, наследником аэдирнского престола. Впрочем, гордость и холодный нрав редко помогают завоевать любовь подданных. Так было и в случае со Стеннисом. Юный возраст не добавлял принцу преимуществ. Хотя в открытую права на трон никто не оспаривал, у Стенниса попросту не было поддержки, достаточной для коронации. В этой ситуации отойти от участия в важных событиях государства было бы для него политическим самоубийством. Война за долину Понтара дала ему долгожданную возможность укрепить позиции и заявить о себе как о будущем правителе. История не раз доказывала, что державе, охваченной огнем, чтобы увлечь народ, нужны не слова, но дела.Стеннис очень хотел доказать, что ничем не уступает Деве из Аэдирна и даже превосходит ее. Его действительно поддержало дворянство, но у простого люда было немного поводов, чтобы чувствовать к нему симпатию.

Ярпен Зигрин

Наше знакомство с Ярпеном Зигрином берет начало в давние времена. Геральт же сошелся с Ярпеном во время знаменитой охоты на золотого дракона, который не только не дал себя поймать, но и пересчитал охотникам все кости. События эти я описал в одной из баллад, к коей и отсылаю всех, кто заинтересовался подробностями охоты. Зигрина, равно как и большинство его побратимов, кроме нежных чувств к золоту, отличал грубоватый юмор, трезвость суждений, прагматизм и верность друзьям. Геральт вспоминал, что Зигрина и его товарищей он позже встретил на тайной службе у каэдвенского короля Хенсельта, когда они сопровождали важный груз. Хотя они и сами находились тогда в невеселой ситуации, но не отказали ведьмаку в помощи, чем и подтвердили, что краснолюд своих в беде не бросает.

Сабрина Глевиссиг

Чародейка Сабрина Глевиссиг была родом из Ард Каррайга, столицы Каэдвена. Долгое время она служила советницей при дворе короля Хенсельта. Читатель однако не должен позволить ввести себя в заблуждение этим определением. Эта истинная дщерь каэдвенской пущи славилась своей решительностью и темпераментом. Слухи о том, что она могла прервать речь короля, ударив кулаком по столу и велев ему замолчать, не были лишены оснований. Более того, король действительно замолкал и слушал. Хищный характер Сабрины Глевиссиг дополняла столь же хищная красота, подчеркнутая сообразно подобранным одеянием. Если прибавить к этому силу, которой владела чародейка, каждому станет ясно, почему она имела столь прочные позиции не только в Каэдвене, но и за его пределами.

Однако эти позиции не уберегли ее от королевского гнева. Стоило чародейке допустить слишком серьезную оплошность, как она сей же час угодила на костер, где и закончила свою жизнь.

Радовид

Когда несколько лет назад отец Радовида, Визимир II пал жертвой коварного покушения, королевичу шел всего лишь четырнадцатый год. В стране, как обычно случается в землях без хозяина, воцарился хаос, с которым вдовствующая королева Гедвига совладать не могла. Дворяне, как это случается у дворян, стали собираться в партии и фракции, желая урвать для себя кусок пожирнее. Некоторые почти откровенно лизали сапоги эмиссарам Нильфгаарда и делали это с большой ловкостью и увлечением. Призванный на помощь Регентский совет уберег королевство от войны. Изменников в назидание повесили, однако члены Совета не считались с малолетним в то время правителем. А потому никто из реданских дворян не ожидал, что Радовид вырастет твердым и решительным монархом, который отплатит за все унижения и оскорбления, которые он и его мать пережили при регентах. Король быстро дал понять, что в той же мере, в которой его отец заслужил прозвание Справедливый, сам он заслуживает прозвища Свирепый.

Ян Наталис

После смерти Фольтеста Ян Наталис временно исполнял обязанности наместника Темерии.Как патриот и солдат, был он наилучшим кандидатом в регенты и политикой не интересовался. Те же самые черты однако лишили его поддержки влиятельных лиц. Потому голос его не был голосом всей Темерии.
Нравится0
Комментарии
    B
    i
    u
    Спойлер