40 лет войны. Как уживаются большая политика и видеоигры

40 лет войны. Как уживаются большая политика и видеоигры

В интервью журналу Edge дизайнер Cyberpunk 2077 Патрик Миллс раскритиковал своих коллег по цеху. По его словам, современные разработчики обходят политику стороной, не освещая в играх серьезные темы. Создатели Cyberpunk 2077 наоборот же хотят превратить игру в “политическую франшизу”. Сильное заявление, но Миллс не учел, что политика и видеоигры постоянно пересекаются. К сожалению, всякие Клинтоны и Трампы уже совали нос в индустрию, что оставило след не только на страницах прессы. 

Первое свидание 

Впервые политика и видеоигры столкнулись в 1972 году, когда родилась Atari Incorporated. Тогда компания только развивала рынок видеоигр, распространяя игровые автоматы с электронной версией пинг-понга под названием Pong. Atari собирала автоматы в своем офисе, но заказов было настолько много, что вскоре в помещении закончилось место. К тому же компания не могла производить устройства быстро.

Основатель компании Нолан Бушнелл решил расширить производство и поставить Pong на конвейер. Несмотря на популярность игрового автомата, у Atari не хватало денег на собственный завод и компания отправилась в местные банки. К сожалению, Бушнеллу везде отказывали из-за политики власти касательно игровых автоматов.

В 1934 году мэр Нью-Йорка Фьорелло Ла Гуардия начал борьбу с игральным бизнесом, подав в суд прошение о запрете игры в пинбол. Он утверждал, что подобные игры - ответвление от азартных развлечений. Дело в том, что в 30-х бандитские группировки сотрудничали с игральным бизнесом. Тот же Фрэнк Костелло держал 25 тысяч автоматов, которые стояли в кафе, барах, ресторанах и даже аптеках. Различие было в том, что автоматы Костелло предлагали выигрыш в виде денег, но это мало кого волновало.

Из-за этого в 1942 году суд Бронкса запретил пинбол на законодательном уровне. Ла Гуардия так обрадовался, что созвал пресс-конференцию возле реки, сбросив игровой автомат в Ист-Ривер. Так в обществе сформировалось негативное представление об игровых автоматах, что коснулось Atari. Все же Бушнеллу удалось уговорить банк Well Fargo дать компании $50 тысяч на производство 150 автоматов.

Смертельная битва

В 1993 году студия Acclaim Entertainment выпустила первую Mortal Kombat. Проект относился к жанру файтинг, где игроки управляли бойцами, сражаясь на небольшой виртуальной арене. В отличие от Street Fighter, в разработке Mortal Kombat участвовали живые актеры, которые подарили персонажам внешность и движения. Все же игра отличилась не только технологичностью, но и жестокостью. 

Игра получилась настолько кровавой, что SEGA и Nintendo задумались, а стоит ли пускать Mortal Kombat на свои консоли. 

Несмотря на это, первая Mortal Kombat получилась успешной, но обратила на себя внимание общественности, включая политиков. Главным борцом с виртуальным насилием стал Джо Либерман, который в 1993 году занимал пост сенатора штата Коннектикут. 1 декабря того же года политик собрал пресс-конференцию, где показал присутствующим видео с геймплеем Mortal Kombat.

«Мы говорим о видеоиграх, которые прославляют насилие и учат детей наслаждаться самыми ужасными формами жестокости, которые только можно себе представить», - сказал Либерман во время конференции.

Сенатор пытался запугать присутствующих, сделав из видеоигры вестника Сатаны, который разрушает умы молодежи. Это подметил и Джон Тобиас, один из разработчиков Mortal Kombat.

“Их лоббирование не было искренним. Для меня это чувствовалось как поиски козла отпущения в индустрии, в которой они не разбираются. Видеоигры никогда не были и не будут разрушителем общества, которым их пытаются представить общественности”, - сказал разработчик. 

Конференция создала панику, которая показала игры опасными в глазах родителей. Все же Либерман не пытался запретить индустрию, а предложил создать регулирующий орган, который бы ограничил детей от таких проектов. Спустя пять месяцев появилась неправительственная организация Entertainment Software Rating Board (ESRB). Теперь каждая игра проходила сертификацию и получала собственный возрастной рейтинг ESRB. Так что 12-летний школьник не может купить себе игру с кровью, “матюками” и сами знаете чем. 

“Горячий кофе”

В будущем возрастной рейтинг обернулся бедой для Rockstar, которая потонула в судебных исках из-за пары строчек кода. Создавая GTA: San Andreas, разработчики планировали сделать игру максимально взрослой, добавив секс. Когда анимации и механики внедрили в проект, задумку отменили. С эротикой San Andreas получила бы рейтинг 18+, из-за чего игру могли не пустить на прилавки крупных торговых сетей.

У разработчиков не было времени вырезать контент, да и механику уже вшили в код, что также мешало убрать эротический контент. В итоге программисты заблокировали содержимое, но после релиза на PC фанаты создали мод Hot Coffe, который открыл скрытый контент. Здесь то и начались проблемы Rockstar.

Сначала за расследование взялась комиссия ESRB, и ажиотаж был настолько большим, что историей заинтересовались СМИ. В итоге CNN, New York Times и ABC News начали преследовать разработчиков ради эксклюзивных подробностей. Медиа даже не планировали останавливаться и вскоре заголовки привлекли внимание другого сенатора - Хиллари Клинтон.

Будучи уже агрессивно настроенной против видеоигры, Хиллари велела Федеральной торговой комиссии начать собственное расследование. Разработчикам пытались инкриминировать нарушение федеральных законов. Объясняли это тем, что “лишь слегка прикрыв запретный контент, а не удалив его, ответчик намеренно создал условия для обнаружения и распространения запрещенной информации”.

В 2006 году комиссия действительно подтвердила, что маркетинг игры обманул покупателей, но штрафы накладывать не стали. Издателя Take-Two обязали “точно и явно раскрывать полную информацию о продукте, в том числе и рейтинг, на упаковке и во всех видах рекламы”. 

Корень всех бед

Подобные скандалы происходили постоянно и по разным причинам, став частью истории. Все же есть одна тема, которая поднимается постоянно, - жестокость. Не будем далеко отходить от Хиллари Клинтон, но вернемся в 2005 год, когда сенатор представила “Акт о защите семейных развлечений”. Хиллари выступила с речью, в которой объяснила, что игры развивают жестокое поведение, каннибализм, плохое отношение к женщинам и снижают IQ. 

Акт содержал шесть пунктов, которые запрещали продажу жестоких игр несовершеннолетним, регулировали возрастной рейтинг и штрафовали нарушителей. Наверное, Хиллари посчитала, что миру нужен второй ESRB. Примечательно, что компанию спонсировали три человека, одним из которых оказался Джо Либерман. 

«Мы должны относиться к жестоким видеоиграм, как мы относимся к табаку, алкоголю и порнографии», - говорила Хиллари Клинтон. 

Подобными заявлениями Хиллари делала первые шаги, чтобы криминализировать видеоигры в глазах общества. В своих выступлениях она неоднократно говорила о “колоссальном вреде”, ссылаясь на исследования, которые сейчас успешно опровергают ученые. Все же геймеры запомнили политику Клинтон, отобразив свое отношения в народном искусстве - мемах. 

Еще одним борцом с видеоиграми стал Кейт Ваз. После убийства четырнадцатилетнего мальчика в 2004 году Кейт обвинил игру Manhunt. Полиция провела расследование, обнаружив, что игра принадлежала жертве, а не нападавшему. В 2005-м политик напал на Bully, сказав, что она учит детей плохому поведению. Также, когда в 2010 в Мальмё объявился серийный стрелок, Ваз обвинил игру Counter Strike. 

Последним политиком, который критиковал видеоигры, стал президент США Дональд Трамп. 14 февраля во Флориде школьник открыл стрельбу по ученикам, убив около 17 человек. Виновными, по мнению Трампа, были видеоигры, которые своей жестокостью подтолкнули парня на преступление. С этой предъявой Трамп устроил встречу с представителями игровых компаний, где поговорил об индустрии. Ничего плохого из этого не вышло, но попытка засчитана. 

“Лутбоксовая война”

Все же у политиков бывают проблески, когда они начинают делать хорошие дела. Сподвигла их Battlefront 2, которая взбудоражила сообщество геймеров своей политикой касательно ящиков с игровыми вещами - лутбоксов. Эта проблема существовала и до проекта EA, но благодаря резонансу на нее обратили внимание политики. Они подметили, что механика схожа с рулеткой казино, где вы платите реальные деньги ради шанса выиграть ценный приз. Отличие в том, что в видеоиграх геймеры получают виртуальные вещи. 

Первой на тропу войны вышла комиссия по азартным играм Бельгии. Министр юстиции Коэн Генс подчеркнул, что лутбоксы особенно опасны для детей. В итоге началось расследование, под которое попали Overwatch, CS:GO и FIFA 18.

«Смесь азартных игр и видеоигр представляет опасность для психического здоровья ребенка», — заявил Генс.

Похожее мнение высказывали в палате представителей штата Гавайи. Политики назвали Battlefront 2 «казино, стилизованное под „Звездные войны“, чтобы заманивать детей в ловушку».

В ходе разбирательств Бельгийская комиссия выяснила, что лутбоксы таки являются азартной игрой. Компаниям, которые добавили механику в свои игры, приказали убрать этот беспредел, пригрозив штрафом до 800 тысяч евро и тюремным сроком.

Первой сдалась Activision Blizzard, которая убрала “сундуки” из Overwatch и Heroes of the Storm, но только на территории Бельгии. К тому же сейчас идут судебные разбирательства с Electronic Arts, которые пытаются оставить лутбоксы в FIFA 19. Нидерланды также не остались в стороне, приказав Valve убрать коробки с игровыми вещами из Dota 2 и CS: GO. 

Пример оказался заразительным и к “лутбоксовой войне” подключились еще 15 стран. Органы контроля за азартными играми собрались на Европейском форуме, где обсудили проблему. В итоге представители стран решили начать расследования и подписали декларацию о «Размытии границ между гэмблингом и геймингом». Свою подпись поставили Австрия, Чехия, Франция, Гибралтар, Ирландия, острова Мэн, Джерси, Латвия, Мальта, Нидерланды, Норвегия, Польша, Португалия, Испания и Великобритания. 

Зри в корень

Упомянутый в начале дизайнер Патрик Миллс говорил, что современные разработчики избегают политики в видеоиграх, но он сильно заблуждается.

Отличным примером послужит игра Metal Gear Solid от Konami. Жители США представляют своих военных борцами за свободу и демократию, но у Хидео Кодзимы другой взгляд на эти вещи. В Metal Gear Solid 2 главными злодеями стали члены организации “Sons of Liberty”, которые вдохновились революционной британской организацией 1765 года. Как ни странно, под таким красивым названием скрывались террористы, которые пытались захватить мир с помощью оружия.

“Голливуд продолжает показывать американскую армию хорошими парнями, которые постоянно побеждают пришельцев или чужеземцев. Я пытаюсь сместить акценты. Я пытаюсь показать альтернативный взгляд в этих играх”, - сказал Кодзима в интервью для The Guardian.

Там же он затронул тему ядерного оружия. В MGS: The Phantom Pain игрок может отстраивать военную базу. С новыми улучшениями она начнет расти, что привлечет внимание других стран, которые захотят ее уничтожить.

«В этот момент я даю игроку возможность подумать о приобретении ядерного оружия, чтобы сдержать эти атаки, что-то вроде угрозы. Это иллюстрирует цикл ядерного оружия, что вдохновляет людей и нации вступить в эту систему», - добавил дизайнер.

Вопросов политики касается и Valve в Half-Life 2. По сюжету, мир пытается оправиться после вторжения инопланетян, а человечеством теперь управляет Уоллес Брин. Он постоянно вещает с экранов, говоря людям, что они в безопасности, но пока находятся под тотальным контролем. Из-за этого по улицам City 17 постоянно ходят солдаты, которые следят за жителями, а дроны фотографируют каждое движение.

Deus Ex: Mankind Divided также не стесняется говорить на сложные темы. Игроку показывают Польшу 2029 года, где люди научились делать протезы, которые помогают вернуть утраченные конечности. Но после инцидента, из-за которого аугментированные люди на короткое время сошли с ума, мир изменился.

Лидеры стран запланировали акт “О восстановлении человечества”. Теперь люди, у которых есть протезы, стали изгоями. Только из-за железной руки тебя могут не пустить в магазин или отказать в приеме на работу. К тому же аугментированных закрыли в районах и ввели пропуски, которые позволяют им выходить к “обычным людям”. В игре даже раскрывается тема тайного общества “Иллюминатов”, которое управляет миром.

Вопросов политики касается и Valve в Half-Life 2. По сюжету, мир пытается оправиться после вторжения инопланетян, а человечеством теперь управляет Уоллес Брин. Он постоянно вещает с экранов, говоря людям, что они в безопасности, но пока находятся под тотальным контролем. Из-за этого по улицам City 17 постоянно ходят солдаты, которые следят за жителями, а дроны фотографируют каждое движение.

Deus Ex: Mankind Divided также не стесняется говорить на сложные темы. Игроку показывают Польшу 2029 года, где люди научились делать протезы, которые помогают вернуть утраченные конечности. Но после инцидента, из-за которого аугментированные люди на короткое время сошли с ума, мир изменился.

Лидеры стран запланировали акт “О восстановлении человечества”. Теперь люди, у которых есть протезы, стали изгоями. Только из-за железной руки тебя могут не пустить в магазин или отказать в приеме на работу. К тому же аугментированных закрыли в районах и ввели пропуски, которые позволяют им выходить к “обычным людям”. В игре даже раскрывается тема тайного общества “Иллюминатов”, которое управляет миром.

Вывод

Так уж сложилось, что политика и видеоигры соприкасались постоянно. Чаще всего это взаимодействие выливалось в обычный скандал, но индустрия получила и бонусы в виде ESRB и войны с лутбоксами. Все же нападки на видеоигры стали реже, и вот почему.  Основным источником негатива в сторону индустрии были американские политики, которые работали на избирателей, “защищая детей от злых игр”. Теперь средний возраст геймера составляет 35 лет, и политики рискуют потерять часть избирателей. К тому же видеоигры научились себя регулировать, не допуская инцидентов вроде Hot Coffee. В любом случае, индустрия растет, и пока она будет касаться общественности, политики не перестанут за ней следить.

Нравится3
Комментарии
B
i
u
Спойлер