Джейсон Момоа: "DC и Marvel играют за одну команду"

16 ноября на экраны выходит «Лига справедливости» — картина объединит беспрецедентное пока что число супергероев DC. К уже получившим собственные фильмы Бэтмену и Чудо-женщине примкнут Аквамен, Флэш и Киборг. Режиссер Зак Снайдер снял большую часть картины к тому моменту, когда был вынужден покинуть проект весной 2017-го в связи с трагедией в семье. На финальном этапе его заменил Джосс Уидон.

КиноПоиск поговорил с Джейсоном Момоа, сыгравшем Аквамена, об источниках вдохновения, кроссоверах DC и Marvel и возвращении Супермена.

— Джейсон, отдельный фильм про Аквамена выйдет только в следующем году...

— Да, мы всего лишь пару недель назад закончили съемки, и я только что вернулся из Австралии.

— Вы бы предпочли, чтобы вас представили миру в сольном фильме? Или и так нормально?

Я сначала немного волновался, но Зак меня успокоил, и мне оставалось только довериться ему. Он четко объяснил, почему так уж было необходимо, чтобы мы сначала вместе собрались, надавали по щам общему врагу, а потом уже отправились по своим делам, заниматься сольными проектами. Я доволен тем, как мой персонаж был представлен в этом фильме. Да, тут происходит довольно поверхностное знакомство зрителей с Акваменом, но оно интригует. Персонаж пока еще не тот, каким его привыкли видеть в комиксах. Он пока еще не является хозяином морей и очень неохотно ввязывается в супергеройские дела. Вы увидите проявления некоторых его способностей, но не до конца поймете, зачем он прячется в изоляции в морозной Исландии. И это хорошо, это правильный посыл. Потому что если вам понравится «Лига справедливости» и вы захотите побольше узнать об Аквамене, вы будете с нетерпением ждать его сольного фильма. Там мы увидим персонажа совсем юным пацаном, нам покажут его среду, подводный мир, покажут его родителей. У Аквамена такая богатая и насыщенная жизнь, что вся история с Лигой справедливости ему кажется не больше, чем веселым уик-эндом с приятелями. Мне кажется, Джеймс Ван делает про него отличное кино, но придется еще год подождать.

— И там нам покажут, наконец-то, Уиллема Дефо? А то здесь его вовсю анонсировали, подразнили и оставили за кадром.

— В фильме просто столько всего происходит, что наши сцены с Уиллемом оказались немного не к месту. Всю «Лигу справедливости» удалось утрамбовать в хронометраж меньше двух часов, поэтому от многих уже отснятых сцен пришлось отказаться. Но Вулко, персонаж Уиллема, будет в полной мере присутствовать в «Аквамене». Он в жизни моего персонажа играет очень важную роль с самого раннего детства, у них сложились длительные и непростые отношения. Здесь же не было времени на все эти подробности, надо было быстро и кратко показать, откуда взялся Аквамен и почему он не хочет никому помогать.

— Здесь вообще было не очень много сцен под водой – подозреваю, в сольнике их будет куда больше. Но вы же не снимаете в воде, даже если там происходит действие?

— Снимать в воде на протяжении такого длительного периода времени решительно невозможно. Мой Аквамен впервые мелькнул на экране в камео в «БпС» (общепринятое сокращение «Бэтмена против Супермена», а то вдруг кто не знает? - прим. КиноПоиска), и вот это была единственная сцена, которую мы сняли в резервуаре. С тех пор все, что происходит в океане, мы снимали только в сухом павильоне. Иногда под воду запускают камеры, чтобы снять среду, и на нее уже накладывают эффекты. Но актеров почти всегда держат на фоне зеленого экрана и подвешивают на тросах. В зависимости от сцены и от того, что там нам предстоит делать, конструкции эти могут варьироваться: деремся мы на одних тросах, плаваем на других. Мы используем технологию «dry for wet» – это когда эффект подводной съемки создается при помощи дыма, фильтров и последующих эффектов. Если я плыву вперед, мои волосы и борода должны быть оттянуты назад, поэтому мне на протяжении большей части съемок постоянно в лицо дует гигантский вентилятор. Ощущения странные и не самые комфортные, но результат стоит мучений.

— Наверное, даже хорошо, что вы держались подальше от воды, а то гримерам пришлось бы постоянно подрисовывать ваши татуировки.

— Это точно, хотя предполагалось, что они водостойкие. Но они все равно стирались и размазывались в самых активных контактных сценах, особенно если мне приходилось потеть. Мне их наносили каждый день, но не вручную. К счастью, гримеры сделали миллион «переводок», которые они просто присобачивали к телу на несколько минут – и вот уже татуировка готова. Сначала это занимало по два часа каждое утро, а потом все приноровились, и время сократилось до часа. И еще полчаса каждый вечер нужно было тратить на то, чтобы все смыть. (Показывает на свою татуировку на предплечье) Вот это, например, моя настоящая тату, и у Зака была идея выстроить весь остальной боди-арт вокруг этого мотива. Очень удачно получилось, что даже моя настоящая татуировка напоминает рыбную чешую.

— А что вы отвечаете тем, кто считает, что вы физически не очень похожи на Аквамена из комиксов, на холодного скандинавского блондина?

— Я тоже блондин, смотрите (трясет гривой и указывает на кончики волос). Ну не знаю, было бы странно, если бы я сказал «мне не нравится такая идея, я не подхожу на роль». Зак хотел немного переосмыслить образ. Аквамен часто становился объектом насмешек в Лиге, и он хотел найти актера, над которым никто не захочет смеяться. Мне кажется, это довольно круто и смело – взять на эту роль человека с полинезийской внешностью. К тому же я лично очень тесно связан с морем. Я хоть и вырос в Айове, но родился на Гавайях. Я люблю плавать, заниматься серфингом, дайвингом, сноркелингом и прочими опасными для жизни водными активностями. Я живу и дышу морем. Вы как хотите, но мне нравится мой Аквамен.

— Вообще это, наверное, трудно, когда многие ожидают в вашем лице увидеть Аквамена прямиком со страниц первоисточника. Вот вы говорите, что это переосмысление образа. Значит ли это, что комиксами вы вообще не пользовались?

— Знаете, существование первоисточника может быть очень полезным, но с таким же успехом может сильно мешать. Когда я готовился к роли Конана я чуть не рехнулся, потому что передо мной было пять разных источников для вдохновения: от оригинальных книг до образа Арни на экране. У меня глаза разбегались. Так что я выбрал просто те варианты, с которыми мне было легче себя соотносить – это книги Роберта Говарда с иллюстрациями Фрэнка Фразетты. Выбрал и решил, что это именно то, во что я буду погружаться. То же самое с Акваменом. Я много времени проводил с Джеффом Джонсом, который стоял у истоков глобальной перезагрузки комиксов DC в серии «The New 52». Он создал нового Аквамена, сделал его куда более крутым, чем тот герой, которого все помнили по классическим комикс-стрипам 50-х. Так что именно этой версией я вдохновлялся. Думаю, тут еще дело в том, что во мне Зак многое увидел из того, что он хотел от Аквамена. Это, пожалуй, впервые в моей карьере, когда я настолько похож на своего персонажа. Не внешне, хорошо, но по характеру – один в один. В фильме много моментов, когда на экране я не прикрываюсь никакими масками, а просто играю самого себя, и делаю то, что я делал бы в реальной жизни. Только со скидкой на то, что в реальной жизни я вряд ли серфил бы на крыше бэтмобиля! И Зак это все всячески поощрял. Он говорил: «Будь собой, наслаждайся, сходи с ума. У тебя это лучше всего получается».

— Это для вас важно – быть похожим на своего персонажа?

— Честно говоря, на экране я предпочитаю быть кем-то другим, а не мной. У меня нет ничего общего с Кхалом Дрого, но играть его было абсолютнейшим кайфом. Мне очень нравилось быть на природе, ездить на лошадях, разговаривать на другом языке, обнимать беловласую богиню. Нет, я, конечно, люблю быть собой, но иногда приятно исчезнуть за маской.

 «Игра престолов» сделала из вас – да и вообще из всех остальных участников сериала – настоящую звезду. Как думаете, теперь зрители будут воспринимать вас как Аквамена, и Кхал Дрого благополучно забудется?

— Нет, ни за что. Это два совершенно разных персонажа. Дрого был настолько интересным, потому что его изменила любовь: превратила его из грубого варвара в лирического и даже трагического героя. Здесь же я сам по себе, у меня нет «луны моей жизни» и все такое. Да, конечно, я надеюсь, что Аквамен сделает меня еще более популярным, и что на меня роли будут сыпаться, как из рога изобилия. У меня раньше не было привычки отказывался от ролей, потому что мне надо было семью кормить. Теперь же я очень надеюсь, что у меня появится возможность быть более избирательным и получать больше интересных предложений.

— В составе Лиги справедливости наблюдается приятная глазу разношерстность: расовая, этническая, половая. Как думаете, в этом тоже заключается месседж фильма?

— Да, это ведь группа совершенно непохожих друг на друга людей, которая, вопреки всем законам логики, объединяется, чтобы противостоять общему злу. И все мы должны делать примерно то же самое. Это прекрасный и полезный месседж. Невозможно спасти мир в одиночку.

— Если только ты не Супермен...

— Супермен мог бы, да. Но, к счастью, как мы все помним, в финале «БпС» он благополучно пал на поле брани. Так что нам ничего не остается, как собраться в команду и разобраться со спасением мира без него. Ну, или с ним? Мы еще не решили (многозначительно подмигивает).

— Считаете ли вы «Лигу справедливости» частью трилогии, которая началась с «Человека из стали» и продолжилась «Бэтменом против Супермена»?

Зак всегда наполнял этот мир сквозными сюжетными линиями. Несколько лет назад он мне рассказывал о том, что Аквамен незримо присутствует даже в «Человеке из стали». Там есть момент, когда Супермен спасает нефтяную вышку, а потом падает в воду без сил, но в итоге оказывается на берегу. И вот Зак утверждает, что в этот момент ему пришел на помощь Аквамен и вытащил его на сушу. Так что они уже встречались. И сквозь все эти фильмы проходят подобные пересекающиеся линии, конструирующие одну большую и сложную вселенную. Зак выстраивает целую империю, и у него полно планов. Но это, конечно, все только в теории – пока никто не знает, сколько еще фильмов будет сделано под флагом DC.

— Возможно, это дурной тон – обсуждать соперничество DC и Marvel, но невозможно удержаться. Вам не кажется, что «Лига справедливости» – это DC'шные «Мстители»? Тем более если учесть, что фильм доделывал Джосс Уидон.

— Честно говоря, я не думаю, что тут есть какое-то соперничество. Мне кажется, эту проблему раздули до каких-то неприличных размеров, но на самом деле зачем нам соперничать? У нас одна аудитория и мы все заняты одним и тем же делом. Если супергеройские фильмы не будут собирать деньги, то и Marvel, и DC накроются медным тазом. Мы болеем за фильмы Marvel так же, как они болеют за нас. Мы с ними играем за одну команду. Я с восторгом слежу за тем, как собирает новый «Тор» в мировом прокате, и я очень рад успеху потрясающего чувака и моего хорошего друга Криса Хемсворта. Я просто мечтаю о кроссоверах DC и Marvel. Мечтаю, что когда-нибудь Тор сойдется в одном кадре с Акваменом. И очень хочу увидеть поединок Халка против Флэша. Надеюсь, это кроссоверы случатся еще при моей жизни. Уверен, и фанаты будут в восторге.

— Ага, так и запишем: нет никакого соперничества... Но вообще вся эта история похожа на «Звездные войны» и «Звездный путь», когда Джей Джей Абрамс поставил и то, и другое, тем самым окончательно примирив два лагеря фанатов.

— Да, абсолютно. Что касается Джосса: он пришел в тот момент, когда Заку по-настоящему нужна была помощь. И тот полностью доверил ему свой фильм не потому, что Джосс классный парень – хотя и это тоже. Просто он так круто выступил с «Мстителями», что любому было понятно: Джосс Уидон умеет работать с комиксами. Это все еще фильм Зака, в титрах он единолично числится режиссером, но это было очень благородно со стороны Джосса подхватить эстафету и довести дело до конца. В итоге у нас в одном фильме собрано все лучшее от двух отличных режиссеров. Не каждое кино может таким похвастаться!

Нравится8
Комментарии (4)
B
i
u
Спойлер