Как охота активистов, СМИ и рядовых пользователей за носителями неправильных взглядов меняет индустрию видеоигр

Последние несколько лет в игровой индустрии все чаще возникают дискуссии о правах женщин и этнических меньшинств: от первого крупного спора вокруг феномена gamergate и фигуры Аниты Саркисян, до недавней истории критики игрового дизайнера Даниэля Вавры. При этом, о чем бы ни заходила речь, полемика всегда кончалась массовой травлей тех, кто, по мнению самопровозглашенных борцов за добро и правду, допустил при разработке игр непоправимые ошибки.

Feminist Frequency

Пожалуй, первый известный борец за социальную справедливость в игровой индустрии — Анита Саркисян, создатель видеоблога «Feminist Frequency», посвященного феминистической критике СМИ и масскульта. В 2011 году Саркисян решила сделать серию роликов о репрезентации женщин в видеоиграх и вышла на краудфандинг, рассчитывая собрать небольшую сумму для поддержки проекта. В итоге собрала 160 тысяч долларов, что особенно удивительно, если учесть, что в соцсетях ее затею критиковали. Саркисян оскорбляли и даже угрожали.

Саркисян утверждала: главной аудиторией видеоигр считаются мужчины, а разработчики поддерживают это заблуждение, ориентируясь на «мужские» вкусы при создании продуктов. С этим и связаны проблемы репрезентации женщин в видеоиграх: сексуальная объективация и частные случаи эксплуатации определенных нарративных тропов, например, сведение роли женского персонажа до беспомощного болванчика, ожидающего спасения от прекрасного принца.

Это невыдуманная проблема. Женщины в качестве основных персонажей появляются в играх реже мужчин. Безусловно, можно вспомнить примеры удачных проработанных женских персонажей: это и журналистка Джейд из адвенчуры Beyond Good & Evil, и героини разнообразных партийных JRPG японской и западной школы. Ну чаще женщина в игре — это кто-то вроде «принцессы в беде» Пич из серии Mario или нарочито сексуализированной Лары Крофт из серии Tomb Raider.

Очень выразительны изменения, которые произошли с Ларой после перезапуска серии Tomb Raider в 2013-ом году: героиня стала уязвимой, что отдельно подчеркивается «физикальностью» игры, Лару бьют, пытаются изнасиловать, она постоянно переносит натуралистичные травмы, кричит и падает в грязь. Ранняя Лара Крофт всегда носила чистый, зеленый, обтягивающий топ, даже в Сибири, теперь она ходит в футболке, покрытая кровью и грязью. Такой подход к очеловечиванию персонажа все равно раскритиковали: в частности, попытка показать человеческую слабость через сексуальное насилие сравнивали с фетишизированной порнографией и называли сценарной ленью. Рецензенты осудили стремление заставить игрока испытывать эмпатию к персонажу за счет насилия, несмотря даже на то, что в целом перезапуск заслужил положительные оценки.

Возвращаясь к Feminist Frequency: cказать, что попытка разобраться в видеоигровом сексизме была встречена в штыки — ничего не сказать. Подавляющее число пользователей отвечали на ролики Саркисян дизлайками.

Именно с роликов Feminist Frequency началась первая серьезная дискуссия о мизогинии в видеоиграх. Они стали первым опытом леволиберальной критики игровой индустрии. И все же эта история оставалась относительно частным дисциплинарным спором, затронувшим только игровое сообщество. Ситуация изменилась в августе 2014 года, во время событий, получивших название GamerGate.

GamerGate

Итак, 2014 год. Все началось довольно банально: расстроенный из-за расставания молодой человек по имени Эрон Гжони обвинил в своем блоге бывшую девушку, разработчицу видеоигр Зои Куинн, в регулярных изменах с игровыми журналистами. По его мнению, причиной предполагаемых измен стали положительные рецензии на игру Куинн «Depression Quest». Иначе говоря, мужчина обвинил свою бывшую девушку в том, что она изменяла ему ради хороших отзывов на игру. Однако дискуссия, которая начиналась как обсуждение отдельных аспектов журналистской этики, вскоре переросла в обсуждение места женщин в игровой индустрии вообще.

История вызвала резонанс еще и потому, что на нее удачно наложился прецедент Аниты Сакркисян: некоторые пользователи почувствовали в женщинах угрозу, силу, которая способна изменить (то есть, с точки зрения испугавшихся – испортить) индустрию в процессе борьбы за свои права. Чтобы противостоять этой новой угрозе, появилось движение Gamergate. Таким образом, в конфликте вырисовываются две стороны: борцы с социальным и гендерным неравенством и консерваторы, выступающие за сохранение игровой индустрии в том виде, в котором она существовала ранее.

Изначальной целью движения GamerGate можно назвать формулирование этических принципов для игровой журналистики и противостояние существовавшей, по мнению участников движения, «круговой поруки», но вскоре приемы полемики поменялись: оппонентов стали откровенно терроризировать. Сначала Зои Куинн и членам ее семьи стали угрожать сексуальным и физическим насилием. Затем были опубликованы ее адрес и номер телефона, что заставило девушку временно поменять места жительства. Кстати, против Аниты Саркисян применялись те же методы. Вплоть до того, что в октябре 2014 года, из-за угроз теракта была сорвана ее лекция в Университете Юты. Анонимные пользователи угрожали устроить «шутинг» на территории кампуса и убить Саркисян и участников мероприятия. Именно в этот момент на происходящее обратили внимание авторитетные американские СМИ: The New York Times, The Guardian.

Промежуточным итогом истории стала колонка журналистки Леи Александр в издании Gamasutra об изменении аудитории видеоигр, призывающая издателей и разработчиков изменять подход к созданию продуктов. Вокруг этого текста тоже возник скандал: активисты GamerGate написали в компанию Intel, которая заказывала рекламу на сайте Gamasutra, и обвинили Александер в расизме и сексизме. Представители Intel решили убрать рекламу с сайта, чем вызвали реакцию разработчиков и SJW (social justice warriors — сообщества анонимных борцов против несправедливости в видеоиграх), обвинивших компанию в антифеминизме. В итоге Intel пришлось принести извинения, но рекламу на сайт они возвращать не стали.

Так история о ревнивом молодом человеке превратилась в дискуссию, затронувшую самые влиятельные издания мира, и навсегда изменила игровую индустрию. А с недавнего времени в один ряд с борцами за гендерную справедливость встали и борцы против расизма в компьютерных играх.

Историческая идентичность и расизм

Даниэль Вавра — один из самых известных игровых дизайнеров из Восточный Европы и один из авторов оригинальной части культовой серии Mafia. С 2012 года он работал над Kingdom Come: Deliverance — реалистичной ролевой игрой про средневековье в сеттинге Восточной Европы. В 2014 году студия Вавры успешно обратилась за сбором денег на краудфандинговую площадку.

Это отправная точка скандала: в январе того же года игрой заинтересовался блог MedievalPOC, посвященный истории цветных людей в Европе до Просвещения. Авторы блога решили уточнить у Warhorse Studios (студия Вавры), будут ли в мире игры фигурировать не белые персонажи. Ответный аргумент студии Вавры заключался в том, что на территории в 9 квадратных километров в Богемии вероятность встретить представителей других этнических групп была в средние века крайне мала. В ходе дискуссии авторы блога отметили также, что исходя из «стреч-голов», возможность игры за персонажа женского пола была менее приоритетной, чем инструментальная музыка или возможность флиртовать с лицами противоположного пола.

В целом дискуссия проходила в относительно спокойных тонах, пока на нее не обратили внимание на Reddit, и пользователи не накинулись с угрозами на авторов блога, сравнив их с уже знакомыми нам по истории GamerGate представителями SJW. Именно это и привело эту локальную дискуссию на страницу крупных игровых изданий. В основном конфликт освещался в информационном ключе, но в редакции издания Kotaku решили сразу повысить градус и назвали обзорный материал «Idiots Fight To Keep A Medieval Game White».

Сам же Вавра дал интервью изданию TechRaptor, в котором высказался в поддержку тезиса GamerGate о «круговой поруке» в игровой журналистике, раскритиковав лицемерную, на его взгляд, политику нескольких крупных изданий. Именно это, вероятно, впоследствии и вызвало резко негативную реакцию игровых СМИ на любые действия и реплики Вавры: GamerGate довольно жестоко осуждали игровую прессу, благодаря чему и представители сообщества, и их союзники автоматически превращались во врагов для сотрудников профильных изданий. Следующий материал Kotaku о Вавре назывался уже «My E3 Meeting With A Pro-GamerGate Developer» («Моя встреча на Е3 с разработчиком, который поддерживает GamerGate»). Текст подавался как превью игры, но фактически выстраивался вокруг критики взглядов Вавры.

Как только история начала затухать, произошло событие, которое снова напомнило западной прессе о существовании Вавры: выход игры Witcher 3. Игра о Геральте из Ривии основана на серии книг польского писателя Анджея Сапковского и эксплуатирует тематику «славянского» фэнтези. В Witcher 3, как и в Kingdom Come, вообще нет этнических меньшинств. В результате несколько западных изданий снизило игре оценку, в частности, рецензент Polygon Артур Гис написал о том, что за 70 часов игры не увидел ни одного чернокожего. Именно на это Даниэль Вавра и среагировал, сформулировав, по сути, свой главный вопрос к американской игровой журналистике: «Вы думаете, что европейцы не имеют права на собственную историю и наследие?»

Тезис Вавры заключался, прежде всего в том, что исторически на территории Европы, в частности Восточной Европы, представители «цветных» этносов если и появлялись, то крайне редко. Следовательно, американцы, поучающие разработчиков из Восточной Европы, переносят на них свою историю и проблемы, которые не имеют ничего общего с историей Европы. Но возможность — пусть редкая — встретить и в средние века чернокожего на территории Восточной Европы все-таки существовала, возражают оппоненты. Чем же в таком случае обусловлено решение Вавры лишить игроков этой редкой возможности? Расизмом?

Вопрос о сексизме дизайнера также остается открытым: тезисы Аниты Саркисян о мизогинических тропах в видеоиграх вполне применимы в Kingdom Come (хотя положение женщины в средневековой Европе было незавидным, и где тут сексизм, а где тяга к реализму – тема непростая). К тому же в игре имеются совершенно одиозные сцены. К примеру, в одной из таких сцен герою нужно «взломать» (буквально, механикой взлома замков) половой орган свиньи. При этом игрок понимает, что герой находится под действием наркотиков и галлюцинирует, а свинья в (игровой) реальности является женщиной.

Дискуссия о чистоте политических взглядов Вавры, его расизме и сексизме, продолжилась и после выхода игры. 12 февраля 2018 года, за день до ее выхода, администрация ResetEra, одного из самых больших и влиятельных игровых форумов мира, официально запретила пользователям поддерживать Вавру, потому что это, по мнению администрации, можно трактовать как оправдание расизма. Несмотря на то, что в течении последних лет все западные издания регулярно критиковали Вавру, его игра все равно продалась неплохим тиражом – для него эта история, можно сказать, закрыта.

А вот для игровой индустрии история остается открытой. Видеоигры развиваются и перестают быть достоянием одной социальной группы, будь то белые цисгендерные мужчины, феминистки, жители Восточной Европы или посетители анонимных имиджборд. Соприкосновение разных социальных групп приводят к конфликтам, в котором женщину, голословно обвиненную в изменах, сотни человек называют шлюхой и угрожают изнасилованием и убийством семьи. Приводит и к тому, что одновременно медиакорпорации и рядовые пользователи способны уничтожить репутацию несдержанного и нетактичного специалиста из Восточной Европы просто потому, что он им не нравится. Мнения сталкиваются, иногда людей перестают слышать, потому что их аргументы подхватывает «не та толпа». Мнения меняют индустрию, постепенно делая ее более открытой ко взгляду снаружи. А что останется потом? Новая Лара Крофт!

Нравится13
Комментарии (20)
  • Увы сейчас эра кретинизма и иллюзий о ущемлений чьих то прав, тем самым душат свободу творческим людям и их видение на те или иные события. Если взять в пример Kingdome Come то это уже сверхкретинизм который творился вокруг игры.
  • Эта тенденция к сожалению сделала выходящие в последнее время игры не привлекательными для меня, dishonored 2, wolfenstein new colosuss,mass effect andromeda,Dragon age inquisition,Assasin creed syndicate все эти игры в том или ином виде содержат в себе sjw пропаганду
  • По моему тут перепутали местами конфликт проджектов с одним, по сути, журналом и, уже более поздний, с Ваврой и целым сообществом SJW.

    И да, новая Лара плоха, в первую очередь, тем, что сценаристом выступила бесталанная Рианна Пратчетт.
  • В западных играх пропаганды всё больше. Поэтому я стал чаще играть в "японщину".Там по крайней мере такого накала нет. Да и ребята из Восточной и Центральной Европы, типа Вавры, могут ещё огрызнуться.
    На западный игропром надежды нет, их нагнули основательно.
  • кто-то всегда будет недоволен, не вижу большого смысла разрабам прислушиваться к чьим-то мнениям, учитывая одно, нарушишь другое- чепуха не иначе
  • Зато новая Лара Крофт буквально терминатор.
    Умеет обращаться со всеми видами оружия что попадаются. Бред.
  • куда они прутся с этими правами? я имею ввиду, а что будет с обычным белым нормальной ориентации? потом мы будем меньшинствами?
    через чур... чаша имеет края, а они не понимают во что это выльется
  • Madiark
    А где SJW в The new colossus?
  • Tигра
    ты серьёзно?
  • Tигра
    В сюжете, персонажах если играл знаешь
  • BattleEffect
    А в фильмах она с оружием обращаться не умела?
  • Trollhunter_Major
    фильмах, да и играх, арсенал лары это пара любимых пистолетов, да отобранные у наёмников автоматы/дробаши.
    А так, обычно 2 верных пистоля.
  • Общая тема этих скандалов - сперва все начинается тихо и цивилизованно, но потом прибегает стадо тупорылых даунов. А за ними приходят "журналисты".
  • Зачем пытаться найти равенство там, где его нет? По этой же причине ужасно раздражают фильмы, где обычная баба валит пачками мужиков, показывая, насколько она умнее и сильнее
  • На этой мажорной ноте предлагаю запретить на западе классических авторов: Драйзера, Достоевского, Толстого и т.д. Книги которых содержат немало расизма и шовинизма, чем не соответствуют "исторической достоверности"!
  • Все решают геймеры. Своим кошельком. Издатели не будут делать игры которые не поддерживают игроки. Т.е. игры которые не покупают. Точнее будут раз другой, а потом забьют. Как сейчас происходит например с BF 5. Если повезёт и игроки забьют на игру а продажи будут очень низкими, издатели хорошо подумают прежде чем делать то что не нравится игрокам даже в угоду долбанутой общественности.
  • Trollhunter_Major
    в "2013" она просто девчоночка ути-ути, ей объяснили, как стрелять из пистолета.
    НО
    Сама просто взяв в руки дробовик, смогла нормально стрелять из него. Тоже самое с автоматами и гранатомётом. Боевые навыки у неё есть, но они из ниоткуда.
  • Насчёт угроз и преследований Саркисян и прочих - это, конечно, мерзко.
    Но, получается, именно эти угрозы сплотили феминисток, которые стали той силой, с какой теперь считаются.
  • Пожалуй, первый известный борец за социальную справедливость в игровой индустрии — Анита Саркисян, создатель видеоблога «Feminist Frequency», посвященного феминистической критике СМИ

    Если ты за феминизм, ты уже уходишь от понятия справедливости, ибо феминизм это та же крайность. Крайности необъективны, как и те людишки, что их исповедуют.
    разработчики поддерживают это заблуждение, ориентируясь на «мужские» вкусы при создании продуктов.

    Наверно спрос рождает предложение, нет? Все логично, таков рынок. Парней больше среди геймеров.
    Если они считают проблемой, что женщин мало в играх, их это право, но мне это кажется прихотью, а не проблемой. Пусть создают свою студию и выпускают игры для девушек? Не вижу, где они нашли проблему. Какие-то капризы и прихоти...
    борцы против расизма в компьютерных играх.

    Спорно, зависит от сюжета и контекста. В США был ККК, как все знают, и если в игре затронуты события тех времен, моменты с расизмом чисто по сюжету неизбежны, это часть событий.
  • Madiark
    Играл, одна из крутейших игр прошлого года. Или теперь сильные женские персонажи - это сразу SJW?
B
i
u
Спойлер