Warfare

Warfare. Покой нам только снится

Итак, Warfare. Дословный перевод – Военные действия. Наверное, недолго разработчики ломали голову над названием, вот и получилось оно незамысловатым и уж точно ничего не говорящим о том, что именно за ним кроется. Нафантазировать можно все что угодно, от перестрелки плодами боярышника из рогаток двух пионерских отрядов до межгалактических противостояний землян инопланетному разуму в далеком-далеком будущем. В скором времени данная игра будет красоваться на прилавках наших городов, и хотелось бы понять, что она собой представляет. Предлагаем вашему вниманию интервью, которое, надеюсь, поможет вам представить, что есть Warfare, и, возможно, побудит вас потратить не только деньги но и время на нее, а уж стоит она того или нет, мы узнаем только после релиза. На вопросы отвечает Виталий Шутов, руководитель проекта.

PG: Добрый день! Как долго Warfare находится в разработке?
В.Ш.: Меньше года (официальный старт проекта – январь 2005-го г.), но накопленный опыт и технологии позволяют быстро продвигаться к намеченной цели.

PG: Какие страны задействованы в игре, и в какие годы разворачиваются события?
В.Ш.: Если говорить о странах, то она одна - Саудовская Аравия, именно на ее территории и разворачивается действие игры. Если о группировках или силах, то их четыре - Королевская семья саудитов, Экспедиционный корпус армии США, Талибан и Арабская повстанческая армия. Действие игры происходит в ближайшем будущем, события развиваются на основе текущего положения дел в данном регионе.

P.G.: А Россия в игре будет фигурировать?
В.Ш.: К сожалению нет.

PG: Не могли бы Вы сказать пару слов о конфликте сторон, какова его предыстория?
В.Ш.: Саудовская Аравия - крупнейший и мощнейший союзник США на Ближнем Востоке. Здесь всегда зрело недовольство сотрудничеством королевской семьи с американцами. Пока была возможность - лояльность покупалась нефтедолларами, но бесконечно так продолжаться не могло... Вот вкратце завязка сюжета.

PG: Игрок сам выбирает, за какую страну он играет?
В.Ш.: Как уже говорилось выше, действующих сил в игре четыре, но для игры выбирать можно только США и Арабскую повстанческую армию.

PG: Не боитесь ли Вы, что американцы расценят возможность играть за злобных и беспринципных террористов, как личное оскорбление? Так ведь и до реального конфликта доиграться можно.
В.Ш.: В C&C:Generals можно было играть за террористов, и многие американцы предпочитают именно эту сторону. Так что отторжения игры со стороны аудитории по политическим соображениям ожидать вряд ли приходится.



PG: На каких типах местности будут происходить военные действия? Сможем ли мы увидеть сражения в городах, горах, пустынях?
В.Ш.: Города, пустыни, горы, оазисы, все, что есть в Саудовской Аравии будет и в игре!

PG: В игре задействованы конкретные страны. Насколько карты местности соответствуют действительности?
В.Ш.: Глобальная карта страны воссоздана по спутниковым снимкам. Тактические же карты, в силу своих размеров, созданы скорее «по мотивам» спутниковых снимков.

PG: Расскажите, пожалуйства, подробнее о технике. Будет ли вооружение стран одинаковым, и насколько оно соответствует действительности?
В.Ш.: Максимально с поправками на то, что это не хардкор-симулятор. В игре представлен очень широкий арсенал современной техники, как американского, так и российского производства, и, кроме того, множество моделей современного европейского оружия, ведь если играть за арабов, и при этом «быть хорошим», то будет возможность покупать и современное вооружение.

PG: Возможно ли будет использование техники противника после захвата?
В.Ш.: Конечно, для арабов в начале игры это вообще единственный способ достать тяжелое вооружение.

PG: Насколько реалистичны будут повреждения техники в бою?
В.Ш.: Мы используем секторную систему повреждений, когда разные отсеки техники будут повреждаться независимо. Например – шасси, орудие и прочее. Каждый отсек имеет разностороннее бронирование, при этом помимо толщины, бронирование обладает физическими свойствами, и разные типы снарядов воздействуют по-разному.

PG: Есть ли в игре авиация и если есть, то чем она в ней представлена, и каково ее предназначение?
В.Ш.: Основная ударная сила – это вертолеты. Транспортный вертолет предназначен для перевозки пехотинцев, легкой бронетехники и других грузов. Вертолет непосредственной поддержки предназначен для уничтожения бронетехники и живой силы противника в условиях сильного огневого противодействия. Будут и самолеты, вызываемые с соседних зон, где есть аэродромы.

PG: Ни одно сражение не обходится без героически погибших солдат, какова судьба их тел? Они будут сразу исчезать или некоторое время присутствовать на боле боя? А, может, их придется закапывать?
В.Ш.: Сначала трупы и остовы техники должны были оставаться на поле боя, но потом пришлось от этого отказаться, дабы не перегружать движок. Т.е. со временем они, конечно же, будут исчезать.



PG: Какова роль нейтральных персонажей, будет ли возможным их завербовать?
В.Ш.: Да, в игре будут нейтральные силы, расположение которых вы сможете завоевывать. Кроме того, появление тех или иных союзников зависит от рейтинга и репутации.

PG: Какова структура управления войсками, можно ли отдать приказ произвольно выбранному солдату или только командиру отряда?
В.Ш.: Пехота объединяется в отряды, а техника – каждый юнит отдельно.

PG: А что на счет интеллекта подчиненных? Не станут ли они метаться в панике, оставшись без присмотра?
В.Ш.: Могут и метаться – ведь это случается в бою. Комплексная система морали в игре предусматривает такое поведение отрядов в сложной ситуации, когда отряд выходит из-под контроля. Вообще, мы стараемся сделать поведение войск в бою максимально адекватным обстановке – для этого были введены формации, укрытия, поле обзора и прочее.

PG: Есть ли возможность карьерного роста у игрока, или в какой должности в игру вступишь в той и закончишь?
В.Ш.: При игре за США главный герой проходит путь от звания лейтенанта до полковника. В «арабской» компании герой движется вверх внутри «полевого» рейтинга, пытаясь возглавить революцию.

PG: Будет ли возможность руководить не только военными действиями, но и экономикой страны?
В.Ш.: Ну, скорее, здесь речь идет не о стране, а о неком «контингенте сил». Экономика представлена в виде стратегического планирования и распределения ресурсов на макро-уровне. Это еще одно из важных отличий Warfare от других RTS.

PG: Отражается ли военная ситуация на политической ситуации стран?
В.Ш.: Здесь, опять же, уместно вспомнить систему репутации и рейтингов – через них как раз и отражается политическая ситуация – одни силы получают больше влияния, другие – меньше. Кроме того, в некоторых секторах могут происходить восстания, которые нужно будет подавлять.

PG: Есть ли возможность размещать строения и военные базы на свое усмотрение?
В.Ш.: Есть – в стратегическом режиме это «глобальные» постройки, в тактическом – временные полевые лагеря.

Продолжение следует, следите за эфирами!
Krolja
об авторе
Пользователь пока ничего не написал о себе.
Нравится7
Комментарии
B
i
u
Спойлер