Warcraft 3

9.3
()

Warcraft 3 - Хроника мира Глава 2: Расколотый мир

©

Столетия, последовавшие за Великим Расколом, оказались весьма тяжелы для народа троллей. Они отстроили свои разрушенные города и попыталась восстановить хоть часть былого величия. Но голод и страх стали постоянными спутниками жителей разоренных империй. Тролли джунглей, доведенные до предела, обратились за помощью к древним таинственным силам. Две древних империи троллей разделяли общие верования в огромный пантеон первобытных богов, но лишь Гурубаши оказалась под властью самого темного из них.

Хаккар Губитель Душ отозвался на призыв троллей джунглей. Он поведал им свои кровавые секреты и помог расширить границы практически на весь Тернистый Дол и некоторые острова в Южных Морях. Он наделил троллей джунглей великой силой, но взамен кровожадный бог потребовал жертвоприношений.

Запросы бога все росли и он повелел своим верным жрецам, хаккари, найти способ провести его в мир во плоти, дабы он лично мог высасывать кровь из жертв. Столь велик был голод Хаккара, что он мечтал поглотить души всех смертных Азерота. Многие хаккари начали ставить под сомнение свое служение божеству, видя столь неуемный аппетит, и сознавая, какие разрушения он сможет принести за собою в мир. И все же Аталь'ай, небольшая радикальная группировка хаккари, решила воплотить в жизнь желания Хаккара.

Но они не успели призвать его, ибо иные тролли джунглей, в том числе и хаккари, открыто восстали против жестокого божества. В конфликт оказалось вовлечено даже племя Зандалар, ибо понимали они, что Хаккар представляет угрозу всему Азероту. Магические заклинания, использованные в том сражении, опустошили Зул'Гуруб, но троллям все же удалось уничтожить воплощение Хаккара. Изгнанные из джунглей, Аталь'ай оказались практически полностью уничтожены. Лишь небольшая группа бежала в Болото Горестей, где они тайно возвели храм своему божеству - Аталь'Хаккар.

Хаккари полагали, что прошлые жертвоприношения кровавому богу сойдут им с рук, ведь помогли же они сородичам в сражении с Аталь'ай! Но они сильно ошибались. Покончив с угрозой Аталь'ай, тролли джунглей обратились против хаккари. Многие из бывших жрецов подверглись пыткам и были публично казнены. Иных разорвали в клочья обезумевшие толпы. Самых везучих из хаккари просто лишили всего и изгнали из Зул'Гуруба. Возвращение каралось бы немедленной смертью.

В отчаянии хаккари приняли страшное решение. Они отыскали бывших врагов, Аталь'ай, и предложили помочь им призвать Хаккара в мир. Обрадованные страданиями хаккари и поверившие в искренность их намерений, Аталь'ай радостно приветили их в своем храме. Аталь'ай и хаккари вместе стали готовить ритуалы, необходимые для пришествия их бога в смертный мир. Великая зеленая драконица, Изера Сновидица, проведала о замыслах злых жрецов и погребла их храм в мутных болотных водах. И по сей день руины Аталь'Хаккара охраняют могучие зеленые драконы.

Кланы троллей, составлявшие ранее империю Гурубаши, схватились друг с другом, и в конце концов один из них - клан Темного Копья, самый малочисленный - был изгнан вовсе с континента и поселился на небольшом островке в океане.

На руинах империи воцарился зыбкий мир. И все же ходило пророчество, что однажды Хаккар возродится, и когда это произойдет, он поглотит целый мир.

Высшие эльфы перешли горные области Лордерона. Отрезанные от жизненных энергий Колодца Вечности, многие из них пали жертвами здешнего холодного климата и голода. Боле они не были бессмертны и защищены от стихий. Рост их уменьшился, а кожа потеряла характерный фиолетовый оттенок. Но, несмотря на все это, они повстречали множество удивительных созданий, никогда не виденных в Калимдоре. А также столкнулись с племенами людей, промышлявших охотой в древних лесах. Первая же и страшнейшая угроза им исходила от хитроумных лесных троллей Зул'Амана. Последние обладали способностями сновь отращивать утраченные конечности и исцелять серьезнейшие раны, но раса их оказалась варварской и злобной. Ныне на большей части северного Лордерона распростерлась империя Амани и тролли яростно сражались с любыми чужеземцами, посягавшими на их вотчину. Эльфы питали глубочайшую ненависть к троллям и убивали их, лишь завидя.

Годы спустя Высшие эльфы нашли наконец землю, напоминавшую им о Калимдоре. В лесах Вечной Песни на крайнем северо-востоке континента они основали свое собственное волшебное королевство - Квел'Талас и отвергли поклонение луне и природе - основные принципы Ночных эльфов. В их распоряжении был один из сосудов с водой из Колодца Вечности, некогда наполненный Иллиданом и переданный Высокорожденным, и вот теперь он пригодился. С его помощью Высшие эльфы создали новый источник магии, названный ими Солнечным Колодцем. Вокруг него со временем образовался город, ставший столицей нового королевства - Серебряная Луна, старейшая из до сих пор сохранившихся столиц.

Сии изнанники следовали пути солнца и, будучи отрезанными от магии Мирового Древа, познали все тяготы смертной жизни, хотя отпущенный им срок и превышал во много раз жизни представителей иных рас, с коими приходилось соседствовать. И не всем оное соседство пришлось по душе. В последующие годы Высшие эльфы частенько подвергались атакам со стороны племен троллей Зул'Амана, исконных обитателей этих мест, почитаемых ими священными.

Упрямые эльфы, не желавшие покидать новообретенную родину, использовали всевозможные заклятия, почерпнутые некогда из Колодца Вечности, чтобы сдерживать натиск троллей. Под водительством Дат'Ремара они сумели разгромить отряды Амани, превышавшие их численность десятикратно. Некоторые эльфы, следуя древним предостережениям калдореи, чувствовали, что использование магии может привлечь внимание изгнанного Пылающего Легиона. И решили они скрыть свои земли под защитным барьером, внутри которого будет находиться их поселения. Они создали монолитные Рунные Камни вокруг Квел'Таласа, обозначив ими границы волшебного барьера. Камни эти не только скрывали волшбу эльфов от иномировых угроз, но и отпугивали суеверных троллей.

Шло время, Квел'Талас стал блистающим памятником магической мощи Высших эльфов. Его прекраснейшие дворцы были выполнены в том же архитектурном стиле, что и древние залы Калимдора, но новые строение учитывали и природную топографию этой земли. Квел'Талас стал той самой блистающей жемчужиной, которую эльфы столь долго хотели сотворить. Совет Серебряной Луны стал правящим институтом Квел'Таласа, хотя династия Солнечного Путника сохраняла за собой значительный политический вес. Состоящий из семи наиболее влиятельных эльфийских лордов, Совет направлял усилия на охрану эльфийский земель. Окруженные защитным барьером, Высшие эльфы презрели древние предупреждения калдореи и пользовались магией ежечасно.

Почти 4000 лет Высшие эльфы мирно жили в своем королевстве. Но тролли все еще не были побеждены. В глубине лесов они составляли зловещие заговоры, а число их росло. И вот могучее воинство троллей покинуло чащобы и осадило сияющие города Квел'Таласа...

В то время, как Высшие эльфы сражались за свое выживание, разрозненные кочевые племена людей Лордерона воевали друг с другом, мало заботясь о единении расы или чести. Но одно племя - арати, видело в троллях угрозу, кою нельзя больше игнорировать. Арати хотели сплотить за собой все людские племена и единым фронтом выступить против троллей.

За следующие шесть лет хитроумные арати подчинили себе все иные племена. После каждой своей победы они предлагали мир и равенство побежденным; так, они получили верность тех, кого одолели. Число их росло; уверенные, что теперь смогут противостояь троллям, а если понадобится - то и эльфам, полководцы арати решили построить великий город-крепость в южных регионах Лордерона. Этот город-государство, названный Стром, стал столицей нации арати, Аратор. Империя Аратор процветала, люди со всего континента шли на юг, под защиту Строма.

Единые, люди создали свою культуру. Король Аратора Торадин знал, что таинственных эльфов в северных лесах непрерывно атакуют тролли, но не собирался жертвовать своими людьми для защиты чужаков. Много месяцев прошло, с севера сочились слухи о поражении эльфийской нации. Но лишь когда посланники Квел'Таласа достигли Строма осознал Торадин сколь велика на деле угроза троллей.

Эльфы поведали об огромном войке, которое, покончив в Квел'Таласом, наверняка двинется на юг. Отчаявшись найти поддержку, эльфы быстро согласились обучить некоторых людей магии взамен на помощь Аратора в их войне. Торадин, подозрительно относясь ко всем проявлением волшебства, согласился помочь эльфам лишь из необходимости. Тут же в Араторе появились эльфийские волшебники, взявшиеся обучать группу людей.

Эльфы выяснили, что при всей неуклюжести людей в обращении с магией, раса эта имеет природную предрасположенность к ней. Сто людей было обучено основам эльфийский магических таинств: не больше, чем было необходимо для сражения с троллями. Убедившись, что люди-волшебники помогут им, эльфы покинули Стром и отправились на север вместе с могущественным войском короля Торадина.

Объединенное войско эльфов и людей схватилось с троллями у подножия Альтеракских гор. Много дней длилось сражение, но войска Аратора не уступили ни дюйма земли, на которой стояли. Эльфийские лорды решили, что пришло время атаковать врага с помощью магии. Сотня человеческих волшебников и сонм эльфийских призвали огни небес и обрушили их на головы троллям. Стихийный огонь не давал троллям залечивать раны и сжигал их изнутри.

Тролли пытались бежать, но отряды Торадина преследовали их и безжалостно добивали. Тролли так и не оправились от поражения и никогда больше не восстали единой нацией. Квел'Талас был спасен от разрушения, а эльфы поклялись в верности и дружбе Аратору и наследникам короля Торадина. Так были создан союз на долгие века.

С победой над троллями эльфы Квел'Таласа направили все усилия на восстановление своей величественной родины. Войска Аратора вернулись на юг, в Стром. Человеческая держава росла и процветала, но Торадин, опасаясь, как бы она не выросла слишком уж чересчур и не распалась, требовал, что Стром всегда оставался центром Араторской империи. Минуло много мирных лет, могучий Тирисфал состарился и умер, а молодое поколение Ататора продолжило расширение владений империи.

Изначально обученная сотня магов весьма тщательно изучила предмет волшебства. Чародеи эти, отобранные за силу воли и благородные души, ответственно относились к дарованным им силам; однако, пришло время, когда они передали свои тайны юному поколению, не ведающему о тяготах войны и необходимости сдерживания своих сил. Эти молодые маги начали использовать волшебство для личных целей, презрев ответственность пред ближними.

Империя росла и ширились, молодые маги также углублялись в южные земли. Они защищали товарищей от диких созданий и благодаря их усилиям в дикоземье закладывались все новые города. Но силы магов все росли, а сами они все отдалялись от общества.

Второй араторский город-государство - Даларан - был основан в землях к северу от Строма. Многие волшебники оставили Стром и ушли в Далараг, где они надеялись использовать свои силы с большей свободой. Там они создали волшебные башни и всецело посвятили себя изучению волшебства. Жители Даларана терпели своих магов-защитников и вскоре экономика города процветала. Все больше и больше волшебников стекалось в Даларан, дабы оттачивать свое искусство, и, как следствие, сама ткань реальности вокруг города ослабла.

Зловещие агенты Пылающего Легиона, изгнанные из мира с разрушением Колодца Вечности, вернулись обратно, привлеченные чарами волшебников Даларана. Хоть демоны эти и были слабы, им удалось устроить значительный хаос на городских улицах. Большинство столкновений с иномировыми тварями прошло незамеченными, а правящие Магократы решили оные и не афишировать. Наиболее опытные маги были посланы на поимку демонов, но зачастую даже сами оказывались их жертвами.

Несколько месяцев спустя миряне стали подозревать, что их маги-правители скрывают нечто ужасное. Поползли слухи о готовящемся восстании, в то время как люди гадали о мотивах деяний волшебников, которыми раньше восхищались. Магократы, боясь открытого восстания и возможных действий Строма, направленных против них, обратились к тем, кто мог их понять: эльфам.

Узнав о действиях демонов в Даларане, эльфы направили своих сильнейших волшебников в земли людей. Они тщательно изучили магические энергии в Даларане и подготовили детальный отчет о демонической активности, наблюдаемой ими. Они пришли к заключению, что хоть в мир просочилось лишь несколько демонов, Легион останется явной угрозой до тех пор, пока люди практикуют волшебство.

Совет Серебряной Луны вступил в тайное соглашение с Магократом Даларана. Эльфы поведали Магократу историю древнего Калимдора и Пылающего Легиона, все еще угрожающего миру. Они сказали людям, что пока те используют магию, они должны защищать своих горожан он злобных демонов Легиона. В ответ на это Магократы предложили создать одного смертного воителя, влить в него чрезмерную магическую мощь, дабы он вел незримую войну с Легионом. Было решено, что большинство людей никогда не узнают о Хранителях или угрозе Легиона, дабы не ввергать нацию в панику. Эльфы согласились на предложение и основали тайное общество, кое надзирало над избранием Хранителя и помогало изгонять крупицы хаоса из смертного мира.

Общество проводило свои тайные встречи на тенистых Тирисфальских Просторах, где Высшие эльфы обосновались по прибытии в Лордерон. Так родился Орден Тирисфаля. Смертные воины, избранные Хранителями, наделялись огромными силами эльфийской и человеческой магии. Каждому поколению являлся лишь один Хранитель, но сил его хватало, чтобы сражаться с демонами Легиона, просочившимися в мир. Силы Хранителей были столь велики, что лишь Совет Тирисфаля был уполномочен избирать каждого следующего наследника сего титула. Когда Хранитель старел или безмерно уставал от тайной войны с хаосом, Совет избирал нового воителя и передавал ему силы прежнего.

Бежали века, Хранители стояли на страже человечества в землях Аратора и Квел'Таласа, зорко надзирая за возможным явлением демонов. Аратор процветал и магические искусства распространялись по огромной империи.

 В древние времена, покидая Азерот, Титаны оставили там своих детей - Земных, хранящих глубинные пределы миры. Земных не заботила суета поверхностных рас, благо здесь, в глубинных недрах, ими не ощущались отголоски потрясений, преобразующих Азерот.

Так продолжалось до Раскола, оказавшего огромное влияние на Земных. Ощущая боль планеты, Земные утратили часть своих личностей и изолировали самих себя в каменных покоях, где были изначально сотворены. Улдаман, Улдум, Улдуар... Все это - названия древних городов Титанов, где в незапамятные времена родились Земные. И после Раскола восемь тысячелетий они мирно почивали глубоко под землею.

Неизвестно, что вновь пробудило их к жизни, но Земные в Улдамане внезапно восстали ото сна и обнаружили, что сильно изменились за прошедшие века. Их каменная кожа смягчилась и разгладилась, а власть над камней и землей - уменьшилась. Они стали смертными, обратившись в представителей двух новых рас - дворфов и троггов.

Дворфы-Земные покинули Улдаман и поднялись в пробуждающийся мир. Тем не менее, их все еще влекли безопасность и чудеса глубин. Так под высочайшими горами этого мира ими было основано огромное королевство - Каз Модан, или "Гора Каза," в честь Титана Каз'горота. Столицу свою дворфы окрестили Железной Кузней. Дворфы, по природе своей обожающие работать с драгоценными каменьями, наладили добычу оных в окружающих горах. До бед и радостей иных жителей поверхности им и сейчас не было никакого дела.

Стром продолжал оставаться центром Аратора, но, следуя примеру Даларана, на континенте Лордерон возникло множество новых городов-государств. Джилнеас, Альтерак и Кул Тирас были первыми, и хотя каждый и них обладал своими обычаями и экономикой, все они безоговорочно признавали старшинство Строма.

Под зорким контролем Ордена Тирисфаля, Даларан стал основным центром для магов всей страны. Магократ, правивший Далараном, основал Кирин Тор - организацию, занятую разработкой и записью каждого заклинания, артефакта и волшебной утвари, известных человечеству.

Джилнеас и Альтерак стали сильнейшими союзниками Строма; каждый из них обладал могучими армиями, исследовавшими южные регионы Каз Модана. Именно в этот период люди впервые повстречали дворфов и попали в их подгорный город Железную Кузню. Люди и двофры обменялись многими секретами обработки металла и инженерного дела, а также обнаружили, что разделяют любовь к сражениям и слаганию баллад.

Город-государство Кул Тирас, основанное на большом острове к югу от Лордерона, развило свою экономику, основанную на поставках даров моря и мореходстве. Со временем Кул Тирас создал великий торговый флот, бороздивший известные моря в поисках экзотичных товаров для обмена или продажи. Экономика Аратора процветала, но основы империи начали распадаться.

Лорды Строма возжелали перенести свои поместья в плодородные северные земли Лордерона, оставив бесплодный юг. Наследники короля Торадина, последние по линии арати, воспротивились этому, не желая покидать Стром, тем самым вызвав недовольство населения, также хотевшего уйти в новые земли. Лорды Строма, надеясь найти чистоту и просвещение на девственном севере, приняли решение оставить свой древний город. Далеко к северу от Даларана, они построили новый город-государство, назвав его Лордероном. Целый континент принял имя от этого города. Лордерон стал местом паломничества для всех искавших внутренний мир и покой.

Наследники арати, оставленные за разрушающимися стенами древнего Строма, отправились на юг за пределы гор Каз Модана. Много лет спустя путь их завершился в северных регионах континента, коий нарекли Азерот. В плодородной долине они основали королевство Штормвинд, довольно быстро достигшее зенита своей силы.

Те немногие воины, кто остался в Строме, решили и дальше хранить древние стены своего города. Стром не был больше центром империи, но он явился началом новой нации - Стромгард. Хотя каждый из городов-государств процветал, империя Аратор развалилась. Каждый народ развивал свои обычаи и верования; мечта короля Торадина об объединенном человечестве канула в небытие.

Раздоры между семью человеческими нациями шли на убыль, а Хранители все продолжали свою постоянную борьбу с хаосом. Одной из последних Хранительниц этой эпохи стала Эйгвинн, воительница, безжалостно уничтожавшая демонов, однако часто ставившая под сомнения волю Совета Тирисфаля, состоявшего преимущественно из мужчин. Она считала, что древние эльфы и старики-люди, входящие в Совет, чересчур закостенели в своем мышлении и не обладают достаточной дальновидностью, чтобы положить конец противостоянию с хаосом. Не отличающаяся особым терпением в беседах и обсуждениях, она старалась как можно лучше проявить себя, часто заглушая боевым пылом голос рассудка в критических ситуациях.

Мастерство ее все росло, когда Эйгвинн проведала о группе могущественных демонов на северном континенте - Нортренде. Отправившись туда, Эйгвинн обнаружила их, скрывающихся в горах. Там она узнала, что демоны преследуют одну из последних выживших стай драконов и вытягивают из древних созданий их врожденную магию. Могучие драконы, отдалившиеся от развивающихся смертных рас, оказались легкой добычей для темного волшебства Легиона. Эйгвинн атаковала демонов и с помощью драконов уничтожила их. И когда последний из адских тварей был изгнан из смертного мира, великая буря разразилась на севере. Огромный лик проступил в небесах над Нортрендом. Саргерас, владыка демонов и предводитель Пылающего Легиона, предстал перед Эйгвинн, излучая адскую магию. Юной Хранительнице он сказал, что время Тирисфаля подошло к концу и вскоре мир вновь склонится пред его Легионом.

Гордая Эйгвинн, посчитавшая себя ровней сему зловещему божеству, сошлась в битве с воплощением Саргераса. С пугающей легкостью Эйгвинн уничтожила физическую оболочку владыки демонов. Боясь, что дух Саргераса и дальше пребудет в Азероте, она сокрыла бренные останки в одном из древних склепов Калимдора, ныне покоящихся на дне морском. То есть сделала то, на что и рассчитывал Саргерас. Нечаянно, она определила судьбу смертного мира, ибо Саргерас в момент своей физической гибели перенес свой дух в ослабевшее тело самой Эйгвинн и на долгие годы скрылся в потемках ее души.

Дворфы гор Железной Кузни долгие века жили в мире и число их уже не вмещали подземные города. Хоть могучий Великий Король, Модимус Анвилмар, правил мудро и справедливо, общество дворфов раскололось на три влиятельные фракции.

Клан Бронзобородых под началом тана Мадорана Брозобородого хранил тесные связи с Великим Королем и традиционно стоял на страже горы Железной Кузни. Клан Дикого Молота под началом тана Хардроса Дикого Молота, населял холмы у основания горы и старался получить как можно больше власти в самой столице. Третья фракция, клан Темножелезных под началом колдуна-тана Туриссана, члены которого ютились в тенях глубочайших подземелий горы и составляли заговоры против Бронзобородых и Диких Молотов.

Некоторое время три фракции поддерживали зыбкий мир, рухнувший, когда Великий Король Анвилмар отошел в мир иной. Три правящих клана схватились за контроль над Железной Кузней. Долгие годы бушевала под землею гражданская война дворфов. В итоге Бронзобородые, обладавшие сильнейшей армией, изгнали кланы Темножелезных и Диких Молотов из недр горы.

Хардрос и его Дикие Молоты отправились на север, через граничные врата Дун Алгаз, где основали собственное королевство под дальним пиком Грим Батол. Там они процветали и копили сокровища. Туриссану и Темножелезным повезло меньше. Униженные и побежденные, они поклялись отомстить Железной Кузне. Туриссан основал город в Красных Горах, назвав его своим именем. Процветание в последовавшие годы ничуть не притупило ненависти Темножелезных к бывшим собратьям. Туриссан и его колдунья-жена, Модгуд, атаковали одновременно и Железную Кузню и Грим Батол, желая раз и навсегда получить власть над всем Каз Моданом.

И усилия их чуть было не увенчались успехом. Однако Мадоран Бронзобородый великой ценою, но все же привел свой клан к победе над магическим войском Туриссана. Последний отступил назад в свой город, не зная, что в Грим Батоле войско Модгуд так же бежало от Хардроса и его воинов.

В сече Модгуд использовала заклятия страха, намереваясь обратить врагов в бегство. Тени подчинились ей и темные твари выползли из недр земли, дабы обрушиться на Диких Молотов в их же чертогах. Войско Модгуд ворвалось во врата и осадило саму крепость. Дикие Молоты отчаянно сражались, сам Хардрос пробился через их ряды, чтобы лично покончить с колдуньей-королевой. С гибелью последней Темножелезные бежали пред яростью Диких Молотов. Они неслись на юг в крепость своего короля, лишь затем, чтобы встретить там войска Железной Кузни, пришедшие на помощь Грим Батолу. Зажатые меж двух армий, Темножелезные были уничтожены.

Объединенное войско Железной Кузни и Грим Батола повернуло на юг, дабы раз и навсегда покончить с Туриссаном и оставшимися Темножелезными. Они не успели пройти далеко, когда гнев Туриссана обратился в сокрушительное заклятие. Желая призвать могучую сущность, которая обеспечила бы ему победу, Туриссан воззвал к древним силам, спящим глубоко под поверхностью Азерота. К его ужасу - и к гибели - вызванная тварь была страшнее любого кошмара, коий он мог себе вообразить.

Рагнарос Повелитель Огня, бессмертный владыка стихийных духов, изгнанный Титанами на заре этого мира. Теперь, призванный Туриссаном, Рагнарос вновь вернулся в смертный мир. Возрождение его сотрясло Красные Горы и создало огромный вулкан в их сердце - Чернокаменный Шпиль, а последовавший взрыв буквально расплавил окружающие горы, превратив области к северу и югу от вулкана в Жгучее Ущелье и Пылающие Степи - безжизненные черные плоскогорья. Туриссан погиб, а его выжившие соплеменники оказались пленены Рагнаросом и стихийными духами. И по сей день они остаются в глубинах Шпиля.

Видя ужасное опустошение и огни, вырывающиеся из южных гор, короли Мадоран и Хардрос быстренько повернули обратно каждый к своему королевству, не стремясь особо встретиться с Рагнаросом.

Бронзобородые вернулись в Железную Кузню и отстроили свой славный град. Дикие Молоты также возвратились в Грим Батол. Однако смерть Модгуд оставила злой отпечаток на горной крепости и Дикие Молоты не смогли там оставаться. Сердца их преисполнились горечи из-за потери любимого дома. Король Бронзобородый предложил Диким Молотам вернуться в Железную Кузню, но те отказались. Хардрос повел свой народ на север, в Лордерон. Поселившись в глухих чащобах Хинтерланда, Дикие Молоты основали город Воздушный Пик, стали ближе к природе и даже сошлись с местными грифонами.

Желая сохранить отношения и торговлю с сородичами, дворфы Железной Кузни построили два огромных моста, названный Тандольскими, дабы покрыть пропасть между Каз Моданом и Лордероном. Так, сохранив торговые отношения, оба королевства процветали. После смертей Мадорана и Хардроса их сыновья сообща построили две статуи в память об отцах на границе южных земель, теперь отмеченных рядом вулканов и выжженных Рагнаросом. Статуи служили как предостережением возжелавшим атаковать королевства дворфов, так и напоминанием о цене, которую Темножелезные заплатили за свои преступления.

Оба королевства долгие годы сохраняли близкие отношения, но Дикие Молоты сильно изменились при виде ужасов, гнездившихся в Грим Батоле. Они жили на земле и на склонах Воздушного Пика, вместо того, чтобы обитать в горных недрах. Эти идеологические разногласия между двумя оставшимися кланами в итоге привели к разрыву всяких отношений.

Могущество Хранительницы Эйгвинн лишь возросло за прошедшие годы. Продлевая себе жизнь энергиями Тирисфаля, она вот уже девять столетий стояла на страже Азерота, храня его от миньонов владыки демонов, которого, как полагала Эйгвинн, она уничтожила. Но вот Совет Тирисфаля постановил, что срок ее подходит к конце. Совет приказал ей вернуться в Даларан, чтобы они смогли избрать нового наследника могущества Хранительницы. Но Эйгвинн, все так же не жалуя Совет, решила избрать наследника сама.

Она планировала родить сына и передать свои силы именно ему, ибо не желала, чтобы Совет Тирисфаля управлял ее наследником так же, как управлял ею. Отправившись в южную страну Азерот, Эйгвинн нашла там идеального отца для своего сына: опытный волшебник по имени Ниелас Аран, придворный маг и советник короля Азерота, Ландана Вринна. Эйгвинн соблазнила волшебника и зачала сына от него. Природная склонность Ниеласа к магии перейдет к нерожденному ребенку и определит трагические деяния, что он предпримет годы спустя. Сила Тирисфаля также перешла к ребенку, но она должна пробудиться лишь когда он достигнет физической зрелости.

Прошли месяцы, и Эйгвинн родила сына в сокрытой роще. Назвав его Медивом, что на эльфийском языке означает "хранитель тайн," Эйгвинн верила, что мальчик станет следующим Хранителем. К несчастью, дух Саргераса, скрывавшийся внутри нее, овладел беззащитным ребенком еще когда тот находился во чреве. Эйгвинн и не думала, что новый Хранитель Азерота будет под контролем ее злейшего врага.

Мать передала сына на попечение королевского двора Азерота в Штормвинде, где юный Медив рос и обучался в последующие годы под мудрым водительством короля Вринна III и жены его, леди Варии, которой боги подарили собственное дитя - принца Ллэйна. Саргерас терпеливо выжидал, пока силы Тирисфаля проявят себя. А пока Медив рос и часто оправлялся в путешествия со своими лучшими друзьями: Ллэйном, принцем Азерота, и Андуином Лотаром, одним из последних наследников династии арати.

Отец Медива - Ниелас Аран - истово наставлял сына в тайнах волшебства и надеялся сделать его впоследствии придворным магом, но судьба распорядилась по иному. Когда пареньку стукнуло тринадцать, знания Ордена Тирисфаля, заключенные в его разуме, пробудились и столкнулись с духом Саргераса, схоронившемся там же. Страшные магические силы буквально разрывали неокрепшее тело отрока, причиняя ему немыслимые страдания. Эхо освободившихся волшебных энергий достигло даже отдаленного Нортширского Аббатства, монахи коего немедля устремились на помощь несчастному юнцу. Лишь общими усилиями их и волшебника Ниеласа Арана удалось обуздать магический хаос. Медив был спасен, но на долгие годы погрузился в кому; отец же его пал мертвым. Король Вринн III и Алонсус Фаол из Нортширского Аббатства порешили доставить Медива в стены сей обители, где он ежеминутно будет находиться под бдительным присмотром и заботой жрецов.

Так минуло шесть лет, и принц Ллэйн - наследник трона Азерота - достиг возраста Возмужания. Во время свершения старинной церемонии, знаменующей его совершеннолетие, Ллэйна почтил визитом сам Медив, явившись двору, восседая на спине огромной птицы. Медив объяснил, что, восстав ото сна, он обуздал собственные силы и, как жест доброй воли, преподнес двору в подарок песочные часы, ни одна из емкостей которых никогда не заполнялась полностью. "Королевство Азерот будет стоять до тех пор, пока часы не опустеют," - молвил Медив.

Мать его, Эйгвинн, находилась неподалеку, с подозрением разглядывая вернувшееся дитя, ибо за маской участия и дружелюбия проглядывали иные, куда более зловещие силы. Саргерас, обосновавшийся в сердце Медива, возрадовался, ибо знал, что планы его по осуществлению второго вторжения почти свершились и последний Хранитель этого мира сам приведет их в действие.

0
Вы пока ничего не написали о себе. Это можно сделать на странице вашего профиля, заполнив поле подпись.
ЕЩЁ ПО ТЕМЕ
Ваш комментарий
Комментарии: 0