Уоррен Спектор: "Теории заговора, о которых мы писали, теперь стали частью реального мира"